Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Научная Фантастика
Показать все книги автора:
 

«Путь Чёрной звезды», Джон Кэмпбелл

Часть первая

ПРИВИЛЕГИРОВАННОЕ ПИРАТСТВО

Пролог

Иллюстрация к книге

Высоко в глубокой синеве полуденного неба двигалось крошечное пятнышко, металлический блеск которого был едва заметен при ярком свете солнца. Операторы машин, находившиеся на поверхности Земли, проводили его взглядом и вернулись к работе, хотя ее было не так уж и много для их автоматических культиваторов. Краткий перерыв внес приятное разнообразие в унылую монотонною работу. Операторам предстояло культивировать бескрайние плантации клещевины, но с большими машинами, которые сами выполняли все необходимое, несколько десятков человек могли обработать целый округ.

Пассажиры огромного самолета, летевшего в вышине, и знать не знали о том, что происходит внизу, они изучали документы, читали книги или разговаривали со случайными попутчиками. Им однообразное путешествие тоже казалось скучным. Пустая трата времени — провести шесть часов в перелете на такое короткое расстояние, как три с половиной тысячи миль. Ничем особым не заняться, ничего не видно, кроме Земли, медленно проплывающей внизу милях в десяти. С такой высоты никаких деталей нельзя различить, а густой низкий рокот двигателей, гул гигантских пропеллеров и приглушенный свист разрезаемого ими воздуха, объединяясь воедино, напевали колыбельную, от которой тянуло в сон. Такое путешествие могло нравиться только бездельникам и отдыхающим, но не вечно спешащим бизнесменам…

В какой-то момент пилот самолета бросил короткий взгляд на приборы, невольно спрашивая себя, зачем он вообще отправился в этот рейс, затем, передав управление своему помощнику, развернулся и спустился вниз, чтобы переговорить с главным инженером.

Отпуск пилота начинался с первого июля, и поскольку сегодня был последний день июня, пилот задался вопросом, что произошло бы, если бы он поступил так, как уже почти решился сделать, — позволил бы помощнику закончить рейс. В конце концов, это не так уж сложно — всего-то несколько рычагов управления, несколько переключателей, ведь на высоте десяти или одиннадцати миль самолет находится под опекой автоматики, его несет мощный, движущийся на запад воздушный поток, а примерно через пять часов и двадцать минут покажется Фриско. Там его поведут по радиолучу, и пилот вовсе не нужен. Посадка без сучка и задоринки. Помощник никогда не сажал большой самолет, но он прекрасно знал процесс, да и автоматика все сделает за него. Даже если никого не будет за штурвалом, через десять минут после того как они достигнут места назначения, самолет приземлится сам. Даже если при этом второй пилот не поспеет к тому времени среагировать на автоматический сигнал.

Первый пилот зевнул и побрел по коридору. Он зевнул снова, не понимая, отчего его так тянет спать. После этого он безвольно упал на пол. Дыхание его становилось все медленнее и медленнее.

Сотрудники терминала Трансконтинентальных Авиалиний в Сан-Франциско были встревожены. Большой Трансконтинентальный экспресс прибыл в конечный пункт, следуя по радиолучу, и теперь кружил над полем, повинуясь указаниям приборов и посылая сигнал второму пилоту. Чиновники волновались, и не без оснований, поскольку с этим рейсом должны были прибыть ценные бумаги на 900 тысяч долларов. Но что могло случиться с одним из этих гигантских судов? Потребовалась бы маленькая армия, чтобы захватить команду из семидесяти членов экипажа и три тысячи пассажиров!

Большое воздушное судно мягко приземлилось и покатилось по полосе, управляемое аварийным пилотом. Небольшой полевой автомобиль помчался к самолету. Вот и подъемник, когда машина с людьми остановилась под гигантским крылом, они увидели крошечную фигуру второго пилота. Быстрый компактный лифт вознес прибывших на четвертый уровень судна.

Когда они вошли в салон, их взгляду предстало невероятное зрелище! На первый взгляд казалось, что все пассажиры уснули в своих креслах. Но при ближайшем рассмотрении стало очевидно, что никто не дышит! Члены экипажа застыли на своих местах в такой же неподвижности, как и пассажиры! Помощник пилота лежал, растянувшись на полу возле приборной панели, — очевидно, он какое-то время вел крылатую машину. Ни одной живой души — или хотя бы полуживой — на борту!

— Мертвые! Больше трех тысяч человек! — хрипло выдохнул управляющий аэропорта, не веря самому себе. — Это невозможно. Как такое могло случиться? Газ, наверное, проник через систему вентиляции и распространился по кораблю. Но я не могу представить себе человека, готового убить три тысячи людей пусть даже ради миллиона! Вы вызвали врача по связи, пилот?

