Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Ужасы
Показать все книги автора:
 

«Загадка стеклянного гроба», Джейсон Дарк

Сознание возвращалось к Корделии Кеннон, и вместе с ним пришла боль. Ей казалось, что эта боль, как кипящая лава, пронизывает все ее тело и наполняет страданием каждый нерв. Она застонала и открыла глаза.

Желтый расплывающийся свет болезненно ударил по зрачкам. Постепенно стали различимы светлые пятна лиц. Они казались неподвижными, лишенными всякого выражения.

Кто-то склонился над ней, заговорил тихим, успокаивающим голосом. Корделия почувствовала в левой руке боль от укола. Чувство блаженного покоя охватило ее. Она хотела только спать, спать, спать…

В голове поплыли обрывки воспоминаний. Темный, облицованный деревом потолок, стены с шелковыми обоями и люди, которые, цинично ухмыляясь, глядели на нее сверху.

Корделия хотела что-то сказать, но не смогла. Девушку охватила паника. Она попыталась повернуть голову, поднять руку. И это ей не удалось. Она продолжала лежать неподвижная, как деревянная кукла.

Теперь она увидела над собой другие лица. Какие-то люди подняли ее и отнесли в стоявший неподалеку деревянный ящик. Двое других принесли крышку ящика и все с такими же неподвижными лицами закрыли его. Резиновая прокладка с каким-то чмоканьем соединила обе половинки.

Корделия Кеннон видела и слышала все. Но она не могла ни пошевелиться, ни позвать на помощь. В неярком свете она отчетливо видела каждую деталь этого ящика. Она лежала в стеклянном гробу!

 

В редакции раздался очередной телефонный звонок. Выругавшись, репортер Билл Конноли поднял трубку и сердито пробурчал свое имя.

— Если у тебя плохое настроение, могу тебя не беспокоить, — прозвучал женский голос на другом конце провода.

— Это ты, Кора! — гораздо дружелюбнее сказал Билл. — Пожалуйста, не сердись. Просто я сейчас работаю над статьей, а она идет не так гладко, как я рассчитывал.

— Что-нибудь важное?

Довольно известный и удачливый репортер Билл Конноли познакомился со своей женой полгода назад при довольно необычных обстоятельствах. Оба они совершенно случайно стали свидетелями и участниками происшествий, в реальность которых они бы и сами не поверили, если бы не видели их собственными глазами.

Именно поэтому четыре месяца назад, в день их свадьбы, Биллу пришлось дать обещание никогда больше не вмешиваться в опасные приключения.

Кора Хопкинс была обладательницей довольно большого состояния, на проценты с которого они оба могли бы неплохо жить, если бы не стремление Билла к самостоятельности. Кора не возражала, и они великолепно поладили.

— Вот что я хотела тебе сказать, Билл. — Голос Коры вдруг изменился. — Я только что узнала о смерти моей школьной подруги.

— Мне очень жаль.

Кора всхлипнула и запнулась.

— Мы с тобой договорились сегодня вместе поужинать, но ты понимаешь, мне сейчас не до еды. Я еду в погребальную контору, где находится ее тело. Хочу увидеть ее в последний раз.

— Конечно, дорогая, — сказал Билл. — А когда ты вернешься домой?

— Часа через два-три.

— Хорошо. Я буду ждать. — Билл сказал еще пару утешающих слов и повесил трубку. Он никак не мог предположить, что этот телефонный звонок был началом невероятного приключения.

Кора вызвала такси и велела ехать в погребальную контору на Лэтимер-Роуд. Это учреждение было расположено в старом двухэтажном доме с наполовину облупившимся серым фасадом. Кора увидела свое отражение в покрытых черной краской окнах с надписью «Упокоение душ», и ее охватил озноб. Сделав над собой усилие, девушка нажала кнопку звонка на гравированной бронзовой пластине. За дверью было тихо. Кора уже хотела позвонить второй раз, когда раздался зуммер и щелчок автоматически отпирающейся двери. Она осторожно толкнула дверь и вошла внутрь. В помещении, напоминающем небольшой магазин, пахло буком и ладаном. Тусклый свет лампочки освещал прислоненные к стенам гробы различных размеров с указанными на них ценами. Внимание девушки привлек большой стеклянный шкаф, в котором хранились дорогие вазы различных эпох — от средневековых до современных.

— Чем могу служить, мадам? — раздался мягкий приглушенный голос.

