Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Любовная фантастика
Показать все книги автора:
 

«Руны», Эдна Уолтерс

Глава 1

Почтовый ящик

— Вот несправедливость… Мои родители снова ограничили время использования компьютера, — ворчала Кора в вэб-камеру, закатывая глаза. — Но, как обычно, моя лучшая подруга Рейн на моей стороне, поэтому я здесь со следующим красавчиком недели. Прежде чем я предоставлю вам его параметры, мне нужен перерыв, — она нажала кнопку паузы на камере и развернулась на стуле ко мне. — Спасибо. Умираю с голоду.

Я бросила ей пакет картофельных чипсов, который она поймала на лету. Держа между нами дверь, я бросила следом банку с содовой.

— Давай уже. Я не собираюсь устраивать засаду для тебя, — возразила Кора.

— Лгунья. Только помни, я удалю тебя из друзей на каждой странице в социальных сетях, если ты сделаешь это снова, Кора Джемисон, — пригрозила я.

— Ты никогда не дашь забыть мне об этом, да? — Кора надулась. — Одна ошибка и сразу под суд, Рейн. Одна, и я останусь лгуньей до конца жизни.

— Только пока мы не закончим школу. К счастью для тебя, нам осталось всего два года, — «мелодрама» второе имя Коры, которое делало ее идеальным видеоблогером. Я же напротив ненавидела, как выглядит мое лицо на сайтах с видеороликами, о чем она, как правило, забывает в пылу. — Итак, когда ты будешь готова? У нас плаванье, и мне также нужно появиться в сети.

— Через десять минут, но я пропущу сегодня. Кейт и я идем смотреть, как наши парни раздавят «Пум». В-в-впееред «Троянцы», — она помахала кулаком в воздухе. — Идем с нами, Рейн. Пожалуйста…ну, пожалуйста? Ты могла бы помочь мне выбрать следующую жертву для видеоблога.

— Я не могу. Мне еще нужно написать сочинение по английскому.

— Еще одно? Это, например? Одно в неделю? Я знала, что кисломордый Квиббл не пощадит вас, отправляя вам список литературы на лето, — она содрогнулась. — Тебе надо было бросить его курс, когда была возможность.

— Почему? Мне нравится.

Кора скорчила гримасу, я знала, о чем она подумала. Мне нужно не забывать про жизнь без книг. Она говорила об этом так часто, как будто плавание или игра на гобое в группе не считается. Я предпочитала чтение аплодированию напыщенным, идеализированным игрокам в футбол все время. Уже одно участие в группе поддержки во время домашних игр было достаточным вкладом в дух школы, на большее я не была способна.

— Отлично, оставайся дома со своими скучными книгами, но держи телефон при себе, — распорядилась она. — Я буду добавлять обновления по ходу игры, — девушка выхватила напиток у меня из рук и сделала глоток. — Спасибо, — она развернулась, подъехала на стуле к компьютерному столу и включила вэб-камеру. — Хорошо. Красавчик недели из моего класса по Биологии. Ростом метр восемьдесят, мускулистый, но без излишек. Не спрашивайте, откуда я знаю. Девушкам же позволено сохранить некоторые секреты, правда? — засмеялась она, закручивая прядь светлых волос. — Он член команды по лакроссу, а также обладатель вьющихся волос Chex Mix[?], которые длиннее, чем мне обычно нравится у парней, но они ему очень идут. Не только вы любите этот термин? Chex Mix. Лучше чем грязный блонд, правда? Я украла его у Рейн.

Я закрыла дверь и покачала головой. Бедный парень. В среду каждая девушка будет обсуждать его личность и его отношения с Корой, не говоря уже о едких комментариях, оставленных в ее видеоблоге. Она благополучно набирала популярность на шалостях, но в один день она преступит черту и выведет кого-нибудь из себя.

Кора и я были друзьями с самого детства, когда я нашла ее плачущую в раздевалке для девочек после физкультуры. Ей было так сложно приспособиться к государственной школе после домашнего обучения. Увидев ее сейчас, вы никогда не предположили бы подобное. У нее была сумасшедшая популярность, хотя она и не тусовалась с элитой.

Удобно устроившись на диване внизу с копией «Гроздья гнева» Джона Стейнбека, убрав карандаш за ухо, чтобы строчить заметки, я открыла мои любимые чипсы с пряностями. Хорошо, что мистер К. включил книгу в список литературы на лето, хотя я уже читала ее.

В доме раздался звук дверного звонка, прежде чем закончила свое задание. Я улыбнулась. Должно быть Эрик, мой неофициальный парень. Я подпрыгнула, бросилась к двери и открыла ее рывком.

