Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Современные любовные романы
Показать все книги автора:
 

«Жидкий пепел», Э.М. Эйбел

Пролог

Я сидела, ожидая…

Тик-так.

Каким же ничтожеством я стала.

Лишь сейчас, все обдумав, я бы не выбрала этот путь.

Но именно такой я и была.

Тик.

И сделала то, что сделала.

Так.

Моя жизнь состояла из ожидания чего-то.

Я мечтала вести увлекательную жизнь. Искала впечатлений и приключений, но больше всего я хотела любви. Мне казалось, будь у меня любовь мужчины, все в моей жизни преобразится, превратится во что-то близкое к тому, что я себе и представляла.

В детстве я не боялась мечтать, потому что границ между реальностью и фантазией не существовало. Все, во что бы я ни поверила, было правдой. Но потом мне объяснили разницу, и мои мечты вдруг стали недосягаемыми, иррациональными, стали чем-то, что я только надеялась получить.

Я уставилась на свои руки, лежащие на коленях. Тиканье часов возвращало меня к тому моменту, когда я подумала, что нашла любовь, на которую надеялась.

Я встретила Дерека в пасмурный жаркий день, воздух был густой от надвигающегося дождя. Я шла на занятия в свой первый день выпускного года в колледже. Жизнь и мечты ждали меня. Я собиралась стать медсестрой и, кстати, неплохой. Я бы спасала мир, спасала людей. По крайней мере, я так думала, но у жизни были на меня другие планы.

*  *  *

Я смотрела под ноги, пока держала лямки рюкзака, тяжелый груз книг совсем не замедлял мой темп. Я наблюдала за каждым шагом, избегая мусора на тротуаре и других студентов, идущих мимо. В отличие от большинства людей, я шла одна.

Я надрывала свой зад, чтобы попасть в колледж. Я чуть не упустила эту возможность из-за своего бунтарства в первый год средней школы, но, наблюдая за тем, как мама пытается прокормить нас с сестрой, я знала, что хочу добиться чего-то сама. Я хотела быть независимой.

Годы учебы, волонтерства и внеклассных занятий обеспечили мне стипендию в государственном университете. Моя мать упорно работала, чтобы отсылать мне деньги на книги, но все остальное я делала сама. И последнее, что мне было нужно, это отвлечение, но у судьбы есть забавный способ заманивать тебя, куда не надо, через то, что ты хочешь.

Заворачивая за здание студенческого клуба, я ахнула, когда внезапно столкнулась с кем-то.

— Эй, ты в порядке?

Я отступила на шаг и посмотрела вверх. Прищурилась от яркого солнца, что на мгновение вырвалось из облаков, вырисовывая силуэт человека передо мной.

— Да, я в порядке. Простите, — пробормотала я, перед тем как заправить волосы за ухо и быстро скользнуть рукой обратно под лямку рюкзака на плече.

Но когда я проходила мимо него, заметила военную форму.

— Эй, подожди.

Но я не остановилась. Я продолжила идти. Но вместо того, чтобы позволить мне уйти, он побежал следом за мной.

— Куда ты так спешишь? — спросил он, идя спиной вперед передо мной.

Я снова подняла взгляд, увидев в этот раз его лицо. Этого было почти достаточно, для того чтобы я замедлила темп. У него были светлые глаза, затененные низко сидящей на голове кепкой морского пехотинца. Его улыбка была ослепительной: ровные зубы и ямочки на обеих щеках. Черты его лица были слишком молоды для уверенности, которую он выказывал.

— На занятия, — ответила я, продолжая направляться на кафедру естествознания.

У меня не было времени на игры, в которые играл этот парень.

— Ну, это я понял, поскольку… ну ты знаешь, твой рюкзак и все такое.

Посмеиваясь над своей шуткой, он развернулся и начал идти рядом со мной. Его черные ботинки смотрелись внушительно рядом с моими конверсами.

Я ускорила темп, уставившись в землю, пока шла через кампус.

— Господи. Это что? Твоя утренняя пробежка?

Я не ответила. В конце концов, он поймет намек. Они всегда понимали.

— Я — Дерек. А тебя как зовут? — спросил он, уворачиваясь от студента, который был слишком занят набиранием сообщения, чтобы кого-то заметить.

