Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Современные любовные романы
Показать все книги автора:
 

«На запад», Джун Грей

Посвящается моей маме, Дэйзи.

Я люблю тебя сильнее, чем можно выразить словами.

1

Кэт

— Чувствую задницей, что начинается шторм. И снег. Много снега. — Пожилая женщина приподняла керамическую чашку с отбитыми краями и поднесла её к своим губам, в то время как её муж осматривал тёмное небо через окно закусочной.

— Возможно, ты права, — сказал он, кивая седовласой головой. — Я уже три дня как не сплю.

Я рассматривала пару со своего места через несколько столов, задаваясь вопросом, как много времени потребовалось, чтобы два человека чувствовали себя так комфортно друг с другом, что упоминание о пятой точке не смущает их и является обычной темой для разговора во время ужина? Не похоже, что у меня будет такого рода близость с кем-либо, и это точно. Мне действительно не хотелось бы знать расписание чьей-то задницы.

— Итак, вы готовы к шторму? — спросила меня единственная официантка закусочной — метко названная «Закусочная», потому что это единственное заведение в городе — как только остановилась у моего столика с кофейником в руке. — Вероятно, будет трудно.

Покачав головой, я накрыла свою кружку рукой.

— Я не слишком беспокоюсь. — Черт, да снег идёт с октября месяца. Ничего не меняется, так что нечего писать домой ни о метре, ни о десяти метрах снега.

— Хорошо, если вам что-нибудь понадобится, дайте мне знать, — сказала официантка, оттянув свой фартук и протянув сдачу. Она наклонилась и погладила белую шерсть моей немецкой овчарки, Джози, которая лежала у моих ног. — Мы с мамой живём в нескольких километрах от вас. Даже если вам просто нужен будет кто-то, чтобы присмотреть за этим милым щенком.

Хоть убейте, но я никак не могла вспомнить имя официантки. Ей двадцать лет, она была миловидной и уставшей, но всегда дружелюбной ко мне, когда я прихожу обедать. Мы единственные двадцатилетние девушки в этом маленьком городке под названием Айаше на Аляске, поэтому, думаю, она чувствует себя так, будто должна меня поддержать. Когда я впервые приехала в город, она предположила, что мы можем вместе пройтись по магазинам в Анкоридже или заняться тем, чем обычно занимаются подруги. Но меня никак нельзя было назвать девочкой-транжирой, поэтому я постоянно отвечала, что занята.

К настоящему времени она знала меня лучше и понимала, почему люди называют меня Отшельницей из Соммерс Лэйн. Однажды кто-то заменил слово «отшельница» на «стерву», и в конечном итоге он свалился на спину с отпечатком моего кулака на лице. Так что, да, возможно я и заслужила эти два титула, и меня это вполне устраивало.

К тому времени, когда я вышла из почтового отделения с посылкой в руке и направилась к своему джипу, с неба падали гигантские снежинки, хрустя под ботинками. Джози даже не подняла головы, когда я запрыгнула в машину. Она просто лежала на пассажирском сидении, а её голова покоилась на лапах со скучающим выражением на белой морде.

— Что? — спросила я её, запуская двигатель. — Очередь к окну была длинной.

Джози издала многострадальный вздох, и я могла поклясться, что она закатила свои собачьи глаза.

— Иногда мне кажется, что ты подросток, заключённый в тело собаки, — пробормотала я, выехав на Мэйн Стрит, и двинулась прочь от почтового отделения этого захолустного городка с населением в двести с лишним человек. Айаше находится в довольно-таки отдалённом месте, в часе езды от Анкориджа и цивилизации. Центр города состоит из продуктового магазина, полицейского участка, почтового отделения и закусочной. Все остальное… ну, мы либо живем без этого, либо ездим полчаса по шоссе Гленн по направлению к единственному небольшому городку Кормак. Айаше — изолированное и тихое место, в котором такие девочки как я могут запросто исчезнуть.

Задние шины джипа немного заскользили, когда я повернула с Мэйн Стрит к Соммерс Лэйн, которая находится в пяти километрах по дороге, где нет ничего, кроме замёрзших деревьев и растительности на обочинах. Через два километра и несколько метров я свернула направо на грунтовую без опознавательных знаков дорогу, которая обрывается около моего рыжевато-коричневого фургона. В своей прошлой жизни я жила в роскошном доме из камня в богатом районе Южного Анкориджа. В доме из шести спален, пяти ванных комнат, бассейна (он явно был не нужен в месте, где зима длится почти девять месяцев), а также одной большой комнаты, предназначенной для просмотров фильмов. Как ни странно, я чувствовала себя в нём неудобно. Будто была не в своей тарелке.