— Да, сэр. Он в пути. Вон его машина.

— Преступники наверняка открыли сейф — но давайте все-таки проверим. Я полагаю, что только какой-то безумец мог сотворить подобное. Ни одному здравомыслящему человеку не пришло бы в голову лишить жизни стольких людей ради сущей малости.

Подавленные мужчины спустились по трапу в трюм к почтовой комнате. Дверь оказалась закрыта, но замка на ней не было. В магниево-бериллиевом сплаве зияла дыра. Они открыли дверь и вошли. Комната казалась в идеальном порядке. Охранник неподвижно лежал в стальном караульном отсеке напротив. Толстое пуленепробиваемое стекло делало его очертания немного размытыми, а цвет лица казался зеленоватым, но чиновники знали, что н такой же бледный, как и остальные, летевшие на борту воздушного лайнера. Умные приборы безошибочно привели судно в порт, но оно доставило страшный груз — груз мертвецов!

Чиновники подошли к сейфу. Тот оказался взломан, как они и предвидели. Шесть дюймов вольфрамово-иридиевой оболочки были точно так же расплавлены. Теперь этот невероятный факт уже не удивил их. Они только взглянули на металл, все еще слишком горячий, чтобы касаться его, и осмотрели сейф. Облигации исчезли. И еще работники аэропорта заметили, что на конторке почтового клерка прикреплен небольшой конверт. На нем было напечатано:

ДЛЯ ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ АЭРОПОРТА САН-ФРАНЦИСКО

Внутри оказалось короткое сообщение, напечатанное точно такими же отчетливыми, черными буквами:

Господа!

Этот самолет должен совершить благополучную посадку. Если этого не произойдет, это ваша вина, а не моя, надеюсь, ваше оборудование не допустит катастрофы. Пассажиры не мертвы! Они находятся в состоянии временного анабиоза. Любой доктор может легко оживить их путем инъекции семи кубиков децинормального раствора йодида калия в расчете 1 кубик на каждые 100 фунтов веса. Не используйте более высокую концентрацию. Более низкая концентрация будет действовать медленнее.

Вы обнаружите, что при этом будет уничтожена любая предрасположенность к проказе или раку. Газ, который погрузил команду в анабиоз, убивает любой из существующих видов рака, а при наличии, вылечивает его приблизительно за неделю. Я не экспериментировал с проказой, но уверен, что и она тоже вылечивается очень быстро. Мы запускали газ извне. Поэтому не досаждайте пассажирам расспросами. Использованный газ не может быть изолирован никакими материалами, о которых я знаю. Вы можете попробовать использовать маски, но только не C-32L. В противном случае реакция с газом может убить. Я бы посоветовал вам опробовать маски на животных, если хотите убедиться.

Взамен взятых мною облигаций, я оставил акции моей новой компании «Пиратство ИнкорпорейТэд», которая зарегистрирована в соответствии с моими собственными законами.

ПИРАТ

На столе под запиской лежал небольшой пакет, в котором находилась пачка привилегированных акций «Пиратство ИнкорпорейТэд». Их номинальная стоимость составляла 900 тысяч долларов.

— Пиратство! Пираты в воздухе! — управляющий аэропорта неестественно рассмеялся. — В 2126 году, оказывается, существуют пираты, атакующие воздушные линии. «Пиратство

ИнкорпорейТэд»! Привилегированные акции! Я мог бы и сам выпустить собственные облигации. Но, слава богу, он не убил всех этих людей… Здравствуйте, доктор, вы выглядите взволнованным! Выше голову. Если то, что говорит этот пират, правда, мы сможем реанимировать всех, и они будут чувствовать себя даже лучше, чем прежде.

Врач покачал головой.

— Я проверил пассажиров. Боюсь, уже ничто не сможет вернуть этих людей к жизни, сэр. Не могу обнаружить ни малейшей сердечной активности. Я не обнаружил ничего плохого в составе крови, странно, что она не коагулирует, как я ожидал, и при этом нет никаких признаков гидролиза. Но, боюсь, мне придется выписывать акты о смерти для всех этих мужчин и женщин. Одна из пассажирок этого корабля летела сюда, чтобы попасть ко мне на прием. А теперь я сам оказался здесь. Что ж, для нее, по крайней мере, это даже лучше. Несчастная страдала от неизлечимого рака.

— В этом случае, доктор, я надеюсь и рассчитываю, что вы не правы. Прочитайте эту записку…

Это произошло за два часа до того, как должна была начаться процедура по возвращению пассажиров к жизни. Опровергая все законы физики, температура их тел, после того как снизилась до двадцати четырех градусов, оставалась неизменной, доказывая, что некоторая форма очень медленного метаболизма еще сохраняется. Одного за другим их укутали в большие электро-одеяла, и каждому ввели точную дозу раствора. Все с нетерпением ждали результата — и в течение десяти минут после инъекции первый человек пришел в себя!

