Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Любовная фантастика
Показать все книги автора:
 

«Тёмное пламя», Донна Грант

Глава 1

Земли Дреаган

20 апреля

 

Стояла темная, спокойная ночь, Даная прислонилась к дубу в ожидании своего партнера Мэтта. Две ночи назад они, под покровам тьмы, выпрыгнули из медленно движущегося фургона.

В то время, как у нее был лишь нож, точнее два, о которых никто не знал, у Мэтта был пистолет. Он пытался скрыть оружие, но Данае все же удалось заметить его.

Где-то недалеко ухнула сова, и громко застрекотали сверчки. Ветер, проскальзывая сквозь ветви деревьев, шелестел листьями. Луна играла в прятки, скрываясь за густыми облаками, плывущими по небу, подобно темным, стремительным гигантам.

Идеальный вечер для шпионажа.

— Чего ты ждешь? — раздраженно прошептал Мэтт, обходя ее и направляясь вперед.

Даная поправила рюкзак, висевший на спине, и взглянула на Мэтта через прибор ночного видения. Он был таким придурком. Ни разу за все время работы в MИ-5 она не ставила под сомнение приказы. Но, кажется, сейчас готова была сделать это.

MИ-5 защищало Великобританию, своих граждан, свои интересы, как на собственных территориях, так и за рубежом от угроз национальной безопасности. Даная разыскала всю информацию, какую только возможно, о «Дреаган Индастрис», она это делала при любом порученном ей задании.

«Дреаган» производила виски с самого своего основания, информация была достаточно скудной, но даже, просмотрев все имеющиеся данные, она не смогла понять, почему МИ-5 заинтересовалось компанией.

Тем не менее, она здесь.

С ее-то фотографической памятью было ясно, что они отправят ее с Мэттом, но за этим крылось нечто большее. Шпионы редко доверяют кому-либо, особенно своим коллегам.

В подразделениях MИ-5 существовали отделения, которые были засекречены, если так можно выразиться, учитывая то, что в здании и так полно тайных агентов. Но не это тревожило. Просто Даная чувствовала, что за вполне обычной миссией скрывается нечто большее, и это порождало тревогу где-то в глубине ее разума.

Даная стала подозрительной и недоверчивой, как только узнала, что именно секретный отдел отдал приказ проникнуть в Дреаган. Она стала более осторожной, когда обнаружила два жучка в своей квартире, а также устройство слежения в машине.

Тем не менее, ей не предоставили права выбора. Так что она теперь здесь, глухой ночью, рядом с партнером, которого терпеть не могла.

Даная держалась позади, следуя за Мэттом через густой подлесок из папоротников. С тех пор, как она пересекла границу земель Дреаган, у нее появилось странное чувство покалывания в области затылка. Чувство, словно они совершили нечто серьезнее, чем незаконное проникновение.

И это настораживало ее.

Нехорошее сочетание, вкупе с ее подозрениями и нелюбовью к ничтожеству Мэтту.

Каково наказание за нарушение границ? Что им грозит, если они попадутся? Хотя с другой стороны, они же агенты MИ-5. Их не поймают.

Она и Мэтт несколько часов добирались до места, внесенного в GPS. В течение двух дней они прошли чуть более двадцати тысяч гектаров[?]. Они двигались быстро и бесшумно, понемногу отдыхая.

— Сколько еще, Лакруа? — спросил Мэтт, как только она приблизилась к нему.

Не дождавшись ее ответа, он устремился к следующему дереву. Даная бросилась за ним. Мэтт никогда особо не был добродушен к ней, хотя до этого они работали вместе без каких-либо происшествий, он не обрадовался, когда на эту миссию его партнером была назначена она.

Мэтт высказал свое неудовольствие так громко и ясно, что его услышал весь отдел. Данаю это не особо волновало, по крайней мере, внешне она никак не показала своих чувств. Что ее действительно беспокоило так это то, почему их было только двое. На разные линии границы Дреаган должны были направить еще несколько команд, чтобы убедиться в том, что мы ничего не упустим. В их стандартную работу было внесено столько изменений, что ей вдруг стала интересна причина того, почему Дреаган стал мишенью.

