Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Боевая фантастика
Показать все книги автора:
 

«Доктор Кто. Механизмы войны», Джордж Манн

Моей семье, разделившей со мной время и пространство

Часть первая

Молдокс

Глава 1

Три дня прошло с тех пор, как она видела далеков в последний раз. Целых три дня, как она сделала новую зарубку на стволе ружья. Слишком долго. И это заставляло ее нервничать. Что же они замышляют?

В последнее время патрули стали встречаться реже, далеки словно утратили интерес к выжженным окраинам и собрались в центральной части города. Когда они находили людей, сгоняли их туда же, будто скот. Если далеки изменили свои планы, значит, происходит что-то новое.

Возможно, ей стоит поискать другое место для жилья. А ведь она только начала обживать свое убежище.

Ее звали Зола, и сейчас она лежала в грязи и наблюдала за дорогой, проходящей под крутым уступом. По слухам, вскоре здесь должен был появиться патруль далеков. Впрочем, это должно было случиться еще час назад. С ними мог разобраться и другой отряд сопротивления, но вряд ли. Она бы знала. Такие новости мгновенно расходятся по комм-сети, но ее передатчик молчал. Вероятнее всего, далеки нашли выживших и вернулись с захваченными в город. А может, занялись «уничтожением». Зола называла это просто убийством. На мгновение ее охватила злость, и она крепче сжала оружие в руках. Пусть патруль только появится…

Зола убрала упавшую на глаза челку. Ее густые, неровно подрезанные волосы доходили до плеч. Рыжие, словно угли, мерцающие под тонким слоем пепла, – из-за их цвета ее и прозвали Золой. А еще потому, что ее нашли в догорающих руинах родного дома. Золе единственной посчастливилось выжить там, где прошли далеки.

Теперь дни, когда горела планета, когда все горело, казались такими далекими. Зола видела, как миры один за другим вспыхивали в небе над Молдоксом, складываясь в огненную спираль, вихрь из пылающих звезд.

Она была еще совсем ребенком, но даже ей было понятно, о чем говорят огни в небе. Далеки идут. Надежды нет.

Молдокс пал быстро. С того дня жизнь – если это можно назвать жизнью – изменилась навсегда.

Она потеряла семью в первые дни вторжения: отца и мать испепелил патруль далеков. Зола успела спрятаться в опрокинутом мусорном ящике. Не в силах даже вдохнуть от страха, сквозь узкую, покрытую грязью и ржавчиной щель она смотрела на бегущих прочь родителей и видела их смерть. Прошел год, прежде чем девочка снова начала говорить.

Через несколько дней Золу, раненую и растерянную, подобрала группа бойцов сопротивления. Они взяли ее с собой не по доброте душевной, нет. Группе требовался ребенок, который помогал бы устраивать засады на далеков. Дети не так заметны, как взрослые, и могут пролезть там, где далеку не протиснуться. Следующие четырнадцать лет девочка училась сражаться, училась выживать в разрушенном городе, и с каждым днем ее злость становилась сильнее.

Все, что она делала с того дня – абсолютно все, – питалось ненавистью и неутолимой жаждой мщения.

Зола знала, что годы, прожитые впроголодь, не пошли ей впрок. Тело девушки было крепким, но худоба и бледность сразу бросались в глаза. Грязь, казалось, въелась в кожу. Глядя на свое отражение в разбитом зеркале или осколке стекла, она всякий раз замечала боль и горечь в оливковых глазах. Такой ее сделала новая жизнь, которая состояла из ежедневных поисков продовольствия и охоты на далеков при любой возможности.

И на протяжении всех этих лет с далеками воевали галифрейцы. Их противостояние разрывало время и пространство Вселенной.

Зола слышала, что, по обычным меркам, война длилась уже больше четырех веков. Что, конечно, не было правдой, по крайней мере, не соответствовало действительности: охваченные войной темпоральные зоны проникали так далеко и глубоко в саму ткань Вселенной, что противостояние далеков и Повелителей времени стало в прямом смысле бесконечным. Не осталось ни одной эпохи, которой бы не коснулась эта война, ни единого фрагмента истории, который бы не был переписан.

Многие будут называть эту бойню Великой войной времени, некоторые – с иронией. Для Золы это был просто ад.