Дом давно продан, и сейчас я нахожусь здесь, в восьмидесяти километрах от того места в трёхкомнатном трейлере с простыми необходимыми вещами. В Айаше жизнь, которую я организовала для себя, является только моей, и она идеально мне подходит.

Припарковав заснеженную машину и потянувшись за сумкой и посылкой, я обнаружила, что забыла купить корм для собаки, а также другие необходимые вещи. А если снегопад будет таким сильным, как предсказывали, то ближайшие несколько дней у меня не будет шанса выйти в магазин.

С тяжёлым вздохом я вновь пристегнула ремень безопасности и, развернувшись на сто восемьдесят градусов, быстро выехала на дорогу.

Было совсем темно, когда я закончила ходить по магазинам и направлялась к дому. Тихонько напевая вместе с радио блюзовую мелодию песни Пинк о страдании, я заметила тёмную фигуру на дороге. Сбавив скорость, я увидела высокую фигуру, одетую в тёмную одежду и ковыляющую по дороге.

— Твою мать! — сказала я, заставив при этом Джози навострить уши. — Дейл Хокланд напился и заблудился. Снова.

Моя машина уехала на тридцать метров, когда я увидела, что фигура потеряла равновесие и упала лицом в покрытую снегом грязь.

— Болван! — фыркнула я, освобождаясь от ремня. Захватив с собой большой металлический фонарь, выпрыгнула из машины, оставляя открытой дверь для Джози.

— Привет? — прокричала я практически скрытой в темноте фигуре. — Проснись, Дейл, — толкала я его ногу, обтянутую в джинсы. — Твой трейлер в другой стороне городка.

Приблизившись поближе и осветив его лицо фонарём, я тут же осознала, что это не Дейл и вообще не местный, ведь я его не знаю. Передо мной было лицо незнакомца с тёмной бородой, покрывавшей половину лица. Склонившись над ним, я увидела кровь на виске. Он, видимо, ударился о довольно большой камень, когда упал.

— Блин! — сказала я достаточно громко. Джози тут же выпрыгнула из машины и приблизилась ко мне в ожидании команды. — Ну, что думаешь, Джози? — Поглаживая собачью шерсть, я не отрывала взгляда от незнакомца. — Мы можем либо оставить его здесь и надеяться, что он проснётся до того, как начнётся снегопад, либо довезти до полицейского участка. — Ближайший госпиталь находится в Анкоридже, и у меня не было желания ехать так далеко. Мне совершенно этого не хотелось.

Джози ткнулась мне в лицо и лизнула шею. Вытащив мобильник, я набрала полицейский участок. Шериф был моего возраста, и у него дома находился новорождённый малыш. В его обязанности, как добровольца, входила работа на несколько часов в неделю. В правоохранительных органах последний раз нуждались несколько месяцев назад, когда жена Дейла Хокланда не смогла найти своего мужа. Тем временем Дейл находился в баре, бесшумно развалившись за столом в углу.

Поэтому то, что телефон молчал и молчал, не было большой неожиданностью. Жители Айаше находились по своим домам.

Я разглядывала мужчину сквозь припорошенные снегом ресницы, раздумывая о том, как поступить, но когда снежинки начали падать сильнее, я приняла решение помочь незнакомцу.

— Пойдём, дружище, — сказала я, подтягивая его за руку. — Давай затащим тебя в джип, пока я не передумала.

Я считаю себя физически сильной женщиной — чёрт возьми, дома я соорудила для себя маленький тренировочный зал — но парень оказался тяжелее, чем я ожидала. Складывалось ощущение, что я перемещала стокилограммовое тело пьяного придурка. В конце концов, я схватила его подмышки и потащила назад, при этом удостоверившись, что приподняла его при помощи ног, а не своей спины. Джози все это время с интересом смотрела на нас.

— Схвати за ногу или ещё за что-нибудь, дура, — сказала я ей.

На секунду я бросила свою ношу, чтобы открыть заднюю дверь, и призадумалась над тем, как бы мне впихнуть его внутрь. В конечном итоге решила, что будет лучше, если я перекину его через плечо, как мешок с песком, и закину в машину.

— Ты весишь тонну, — сказала я бессознательному мужчине, когда обернула его руки вокруг своих плеч и подняла. Боже, он, должно быть, весит больше, чем сто килограммов. — Когда очнёшься, подумай о том, чтобы употреблять меньше углеводов, — пробормотала я, после того как с силой закинула его на сиденье.

