Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Мистика
Показать все книги автора:
 

«Крик ангелов», Джозеф Нассис

Пролог

Он смотрел на предмет, лежавший у его ног, и постепенно начинал осознавать: то, что они обнаружили, изменит мир уже безвозвратно. Это возбуждало и одновременно пугало.

Ему придется решать, что делать с этой находкой, времени было в обрез — всего несколько минут, иначе новость распространится по лагерю быстрее, чем лесной пожар, бушующий где-нибудь в горах Сьерры.

Несколько месяцев проработали они на берегах Мертвого моря, сезон почти закончился. Через неделю или две истечет и срок выданного им разрешения, а отчитываться за работу практически нечем. Так что сомнительно, чтобы в следующем сезоне финансирование работ продолжилось. К тому же беспорядки на оккупированных территориях могли привести к полному закрытию границ.

А теперь еще это…

Он обернулся к мужчине, присевшему рядом на корточки.

— Кто еще знает?..

Тот покачал головой.

— Никто. Я весь день работал в этом конце рва один. Вы первый увидели это, не считая меня.

Может, тогда у них еще есть шанс.

С минуту он сидел молча, погруженный в глубокие размышления. Потом сказал:

— Ладно, тогда сделаем вот что…

 

Позже тем же вечером.

Его команда быстро прошла через весь лагерь. Кругом стояла мертвая тишина, похоже, ни одна живая душа их не заметила. До рассвета оставалось около пяти часов — этого времени вполне хватит, чтобы извлечь образчик, аккуратно упаковать его и погрузить в машину, пока остальные ничего не заподозрили.

Их было пятеро. Людей этих он знал долгие годы. Каждому доверял безоговорочно. Ведь некогда они дали ту же клятву, что и он, а потому у него не было сомнений: они унесут тайну вместе с собой в могилу, если до этого дойдет.

Впрочем, он надеялся, что не дойдет. Сама мысль о том, что он должен сделать, если их застигнут при этом занятии, была ему ненавистна.

Работа предстояла непростая. Предмет по размерам невелик, чуть более семи футов в высоту. Зато в ширину в два раза больше, и он твердо вознамерился извлечь его целиком. Часа три они вытягивали его из «гнезда», где он покоился бог знает сколько столетий. Еще часа два тщательно заворачивали. Небо на востоке уже начало розоветь, когда они, вконец запыхавшись, погрузили находку в кузов полутонного экспедиционного грузовика.

Пока люди из его команды занимались всем этим, сам он залез в сеть и начал выстраивать новый, более долгосрочный план. Определился с местом, где будет храниться находка — до того момента, когда они решат, что делать с ней дальше. Затем договорился с людьми, которые должны будут встретить их после нескольких часов езды к северу. Тайно переправить груз через границу и вывезти из страны будет очень непросто, но, к счастью, он знал несколько заветных мест, где пограничники и таможенники в этот момент будут смотреть в другую сторону — за определенную сумму, разумеется. Что ж, будем решать проблемы по мере их возникновения. А на данный момент он вроде бы все предусмотрел.

Ребята из команды с ним попрощались, он забрался в кабину, сел рядом с водителем грузовика и приготовился к долгой дороге на север. Остальные члены экспедиции уже начали просыпаться, нельзя было терять время.

Они тронулись в путь, и тут вдруг он подумал, что организовал и осуществил самую большую кражу в истории свободного мира.

И, Господь свидетель, ощущение это было необычайно приятное.

Глава 1

В ПОИСКАХ МЕРТВЫХ

Под ногами захрустело стекло.

Услышав этот звук, рыцарь сержант Мэтью Райли замер — одна ступня уже просунулась в щель отворяемой двери, рука лежит на дверной ручке.

Больше — ни звука. В доме царила полная тишина.

Уже три недели прошло с тех пор, как Некромант напал на крепость, и в результате они смогли вернуть копье Лонгина. После успешного выполнения этого задания, когда стало ясно, что кризис миновал, команду «Эхо» распустили на заслуженный отдых. Все ее члены разлетелись по разным уголкам страны, где с чувством выполненного долга наслаждались честно заработанным отпуском.

