Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Исторические любовные романы
Показать все книги автора:
 

«Река судьбы», Элизабет Хэран

Пролог

Эчука, 1866 год

Пронзительный паровозный гудок известил многочисленных обитателей порта Эчука, расположенного на викторианском берегу крупнейшей в Австралии реки Муррей, о прибытии поезда из Мельбурна. Когда паровое облако взмыло вверх и развеялось в листве древних приречных эвкалиптов, на другом берегу реки, в Новом Южном Уэльсе, возмущенно крича, покинули насиженные места в ветвях деревьев встревоженные шумом белые какаду.

Железнодорожная платформа располагалась вдоль трехъярусной пристани — уродливого сооружения, вытянувшегося на четверть мили в длину и более чем на двадцать футов в высоту. На пристани жизнь била ключом: крепкие портовые грузчики, в большинстве своем покрытые шрамами головорезы, которые в пьяном угаре любили устраивать на улицах кулачные драки, грузили шерсть, запасные части и механизмы и выгружали древесину, табак, муку, чай, вино, спирт и зерно. У причала стояло около пятидесяти колесных пароходов. Рабочий день шел к концу — четыре пополудни, и грузчики держались из последних сил, то и дело поглядывая в сторону «Стар-отеля» на эспланаде, ближайшего из более чем двадцати подобных заведений в городе.

Несколько пароходов стояли у причала, повернув носы на запад, туда, где сливались воды Муррея и Дарлинга, на Уэнтворт, но кипы шерсти, погруженные в торговые вагоны в хвосте поезда и на повозки, которые прибыли с материковых станций, направлялись в устье Муррея, где им суждено было переправиться на корабли, отплывающие в Лондон. Колесными пароходами также пользовались стригальщики, которые на них добирались до многочисленных портов, что располагались на реке длиной в тысячу шестьсот девять миль, от ее истока в Снежных горах до устья в Гулве, где она впадала в океан.

На том поезде в Эчуку прибыли Джо и Мэри Каллаганы. Мэри попала в Эчуку впервые, а вот Джо уже был здесь год назад — оплачивал строительство парохода и обсуждал планы и чертежи. Месяц назад он снова приезжал, чтобы еще раз все проверить с корабельным плотником Эзрой Пикерингом. После жизни на золотоносных приисках грубый и неряшливый вид пристани не испугал Мэри, равно как и разгуливавшие по эспланаде проститутки, настойчиво предлагавшие свои услуги.

 

На ночь Джо и Мэри остановились в «Бридж-отеле», который находился всего в двух шагах от вокзала. Гостиница принадлежала Сайласу Хепберну, основателю Эчуки, который пользовался в городе большим влиянием. Джо слышал, что мистер Хепберн владел многими частными заведениями на Главной улице, а также большими участками земли в окрестностях города, поэтому с нетерпением ждал встречи с таким успешным, предприимчивым человеком.

В тот вечер, когда Джо и Мэри ужинали в гостинице, Сайлас Хепберн и его жена Бронте знакомились с постояльцами. Бронте производила впечатление милой, приветливой женщины, которая, казалось, всегда готова была помочь, но Сайлас Хепберн с первого же слова оказался наглым и высокомерным человеком, который, ни капельки не смущаясь, повсюду трубил о своем успехе. Джо сразу догадался, что Сайлас прощупывает его, не собирается ли он открыть дело, которое будет создавать открытую конкуренцию одному из предприятий Хепберна. Но когда Джо признался, что он владелец и капитан нового колесного парохода, Сайлас пожелал ему удачи и с радостью предложил ссуду в случае необходимости. Джо насторожился. Он всегда недолюбливал заимодавцев.

Месяц назад, в свой прошлый приезд, Джо нанял на работу некоего Неда Гилфорда, договорившись с ним о встрече в гостинице в день приезда. Так как Джо мало что смыслил в речной торговле, ему очень хотелось взять на борт человека, который знал бы саму реку и разбирался в торговле и в колесных пароходах. На вид Неду было за пятьдесят, хотя для своих лет он был в хорошей форме. В тот день он так и не появился в гостинице и не оставил никакого сообщения у миссис Хепберн. Джо расстроился, так как верил, что Нед его не подведет.

На следующее утро Джо и Мэри наняли экипаж, погрузили в него свой сундук и провизию и отправились на верфи. Завидев колесный пароход, стоявший в доке, Джо закричал:

— Вон он!

Пароход был не самым большим на реке, но выделялся среди остальных широкими колесными кожухами.