Немного отдышавшись, засунула его ноги в ботинках в машину и закрыла дверь. Только когда я села на водительское кресло, мне пришла идея проверить его пульс.

— Только бы я не затащила мёртвого человека к себе в машину, — проворчала я, повернувшись на месте и приложив два пальца к его шее. Только мне бы повезло спасти парня, который уже мёртв.

Сильные удары о подушечки моих пальцев говорили об обратном.

К тому времени как я добралась до дома, дорога уже была покрыта снегом слоем около трёх сантиметров. Рассматривая мужчину на заднем сиденье, я практически решила оставить его в машине, но, в конце концов, здравый смысл взял верх. К тому же, я уже спасла его из канавы. Не могла же сейчас оставить его замерзать до смерти в машине.

Тряхнув головой, я избавилась от растаявшего снега и от отвратительных мыслей, скопившихся там.

Можно подумать, что вытащить мужчину из машины — лёгкая задача, но к этому времени мои мышцы были полностью обессилены. Я ещё раз схватила его за подмышки, не утруждаясь быть нежной, и потянула. Несколько минут спустя на полу моего дома протянулся влажный след, а на ковре в гостиной лежал мужчина без сознания.

Пройдя в кухню, я взяла стакан воды, не выпуская из вида стойку с ножами и размышляя о своём следующем шаге. Я решила продержать его в тепле и комфорте на протяжении всей ночи, но завтра, после того как он проснётся, пусть с ним разбирается полиция.

Вернувшись, я начала его рассматривать.

Он был хорошо одет и не создавал впечатления бездомного. Его одежда, хоть и покрыта грязью, выглядела новой и дорогой. Со здоровой дозой тревоги я пошарила по его карманам, не обнаружив ничего: ни документов, ни чего-либо, подтверждающего его личность. Наклонившись над ним, всмотрелась в его бородатое лицо, но не заметила ничего знакомого в тёмных бровях и длинном прямом носе.

Намочив несколько бумажных салфеток, я протёрла его рану на лбу, с облегчением заметив, что небольшая ранка перестала кровоточить. Я бы разозлилась, если бы он истёк кровью на моём коврике.

Промыв его рану перекисью — во время чего он вздрогнул, но не проснулся — я приложила три полоски лейкопластыря, заклеив его рану, а затем наложила повязку.

Моя задница практически коснулась дивана, когда я вспомнила, что мои вещи до сих пор оставались в машине. Так что, проглотив разочарованный стон, я перенесла продукты, посылку с почты и убрала их. Наконец, я свалилась на диван и позволила себе расслабиться. По крайней мере, отчасти.

Было странно, что в одну минуту я занималась обычными прозаическими занятиями, такими как поездка домой, а в следующую обнаружила у своих ног мужчину в бессознательном состоянии. Мне следовало испугаться этого незнакомца, который запросто мог оказаться серийным убийцей, но я не могла собраться с силами, поэтому просто накинула шерстяное одеяло на своего первого гостя за всё время, растянулась на диване и уснула.

Меня разбудило низкое и хриплое рычание Джози. Незамедлительно я села на краю и увидела неуклюжую фигуру, стоящую передо мной с поднятыми вверх ладонями и принявшую оборонительную позицию, в то время как Джози стояла между нами с поднятой шерстью.

— Полегче, парень, — сказал мужчина глубоким голосом и тем самым напугал мой непроснувшийся мозг.

— Осторожней, ты можешь оскорбить её, — сказала я хриплым голосом. Я смотрела на него с удивлением, находясь под впечатлением от того, что мне удалось перенести мужчину такого размера.

Он взглянул на меня с выражением смущения и беспокойства.

— Кто вы? — спросил он, оглядывая мой небольшой дом. — И где, чёрт возьми, я нахожусь?

Я продолжала сидеть на своём месте, но моя рука находилась под подушкой дивана, а пальцы обхватили рукоятку глока.

— Я могу задать тебе тот же вопрос.

Он замер, и его тёмные брови нахмурились.

— Я не знаю. Я же не пытался вас ограбить или навредить вам, не так ли? — Его глаза расширились от ужаса.

Я покачала головой, немного озадаченная яркостью его глаз. Складывалось ощущение, будто я смотрела в зеркало.

— Нет. Вчера вечером я нашла тебя на дороге и притащила сюда, чтобы ты не замёрз на холоде.

— Я тебя знаю?

— Нет.

— И ты приволокла незнакомого человека в свой дом? — Он спросил меня так, будто это был самый нелепый поступок во всём мире. Хотя теперь при свете дня всё именно так и выглядело.