Остановившись на середине пути, я сложила руки на груди, готовая избавиться от своего нового спутника. Не важно, насколько великолепным я его считала, это не имело значения. Я не собиралась влюбляться в очередное красивое личико, вдобавок к пустым словам. Я здесь, чтобы получить степень, чтобы убедиться, что не буду жить от зарплаты до зарплаты, как моя мать. Я выучила много жизненных уроков на маминых ошибках. Но прежде всего я научилась защищать свое сердце.

Казалось, он был приятно удивлен моей внезапной остановкой, улыбка заиграла на его губах.

Он моя погибель, завернутая в камуфляж.

— Послушай, что бы ты ни предлагал, я не заинтересована. Я польщена, правда, спасибо, но нет.

Прежде, чем у него появилась бы возможность ответить, я продолжила идти на занятие, и в этот раз он меня отпустил.

Пока я сидела и слушала профессора, объясняющего учебный план на семестр, я не могла успокоить искорку волнения, все еще полыхающую в моих жилах, независимо от того, насколько сильно я пыталась погасить ее. Я могла быть решительной и упорной, но я не застрахована от трепета, который испытывает девушка, когда кто-то привлекательный добивается ее внимания. В конце концов, я все еще человек.

Скорее всего, я буду проигрывать встречу с Дереком у себя в голове перед сном, представляя, что отреагировала бы как обычная студентка, у которой морпех спросил ее имя.

Мои ночные фантазии — о влюбленности в мужчину мечты, который сражает наповал, заполняя мою жизни романтикой — были единственной наградой, которую я позволяла себе, пока придерживалась своего плана. Конечно, всего этого придется подождать. Я не могла позволить себе отвлечься, не тогда, когда была так близка к достижению целей.

Я была слишком занята принятием того, что готовлю себя к будущему, где с радостью откажусь от любви.

Когда я вышла с занятий в тот день, то никак не ожидала увидеть Дерека, ждущего меня на улице под дождем.

— Могу я проводить тебя домой? — спросил он меня, пока капли воды падали с неба.

— Ты ведь понимаешь, что это довольно жутко, правда?

Он улыбнулся и перевел взгляд от моих глаз к земле. Это был уязвимый момент, заставивший замереть мое сердце.

— Я хотел быть романтичным, — признался он, и взгляд его орехового цвета глаз снова встретился с моим.

Кусая нижнюю губу, я изо всех сил пыталась скрыть свое веселье, когда начала идти. Его черные ботинки разбивали лужи на земле, когда он присоединился ко мне.

— Ты скажешь мне свое имя?

— Пенелопа.

— Пенелопа, — повторил он.

В тот момент, когда мое имя сорвалось с его губ, я поняла, что хочу услышать, как он произнесет его снова.

*  *  *

Женщина, мечтающая быть любимой, опасна для самой себя, потому что она будет видеть любовь там, где ей не место и где ее не существует.

Часть I

Дело времени

Глава 1

Лежа в холодной постели под бельем из египетского хлопка, где-то между своими грезами и адом, я скользнула ногами взад-вперед. Это мой утренний ритуал — держаться изо всех сил за те немногие моменты покоя, предоставленные моим подсознанием. Я могла быть кем угодно в своих мечтах.

Начали вторгаться звуки реальности — играющие на улице дети, щебечущие друг с другом птицы. Повернувшись на бок, я застонала, ощутив боль в голове и скованность в шее. Я старею. Сегодня мой день рождения, и мне теперь официально тридцать — большие три-ноль.

С неохотой разлепив глаза, я посмотрела на будильник на тумбочке Дерека. Уже было почти девять тридцать, но это мало что для меня значило. Мне было некуда идти, некого видеть. Вопреки здравому смыслу, я шире открыла глаза и медленно села, оглядывая комнату, чтобы понять, вспомнил ли Дерек. Может, он оставил записку или цветы.

Ничего.

Я крепко стиснула зубы и упала обратно на подушку, уставившись на крутящийся надо мной деревянный потолочный вентилятор. Я ощутила знакомый укол печали и сожаления, ползущий из моего нутра. Чтобы заглушить боль, я впилась зубами в нижнюю губу, пытаясь побороть свою естественную реакцию. Я твердила себе, что успокоюсь, и со временем все пройдет.

«Но это твой день рождения», — напомнил дьявол в моей голове.

Так что, прежде, чем я его проигнорировала, позволив себе вновь ощутить стыд и вину, я встала с постели и отправилась в ванную, где меня дожидался оранжевый пузырек «Ксанакса»[?].