— Ты уверен, что это он и есть? — спросила Мэри. Джо расплылся в улыбке. Мэри почувствовала, что волнение мужа передалось и ей.

— Не могу дождаться, когда поднимусь на борт.

Джо быстро выгрузил из экипажа сундук и провизию. Опустив багаж на землю и взяв жену под руку, он предложил:

— Давай поднимемся и осмотрим наш новый дом.

Мэри замерла.

— А можно? — спросила она неуверенно. — Наверное, сначала нужно получить разрешение?

Джо рассмеялся:

— Мэри, нам не нужно ничье позволение, чтобы подняться на борт. Пароход наш. Добро пожаловать на борт «Мэрилу», дорогая.

Мэри от удивления открыла рот и недоверчиво посмотрела на мужа.

— Ты назвал наш пароход «Мэрилу»?!

— Точно, в честь моей Мэри Луис. — Джо приобнял жену. — Поднимайся и все сама увидишь.

На глазах Мэри показались слезы.

 

Джо и Мэри подошли к сходням и увидели, что на берегу стоит какой-то мужчина.

— Кто это? — спросила Мэри.

— Это Нед… Нед Гилфорд, — пояснил Джо.

Нед стоял на противоположном конце сходен, сжимая в руках шляпу. Когда Джо спустился к нему, он заметил, что красное лицо мужчины покрыто испариной.

— Мистер Каллаган, — задыхаясь, проговорил Нед. — Извините за опоздание. Я пару дней работал в лесах Бармы и… Мне нужны были деньги. Прошу прощения, но я не мог вырваться раньше…

Джо не злился, потому что был слишком рад его видеть.

— Ладно, Нед, — сказал он, — добро пожаловать на борт «Мэрилу».

Джо представил Неда жене и Эзре Пикерингу.

— Я так понимаю, вы знакомы с паровыми двигателями, мистер Гилфорд? — уточнил Эзра.

Нед посмотрел на Джо и покраснел. Он нервно теребил в руках шляпу. Даже Мэри стало его жалко.

— Я… ну, нет… я занимаюсь всем понемногу… обычно рублю лес, но… я быстро все схватываю… — Нед побледнел.

Эзра нахмурился:

— Вам следовало нанять того, кто разбирается в паровых двигателях, мистер Каллаган.

— Я никогда не плавал по реке, так что будем учиться с Недом вместе, — возразил Джо. — Несколько дней уйдет на ознакомление с пароходом и рекой. — Джо взглянул на Неда, который казался совершенно сбитым с толку. — Нед — сильный малый, поэтому мы быстро перетащим бревна на борт. Ведь так, Нед?

Нед не верил своим ушам.

— Да… да… сэр, — промямлил он.

Когда они спускались по сходням, Джо заметил, что Нед прихрамывает.

— Ты в порядке, Нед? — спросил он.

— Да, мистер Каллаган.

— Зови меня Джо, Нед. Нам предстоит жить и работать бок о бок, поэтому формальности тут ни к чему.

 

Джо ликовал, когда в сумерках «Мэрилу» причалила к месту, которое на его карте было отмечено как Бура-Бура. Пришвартовав пароход у группы деревьев на берегу, Джо выключил двигатель. День выдался трудным, и им чудом удалось избежать неприятностей. Они дважды чуть не сели на мель, но к концу дня Джо почувствовал себя за штурвалом «Мэрилу» уверенно, а Неду паровой двигатель уже не казался такой загадкой, как утром.

Нед отправился на берег, чтобы разбить лагерь. Большую часть дня его вообще не было слышно, и Мэри он показался угрюмым, замкнутым человеком, поэтому она не стала уговаривать мужчину остаться на борту.

Улегшись у тлеющего костра, Нед накрылся одеялом. Ногу пронзала адская боль, но он знал, что если сейчас снимет ботинок, то завтра не сможет его надеть. Прошел час, а Нед так и не уснул. Вдруг за спиной он услышал какой-то шум — треск в камышах и сдавленный стон. Замерев, Нед прислушался.

— Уверен, мне это не мерещится, — прошептал он, с трудом поднялся на ноги и, хромая, поплелся к реке. На гладкой поверхности воды мерцала серебристая лунная дорожка. Неду показалось, что в тени нависших над водой деревьев что-то движется. Теперь он был уверен, что слышал женский крик о помощи, и, должно быть, это была аборигенка. Тут до него донесся тихий плеск. Вглядевшись в темноту, Нед заметил, что от берега реки что-то оттолкнули — широкое, но слишком маленькое для лодки.