— Чтобы спасти тебе жизнь, — сказала я защищаясь. — Думаю, мне нужно пересмотреть своё решение.

Мужчина бросил взгляд в окно и увидел снег, который все ещё падал большими пушистыми хлопьями. Он прочистил горло.

— Нет. Спасибо, я признателен тебе за спасение своей жизни.

Джози снова зарычала, напоминая, что незнакомец все ещё может представлять угрозу.

— Итак, откуда ты? — спросила я.

Он снова оглянулся, переступая с одной ноги на другую.

— Я отвечу на все твои вопросы. Обещаю. Но для начала мне нужно в уборную.

Я указала в сторону ванной комнаты.

— Чуть дальше, первая дверь.

Мужчина сделал первый шаг, и Джози предупреждающе зарычала.

— Джози, — сказала я, схватив её за ошейник. — Позволь сначала незнакомцу пописать. А то, если ты сейчас укусишь его, на вкус он будет как моча.

Я не была уверена, но мне показалось, что губы незнакомца дёрнулись под бородой, когда он выходил из комнаты. В небольшом доме звук его похода в туалет был слишком громким, предоставляя мне понять очевидное: в моём доме находится незнакомец. Последние семь лет я избегала людей, в особенности мужчин, но в момент умопомешательства охотно притащила одного домой. В своё убежище.

Возможно, за все годы уединения я, в конце концов, сошла с ума.

Встав, я привела в порядок свою одежду, спрятав оружие за пояс. Собрав волосы в беспорядочный конский хвост, проверила свои вещи: все важные предметы, включая ноутбук. Ничего другого не стоило и красть.

Через минуту мужчина неторопливо вернулся, и я начала его осматривать. Он высокий, полагаю, больше чем метр восемьдесят, с широкими плечами. Прежде мне не приходилось видеть таких крупных и мускулистых мужчин. Если вбить в Гугл слова «человек мужского пола», то увидите картинку с его изображением. Однако здоровенная внешность незнакомца была подорвана задумчивым выражением лица.

Я держала Джози за ошейник на случай, если мужчина разыгрывал из себя идиота.

— Все в порядке? — спросила я без энтузиазма. Парень выглядел шокированным.

Он покачал головой, касаясь густой и тёмной бороды.

— Нет, не в порядке, — сказал он, и глубокая морщина появилась на его лбу. — Я… я ни черта не помню.

— Что? — спросила я, почти смеясь. — Ты ничего не помнишь?

— Я думал, что моя забывчивость вызвана похмельем. Но только что я смотрел в зеркало. — Он указал в сторону ванны. — И не узнал лицо, которое смотрело на меня.

Мои глаза сузились.

— Позволь мне прояснить: ты говоришь, что не узнаешь своего лица? То есть у тебя амнезия? — Мужчина кивнул, касаясь своей повязки. — Ты, должно быть, шутишь?

— Я похож на человека, который способен так шутить?

В недоумении я засмеялась. Это всё моя удача: обременить себя человеком, который даже не помнит своего лица. И зачем я лезу в дела других людей? Мне следовало держать себя в руках, как я делала прежде.

— Надеюсь, ты шутишь.

Его грудь быстро поднималась и опускалась.

— Пожалуйста, можно мне присесть?

Я указала на оборванное кресло.

— Давай.

— Где, говоришь, ты меня нашла? — спросил он, положив локти на бедра.

— Ты скитался в Соммерс Лэйн.

— В каком городе мы сейчас находимся?

— Айаше. — Когда он не выказал никаких признаков узнавания, я добавила: — Аляска.

— Аляска? — выдохнул мужчина.

— Да. Штат, не пустыня. — Как только он отошёл от шока, я продолжила: — Как бы то ни было, ты упал в грязь и ударился. Я вытащила тебя оттуда и привезла сюда.

— Сама?

Я выпрямилась.

— Я сильнее, чем выгляжу.

— Не сомневаюсь в этом. — Он придерживал голову и смотрел на пол между своих ног. — Ничего из этого не имеет смысла.

Я встала, устав играть из себя хорошую маленькую хозяйку.

— Хорошо, давай отвезём тебя в полицейский участок. Уверена, они знают, как с тобой поступить.

Мужчина, чей возраст я не могла определить из-за растительности на лице, посмотрел на меня и кивнул. Впервые с тех пор как я его встретила, он посмотрел на меня так, будто понимал, что происходит. Верю ли я, что у него была амнезия? Не совсем. Я почувствовала нечто знакомое в нём, но не совсем могла понять, что именно.