Она перенесла вес тела с одного локтя на другой, ни на секунду не отрывая взгляд от разбитой дороги, и продолжила ждать. Далеки вскоре появятся, Зола была в этом уверена. Утром она вывела из строя один из их ретрансляторов. Патруль, о котором она услышала днем, наверняка послали, чтобы выяснить причину поломки. Далеки всегда были весьма предсказуемыми.

По другую сторону дороги неровной зубчатой стеной стояли разрушенные дома. Зола внимательно осмотрела их, выискивая Зяблика. Сегодня была его очередь выманивать далеков под обстрел. Она пробежалась взглядом по руинам, но Зяблика так и не увидела. Хороший знак, значит, у него неплохое укрытие. Не хотелось бы, чтобы с ним что-то случилось – Зяблик был славным парнем. Пожалуй, она могла бы назвать его своим другом.

Фасады разрушенных зданий были покрыты копотью, оставленной выстрелами далеков и зажигательными бомбами, которые использовали люди в попытках остановить вторжение. Но у защитников не было ни единого шанса выстоять против бесстрашного и беспощадного врага, многократно превосходившего их числом. Всего за несколько дней далеки превратили целую планету в дымящиеся руины.

Зола с трудом могла вспомнить хоть что-то из жизни до вторжения. Память сохранила смутные нереалистичные образы: непроглядные чащи диких лесов, убегающие вдаль улицы мегаполисов, сверкающие шпили высотой до небес и нескончаемый поток транспортных кораблей над головой. Здесь, в Спирали Тантала, человечество достигло высшей точки своего развития. Люди колонизировали каждый мир спиральной цепи, окружающей гигантскую космическую аномалию – Око Тантала. Сейчас Зола чувствовала на себе его недобрый взгляд, следящий за тем, что происходит на планете.

Она подумала, что за пятнадцать последних лет ему довелось увидеть многое. Некогда процветающий Молдокс превратился в умирающий мир, который цеплялся за жалкие остатки жизни.

Со стороны дороги донесся какой-то шум. Зола вжалась в землю, потом медленно сдвинулась на пару сантиметров вперед и выглянула за край уступа, чтобы получше рассмотреть дальнюю часть дороги. Ремень от рюкзака натянулся и больно врезался в плечо, но сейчас Золу занимали куда более важные вещи.

Далеки наконец появились, в точности как она и ожидала. Сердце забилось быстрее. Девушка прищурилась, стараясь определить число далеков в патруле. Сначала Зола насчитала пятерых. Но по мере приближения врага уверенность девушки в успехе засады таяла.

Только один из них действительно был далеком. Он неспешно парил позади группы, будто пастух, погоняющий стадо. Его корпус поблескивал бронзой в лучах вечернего солнца, а торчащий из головы глаз на длинной ножке вертелся из стороны в сторону, выискивая возможную угрозу.

Остальные оказались мутировавшими каледами, тоже в некотором роде далеками, но изменившимися из-за действий Повелителей времени. Эти принадлежали к искаженным Скаро. Они появились в результате вмешательства галифрейцев в ход эволюции далеков; вероятно, так Повелители времени пытались предотвратить само зарождение расы. Последствия этого вмешательства оказались катастрофическими. Далеки утвердили свое существование в каждой из версий реальности. В абсолютно каждой из ее вероятностей, и теперь остановить их стало невозможно. Что бы ни думала об этом Зола, складывалось впечатление, будто Вселенная хотела, чтобы далеки появились.

Многие из этих искаженных были нестабильны, непредсказуемы в своем поведении, что, по мнению Золы, делало их даже более опасными, чем далеки. И вот они появились здесь, на Молдоксе.

Зола проверила оружие. Лучевое ружье было трофейным, собранным из излучателя, который вырвали из поврежденного корпуса еще живого далека, и автономной батареи. От излучателя к батарее тянулись провода. На долю секунды Золе страшно захотелось сбежать, но отступать было поздно – без боя уже не уйти. Оставалось надеяться, что у патруля в арсенале нет чего-то неожиданного.

Когда враг подошел ближе, Зола смогла детально рассмотреть отряд. Двое искаженных практически ничем друг от друга не отличались, к тому же она уже не раз встречала такую разновидность. Под обычной головой далека с привычным глазом на конце тонкой трубки, в колбе из бронированного стекла было подвешено туловище гуманоида. По бокам и сзади его центральную часть прикрывали три длинные панели, установленные на металлических манипуляторах черного цвета. Панели были покрыты полусферами сенсоров, как обычная броня далека, здесь же располагались излучатели, закрепленные на узких выступах.