— Насчет времени ты…

Я отступила на шаг, пульс зашкаливал. Мой взгляд скользнул по черным лохматым волосам, буравящим меня глазами, голубым как Тихий океан, под изогнутыми бровями, черной куртке и, обтягивающим бедра, джинсам. Либо сама судьба создала постер с парнем из моих фантазий и материализовала его у меня на пороге, любо я сплю.

Я сильно зажмурила глаза и снова открыла.

Он все еще был здесь, не хватало только лука и прикрепленной ко лбу записки с моим именем. Глупость, я подумала, как это, если запустить пальцы в его волосы. Они были такими великолепными, длинной до воротника пиджака. Его губы шевелились, и я поняла, что он что-то говорит.

— Что? — переспросила я. Единственное слово из одного слога слетело с губ, и я сжалась от страха. Отстой, Рейн.

— Я спросил, видела ли ты Эрика Севилла, — незнакомец говорил с ноткой раздражения командным голосом, созданным отдавать приказы, — и ты покачала головой. Значит ли это, что ты не поняла сказанное мной или не знаешь его, или где он?

— Я, э-э, третий вариант.

«Могу ли я быть еще большим ламером?» Хуже, лицо начинало гореть. — Я имею в виду, что не знаю, где он, — пропищала я.

— Он сказал, что будет в доме… — парень вытащил листок из байкерской перчатки, те что без пальцев, и прочитал: — Рейн Купер.

— Это я. Лоррейн Купер, но все зовут меня Рейн. Ну, знаешь, как дождь, только с непроизносимой «Е» на конце[?], — сказала я, хотя он и не просил объяснений. Как правило я начинала болтать без остановки, когда нервничала. — Да-а, вот, Эрика здесь нет.

— Во сколько он должен прийти? Или мне стоит спросить, во сколько он обычно появляется здесь, Рейн с «Е» на конце? — спросил парень.

Я рассердилась, мне не понравился его насмешливый тон или то, как он медленно и раздельно произносил слова, словно я дура.

— Он не всегда приходит сюда после школы, знаешь ли. Ты можешь попытать удачу у него дома или напиши ему.

Мистер Горячий-Но-Высокомерный пожал плечами.

— Если бы я хотел использовать современные технологии, то использовал, но я не хочу. Могла бы ты сделать мне одолжение?

«Использовать современные технологии? Из какой пещеры он выполз? Он говорил с небольшим акцентом, довольно знакомый. Британский или австрийский? Я никогда не могла понять разницу.

Он вздохнул:

— Ты снова качаешь головой. Мой вопрос запутал тебя? Я слишком быстро или медленно говорю или это из-за меня? Я хочу сказать, что мое присутствие имеет тенденцию, э-эм, выбивать людей из колеи.

Я скрестила руки, подняла подбородок и пристально уставилась на него. Обычно я спокойна со своими друзьями, сама миролюбивость, но этот парень уверенно нажимал на кнопки своим высокомерием.

— Нет.

Его брови поднялись, а прядь волос упала на лоб.

— Нет, что?

— Нет, ты не выбиваешь меня из колеи. И, нет, я не сделаю тебе одолжение.

Он закатил глаза, вытащил облегающие солнцезащитные очки из нагрудного кармана куртки и надел их прежде, чем развернуться, чтобы уйти.

Да, скатертью дорога. Говоря любимой фразой Коры: «Он только что пропустил самый горячий момент».

Он сделал остановился, как будто передумал, и повернулся ко мне, уголки его рта приподнялись в легкой улыбке.

— Хорошо, Рейн с «Е», чтобы мне сделать, чтобы привлечь тебя на свою сторону?

Вау, какая улыбка. Я все еще смотрела на его губы, когда поняла, что он сказал, ненавидя, что мне приходилось смотреть на него. При своих метр шестидесяти семи я была высокой для девушек, но он был выше. Метр восемьдесят пять — метр девяносто, как мне казалось. Хуже было то, что мое же лицо смотрело на меня в отражении его темных очков, заставляя меня чувствовать, что я говорю с самой собой.

— Перестать грубить и будь более снисходительным для начала, — сказала я.

Он хмыкнул, мягко и хрипло. Сексуально. Приятная дрожь пробежала по спине.

— Я думал, что был довольно вежлив.

Я фыркнула:

— Ну, конечно.

— Мне нужно извиниться?

— Нет, если ты не собираешься сделать это искренне.

— Тогда не буду.

Я задумалась, возможно стоит отступить назад и захлопнуть дверь перед его лицом, но я не смогла заставить себя сделать это. Во-первых, это было грубо. Во-вторых, я хотела знать, зачем он искал Эрика.