Ее опасения все возрастали. Смутные заявления — «Ты узнаешь, что мы ищем, когда увидишь это», в сочетании с приказом секретного отдела, да ещё и отсутствие каких-либо доказательств того, что хоть кто-нибудь в Дреаган совершил нечто противозаконное, делали ее беспокойной и напряженной.

Даная подавила стон, когда Мэтт злонамеренно ударил ее по плечу. Девушка резанула его взглядом.

— Три клика[?], — выдавила она.

Мэтт был золотым мальчиком в MИ-5. Свое положение она заслужила несколькими годами напряженной работы, а Мэтт слишком уж легко поднимался по карьерной лестнице. Также ее раздражало и то, что Мэтт лично получал приказы тогда, как они работали вместе. И это оставляло неприятный осадок.

Когда МИ-5 отправляло своих агентов на столь секретные операции, погибали люди. Может дело в этом? Был ли Мэтт послан, чтобы убить кого-то? Даная такого приказа не получала и, хоть она и любила свою работу, лишь единожды, защищаясь, забрала жизнь.

Она остановилась на границе густого леса, прикрывающего их, а впереди деревья резко переходили в море зелени, растянувшееся от одного края долины до другого по обе стороны ограниченное величественными вершинами гор.

Даная взяла инициативу на себя, так как GPS был в ее руках. Она старалась держаться как можно ближе к скале, хотя взгляд ее метался по округе, ожидая нападения, которое, как она чувствовала, неизбежно должно произойти.

Фрэнк, ее начальник, заявил, что люди в Дреаган опасны, но не уточнял, как именно. Ее знакомство с Дреаган также ничего не дало.

Фрэнк сказал, что Дреаган и его люди были частными лицами, скрывающими что-то. Что именно ей снова не сказали. Она узнает это только тогда, когда увидит.

Даная бросила взгляд через плечо и побежала. А Мэтту сказали? Знал ли он, что совершили люди из Дреаган, — каждый из них, — почему это так важно для МИ-5?

Ее размышления были прерваны, когда они подошли к намеченной точке. Даная перешла на прогулочный шаг и указала на природный бассейн с водой, покрывавшийся рябью от малейших порывов ветра.

— Мы на месте, это здесь.

— Хорошо, — сказал он, сняв свой прибор ночного видения, прежде чем скинул рюкзак.

Даная проделала то же самое, сняв черные штаны и черную куртку. Под ними на был одет такого же цвета прочный гидрокостюм. Затем она нацепила небольшую маску и ласты, и только потом заметила, что Мэтт смотрит на нее непроницаемым взглядом.

Почувствовав его пристальный взгляд, она медленно начала считать до десяти.

— Я знаю, что не нравлюсь тебе, но держи эмоции при себе. И помни, что это чувство более, чем взаимно.

— Я понимаю, почему они отправляли работать тебя под прикрытием в университеты, но никак не могу взять в толк, как могли послать тебя на такую важную операцию.

— Почему? Я что, недостаточно хороша? — спросила она, надевая ласты.

Он молчал в течение нескольких секунд.

— Ты достаточно хороша, полагаю.

Даная, нахмурившись, посмотрела на него.

— Ух ты. Думаю, это можно принять за что-то вроде комплимента, по крайней мере, от тебя.

— Ты должна была остаться в Америке и начать работу в ЦРУ, либо в ФБР вместо того, чтобы лезть в MИ-5. В конце концов, есть и другие люди с фотографической памятью.

— Так причиной всего является то, что я американка.

— Когда-нибудь ты пожалеешь, что оказалась в MИ-5, — загадочно проговорил он и, прыгнув, погрузился в воду.