Эти двое не шли, а парили над дорогой, подсвечивая асфальт голубоватым сиянием двигателей. Зяблик называл их летунами. Она уже могла рассмотреть, как за стеклом нервно подергиваются тела, лишенные конечностей и головы.

Однако другие разновидности искаженных в отряде были ей незнакомы. Один выглядел как огромное яйцо с тремя паучьими ножками; он полз вдоль дороги, подобно жуткому насекомому. Красные пластины на корпусе отливали металлом, на их поверхности выступали знакомые полусферы сенсоров, только угольно-черного цвета. Глазной стебель был толще обычного, но, пожалуй, самым неприятным отличием были четыре излучателя вместо одного.

Последний искаженный, напротив, почти не отличался от стандартных далеков, но в центральной части корпуса, где должны располагаться манипулятор с излучателем, стояло мощное энергетическое орудие на турели.

От увиденного у Золы пересохло во рту. Страшно подумать, что случится, если эта пушка сделает хотя бы один выстрел. От последнего искаженного нужно будет избавиться в первую очередь, иначе Зяблик точно попадет под раздачу.

Какое-то движение в руинах привлекло внимание девушки. Присмотревшись, она увидела, что Зяблик перебегает от укрытия к укрытию, привлекая внимание патруля. Как раз в этот момент далек тоже заметил его и повернул глаз в сторону полуразрушенного здания.

– Не стрелять! Покажись! Сдавайся, и тебя не у-нич-то-жат! – Резкий, наполненный металлическим дребезжанием голос далека разнесся эхом вдоль дороги. Зола почувствовала, как по спине пробежали мурашки, и снова перевела взгляд на руины, пытаясь найти Зяблика, чтобы угадать его следующий шаг. Она точно знала, что приказ он выполнять не станет. Даже если далек не врал, быть рабом этих чудовищ гораздо хуже смерти.

Вон он! Зола увидела, как Зяблик скользнул вдоль стены сожженного дома. Далек повернулся на движение и выпустил из своего орудия один за другим три коротких луча. Пронзительный звук выстрелов был почти оглушающим. При попадании заряды ослепительно вспыхнули. Последовавший за вспышкой взрыв сотряс поврежденную стену, и она рухнула, засыпав обломками место, где секунду назад прятался Зяблик. Ветра не было, и дым поднимался над руинами медленно, словно нехотя.

– Найти! – велел далек. – Найти человека и у-нич-то-жить!

– Подчиняемся, – хором механических голосов отозвались искаженные. Летуны взмыли ввысь. Оставшиеся решили взять добычу в клещи и разошлись, наведя орудия на руины.

Этого Зола и ждала. Как только патруль разделился, она встала на колено, прижала ружье к плечу, навела его на искаженного с турелью, сделала глубокий вдох и выстрелила.

Ружье выпустило короткий, но мощный импульс. Отдача сильно толкнула девушку в плечо, так что Зола пошатнулась. Запахло озоном.

Выстрел пришелся прямо в цель и пробил бронзовый панцирь мутанта, оставив после себя дыру с оплавленными краями. Один из энергетических клапанов на голове искаженного взорвался, но Зола ждала, что взорвется вся голова, эффектно разбросав обломки брони. Этот выстрел должен был убить его!

– Меня атакуют! Атакуют! – взревел раненый мутант, разворачивая голову на сто восемьдесят градусов. Его глаз быстро нашел Золу на уступе. – Человеческое существо женского пола, вооружено нейтрализатором далеков. Уничтожить! Уничтожить!

Девушку охватил страх. Зола посмотрела на свое оружие. Этого не могло случиться. Ни один далек не выживал после попадания из их же собственных излучателей. Может, у этой разновидности особая броня? В любом случае все, чего она добилась выстрелом, – выдала свое расположение.

Действовать нужно было быстро – она еще успеет убрать главного. Зола повернулась к новой цели и прищурила левый глаз, наводя оружие. Далек готовился открыть ответный огонь. Ствол его излучателя уже был направлен в ее сторону, но Зола его опередила. Ружье выплюнуло новый заряд обжигающей энергии.