Я была с похмелья, но в этом не было ничего нового. Постоянная головная боль и дискомфорт в животе были нормой, как и ожидалось. Когда стакан наполнился водой, я посмотрела в зеркало на свои воспаленные зеленые глаза. Было время, когда я смотрела в них с гордостью, а в ответ они были полны надежд и обещаний. Теперь же, все, что я в них видела, было тусклыми омутами разочарования.

Вздохнув, я закинула таблетку в рот и запила глотком воды. После того как почистила зубы, избегая смотреть на свое отражение, я отправилась на кухню, чтобы заварить кофе. Деревянный пол холодил мои босые ноги.

Я засыпала кофе в фильтр, когда зазвонил домашний телефон. Я его проигнорировала, позволив автоответчику проделать за меня всю работу.

Глубокий и уверенный голос Дерека прозвучал через динамики: «Вы позвонили в дом Бейлоров. Сейчас нас нет дома, поэтому оставьте сообщение, и мы перезвоним вам, как только сможем».

Бииип.

— Детка, проснись.

Услышав его голос, я замерла и закрыла глаза, почувствовав, как от наворачивающихся слез защипало в носу.

Пенелопа. Просыпайся, детка. У тебя день рождения! Ты думала, я забыл, не так ли? Я рано вернусь домой, так что будь готова. Мы куда-нибудь сходим!

Схватившись руками за край стойки, я свесила голову, почувствовав, что сердце снова пытается исцелиться.

Какое же глупое это сердце, всегда борется за выживание, даже когда это бесполезно. Любое сердце разбивается и, в конце концов, умирает. Это лишь дело времени.

*  *  *

Я могла рассмотреть пылинки, парящие в луче света. Крошечные кусочки грязи медленно опускались вниз. Забавно, что даже пыль кажется значительной и прекрасной, когда вы влюблены и счастливы.

Я ощутила, как Дерек заскользил своей теплой, грубоватой ладонью по моей руке, и маленькие волоски встали дыбом.

— С добрым утром, красавица.

Тепло прилило к моим щекам, когда я встретила его томный взгляд.

Я потеряла с ним свою девственность всего восемь часов назад. Сначала я была в ужасе, но, в конце концов, охотно отдала ее ему. Мы были вместе всего несколько недель, но ни с кем раньше я не чувствовала себя так, как с Дереком. Когда он на меня смотрел, то ничего не замечал вокруг. В такие моменты его мир вращался вокруг меня. Еще никогда я не была центром чьей-то вселенной.

Улыбка растянулась на моих губах.

— Доброе утро.

Он задержался взглядом своих карих глаз на моих глазах, после чего наклонился, нежно меня целуя. От него пахло мятой и обещаниями. Я чувствовала, как сердце набирает скорость, пока его требовательный язык скользил по моему. Он отпустил мою руку и убрал мои запутанные волосы ото лба как раз перед тем, как разорвать наш поцелуй. Дерек изучал мое лицо, как будто в нем был какой-то тайный смысл, который он пытался разгадать.

— Я люблю тебя, — сказал он.

Я запомнила, как выглядели его губы, когда он произносил эти слова.

Я люблю тебя.

Я не была уверена, так ли это, но решила поверить ему. Я должна была, потому что тоже его любила.

*  *  *

Я сидела на полу ванной с открытым окном, флакон духов стоял на белой плитке рядом со мной и полотенцем, засунутым под дверь. Затянувшись терпким дымом от своего косяка, я задержала его в легких, позволяя им гореть, пока не пришлось выпустить дым, чтобы дышать. Я чувствовала, как мое внимание рассеивается, пока смотрела на голые ветви дерева, растущего за окном. В комнату проник холодный воздух, поднимаясь мурашками по моей коже. Я поднесла косяк к своим сухим губам и сделала еще одну затяжку, ощутив, как онемение начинает действовать. «Ксанакс», чашка кофе и травка… завтрак чемпионов.

Мотоцикл Дерека взревел на нашей улице, звук его глушителя становился громче с каждой секундой. Я быстро затянулась еще один раз, затем кинула бычок в унитаз и разбрызгала духи по комнате и своей рубашке. После того, как смыла воду, я подошла к зеркалу и посмотрела в свои глаза, на зрачки и радужку. Они были словно не мои. Словно больше мне не принадлежали.