Не в первый раз коллега упрекает ее в том, что она американка, но никто никогда не делал из этого такую проблему, как Мэтт. Она доказала, что заслуженно занимает свою должность.

Даная забросила кислородный баллон за спину, надела на лицо маску и вставила регулятор подачи кислорода в рот, прежде чем погрузиться в глубокий бассейн. Благодаря грузу, фиксированному на поясе, она быстро погрузилась на нужную глубину.

Плавание всегда давалось ей легко, она использовала свою ловкость и скорость, двигаясь в воде. Маленькие огоньки с обеих сторон масок освещали им кромешную темень воды.

Со дна поднимались огромные скалы. Чем ближе агенты подплывали к горе, тем мощнее становились каменные глыбы, и им приходилось петлять между ними.

Даная легко догнала Мэтта. Она проплывала мимо него, когда он, протянув руку, вытащил регулятор из ее рта. Обернувшись, она увидела в его руке нож.

В одно мгновение мужчина перерезал ремни, удерживающие ее баллон. И прежде чем она успела схватить его, он погрузился на дно. Даная, среагировав, приготовилась к обороне. Резко выбросив ногу вперед, она ударила Мэтта в подбородок.

Мэтт резко отпрянул назад, предоставляя ей необходимое время, чтобы успеть развернуться и проскользнуть в узкую щель, где вода, стекая с горы, заполняла бассейн.

Ее легкие горели. Сосредоточившись, она рассекала воду плавно, подобно рыбе, как и учил ее отец. Раздался громкий, многократно усиленный водой, звук выстрела. Даная повернула голову и увидела Мэтта, стреляющего из своего Глока, и пролетающие недалеко от нее пули. Она должна выбраться на сушу.

Дважды она чуть не врезалась в скалы. Потратив несколько драгоценных секунд, она подтянула ногу к груди и вытащила осветительную палочку, которую спрятала в кармане на ноге, и включила ее.

Вспыхнул яркий зеленый свет. Даная выпустила несколько пузырьков воздуха и поплыла. Без сомнения, Мэтт пытался ее убить. Так как она понятия не имеет о протяженности горного тоннеля, и как долго ей плыть до поверхности, его желание вполне может осуществиться.

Смерть от утопления. Она должна была догадаться, особенно после того, как Мэтт узнал о причине смерти ее сестры.

Даная не хотела думать о Рене и о том, как может в одночасье измениться жизнь, ставя тебя на колени. Мэтт все еще находился где-то позади нее и ее хоть какой-то единственный шанс выжить — добраться до поверхности прежде, чем это сделает он.

Вода была такой темной, что девушка не могла понять куда ей плыть, потому что не ощущала ничего вокруг. Даная подплыла к верхней части тоннеля так быстро, как только могла. Встречное течение замедляло ее, а тело дрожало от нехватки воздуха.

Даная лишь на секунду зажмурила глаза, сосредотачиваясь. Открыв их, она рванула вперед, не останавливаясь даже тогда, когда мельком увидела огни от маски Мэтта, плывущего в воде.

Еще несколько пузырьков воздуха выскользнули из горящих легких, и она задалась вопросом, чувствовала ли Рене тоже самое, когда тонула. С тех пор, как Даная вспоминала тот роковой день, навсегда изменивший ее жизнь и жизнь ее семьи, прошли годы, но чувство вины было и остается ее постоянным спутником.

Из-за этих гнетущих мыслей ей понадобилось мгновение, чтобы понять, что поверхность тоннеля уже не над ней. Даная провела светящейся палочкой, проверяя, но над ней была лишь вода.

Она тяжело оттолкнулась ногами от скалы, выплывая на поверхность. После того, как девушка оказалась на поверхности, первым делом сделала жадный глоток воздуха, прежде чем снова погрузиться под воду. Даная, не теряя времени, продолжила плыть к кромке воды. Она закинула осветительную палочку на пол пещеры, быстро выбираясь из воды.