Дело продвигалось с неуклонным успехом. Были реанимированы все пассажиры и члены экипажа. Пират сказал правду. Женщина, которая страдала от рака, впервые за долгие месяцы избавилась от боли. Позже, тщательное исследование показало, что она была совершенно здорова!

Газеты и служба радионовостей выпустили первые сообщения уже через пять минут после приземления огромного лайнера, а теперь и вовсе не было недостатка в новостях. Весь июнь был «мертвым» на происшествия, и тут такой бум в первый же день месяца!

Однако прежде чем делать какие-либо выводы и заниматься расследованием, служащие аэропорта вместе с Воздушной Гвардией старательно прочесали весь корабль. Вскоре стало понятно, что атака была проведена извне — все как написал Пират. Второй, аварийный, пилот утверждал, что, прежде чем подняться на борт корабль, он обнаружил небольшой кусок проволоки, удерживающий воздушный люк с наружной стороны. Проволока, конечно, была закреплена в полете, и сей факт означал, что кто бы ни сделал это, он прежде посадил на огромный воздушный корабль маленький самолет, тем или иным способом закрепил его, затем вошел в лайнер через люк на высоте в десять миль. А перед этим он, вероятно, летел перед кораблем, оставляя за собой газовый след, чтобы газ проник внутрь лайнера через насосы вентиляции. Со временем газ выветрился, вытесненный поступающим извне воздухом, поскольку второй пилот, поднявшийся на борт, когда самолет уже был над конечным пунктом путешествия, не пострадал.

Далее, расследование привело в почтовое отделение. Несмотря на огнеупорную природу металла, дверь открыли, посредством выжигания замка! И точно такое же отверстие зияло в сейфе, который был проплавлен насквозь!

На следующий день планировалась очередная доставка облигаций, и сотрудники авиакомпании теперь были начеку. Они пребывали в полной уверенности благополучного исхода, поскольку специально для облигаций на борту разместили стальные герметично сваренные камеры со встроенными кислородными баллонами и автоматическим устройством очистки воздуха. Передняя часть камер была оборудована пуленепробиваемыми стеклами, а с помощью электроприводов управления находящиеся внутри люди могли вести пулеметный огонь. Таким образом они были защищены от газа и вооружены против любых поползновений Пирата.

Корабль сопровождал патруль Воздушной Гвардии. При этом, невзирая на опасность, некоторые больные раком проникли на борт, с надеждой быть отравленными таинственным газом. Когда самолет достиг Сан-Франциско, не было никаких признаков нападения. Пират вполне мог удовлетвориться одним миллионом, если бы он был одиночкой, как это следовало из его подписи; но казалось намного более вероятным, что он в любом случае предпримет еще одну попытку нападения. Это, правда, означало колоссальную работу для Воздушной Гвардии, которая должна была контролировать все авиа-перевозки…

Командир патруля заложил крен к земле, чтобы начать снижение с высоты десяти миль, и дал знак ведомым следовать за ним. И тут в коммуникаторе раздался хорошо знакомый всем звук. На авиалайнере включился сигнал, вызывающий аварийного пилота. Это могло означать лишь то, что экипаж отравлен газом прямо под носом воздушной охраны.

Облигации снова исчезли, а пассажиры находились в глубоком анабиозе. Вероятно, и охрана в стальных камерах была отравлена газом.

Записка, оставленная воздушным пиратом, оказалась столь же краткой и точно так же не содержала никаких сведений о судьбе облигаций.

ДОЛЖНОСТНЫМ ЛИЦАМ АЭРОПОРТА:

Пробуждайте людей как обычно. Люди в камерах тоже спят. Как я уже говорил, газ проникает через любой материал. Даже не сомневайтесь. Противогазы бесполезны. Не пробуйте только маску C-32L. Я предупреждаю вас, это будет фатально. Мой газ вступает в реакцию и производит вирулентный яд, если вступает в контакт с химикатами C-32L.

ПИРАТ

Глава 1

На тридцать девятом этаже огромной нью-йоркской квартиры два молодых человека отдыхали в гостиной после напряженной игры в теннис. Синие струйки дыма их трубок медленно тянулись вверх, чтобы быть унесенными отлично работавшей системой вентиляции. Один из молодых людей, Роберт Мори, на добрых четыре дюйма превосходил Ричарда Аркота. Находясь рядом с Мори, Ричард чувствовал себя «коротышкой» — он был всего лишь шести футов ростом.