— Хорошо, выкладывай. Что за одолжение?

— Скажи своему парню, что нам с ним надо поговорить. Сегодня. В течение следующего часа, если получится.

Его командный тон снова появился, это так раздражало. Издевательски я отсалютовала ему:

— Да, сэр.

Он усмехнулся, а затем сделал что-то странное, протянул руку и коснулся моего носа.

— Милая. Приятно познакомиться, Рейн с «Е» на конце.

Милая? Фу. Я вытянула руку, чтобы отбросить его в сторону, но он уже отвернулся. Я последовала за ним, даже не понимая, что делаю, пока не оказалась у дороги. Где он? У него были байкерские перчатки, но нигде у обочины не было ни одного мотоцикла. Он повернул налево, проходя мимо нашего почтового ящика.

— Как твое имя? — крикнула я.

Он повернулся, опустил глаза и подозрительно посмотрел на меня:

— Почему ты хочешь это знать?

— Мне и не нужно, — сказала я настолько отстранено, насколько могла, — но Эрик захочет узнать имя того, кто оставил сообщение.

— Мое имя ничего не скажет ему. Просто скажи, что сообщение от твоего нового соседа.

Мой желудок подпрыгнул вверх, как будто я выпрыгнула из самолета без парашюта. Он не мог быть моим новым соседом. Неделей ранее, плакат с рекламой продажи исчез, но я не видела приезжающих грузовиков, говорящих о том, что кто-то переезжает.

«Пожалуйста, пусть его дом будет дальше вниз по улице». В нашем районе было выставлено несколько домов для продажи за прошлый год. Делая вид, что мне нужно проверить почтовый ящик, я продолжала смотреть на него. Милая походка. Жаль, что ее омрачало его высокомерие. Он оставил позади низкий белый забор, разделяющий наш двор от соседнего, затем пересек лужайку и направился к входной двери.

Дерьмо.

Он вошёл во внутренний двор, повернулся и посмотрел на меня, на его точеных губах появилась насмешливая улыбка. Я отвела взгляд и сделала вид, что перебирала счета в руках. Как только он исчез внутри, я вытащила телефон из кармана и стала яро набирать сообщение Эрику.

— Кто это был? — спросила Кора, стоя наверху лестницы, когда я вернулась в дом.

Я закрыла дверь ногой и бросила почту на тумбочку:

— Наш новый сосед.

Она поспешила вниз по лестнице. — Старый дом Эрика или дом вниз по улице?

— Старый дом Эрика.

— О, я ненавижу тебя. Почему горячие парни не переезжают в дома по соседству с моим?

— Это, потому что вы живете на ферме, посреди нигде, — объяснила я.

— Да, где угодно, — она побежала через гостиную на кухню к окну и выглянула наружу, как чрезмерно возбужденный терьер. — Где он? Куда он делся?

Я улыбнулась. Надежда Коры казалась мне смешной. Затем собрала книги, пустой пакет от чипсов и банку из-под соды положила на журнальный столик и пошла к Коре.

— Я же сказала тебе, в доме Эрика.

— О, если он займет старую комнату Эрика, он мог бы смотреть в твою, а ты в его.

— И что в этом интересного…?

— Потому что мы хотим увидеть его без рубашки.

— Эй, не приписывай меня к своему безумию.

Она состроила лицо и одними губами произнесла:

— О, Рейн, живи хоть немного. Серьезно, иногда я удивляюсь, как мы можем быть такими близкими друзьями. Ты двигаешься медленнее, чем улитка, когда дело касается парней.

— А ты переходишь на сверхсветовую скорость.

Ее челюсть упала:

— Ты назвала меня…

— Знаток мужчин…истинный ценитель… ничего пошлого, — мы улыбнулись. Кора влюблялась быстро и часто, и надоедало ей также легко. Меня же интересовал только один парень: Эрик. Мы с ним были соседями вплоть до последнего года, когда они переехали на гору в один из особняков в конце Орчард Роуд. Я никогда не переживала, что увижу его, смотрящим в мою комнату. Мысль о том, что новый парень теперь был так близко ко мне, была, я не знаю, тревожной. Я выбросила банку и пакет в мусор, а затем направилась к лестнице.

— Это будет как в старые добрые времена, — Кора продолжала двигаться у окна, — за исключением того, что вместо скучного Эрика будет он.

— Эрик не скучный.

— Разве. Итак, как зовут мистера Горячий? Чего он хотел? Он устраивает вечеринку встречайте-нового-соседа? Первое приглашение для тебя плюс один, — она выжидательно посмотрела на меня.