Райли отправился на юг вместе со своим другом, сержантом Ником Ольсеном, их так и сжигало нетерпение. Предстояло заняться глубоководной морской рыбалкой. Они даже прихватили с собой новичка, Шона Дункана. Все трое проводили дни за этим увлекательнейшим занятием, и более грозных соперников, нежели шестидесятифунтовый тунец да белый кит, изредка проплывавший мимо и превосходящий их по скорости, у них на тот момент не было.

Вся эта идиллия продолжалась до вчерашнего утра, когда вдруг раздался телефонный звонок.

Новый Наставник Виллем Йохансон, несколько дней безуспешно пытавшийся связаться с рыцарем командиром Уильямсом, начал уже тревожиться. Ведь со дня последнего нападения на один из командных пунктов прошло всего несколько недель, трагические события были еще свежи в памяти, и мысль, что некто избрал своей мишенью лидера команды «Эхо», казалась не столь уж абсурдной. Тем более что Райли дал ясно понять это Наставнику. Но, прежде чем трубить общую тревогу и сзывать тяжелую артиллерию, следовало получить более убедительные доказательства, что некто снова затеял с ними нечестную игру. И Йохансон прибегнул к плану «Б».

План этот заключался в том, что надо было отозвать помощника рыцаря командира из отпуска и отправить его для выяснения, что же именно произошло.

Солнце уже давно скрылось за горизонтом, когда он притормозил взятый напрокат «форд-эксплорер» у ворот дома Кейда, в маленьком тихом городке под названием Уиллоу Гроув, что в штате Коннектикут. Несмотря на наступившую темноту, в доме не светилось ни одно окно.

Райли несколько раз позвонил в колокольчик. Ни ответа, ни привета. Подергал дверь.

Она оказалась не заперта.

Райли тут же встревожился.

А хруст битого стекла за дверью только подтвердил опасения.

Его командир был человеком аккуратным, любил, чтобы все стояло на своих местах. Он бы ни за что не оставил осколки на полу, если б, допустим, разбил стакан. Тут же тщательно вымел бы их.

Видимо, что-то помешало ему это сделать.

Что-то или кто-то.

Стараясь ступать как можно тише, Райли шагнул внутрь и бесшумно притворил за собой дверь.

Какое-то время он стоял в полной темноте и прислушивался, стараясь определить, где может таиться опасность. Но не услышал ни единого звука, хотя эта мертвая тишина так и давила на него и казалась особенно зловещей. Точно само здание тоже затаилось и прислушивалось.

Выждав с минуту-другую, он сделал вывод, что находится в доме один, но это служило слабым утешением. Сунув руку во внутренний карман, он достал пистолет; привычная тяжесть в ладони придала уверенности. Затем он вытянул левую руку и щелкнул выключателем на стене.

Тьма сменилась ослепительным светом, он оказался ярче, чем ожидал Райли. Словно мощность одной лампочки разом возросла в тысячу раз. Райли вынужден был отвернуться и даже заслонить глаза рукой в ожидании, когда они привыкнут к яркому освещению. На миг по спине пробежали мурашки — он осознавал, насколько уязвим и беспомощен в этот момент.

Но ничего страшного не произошло.

Глаза наконец привыкли к свету, и Райли внимательно осмотрелся. То, что он увидел, лишь усилило тревогу.

Вся комната тонула в зеркалах.

В осколках разбитых вдребезги зеркал.

Они были повсюду: на полу, на лестнице, ведущей на второй этаж, на маленьком столике у входной двери. Ни одного целого зеркала, не считая нескольких острых осколков, застрявших в рамах. Но больше всего их было на полу; впечатление создавалось такое, будто все зеркала в доме вдруг взорвались изнутри.

Вывод отсюда можно было сделать только один: Кейд отправился в очередное путешествие в потусторонний мир.

Теперь Райли уже не боялся натолкнуться здесь на вооруженного до зубов противника, но тревога не покидала его. Он опасался за друга. Быстро прошел по комнатам первого этажа, тщательно все осмотрел. В гостиной, столовой и кухне — ни единой живой души. Но везде тот же разгром, что и в прихожей, и это не добавляло радости.