Прежде чем она успела скинуть ласты, Мэтт оказался прямо позади нее. Она заметила его, стоявшего в некотором удалении от воды. Они кружили вокруг друг друга в тлеющем свете палочки, в это время ей удалось скинуть вторую ласту.

На лице Мэтта появилась зловещая улыбка после того, как он сбросил свой баллон.

— Я должен был учесть, что ты быстрый пловец.

— Ты все время планировал убить меня в воде?

— Не убить тебя, Даная, а просто ранить.

Она нахмурилась.

— Ранить меня. Зачем? Таким образом ты хочешь заполучить всю славу от этой миссии?

— Дура.

— Тогда просвети меня, либо же дерись.

Мэтт бросился на нее, направив нож на ее ногу. Блокировав удар рукой, в ответ Даная ударила его в челюсть.

Он развернулся, пытаясь сделать ей подсечку, но она подпрыгнула и ударила его ногой в грудь.

— Ты приманка, — проговорил он с усмешкой, отступая при этом на несколько шагов назад.

От страха ее сердце замерло. Приманка. Наживку использовали лишь по одной причине, и добром это никогда не заканчивалось.

— Так как я дура, может, все-таки объяснишь.

Волнение, вспыхнувшее в глазах Мэтта, сказало ей о многом.

— Твоя миссия заключалась в том, чтобы умереть, это дало бы нам возможность выяснить, кто же эти Дреаган на самом деле.

Все именно так, как она и ожидала.

— Ты решил ранить меня, потому что подозревал, что люди из Дреаган убьют меня, как только обнаружат.

— Что-то вроде этого, — ответил Мэтт, фыркнув от смеха. — Нам нужно поймать их на этом. А твоя смерть может помочь нам. В Дреаган никогда не узнают, что убили агента МИ-5.

— И моя смерть даст MИ-5 причину начать расследование в этой компании, — закончила она.

Даная была в шоке. Не только потому, что они планировали убить ее, под «они» девушка подразумевала каждого в ее отделе, но и потому, что их обвинения против Дреаган не имели под собой веских оснований.

Отвечать никакой необходимости не было. Мэтт исполнял приказ, но Даная не собиралась так просто сдаваться. Она нанесла ложный удар слева, при этом пнув его в голову правой ногой.

Зашипев, он снова бросился на нее. На этот раз у нее не получилось блокировать его удар, и ее пронзила боль, когда лезвие прошло слева сквозь ее гидрокостюм и вошло в ее ногу.

Даная ударила держащую кинжал руку Мэтта и выбила его оружие. Затем с разворота двинула ему локтем в горло. Но при этом он ударил ногой ей под колено, ноги Данаи подогнулись, и она упала на землю.

Она подобралась и резко перекатилась, когда она поднялась на ноги, то в руке держала нож. Никто не рискнул бы драться с ней, когда в ее руках были ножи, потому что в этом она была чертовски хороша. Теперь, когда у нее оказалось оружие, она имела реашансы выжить.

— Знай, твоя смерть освободит мир, — сказал Мэтт, снова нападая на нее.

Глава 2

Келлан неподвижно замер в углу. Его неожиданно разбудил плеск воды, разбивающейся о гранитный камень. Он, приоткрыв глаз, увидел, как прозрачная, словно стекло, поверхность воды, подернулась рябью, а затем и выходящего из нее человека.

Он едва успел заметить тяжело дышащую женщину, как к ней присоединился мужчина.

Келлан чуть склонил голову, чтобы лучше рассмотреть происходящее. Прошло много веков с тех пор, как он в последний раз встречал человека, откровенно говоря, он мог бы прожить ещё столько же, не видя людей. Как же он презирал их.

Ему не понравилось, что его сон прервали. Тем не менее, он знал, что Константин вряд ли будет счастлив, если он, в форме дракона, сознательно слопает двух злоумышленников, как бы заманчиво это не звучало.

Его единственным вариантом было перекинуться и встретиться с ними в человеческой форме. Но даже мысль об этом вызывала отвращение.