Хлопнула входная дверь.

— Детка! Где ты? Ты получила мое сообщение? — прокричал Дерек, направляясь в сторону нашей спальни.

Я заползла обратно в постель и открыла книгу, притворяясь, что читаю днями напролет.

Через несколько секунд дверь открылась, но я отказывалась поднимать взгляд. Я слушала, как он шагает в ботинках в сторону кровати. Затем он присел, и матрас прогнулся под его весом.

— Я люблю тебя, малышка, — прошептал он мне в волосы.

Прикусив щеку изнутри, я сделала вид, будто эти слова не тревожат ноющий ожог в моей груди.

— Сегодня твой день рождения. Взбодрись.

Он смотрел на меня тем самым взглядом, который заставлял меня верить в то, что я единственная. Дерек улыбнулся мне, когда я сосредоточенно посмотрела в его глаза. Я все еще видела смотрящего на меня двадцатитрехлетнего парня — счастливого, беззаботного и импульсивного. Его квадратная челюсть и идеальные ямочки, безупречный загар и светло-карие глаза — все это скрывало уродство, которое он нес в себе.

— Давай, одевайся. Я забираю тебя.

Я покачала головой и медленно моргнула, почувствовав легкое головокружение от травки.

— Я не хочу никуда идти.

Он нахмурился, и черты его лица охватило разочарование.

Ну не тупица ли он?

— Почему нет?

Потянувшись, он попытался смахнуть волосы с моего лица, но я оттолкнула его руку. Ему нельзя было больше делать это для меня.

— О, ну брось, детка, не будь такой, — он наклонился и поцеловал меня в плечо.

Я чувствовала, как его тепло просачивалось в мои поры, пытаясь снова растопить меня.

— Прокатись со мной. Только ты и я… как в старые времена, — сказал он, и скользнул своей рукой по моей.

Он возвел свое невежество в ранг искусства, играя мной, как на отлаженном инструменте, который он тщательно создавал.

Самое дерьмовое в этом было то, что когда он говорил, что любит меня, я ему верила… до сих пор. Он будто воспринимал любовь как нечто неизменное, что никогда не колеблется или не ослабевает, но, опять же, я никогда не делала ему больно так, как он делал больно мне.

*  *  *

Я смотрела на себя в зеркало, проглатывая еще одну таблетку «Ксанакса». Я принимала их в течение нескольких недель, потому что я лучше буду находиться в состоянии оцепенения, чем признаю случившееся. Было тяжело признать то, что я больше не была счастлива, что мой брак не вышел таким, как я надеялась. Я хотела партнера, хотела провести остаток жизни с лучшим другом, но пока проходили года, становилось абсолютно очевидным, что Дерек не был этим человеком.

Я убедила своего врача, что у меня тревожное расстройство. Я знала симптомы, и после небольшого представления он дал мне рецепт, на который я надеялась. Это было неправильно и не решало мою проблему, но так мне стало проще проживать каждый новый день.

Пока ванная комната постепенно заполнялась паром, я бросила беглый взгляд на отрицательный тест на беременность в мусорной корзине. Он напомнил мне о моей неполноценности. Заставив себя отвести от него взгляд, я начала снимать с себя одежду, пока не поняла, что забыла полотенце. Халат чувствовался прохладным на моей коже, когда я надела его и босыми ногами бесшумно пошла по деревянному полу, чтобы взять полотенце из бельевого шкафа в коридоре.

Из кухни донесся знакомый голос Дерека:

— Ты знаешь, что небезразлична мне, детка.

Мое тело застыло, а сердце заколотилось в груди, пока эти слова разрушали его.

— Я просто не могу. Мне нужно время. Нет. Нет, я не сплю с ней. Она моя жена. Что ты хочешь, чтобы я сделал?

Я чувствовала, будто застыла во времени. Словно я была участником аварии и все вокруг двигалось, как в замедленной съемке, а я стояла в ожидании удара, разорвущего меня в клочья. Я ничего не могла сделать, чтобы остановить это.

— Мне нужно идти. Я позвоню тебе завтра, хорошо?

Я втянула воздух через нос и сделала шаг назад, стараясь не шуметь. Я не хотела, чтобы Дерек меня увидел. Я хотела знать что-то, чего не знает он, даже если это знание уничтожило меня. В этот раз в нашем браке я хотела немного контроля.