Путешествия в потусторонний мир и обратно, в эту таинственную, сходную с чистилищем сферу, которая существовала за гранью реального мира, требовали невероятных затрат энергии. Сам Райли никогда там не бывал, однако раз или два наблюдал, как это делал Кейд, и был знаком кое с какими деталями, со слов все того же Кейда. И, сказать по правде, никто не мог заставить его добровольно пересечь эту черту. Достаточно было рассказов командира о том, каких чудовищных тварей видел он там, чтобы отбить всякое любопытство и охоту посетить это место. Нет уж, спасибо, не надо. Самому ему видеть такое совсем не обязательно.

Однако из рассказов Кейда он знал достаточно, чтобы понимать: каждый переход через «барьер» в потусторонний мир отнимает у странника все силы, выматывает его окончательно. А все потому, что время и расстояние по ту сторону носят совершенно иной характер и часы там превращаются в долгие дни. И если путешественник задержится в потустороннем мире, ему грозит обезвоживание, полное истощение, по возвращении он даже может постареть на несколько лет.

Особенно опасны были повторные и частые путешествия.

Из того, что Райли увидел в доме, стало ясно: его командир недавно предпринял не менее десятка путешествий в потусторонний мир или даже больше.

Это было почти равносильно самоубийству.

Может, он его и замыслил?..

Обыскав первый этаж и не найдя ни следа Кейда, Райли с тревожно ноющим сердцем стал подниматься на второй этаж.

И как только оказался наверху, почти сразу увидел командира. Тот полулежал на своей постели, в спальне, дверь ее была распахнута настежь. Как и повсюду в доме, пол перед дверью был усыпан битым стеклом.

Райли, опасаясь самого худшего, вбежал в комнату.

Да, это был Кейд. Глаза широко раскрыты, и казалось, он не дышит. Опустившись возле кровати на колени, Райли прижал пальцы к горлу Кейда, тем временем настороженно оглядывая спальню и примыкающую к ней ванную комнату — на тот случай, если некое создание из потустороннего мира вдруг решилось последовать за командиром. Хоть и не без труда, но Райли все же нащупал пульс, совсем слабый, нитевидный, что тоже не слишком утешало.

Отложив пистолет, он бегло осмотрел командира. И хотя не обнаружил на теле никаких видимых повреждений, тем не менее было совершенно очевидно, что состояние Кейда критическое. Он странно похудел, одежда висела на теле мешком. Кожа приобрела отвратительный желтоватый оттенок и так плотно натянулась на костях, точно скелет всеми силами старался прорвать ее. Райли вспомнилась мумия, виденная им однажды в Музее естественной истории.

Живой человек так не выглядит.

Впрочем, ничто в доме не указывало на прямую опасность, а потому Райли убрал пистолет в кобуру. На маленьком столике возле кровати стоял портативный телефон, и сержант решил им воспользоваться, поскольку понимал, что вряд ли сможет заменить врача. Набрал по памяти десятизначный номер, а когда на том конце линии ответили, назвался, продиктовал адрес и сообщил, что его командиру необходима срочная медицинская помощь.

Повесив трубку, он вернулся к Кейду. Бережно поднял его на руки, дивясь тому, как мало тот весит. А потом осторожно спустился с ним на руках на первый этаж; при каждом шаге под ногами противно хрустело стекло. Оказавшись в гостиной, Райли подошел к окну, стоял там и слушал, он знал, что вертолет уже вылетел. Он старался не думать о состоянии Кейда, о быстро бегущем времени. Команда медиков скоро прибудет. Остальное — в руках Господа.

Райли склонил голову и начал молиться.

Когда послышались характерные звуки приближающегося вертолета, он вдруг почувствовал, как Кейд слабо шевельнулся. Глянул на него и с удивлением обнаружил, что командир смотрит на него единственным здоровым глазом.

— Я должен был найти ее, Мэт. Должен был…

В голосе командира звучали боль и отчаяние, и сердце великана преисполнилось печали. В горле встал ком, он сглотнул его и коротко ответил:

— Знаю, босс.