Короткий луч угодил далеку прямо под глаз. От удара корпус раскололся с ласкающим слух треском. Взрыв разворотил сенсорные решетки, и часть биомассы мертвого каледа выплеснулась наружу. Сам он так и остался лежать внутри брони. По краям рваной раны плясали огни, плоть пузырилась и опадала с громким шипением.

Но времени радоваться меткому выстрелу не было. Четыре излучателя яйцеобразного мутанта коротко рявкнули один за другим, как артиллерийские орудия. Заряды обрушились на уступ, разметав землю. Зола кинулась прочь от края, уходя из-под обстрела, но опоздала – выстрелы искаженного повредили основание уступа. Часть его дрогнула и стремительно поползла вниз.

Зола почувствовала, как земля уходит из-под ног, и стиснула ружье, крепко прижав его к груди. Кубарем скатившись по склону, девушка оказалась на дороге прямо перед искаженными.

Глава 2

Высоко над Молдоксом из Вихря времени в реальность вынырнула синяя будка. На дальних окраинах Спирали Тантала этот реликт древней Земли выглядел абсолютно неуместным. Фонарь на крыше будки ярко вспыхивал каждый раз, когда она вновь обретала материальную форму. Если бы в космосе можно было услышать звук, ее появление сопровождалось бы натужным гулом, но там царила тишина.

И все же незамеченным оно не осталось. Перемещение ТАРДИС заставило сработать сигналы тревоги на контрольных панелях тысяч далеков. Их корабли устремились к синей будке сквозь космическую бездну, на ходу выстраиваясь в боевой порядок. Мерцание бортовых огней говорило об интенсивной работе генераторов.

В самой ТАРДИС Доктор, точнее, Повелитель времени, прошедший под этим именем через множество регенераций, повернул циферблат на консоли и сделал шаг назад. Он ждал, сложив руки за спиной.

От кругов на стенах исходило слабое люминесцентное свечение. В сумраке тени на лице Доктора казались гуще, а сами черты лица резче: тревоги, волнения, потери и усталость от войны, длящейся не одно столетие, избороздили его глубокими морщинами.

Центральная колонна ТАРДИС мягко гудела, ее механизм плавно поднимался и опускался, словно машина непостижимым образом дышала. От этой мысли на душе Доктора потеплело. Значит, он был не один. Прямо под купол ТАРДИС была спроецирована карта звездного неба. Доктор вздохнул и поднял на нее взгляд.

Полупрозрачное изображение Ока Тантала висело над его головой.

Око представляло собой аномалию, обширную деформацию ткани пространства-времени, существование которой по всем законам было абсолютно невозможным. Как оно возникло, имело ли естественную или искусственную природу – на эти вопросы никто так и не смог дать ответ. Доктор знал лишь, что Око Тантала старше Повелителей времени и что Омега, великий инженер далеких безмятежных дней возвышения Галифрея, писал о нем и его секретах. О секретах, которые так и остались нераскрытыми.

С этого расстояния, с окраины Спирали, Око выглядело как огромное газовое облако в форме человеческого глаза. Вокруг него вращалась вереница обитаемых миров, образующая спиральную структуру. Из глубины Ока исходило сияние небесных тел, попавших во власть его горизонта событий и темпоральных потоков. Угасающие звезды и новые голодные светила перерождались в бесконечном цикле смерти и воскрешения.

От одного только вида у Доктора перехватывало дыхание. Он множество раз прилетал сюда на протяжении своих жизней, особенно во времена четвертого и восьмого перерождений, правда, по более романтичным причинам, чем сегодня. Он едва мог вспомнить те дни. Они больше походили на чьи-то чужие фантазии, чем на его собственное прошлое. В нем не осталось ничего, кроме войны. Она поглотила, изменила его. Он стал кем-то другим. Воином.

Война времени изменила не только Доктора, но и Спираль Тантала. Далеки оккупировали и опустошили некогда мирные и процветающие галактики. Бо́льшая часть Вселенной стала зоной боевых действий, и Спираль не избежала этой участи, превратившись в очередной плацдарм далеков. Отсюда они могли продолжить военную кампанию против Повелителей времени и свой крестовый поход, целью которого было заселить бесконечность собственными прародителями.

Вот почему Доктор оказался в Спирали Тантала на этот раз. Далеки собрались здесь в невероятном количестве, и его задачей было оценить их силы.

Для чего существовал один простой и эффективный способ.