Основным родом деятельности обоих молодых людей были физические исследования, и в том, что касалось этих вопросов, Аркот мог считать Мори «коротышкой», а у самого Аркота был только один конкурент — собственный отец. Это был как раз тот случай, когда «яблоко от яблони…». Долгие годы Роберт Аркот-старший считался величайшим американским физиком, и, вероятно, самым крупным в мире. Позже Ричард отобрал у отца славу самого величайшего физика в мире. Аркот-младший был, вероятно, одним из тех блистательных людей, которых когда-либо знал мир, но этого не случилось бы без двух людей, которые помогали ему во всем и тысячекратно увеличивали его возможности. Ими были его отец и лучший друг Мори — два выдающихся ума в качестве бесплатного приложения к его замечательным способностям. Его отец в течение многих лет специализировался на сложных лабораторных экспериментах. Мори умел разработать математическую теорию из любой гипотезы, и делал это намного быстрее, чем Аркот. Мори отличался тем, что всегда все раскладывал «по полочкам», в отличие от Аркота, но Аркот обладал широтой взгляда и лучше вникал в детали, чтобы получить предварительный метод решения, разработанный со скоростью, которая казалась совершенно невозможной его другу, иногда не поспевавшему за ходом мыслей партнера.

Аркот-младший разработал теорию кратного исчисления и получил оригинальные результаты, лишенные разрозненности старых теорий, что дало начало новым разработкам. Но существовал еще один фактор, который делал Аркота таким удивительно успешным на выбранном им поле деятельности — он обладал способностью видеть практическое применение своих изобретений, чего, к сожалению, недостает многим великим физикам. Если бы он получал процент вознаграждения от каждого из своих изобретений, то стал бы дважды или трижды миллиардером. Вместо этого, он лишь заключал контракты, позволяющие содержать лабораторию и получать зарплату, которая обеспечивала его всем, в чем он нуждался. Продав все свои изобретения Трансконтинентальным Авиалиниям, он все свободное время целиком посвящал науке, устранившись от управления финансами. Возможно, именно тот факт — что Аркот продал свои изобретения Трансконтинентальным Авиалиниям — и сделал компанию невероятно успешной; во всяком случае, президент компании Артур Мори был ему за это очень признателен, а когда сын его смог стать незаменимым сотрудником лаборатории, он радовался этому не меньше Аркота.

Ныне же молодые люди стали «не разлей вода». Они работали, развлекались, жили и думали вместе…

Сейчас они говорили о Пирате. Это был седьмой день его славы, и его образ этот становился все более и более угрожающим. Сильнее всего досталось Трансконтинентальным Авиалиниям, причем неоднократно. Иногда жертвами оказывались рейсы в Сан-Франциско, иногда экспрессы из Нью-Йорка, Сент-Луиса, и всякий раз самолеты появлялись над летным полем, подавая сигнал бедствия второму — аварийному пилоту. Но всегда людей возвращали к жизни без особых затруднений, и каждый раз на борту находили акции «Пиратство, гпс.» Воздушная Гвардия казалась беспомощной. Снова и снова Пират ускользал от них. При этом постоянно убеждая, что грабитель проник на борт извне, поскольку люк всегда находили запечатанным снаружи.

— Дик, каким образом он проделывает все это пред носом Воздушной Гвардии? У него должен быть какой-то метод, чтобы делать это раз за разом и оставаться незамеченным.

— У меня только самые смутные идеи, — ответил Аркот. — Я хочу тебя попросить, чтобы твой отец помог нам попасть на ближайший лайнер, перевозящий деньги на борту. Я понимаю, что страховые тарифы теперь настолько выросли, что компании не смеют больше посылать наличность воздушным путем. Предпочитают медленные сухопутные маршруты. Но все же, планируется ли какая-нибудь крупная доставка?

Мори покачал головой.

— Нет, но у меня есть идея. Возможно, это даже лучше подходит для нашей цели. На днях несколько человек приходили к отцу в офис, чтобы зафрахтовать рейс на Сан-Франциско, и папа, естественно, задался вопросом, почему они обратились именно к президенту компании. Оказалось, проблема в том, что они хотели нанять судно именно ради того, чтобы их ограбили! Большая группа мужчин и женщин, раковые больные, так планируют свое «лечение». Каждый из двух с половиной тысяч человек собирается взять с собой по сто долларов. Это в общей сложности четверть миллиона долларов, которые они собираются поставить на кон. Понимаешь, они надеются, что газ Пирата их вылечит! Папа не мог сделать это официально, но сказал им, что если будет слишком много людей на экспресс-рейс в Сан-Франциско, то он добавит вторую секцию. Я полагаю, что больные соберутся в этой второй секции. Всего сто долларов! Просто даром за исцеление от рака! Да, и вот еще что: отец попросил передать, что был бы очень признателен, если бы ты оказал помощь в поимке этого ультрасовременного пирата. И если ты встретишься с ним, то, несомненно, сумеешь договориться обо всем необходимом.