Тут Кейд снова потерял сознание, и Райли это вполне устраивало. Ему не нужны были дальнейшие объяснения, он и так понял все.

Погибшая жена Кейда.

Габриэль.

Глава 2

СНОВА В СЕДЛЕ

Райли ждал в коридоре, возле палаты, куда увезли Кейда, когда прибыли его товарищи, Ник Ольсен и сержант Шон Дункан. Райли позвонил им накануне ночью, и оба рыцаря вылетели из Норфолка в Бостон первым же рейсом, а затем сели в машину и прямо из аэропорта отправились в госпиталь.

— Ну, как он? — спросил Ольсен.

Райли покачал головой.

— Не очень. Сильное обезвоживание, истощение, такое впечатление, словно тело само сжирает себя изнутри. Врач сказал, что положение критическое, все зависит от того, справится ли организм. Еще один день — и он бы уже не выкарабкался, неважно, оказали бы ему помощь или нет. Так что остается только ждать.

Далее старший сержант принялся рассказывать товарищам, как провел сутки после расставания с Кейдом в доках Каролины. Описал состояние, в каком нашел его дом, высказал также предположение, что, по всей видимости, рыцарь командир предпринял подряд несколько путешествий в потусторонний мир. Райли счел нужным доставить Кейда на ближайший командный пункт, где местный военный врач решил, что состояние его слишком тяжелое, своими силами им не справиться. Тогда было решено перевезти его в главный госпиталь ордена, в Ньюпорт, что на Род-Айленде.

Где они теперь и находились.

Все четверо, в том числе и Кейд, являлись членами Священного ордена бедных рыцарей Христовых и храма Соломонова, иначе говоря, рыцарями-тамплиерами. В четвертом веке их всех едва не уничтожили, однако тамплиеры вдруг возникли снова, вышли из укрытия во время Второй мировой войны, в самые тяжелые и решающие ее дни. Они вновь влились в лоно католической церкви, переродились под началом Ватикана в тайное военное подразделение и теперь были призваны на защиту человечества от сверхъестественных сил во всех их формах и обличиях.

Рыцарь командир Кейд Уильямс возглавлял команду «Эхо» — самый элитный и престижный боевой отряд тамплиеров, славившийся своей эффективностью и использованием нестандартных методов. Райли и Ольсен сражались бок о бок с Кейдом уже давно, видели и слышали вещи, от которых рядовой тамплиер пришел бы в смятение и ужас. Но Кейд всегда заражал своих солдат решимостью и целеустремленностью. И они были готовы идти за ним куда угодно, не задавая лишних вопросов.

Дункан же появился в команде «Эхо» всего несколько недель назад, до этого проработав немало лет в службе охраны Наставника. Но даже за столь короткое время странный и загадочный человек по имени Кейд стал для него важен. Кейд научил его пользоваться уникальным даром, которым наделила Дункана природа и который сам он прежде считал скорее искушением или проклятием. И хотя порой он не соглашался с Кейдом, частенько нарушавшим правила — устав, которому поклялся следовать каждый рыцарь, — Дункан быстро понял: этот человек может преподать ему многое.

Дункан заглянул в приоткрытую дверь палаты, где в окружении сложнейшей медицинской техники и приборов спал Кейд. Прежде такой сильный и подвижный, сейчас он не был похож на самого себя.

— Боже милостивый, зачем он это затеял? — шепотом спросил друзей Ольсен, расстроенный тем, что не может помочь другу.

— Он искал жену, — ответил Дункан, по-прежнему не сводящий глаз со спящего рыцаря командира.

Воцарилось молчание. Дункан отвернулся от двери и увидел, как рыцари уставились на него.

— Что тебе об этом известно? — спросил Райли.

По его тону Дункан сразу понял: ему здесь до конца еще не доверяют. В голосе сержанта звучало любопытство и одновременно подозрение.

— Я видел ее, — не моргнув глазом, ответил Дункан. — По крайней мере, мне так показалось.

— Что?! Когда?

— В ту ночь, когда мы нашли тело Стоуна в Оттер-Лейке.