Пройдя в коридор к шкафу, я вытащила свои сапоги и пальто. Захватив ещё одно пальто, кинула его незнакомцу. Мужчина был одет в одну лишь рубашку с длинными рукавами и впоследствии мог сильно замёрзнуть.

— Возьми, ты замёрзнешь.

И снова маленькая тень улыбки.

— Твоего мужа? — одеваясь, спросил он. Рукава пальто были немного коротковаты для него, и оно натянулось на спине, но всяко лучше, чем ничего.

— Нет. Отца. — Открыв входную дверь, я увидела толстый слой снега на земле.

— Пожалуйста, скажи мне, что дороги чистят? — спросил он глубоким голосом, стоя так близко ко мне, что его дыхание касалось моих волос.

Сделав шаг вперёд, я провалилась в снег по колени.

— Серьёзно в этом сомневаюсь. Единственная нормальная дорога в этом городке была проложена грузовиком Лари Мастерсона, и последнее, что я слышала об этом грузовике, это то, что ему ремонтируют двигатель.

— И какой у нас план?

Я сделала ещё несколько шагов, чувствуя, как снег проскальзывает мне в ботинки. Это не очень хорошо.

— Уверена, мой джип справится, — сказала я, нерешительно осмотрев квадратной формы объект, находящийся полностью под снегом. Мой вездеход был полностью покрыт снегом, а его задняя часть была похожа на зефир. Голыми руками я очистила дверь, чтобы забраться внутрь, и тут же пожалела об этом. Ну почему я не надела перчатки?

Замёрзшими пальчиками я вставила ключи, включила зажигание и с облегчением успокоилась, когда услышала, что двигатель плавно заработал.

— Залезай, — позвала я незнакомца. Джози стояла на пороге, неуверенно раздумывая, что ей делать со снегом. — Оставайся, девочка. Я скоро вернусь.

Закрыв за собой дверь, мужчина с трудом пробрался через снег. Я поздно поняла, что могла бы также одолжить ему пару сапог, потому что он был обут в пару чёрных кожаных ботинок, и они явно не были водонепроницаемыми. Он взобрался на пассажирское сиденье, нижняя часть его джинсов была полностью покрыта снегом. Он стряхнул его.

— Прости за грязь, — сказал мужчина, указывая на кучу снега, что лежала у его ног.

— Ничего страшного. Это всего лишь вода.

Включив заднюю передачу, я плавно нажала на газ. Снег похрустел несколько секунд под колёсами, прежде чем джип остановился. Стена снега, окружавшая нас, явно имела к этому отношение.

— Давай, малышка, — сказала я и нажала на газ.

Двигатель загудел, и машина подпрыгнула назад, но передвинулась не больше чем на три сантиметра. Я переключила передачу на «Поездка» и снова нажала на педаль. Машина подпрыгнула вперёд и выбралась из сугроба. Повернув руль и осторожно проезжая мимо дома, я направилась в сторону дороги. Мы практически были у выезда с моей собственности, когда джип провалился и застрял в яме.

— Черт, — сказала я, хлопнув рукой по рулю. Я собиралась зарыть эту яму, но не находила для этого времени.

— Подожди, — сказал мужчина, выпрыгивая из машины.

Через несколько минут джип качнулся вперёд, потому что незнакомец пытался вытолкнуть его из ямы.

Я давила на газ, в то время как он выталкивал, но колеса просто вращались. Он обошёл машину спереди, и я переключила передачу, но впустую. Я наблюдала за мужчиной через ветровое стекло, удивляясь тому, что восхищаюсь его приверженностью. Он с таким усилием выталкивал машину, что его лицо покраснело, а на лбу выступили вены.

Через пятнадцать минут различных попыток мы в итоге уступили матушке-природе. У меня хороший джип, но он застрял. Дрожа от холода, мы вернулись в дом, и к тому времени как вошли внутрь, брюки мужчины промокли практически до середины бёдер. Сев на кухонный стул, он снял ботинки и, вздохнув, снял ещё и белые носки.

Пока он массировал свои ноги, чтобы согреть их, меня вдруг осенило, что незнакомец здесь застрял. Если только он не собирался пройтись пешком до городка, не превратившись в снежный ком. Это означало, что мужчина должен был остаться в моём доме до тех пор, пока не утихнет снегопад.

Но больше всего меня удивлял тот факт, что это совсем меня не пугало. Он меня не пугал. И, в конце концов, я осознала причину: он же совершенно растерян. Мужчина, блуждающий без какой-либо информации в голове, примерно так же опасен, как и заблудившийся щенок.