Нед завороженно следил, как предмет скользит по поверхности реки к лунной дорожке. Затем он услышал плач ребенка и от неожиданности открыл рот. В его голове мелькнула мысль, что лохань с ребенком спустили на реку с каким-то умыслом, но с каким? Это же безумие!

Забыв про боль в ноге, Нед поспешил к «Мэрилу».

— Несите фонарь! — закричал Нед. — Там по реке что-то плывет. Похоже на лохань… и, кажется, в ней младенец.

Джо и Мэри недоуменно переглянулись. Они не поверили Неду. Вдруг ночную тишину прорезал слабый детский крик.

— О господи! — вскрикнула Мэри. — Там ребенок!

Джо поднял фонарь над головой. Затаив дыхание, все трое следили, как мимо борта «Мэрилу» медленно проплывает лохань с ребенком. Они не знали, что делать, потому что корыто было слишком далеко, чтобы подцепить его багром.

Когда ребенок закричал снова, Мэри переполошилась.

— Мы должны что-нибудь сделать, — сказала она, повернувшись к Джо. — Бедняжка погибнет, если корыто перевернется.

Пока Джо и Мэри пытались собраться с мыслями, Нед сбросил куртку и неуклюже перелез через борт.

Джо инстинктивно попытался его остановить, но Нед нырнул в реку и скрылся в черной воде.

Мэри осмотрела палубу.

— Он прыгнул в ботинках, Джо, — закричала она. — Он утонет!

Джо снова поднял фонарь над головой, и они с Мэри, затаив дыхание, увидели, как Нед гребет на середину реки, к маленькому корытцу, которое несло течение.

Прошло несколько томительных минут, прежде чем смельчак закричал:

— Я… поймал… ее.

На берегу Мэри набросила на Неда одеяло и подняла корыто с младенцем. Джо помог товарищу подняться, подставив плечо. Тот едва держался на ногах и к тому же наглотался речной воды, но с божьей помощью Джо все-таки дотащил его до «Мэрилу». Как только они оказались на борту, Мэри вынула младенца из лохани и поднесла к свету. Они ожидали увидеть маленького дикаря, но, к их великому изумлению, младенец оказался белокожим. Это была маленькая девочка нескольких часов от роду. Ее пуповина была перевязана куском грубой веревки; тельце покрывала липкая послеродовая слизь.

— Бедняжка, — со слезами на глазах промолвила Мэри, а когда подбородок девочки задрожал, снова завернула ее в шаль и крепко прижала к груди, чтобы согреть. — Как мать могла от нее отказаться?! — спросила Мэри, глядя в глазки девочки. — Малышка — просто чудо! — Она столько лет молила Бога подарить ей дитя, что мысль о том, что кто-то мог добровольно отказаться от своего собственного ребенка, казалась ей невероятной. — Возможно, она передумает и захочет вернуть малышку назад, — предположила женщина.

— Отсюда до устья Муррея больше тысячи миль, — угрюмо сказал Нед. — Даже если бы корытце с малышкой проделало этот длинный путь и не перевернулось, течение вынесло бы ее в открытое море. Мне кажется, мать хотела избавиться от девочки, чтобы никто не нашел тела и не задавал лишних вопросов.

Мэри ахнула от ужаса и крепче прижала малышку к груди.

— Мы… оставим ее у себя, Джо?

Джо увидел, как в глазах жены заблестел лучик надежды. Он знал, что Мэри никогда до конца не была счастлива в браке без ребенка.

— Мы узнаем у властей, можно ли ее удочерить, — пообещал он.

— Это не так просто, как вы думаете, — заметил Нед, — а к тому времени она уже будет в приюте, лишенная любви, которую вы могли бы ей дать.

— Но если мы решим ее оставить, то что скажем людям? — забеспокоилась Мэри.

— Вы ведь совсем недавно прибыли сюда, верно? — спросил Нед.

Джо и Мэри согласно кивнули.

— Значит, только мы трое будем знать, что малышка на самом деле не ваша дочь. — Нед перевел взгляд на Мэри. — А если кто-нибудь спросит, ответим, что вы родили… сегодня ночью.

Глядя на девочку, Мэри прошептала:

— Ты появилась на свет нежеланным ребенком, но мы с Джо будем любить тебя и заботиться о тебе до конца наших дней.

— Как вы ее назовете? — улыбнулся Нед. Он был рад, что крошке не придется страдать от отсутствия любви и заботы.

Мэри задумалась.