Дункан вспоминал о той ночи не без содрогания. Они с Кейдом отправились на встречу с главой подразделения «Custodes Veritatis», тайного отдела в иерархии тамплиеров, отвечавшего за защиту и сохранность священных реликвий ордена. А Райли с Ольсеном обеспечивали им прикрытие, старались выяснить, нет ли слежки. Стоуна нашли убитым прямо в доме, причем было очевидно, что он подвергался жестоким пыткам и что нападение совершили некроманты, члены Совета Девяти, стремившиеся похитить копье Лонгина, одно из священных сокровищ ордена. Рыцари оказались в сложном положении, не смогли вызвать подкрепление и выжили лишь благодаря уникальной способности Кейда проникать в потусторонний мир.

Из огня да в полымя, вот чем обернулось для них тогда путешествие в потусторонний мир. Ибо едва успели они открыть глаза и оказаться в странном перекрученном, нереальном мире, как подверглись жесточайшей атаке голодных и смертельно опасных призраков. Целые их полчища начали теснить рыцарей к бурному морю, и не было у них другого выхода, кроме как стать плечом к плечу и отчаянно отбиваться от мерзких тварей, имевших огромное численное преимущество.

В конце концов их спасла покойная жена Кейда. Во всяком случае, Кейду хотелось в это верить.

Дункан рассказал все это своим новым товарищам.

— Но почему ты прежде молчал об этом? — сердито спросил Ольсен.

Дункан насмешливо фыркнул.

— Так бы вы мне и поверили! Кстати, парни, наш командир уверен в том, что именно призрак его жены спас тогда наши задницы в потустороннем мире. А я подумал: сейчас самое подходящее время, чтобы рассказать об этом.

Райли и Ольсен смотрели на него, не произнося ни слова. Из этого молчания Дункан сделал вполне однозначный вывод о том, что теперь от него требуется.

Дункан уже открыл было рот, но не успел издать и звука — прибыл новообращенный с посланием для Райли. Тот прочел записку и тихо чертыхнулся.

— Что там? — спросил Ольсен.

Они трубят сбор. Команда «Эхо» получает новое задание. Через тридцать минут собирается в кабинете для совещаний.

— А как же Кейд? — спросил Дункан.

Райли заглянул в палату, окинул взглядом неподвижное тело командира.

— Как ни прискорбно, но вынужден констатировать: пока что нам придется обходиться без него.

Итак, все трое договорились встретиться в назначенном месте через полчаса и разошлись в разные стороны. Райли последовал за новообращенным по коридору, по пути задавая юноше вопросы тихим голосом. Он хотел выведать, в каком настроении пребывает Наставник. Ольсен пошел в казармы, сообщить всем остальным о состоянии Кейда и о том, что их всех срочно вызывают к Наставнику.

Дункан остался один. Он был новичком, а потому никаких действий от него сейчас не требовалось, кроме как вовремя явиться на совещание.

Он огляделся. Коридор был пуст. Отворив дверь палаты, где лежал Кейд, Дункан вошел внутрь.

Здесь полная тишина нарушалась лишь гудением вентилятора, изредка тихо попискивали разнообразные приборы с мониторами, фиксировавшие состояние Кейда. Несколько долгих минут Дункан стоял у койки Кейда и смотрел на своего начальника, раздираемый самыми противоречивыми чувствами и мыслями. Уже не однажды доводилось ему помогать раненому командиру, вытягивать его буквально с того света. Однако он помнил приказ Кейда: ни за что и ни при каких обстоятельствах к нему не прикасаться.

«Ты можешь его исцелить».

Мысль эта явилась сама собой, и прогнать ее он был уже не в силах. Но Дункан не хотел лгать самому себе: на самом деле он подумывал об этом еще до того, как зашел в палату.

«Это же просто. Не требует особых усилий».

Все верно, чистая правда. Все, что он должен сделать, — это положить руки на тело Кейда и думать, усердно думать о том, что раны исчезают, испаряются, словно их не было вовсе.

«Ты делал это и прежде, и раненые даже о том не подозревали».