Келлан остался на месте, наблюдая, как два человека кружат вокруг друг друга.

Ничего не меняется. Люди все так же сражаются.

Неважно сколько столетий прошло, в какой стране он находится, везде одно и то же. Эгоистичные, агрессивные, самонадеянные, алчные ублюдки.

Не то, чтобы его беспокоило количество жертв. Чем больше трупов, тем ближе находятся драконы к дороге домой. Это из-за людей драконы лишились своих позиций в этом мире.

Люди были теми, кто развязал войну.

А драконы — теми, кто ее закончил.

Люди разговаривали. Келлан с интересом слушал их диалог. Он попытался вспомнить, когда в последний раз его посещал Кон, и понял, что прошли века с тех пор, как он просыпался в прошлый раз.

Посещения Кона каждые несколько десятилетий позволяли драконам, желающим впасть в спячку на века или тысячелетия, иметь представление о развивающемся мире, поэтому, когда они просыпались, то могли более или менее ориентироваться во времени. Так что Келлану не сложно было разобрать речь людей и содержание разговора.

Мужчина явно недолюбливал женщину, в его голосе было столько презрения. Удивительно, но женщина не поддавалась. Она дралась, двигаясь быстро, можно сказать смертельно, ловко и точно, поражая мужчину. Каждый из ее ударов попадал точно в цель.

Келлан почувствовал запах крови. Он долгое время не ощущал этого аромата. Это напомнило ему о том времени, когда он в последний раз был среди людей и почему выбрал сон.

От пары донеслось ворчание. У мужчины был сломан нос и рассечена губа, но запах, который ощутил Келлан был сильным, слишком сильным для таких ничтожных ран.

Он перевел взгляд на девушку и, благодаря драконьему зрению, заметил ее левую руку, в защитном жесте прижатую к боку. Кровь струей стекала по ее ноге, окропляя камни.

В этой суматохе девушке удалось заполучить оружие.

Интерес Келлана возрос, когда мужчина заявил, что хотел лишь ранить ее. Было не трудно догадаться, что она являлась приманкой для драконов.

Он мысленно фыркнул. Глупые людишки. Они всегда считали драконов неразумными животными, съедающими все, что попадает в их поле зрения или же сжигающими это. Как мог он и другие Короли Драконов пасть так низко?

Они управляли небом, морями и землей. Драконы любых расцветок считали землю своим домом. Они были всем.

Келлан и другие Короли Драконов правили своими драконами, держа их в узде. Это не значит, что не бывало стычек, но одно лишь слово Короля Драконов, и бои немедленно прекращались.

Как же Келлану хотелось вернуться в прошлое. Он скучал по своим драконам и по тому времени, когда мог в любой момент подняться к небесам. Это было одной из многих причин, почему он решил погрузиться в сон. Он не мог смотреть на Землю и населяющих ее людей, не желая при этом убить их всех.

Девушка Келлана впечатлила, хоть ему и было ненавистно это признавать. Она была храбрым бойцом и, несмотря на ранение, побеждала.

Перекатившись и поставив подножку, она одним молниеносным движением опрокинула противника на землю. Затем навалилась сверху, погружая нож в сердце мужчины.

Битва завершилась в одно мгновение.

Однако девушка потеряла слишком много крови. Она не могла уплыть, но и не знала, как выйти из пещеры, чтобы позвать на помощь.

Единственным, кто мог бы ей помочь — был Келлан. А этого не случится. Кон устроит ему настоящий ад, когда узнает, но Келлан давно перестал волноваться об этом.

Он не заснет, до тех пор, пока девушка не испустит последний вздох. Келлан ожидал, что она, потеряв сознание, упадет и истечет кровью или же станет пытаться найти выход.

Вместо этого, она отбросила тело мужчины и, облокотившись на валун, вытянула из кармана, расположенного на ноге облегающего костюма, несколько палочек. Она согнула их, и от легкого щелчка вокруг нее разлился слабый зеленоватый свет.