– Давайте! – прорычал он. – Идите и возьмите меня!

«Тарелки» далеков начали собираться над неподвижной ТАРДИС. Пока они держались на безопасном расстоянии, но корабль Доктора в любой момент мог оказаться в зоне поражения их энергетического оружия.

– Подожди, – пробормотал он под нос. – Дождись подходящего момента…

Он дернул рычаг, открывая канал связи. Десятки, а может и сотни, дребезжащих голосов смешались в беспорядочную какофонию, разобрать хоть слово в которой было практически невозможно. Но Доктор и так слишком хорошо знал, что говорит в этот миг большинство далеков. «Уничтожить! Уничтожить!» – до боли знакомое слово.

Они медленно плыли в сторону ТАРДИС; Доктор ждал.

Наконец первый из кораблей оказался достаточно близко.

– Сейчас! – прокричал Доктор, резко дернув рычаг, и так крепко вцепился в края консоли, что костяшки пальцев побелели от напряжения.

ТАРДИС устремилась вверх, как ракета. Далеки не ожидали этого маневра, и машина времени врезалась в куполообразное дно их корабля. На огромной скорости она пробила его насквозь и вырвалась наружу, быстро вращаясь вокруг собственной оси.

Сквозь пробитое ударом ТАРДИС отверстие можно было увидеть, как искрятся оборванные кабели и один за другим взрываются приборы. Корабль далеков потерял управление и, паля во все стороны, закрутился, резко меняя траекторию полета. Один из выстрелов угодил в соседнюю «тарелку», другая не успела уйти от столкновения с неуправляемым кораблем.

Мониторы ТАРДИС показали медленно плывущие в космосе неподвижные тела далеков в разбитой броне. Их поврежденные корабли догорали рядом.

– Вот так, славная моя старушка, – сказал Доктор. Он склонился над пультом, заставляя ТАРДИС снова и снова уходить от огня вражеских орудий. Корабли далеков собрались вместе и преследовали Доктора, словно стая хищных птиц. Каждый выстрел их пушек грозил ему смертью.

– Давайте, – бормотал он. – Летите за мной…

Подобно пилоту, демонстрирующему фигуры высшего пилотажа (однажды, еще в те времена, когда Доктор помогал UNIT[?] на Земле, они с Бригадиром побывали на представлении), Повелитель времени закручивал ТАРДИС, бросал ее из стороны в сторону, заставлял нырять и выписывать петли. Он удерживал далеков на максимально близкой дистанции, виртуозно уклоняясь от их выстрелов.

Око Тантала равнодушно наблюдало за погоней.

– Хорошо, а не пора ли… – Доктор оборвал фразу и усмехнулся, когда сотня боевых ТАРДИС вынырнула из Вихря времени прямо в тылу вражеского флота.

– Попались! – воскликнул он и крутанул рукоять на приборной панели, направляя машину времени вниз под приближающуюся волну далеков. Он рассчитывал оторваться от преследования и присоединиться к товарищам.

На корпусах боевых ТАРДИС сформировались гладкие белые пластины. Они были покрыты живым металлом, который в зависимости от ситуации превращался в различное оружие или щиты. Строй боевых ТАРДИС распался, выпуская в сторону флота далеков сотни смертоносных зарядов. Далеки, в свою очередь, попытались перегруппироваться, чтобы встретить ударившего в тыл противника лицом к лицу.

Множество временных торпед, выпущенных ТАРДИС, попало в цель, замораживая корабли далеков в потоке времени и на несколько секунд лишая их возможности двигаться. Замершие корабли один за другим исчезали в беззвучных огненных вспышках – вслед за временными торпедами по ним выпустили разрывные снаряды.

Но далеки не сдавались. Сразу после того, как Доктор успешно протаранил еще одну «тарелку» – не переставая вращаться, она исчезла в атмосфере ближайшей планеты, – он заметил, что их корабли открыли ответный огонь.

Гибель ТАРДИС похожа на раскрытие цветочного бутона. В момент уничтожения ее внутренние измерения разворачиваются в реальности, как лепестки. Стремясь достичь истинного размера, они становятся все больше и больше, пока не сгорят в вакууме.

Доктор видел, как «расцвел» космос. Пальцы Повелителя времени танцевали по клавишам приборной панели, и ТАРДИС послушно отзывалась на его движения. Орудия далеков сделали еще один залп.