Я улыбнулась:

— Никто не устраивает здесь таких вечеринок. Я не знаю его имя, и он искал Эрика.

— Сладенький мальчик знаком с ним? Он только что потерял очки горячности, — пробормотала Кора.

— Я слышала это, — я подождала, пока она догонит меня, прежде чем отправиться наверх. — Я не догоняю. Ты и Эрик общались всегда так хорошо. Теперь же все сводится к тому, что вы шпиняете друг друга каждый раз, когда находитесь в одной комнате. Что случилось?

— Он говорит мне, что я глупа или что-то такое.

— Это не так.

— Так. Сегодня я попросила помочь его с математикой, а он посмотрел на меня как будто я слизняк, замаскировавшийся под человека. Затем он ухмыльнулся и посоветовал спросить Кейта. Он может быть таким… — она зарычала, глаза сузились. — Мне хотелось ударить его. Надо было ударить.

Кора была умна, но, как правило, она старалась выглядеть беспомощной в кругу парней, таких как Эрик. Решив не комментировать, я толкнула дверь своей спальни, и мои глаза переместились на окно с видом на комнату соседа. Широкий подоконник с удобными подушками перед ним был моим любимым местом в комнате. Снаружи я предпочитала плетенные стулья с моей стороны балкона. Хочется мне того или нет, мне придется общаться с новым соседом.

Кора сняла милый, короткий пиджак, который она носила поверх топа, бросив его на мою кровать, и подошла к окну. Она и я были почти одного роста, за исключением того, что она была стройнее и у нее была большая грудь. Добавьте еще ее светлые волосы и серые глаза, и вы получите фантазию любого подростка. Я же довольствовалась каштановыми волосами и карими глазами, нечем похвастаться, но я не сидела на мелководье в бассейне красоты.

— Откуда он знает Эрика? Думаешь, он будет ходить в нашу школу? — спросила Кора.

— Я ничего не знаю о нем, Кора.

Она бросила на меня раздраженный взгляд:

— Только ты можешь поговорить с парнем и в горячке забыть задать важные вопросы. Я бы выудила из него все, в том числе есть ли у него девушка или нет.

Она не хвасталась. Кора была удивительно хороша в сборе информации, и была совершенно неустанной, если дело касалось парней, которые идеально подходили для видеоблога. Иногда это было весело, но в других случаях раздражало. Как сейчас. Не могла же я ей сказать, что была слишком занята, делая из себя дуру, разговаривая с моим голубоглазым соседом.

— Ты закончила с моим ноутбуком? — спросила я, садясь на кровать. — Мне еще нужно проверить несколько вещей перед тем, как закончить реферат.

Кора посмотрела на часы:

— Кейт придет через десять минут, так что мне нужно еще несколько минут, чтобы ответить на комментарии, и это все твое. -

Она выглянула наружу, затем на меня и снова наружу. — Такой прекрасный день. Давай посидим снаружи на балконе.

О, она думает, что это так умно. Погода была прекрасной, но я отказывалась быть поклонницей этого грубого парня.

— Нет, меня все устраивает здесь.

Кора надулась:

— Пожавуста… бовьшое пожавуста?

Я покачала головой:

— Я хочу сфокусироваться на моей работе. Ты хочешь поговорить с моим новым соседом, иди к его дому и постучи в дверь.

На ее лице появилось задумчивое выражение лица:

— Я просто могла бы сделать это.

— Хорошо. Только помни, у тебя есть парень, — напомнила я ей.

Она ухмыльнулась:

— Да, но я просто страдаю смертельной слабостью к парням, сложенных как Боги. Я могла бы рассказать о нем в моем видеоблоге.

Надеюсь, нет. Он выглядел как тип, способный разорвать Кору на части, если та осмелится сделать это.

— Ты даже не знаешь, будет ли он ходить в нашу школу.

— Знала бы, если бы ты потрудилась спросить, — Кора драматично вздохнула и устроилась на подоконнике с моим ноутбуком. Время от времени она смотрела на улицу. Меня одолевал соблазн спросить ее, был ли мой новый сосед снаружи, подслушивая нас. Меня не должны были интересовать парни в какой-либо момент. У меня был Эрик — был бы, если бы мы были вместе, и он спросил меня. Я надеялась, что его чувства ко мне были такими же сильными, как мои к нему. Что касается Коры, ее волнение не давало мне сосредоточиться. Я была рада, когда Кейт забрала ее.