— Ей нужно дать какое-нибудь очень красивое и необычное имя, не такое простое, как Мэри, тем более учитывая, в каких условиях она начала свой земной путь. — Женщина улыбнулась. — Мне всегда нравилось имя Франческа. В нем есть что-то необычное, ведь эта малютка не такая, как все.

Как будто догадавшись, что теперь с ней все будет хорошо, кроха пошевелилась и высунула ножку из-под шали. Мэри заметила на левом бедре девочки родимое пятно.

— Посмотрите! — сказала она. — У нее родинка. — Она потрогала маленькое пятнышко. — Похожа на маленькую звездочку. — Мэри посмотрела на Джо и Неда и расплылась в улыбке. — Я же говорила, что девочка особенная. — Прикоснувшись к крохотному носику малышки, она проворковала:

— Франческа… Старр… Каллаган?

Нед и Джо улыбнулись.

— Звучит красиво! — заметил Нед.

— Имя, достойное принцессы, — подтвердил Джо, — нашей принцессы.

Глава 1

Эчука, 1883 год

Как только Франческа Каллаган сошла с поезда, прибывшего из Мельбурна, ее тут же потрясла шумная и оживленная атмосфера, царившая в порту. Пробуксовка колесных пароходов, стоящих на воде, и пронзительные сигнальные гудки сливались с громкими криками людей, работающих на пристани. На какое-то мгновение она онемела, охваченная со всех сторон этой кипучей энергией… Но потом в нос ударила отвратительная вонь, и, очнувшись, девушка прикрыла нос платком, пахнущим розами.

У Франчески не было времени сориентироваться в обстановке, потому что ее начали теснить рабочие, собиравшиеся разгружать задние вагоны поезда, и пассажиры, которые спешили по своим неотложным делам. После размеренной жизни в Мельбурне хаос и грубость, царившие в порту, ошеломили девушку, но одного взгляда на реку, несущую свои тихие воды наперекор шуму и суматохе на берегу, было достаточно, чтобы понять: Франческа приняла правильное решение, оставив место бухгалтера в компании «Жестянщики Кеннеди». У нее вечно не хватало времени на свои прямые обязанности, потому что ее постоянно звали то кого-нибудь накормить, то что-нибудь поменять, то подтереть сопливые носы многочисленных отпрысков супругов Кеннеди. Когда Фрэнк Кеннеди сделал ей выговор за то, что бумаги не готовы к сроку, это переполнило чашу ее терпения. Она собрала вещи и села на поезд до Эчуки.

Франческа шла вдоль пристани в поисках «Мэрилу», не догадываясь, что привлекает внимание портовых грузчиков. В соблазнительном платье, сшитом из бордовой парчи, и в шляпке, украшенной кружевами, девушка не могла не выделяться из серой неряшливой толпы, сновавшей по грязной эспланаде и пристани.

Она была целиком поглощена мыслями об отце и своем неопределенном будущем, поэтому, когда ее окликнул какой-то грузчик, от испуга даже вздрогнула.

— Куда идешь, красотка?

Франческа не сразу поняла, что парень обращается к ней. Она подумала, что тот разговаривает с одной из вульгарно разодетых женщин на пристани, которые пытались заполучить клиента. Франческа пристально посмотрела на грузчика.

— Вы обращались ко мне, сэр?

— Ага, — довольно ответил он и расплылся в наглой улыбке.

Франческа отпрянула, поежившись от отвращения и страха.

— Я не думаю, что цель моего путешествия каким-то образом касается вас, — резко ответила она, и улыбка тут же испарилась с лица нахала. — Я советую вам не отвлекаться, а заниматься тем, чем вы занимались до этого.

Отвернувшись от грузчика, она оглядела суда, пришвартованные у пристани, пытаясь отыскать «Мэрилу». Франческа осторожно пробиралась мимо продуктов и сырья, обеспокоенная тем, что до сих пор не встретила ни одного знакомого лица. Вдруг девушка почувствовала, что ее преследуют. Остановившись, она резко повернулась и увидела перед собой того самого грузчика.

— Отойди от меня! — рявкнула она, почувствовав, как в ней нарастает раздражение. — Разве тебе больше нечем заняться?

Дойдя до края пристани, Франческа остановилась и закрыла глаза платком, сделав вид, что расстроилась. Ее навязчивый поклонник тут же заинтересовался, что происходит. Она намеренно уронила платок, и тот упал у ног грузчика. Парень посмотрел на платок, и Франческа послала ему умоляющий взгляд. Он нагнулся, чтобы поднять платок, и почувствовал удар. Не успел грузчик опомниться, как девушка толкнула его, и он полетел в воду.