Отложив палочки в сторону, она вытащила еще один небольшой сверток из кармана на лодыжке другой ноги. Девушка прерывисто дышала, а кожу покрывал пот.

— Дерьмо, — пробормотала она, громко сглотнув.

Ее акцент не был шотландским или британским. Келлан прошелся по всем диалектам, которые передавал ему Кон на протяжении веков, пока не остановился на американском.

Может, именно поэтому британец недолюбливал ее? Глупая причина, но, опять же, люди редко поступают логично.

Келлан тут же забыл об акцентах, наблюдая, как девушка достает что-то из-за спины. Небольшой шум расстегивающейся молнии, и черный костюм стал свободнее.

Ворча, она освободила правую руку от обтягивающего черного материала, после чего аккуратно вытащила левую. Она стянула плотную ткань ниже, давая Келлану возможность увидеть небольшой топ, удерживающий ее грудь. Купальный костюм, — вспомнил он.

Ее грудная клетка часто вздымалась, она старалась не делать глубоких вдохов, причиняющих боль, ее кожа побледнела. После этого она взяла маленький черный сверток, что вытащила из кармана гидрокостюма и открыла его. Затем, найдя белый пакетик, разорвала его зубами. Она на секунду прикрыла глаза прежде чем начала прочищать рану.

Прикоснувшись к ране, она дернулась, и резкий вздох вырвался из ее рта. Келлан не очень-то уж жаловал людей, но должен был отдать девушке должное. Ее руки были покрыты кровью и подрагивали, она совсем ослабла, ее окружала темнота, но девушка не желала сдаваться.

Он с интересом наблюдал, как она вытащила изогнутую иглу с нитью. Чтобы увидеть рану на левом боку, ей необходимо было извернуться, но, все же, она смогла сделать несколько стежков, прежде чем отключилась.

В течение долгих минут Келлан просто смотрел на нее. Девушка лежала на боку, дышала она прерывисто и нерегулярно. Он знал, что вскоре ее может охватить лихорадка.

Что до него, то он забудет о ней. Она умрет, как и все смертные. Затем Келлан вспомнил о причине того, почему он выбрал сон. Однажды он дал обещание, которое нарушил из-за своей ненависти к людям.

Кон мог забрать его жизнь, но он позволил Келлану уснуть. И сейчас он всерьез задумался, предоставит ли Кон ему еще один шанс. Константин был лидером Королей Драконов. Он был их судьей, что не остановило других Королей Драконов от исполнения своего прямого долга.

Кон воспринял свой долг по защите людей довольно серьезно. Если бы на его месте оказался Келлан, он бы давным-давно стер смертных с лица Земли. Они были инфекцией, заражающей все. А что они сделали с драконами?

Все знания о драконах стали не более чем мифом. Страшась, люди фантазировали, превращая имеющуюся информацию во что-то даже близко не напоминающее то, кем являлись драконы на самом деле.

Келлан живо вспомнил, как после боя с людьми, нашел своих бронзовых драконов, распростертых по земле. Бронзовые драконы были Вершителями правосудия.

В то время, как Келлан приказал им защищать людей, те, в свою очередь, уничтожили их. Предательство, даже сейчас, тысячелетия спустя, Келлан не мог этого простить.

Хоть драконы и должны были защищать человечество, само человечество отказалось от этой защиты. Смертные, один за другим, стали предавать тех существ, которые господствовали на Земле задолго до их появления.

Келлан не стал единственным, кого предали. Ульрик, король Серебряных, также был обманут человеческой женщиной, а за ним и остальные Короли Драконов.

Келлан зажмурился, вспоминая тот день. Если бы он знал, что станет с его Бронзовыми, он бы примкнул к Ульрику.

В конце концов, именно драконы стали теми, кто потерял все. Кон отправил их в другой мир.

И Королям пришлось отступить.