*  *  *

Я знала, что Дерек обманывал меня, еще до того, как услышала телефонный разговор. У меня не было никаких доказательств, но я знала. Мы оба были несчастны уже некоторое время, но ни у одного из нас не хватало смелости признаться в этом. Мы были так счастливы когда-то. Может быть, поэтому было слишком трудно признать, что наш брак не удался.

Правда была в том, что я не хотела знать правду. Лучше я останусь в неведении, если это будет означать, что я поверю ему, когда в следующий раз он скажет «я люблю тебя».

*  *  *

Я закрыла глаза и прижалась щекой к старой кожаной куртке Дерека. Ледяной воздух, хлеставший вокруг, не смог уменьшить тепло между нами. В этом всегда и заключалась проблема: наша любовь возгоралась слишком горячо и умирала слишком медленно.

С момента телефонного звонка прошла неделя, и я все это время была в оцепенении, надеясь, что все просто закончится. Но этого не происходило. Вместо этого время ускользало. Я знала, что должна была разобраться с ним.

Мышцы на спине Дерека напряглись, когда он свернул к пляжу. Мне не нужно оглядываться, чтобы узнать, куда мы едем. Он знал, что я любила океан, и постоянно использовал мою любовь против меня же.

Развернув мотоцикл к пустой стоянке, Дерек остановился и опустил ноги. Я слезла и, расстегнув свой шлем, сняла его, пока он глушил двигатель и устанавливал подножку. Он встал и перекинул ногу через сиденье. Я могла вспомнить времена, когда наблюдала за Дереком на его байке, и от этого зрелища в животе у меня порхали бабочки; времена, когда все, что он делал, было сексуальным и затягивало меня еще глубже. Теперь же, когда я смотрела на него, лишь ощущала кислый привкус во рту.

Стиснув зубы, я смотрела на шлем, сильнее сжимая его руками. Неужели она носила его?

Он больше не получит меня.

Протянутая рука Дерека появилась в поле моего зрения, и я, не глядя на него, вложила шлем в его ладонь. Я обняла себя, когда почувствовала сильный порыв ветра. Подняв голову, я посмотрела на океан и попыталась отключить те остатки эмоций, что у меня остались.

Повесив мой шлем на руль байка, Дерек снова протянул мне руку.

— Идем.

Я, наконец, встретила его взгляд, не желая показывать какую-либо слабость. А он пытался найти ее во мне. Сжав кулаки, я прошла мимо него в направлении берега. Дерек вздохнул. Этого одного вздоха, одного ничтожного звука раздражения было достаточно, чтобы привлечь мое внимание.

Развернувшись, я посмотрела на него снизу вверх.

— Почему мы здесь, Дерек?

Он открыл рот, чтобы ответить, но я не дала ему шанса:

— Я знаю.

Дерек нахмурился.

— Знаешь что?

Я подошла на шаг ближе, чтобы видеть, как вес моих слов потопит его.

— Я знаю, что ты трахал кого-то еще.

Стиснув зубы, Дерек пронзил меня взглядом. Видимо, искал намек на сомнения, но у меня их не было.

Он протер лицо руками и сделал глубокий вдох. Посмотрел на меня грустным, отчаянным взглядом, и подступил на шаг ближе.

— Я не...

— Почему? — закричала я. Мой голос надломился, предав меня.

Дерек не заслуживал моих слез.

— Почему ты не мог сначала уйти от меня? Почему должен был предать меня? Предать нас?

— Я не знаю, с кем ты там говорила, но я ничего не делал. Я люблю тебя, Пенни.

Я покачала головой и рассмеялась, но не потому, что меня это забавляло. Нет. Я смеялась, потому что он был полнейшим куском дерьма, и я уже начинала думать, что он верит в собственную ложь. Развернувшись, я снова направилась к берегу, и резкий ветер высушил слезы прежде, чем они покатились по моим щекам.

Я слышала, как он догоняет меня.

Почему он не может просто оставить меня в покое?

— Подожди. Эй, постой, — сказал Дерек, схватив своей большой рукой меня за локоть.

Я вырвалась из его хватки.

— Не смей, нахрен, прикасаться ко мне, Дерек, — с каждым шагом я все больше погружалась в себя. Когда мои сапоги коснулись песка, я повернулась к нему лицом. — Я знаю, что ты врешь! Я, черт возьми, слышала, как ты говорил с ней! — кричала я.