Франческа услышала всплеск воды и испугалась. А что, если он не умеет плавать? Она склонилась над водой. Грузчика нигде не было видно. Она занервничала. Вдруг на соседнем пароходе увидела мужчину, который недоуменно таращился на воду.

— Что вы там стоите, спасите его! — закричала она.

Он удивленно посмотрел на нее.

— Вы сами столкнули его в воду, — небрежно ответил он. — И я не собираюсь прыгать следом.

Франческа задохнулась от ужаса.

— Но… он может утонуть.

Мужчина на борту, казалось, совсем не переживал.

— Вам следовало подумать об этом раньше.

— Ну… я не…

Он пожал плечами и занялся своими делами, не обращая внимания на человека в реке, словно это было бревно, которое спихнули с пристани.

Его равнодушие потрясло Франческу. Она огляделась по сторонам, надеясь найти поддержку у кого-то еще и уже серьезно подумывая о том, чтобы самой нырять в реку. Но вскоре девушка услышала булькающие звуки, и на поверхности воды показалась голова грузчика.

Франческа со злостью посмотрела на мужчину с парохода, а тот лишь улыбнулся. Она заметила, что он очень привлекателен, хотя и казался немного наглым и самодовольным.

— Вы случайно не знаете, где «Мэрилу»? — спросила она, злясь на саму себя за то, что не может противостоять его ослепительной улыбке.

— А вы кто? — подозрительно спросил он, сматывая веревку.

Франческа обратила внимание, что он в превосходной форме. У него были темные волосы и загорелое лицо, на котором сияла белозубая улыбка. Девушка подумала, что, возможно, его предки были выходцами из Греции или Испании, да и его пароход назывался «Леди Офелия», но говорил мужчина без акцента.

— Так вы знаете или нет? — переспросила она, не зная, стоит ли незнакомцу называть свое имя.

— Возможно, и знаю, но Джо Каллагану не понравилось бы, если бы я рассказывал всем подряд, где он находится.

— Я не все подряд, — возмутилась Франческа, но тот лишь недоверчиво приподнял бровь.

— Но ведь я этого не знаю, так? — раздраженно бросил он.

От этого замечания Франческа пришла в ярость.

— Я — дочь Джо Каллагана.

Незнакомец тут же сменил равнодушие на заинтересованность.

— И как вас зовут, мисс Каллаган?

— Франческа.

— Франческа. — Ее имя тихо и осторожно слетело с его языка. — Вам идет. Я и не знал, что у Джо такая красивая дочь. Иначе непременно угостил бы его парой лишних кружек в пабе. — Казалось, в его глазах прыгают солнечные зайчики.

— Мой отец слишком умен, чтобы позволить кому-то угощать себя в обмен на хорошее расположение. А теперь скажите, он в Эчуке или нет? Я не вижу «Мэрилу» на причале.

— Его пароход стоит на якоре в низовьях реки. Через полчаса я отправляюсь тем же курсом. Если хотите, могу вас подбросить, — предложил незнакомец.

— Я вас не знаю, поэтому едва ли могу согласиться плыть с вами.

— Меня зовут Нейл Мэйсон. Теперь вы знаете, кто я, и я знаю, кто вы, и потом я друг вашего отца. Вот мы и соблюли правила приличия.

— То, что вы хорошо знаете моего отца, я… я знаю лишь с ваших слов.

Нейл задумался на секунду, а потом, прищурившись, спросил:

— Вы хотите сказать, что я лжец, мисс Каллаган?

— Я не знаю, может быть. — Франческа начала нервничать, а мужчина невозмутимо продолжал сматывать веревку, как будто ему просто нечем было заняться.

— Если бы вы рискнули отправиться вниз по реке… в общем, решать вам. Только больше не сбрасывайте грузчиков в реку, — лениво добавил он. — Здесь еще достаточно судов, которые нужно разгружать.

Бросив на него высокомерный взгляд, Франческа подняла чемодан, вскинула голову и пошла прочь.

Сайлас Хепберн в это время стоял возле склада с шерстью и наблюдая за Франческой. Он всегда был и оставался поклонником женской красоты, но редко когда ему попадались такие смелые и отважные красавицы. Он испытал приятное возбуждение.

— Прошу прощения, мисс, — окликнул ее Сайлас, когда она проходила мимо него.

Франческа вздрогнула. Она шла с гордо поднятой головой и никого не замечала вокруг.

— Да, — выдохнула она со злостью и вперила взгляд в заплывшую жиром фигуру.