Меньше чем через час, я схватила сумку для бассейна и побежала на улицу. У меня было десять минут, чтобы доставить свою задницу до Total Fitness Club. Я бы плавала в школьной команде, но сезон не начнется до следующей недели. Вне сезона я плавала с Дельфинами. К счастью Метт Док Флетчер, мой тренер со средней школы, также тренировал и Дельфинов. Может быть, Кейвилл и небольшой город на северо-западе штата Орегон, но у нас было три старшие школы и три клуба по плаванию, а соперничество было жестоким. Большинство Дельфинов тоже ходило в нашу школу.

Я бросила сумку на переднее пассажирское сидение своей Sentra, оббежала вокруг капота и увидела правое переднее колесо. Покол? Оно выглядело низким. Могу ли я рискнуть и все же поехать на машине? Может быть, если ехать осторожно и медленно? Тренер Флетчер одержим пунктуальностью. Хуже того, моя посещаемость пострадала эти летом из-за папы.

Горло сжалось, а глаза жгли слезы. Не зная, где был мой отец, живой или мертвый, самая страшная часть моих ночных кошмаров. Я просто вспоминала последний разговор, перед тем как он сел на самолет в Гонолулу, ужас, когда в новостях показывали крушение самолета в океан, когда извлекли тела, ни одно из них не принадлежало моему отцу. Я потеряла надежду, хотя моя мама все еще верит, что он жив. Как такое может быть через три месяца?

Наши соседи больше не спрашивали нас, есть ли какие-то новости, но я подслушала миссис Рутледж и миссис Росс на улице, сплетничающие о маме, называя ее помешанной. Невзрачные ведьмы. Я ненавидела, что мы жили в одном тупике.

Я пнула шину, простой акт подтвердил мои опасения, затем достала мобильный и проверила сообщения. Ничего от Эрика не было, что значило, я не могу попросить его отвезти меня. Надеюсь, он в теме, если мне понадобится помощь с машиной. Я написала ему прежде, чем позвонить маме.

— Привет, дорогая, — она казалась занятой.

— У меня плавание, но мне кажется мое переднее колесо проколото…

— Я не могу сейчас оставить работу, чтобы отвезти тебя. У меня небольшой завал. Пропусти плавание, и мы позаботимся о твоей машине, когда я приеду домой. Позвони тренеру Флетчер и объясни.

— Все хорошо. Я все еще могу ездить. Это небольшой прокол…

— Нет, Рейн. Если тебе нужно ехать, попроси Эрика или Кору. Я не хочу, чтобы ты ехала за рулем со спускающей шиной.

— Кора пошла на футбол, а Эрик не отвечает на мои звонки. Я не могу пропустить тренировку. Мам. Тренер должен сделать важное объявление, сегодня последний раз перед выборами в спортивной командуе.

Я буду унижена, если они узнают, почему я такая чудная несколько месяцев. Была надежда, что никто в школе не знал о моем отце, за исключением Коры и Эрика.

Мама гмыкнула, что предупреждало меня о том, что она переходила в режим «мама-медведица».

— Меня не волнует, как они выбирают капитана. Ты заслуживаешь этого. Я позвоню ему и… На заднем фоне послышался треск.

— Что это было?

— Джаред уронил зеркало, — сначала вдалеке послышалось бормотание, затем тишина.

— Мам?

Еще несколько, невнятно произнесенных слов донеслись до меня прежде:

— Я здесь. Насчёт тренера…

— Не звони ему, я позабочусь об этом сама.

— Ты уверена? — ее голос был таким измученным.

— Да.

— Хорошо. Я постараюсь быть дома пораньше. Около шести.

Это значит в семь или в восемь. У моих родителей был магазин рам и зеркал «Мираж» на главной улице. После исчезновение отца мама работала за двоих и часто оставалась, чтобы прибраться и подготовить магазин к следующему дню. Теперь мы виделись довольно редко.

Я написала тренеру Флетчеру на случай, если не успею вовремя, и скользнула за руль. Давления в шине должно хватить. «Пожалуйста, пусть она выдержит».

Я выехала с подъездной дорожки и протянула руку, чтобы переключить скорость, когда из гаража появился мой новый сосед, толкая Harley. Без рубашки. Я сглотнула, пуская слюни. У него были широкие, крепкие плечи. Живот с четко выраженным, рельефным прессом.

Он посмотрел в мою сторону, и я быстро отвела глаза, нажимая педаль газа. Моя машина поехала назад, а не вперед, как должна была, и врезалась во что-то, отчего меня качнуло вперед. В панике я ударила по тормозам и обернулась назад.

— Вот дерьмо, — из всех почтовых ящиков в нашем тупике, меня угораздило ударить ящик Петерсонов.