Кора вздрогнула от неожиданности и испуганно оглянулась. Перед ней с самым предупредительным видом стоял человек в черном костюме. Его руки были сложены на животе, гладкие черные волосы аккуратно зачесаны назад, на нездоровом бледном лице выделялись угольно-черные глаза, сверкающие каким-то неестественным блеском.

— Я… Я… — От растерянности Кора запиналась и никак не могла подобрать нужный ответ.

Мужчина в черном сам пришел ей на помощь.

— Примите мои самые искренние соболезнования, мадам! Я знаю, как тяжело бывает, когда смерть вырывает из нашего круга близкого человека. Но поверьте, мы сделаем все, что в наших силах, чтобы обеспечить умершему достойное погребение. Позвольте представиться. Меня зовут Вильям Эббот. Я владелец конторы. Не хотите ли присесть, мисс…

— Миссис Кора Конноли, — поправила Кора.

— Простите, мадам. Я не знал, что вы… Или, может быть, ваш муж?..

— Нет, мистер Эббот, никто из моей семьи не умер. Я здесь по другому поводу.

— Да? — Голос Вильяма Эббота звучал теперь иначе, более резко и настороженно.

— Речь идет о моей подруге, некоей Корделии Кеннон. Я слышала, что ее тело сейчас находится у вас.

— Да, это так, — ответил Эббот.

— Позвольте мне взглянуть на нее. Вильям Эббот откашлялся.

— Вообще-то мы обычно не удовлетворяем такие просьбы. В нашей фирме не принято показывать людей, которых мы должны…

— Пожалуйста, мистер Эббот! Только в виде исключения. Я должна в последний раз увидеть подругу.

Эббот не сводил с нее глаз.

Кора порылась в сумочке и протянула хозяину стофунтовую банкноту.

— Если это нужно оплатить, мистер Эббот…

— Ради бога, мадам! Речь идет вовсе не о деньгах… Впрочем, я покажу вам Корделию Кеннон.

Эббот отодвинул черный бархатный занавес, которого Кора до этого момента не замечала. За занавесом оказалась комната примерно таких же размеров. Потолок ее был обшит деревом, а стены покрыты голубыми обоями. Посреди комнаты на своеобразном пьедестале стоял стеклянный гроб. Вильям Эббот стал рядом с гробом и сделал приглашающий жест.

— Пожалуйста, миссис Конноли! Кора подошла поближе. Она ожидала увидеть что угодно, но только не стеклянный гроб.

— Это наша новинка, мадам. Кладем усопших в стеклянные гробы. Такой вид погребения сейчас все шире признают и в самом Лондоне, и за его пределами.

Кора подошла к гробу и осторожно, словно опасаясь разбить, погладила стекло. Но оно оказалось прочным и толстым. Кора разглядела резиновые полоски, с помощью которых соединялись друг с другом две половинки гроба. Наконец, взгляд девушки остановился на лице подруги. Сквозь крышку гроба, как сквозь большое увеличительное стекло, она ясно видела каждую черточку на ее лице. Кора с трудом сдерживала слезы. Перед ее глазами проплыли картины их школьной жизни. Но воспоминания отступили, и Кора снова увидела мертвое лицо Корделии. От горя она буквально застыла на месте, даже не почувствовав, что до крови прикусила себе нижнюю губу.

— Вам пора уходить, миссис Конноли, — тихо сказал мистер Эббот.

Кора хотела уже повернуться, но вдруг заметила, как вздрогнуло левое веко мертвой. На мгновение она замерла от ужаса, а потом тихо вскрикнула. Мистер Эббот быстро подошел к ней.

— Что случилось, миссис Конноли? Вам нехорошо? Кора сделала шаг назад.

— Но… Но… мертвая, она…

— Что она? — настороженно осведомился мистер Эббот.

— Она шевелится? Мистер Эббот улыбнулся.

— Извините за резкость, миссис Конноли, но дама в гробу мертва. Что вы такое говорите?

— Но, может быть, у нее летаргический сон? — дрожащим голосом сказала Кора.

— Нет, мадам, я своими глазами видел свидетельство о смерти, которое представил нам доктор Мередит. К тому же мы и сами исследуем мертвых. Нет, мадам, это совершенно исключено. Просто ваши нервы не выдержали. Кстати, это и есть одна из причин, по которым мы никого не впускаем сюда. Зря я сделал для вас исключение. Это мне наука на будущее. А теперь я хотел бы попросить вас, мадам…

Он отодвинул занавес, приглашая Кору выйти вместе с ним.

Кора бросила последний взгляд на стеклянный гроб, решительно повернулась и вышла в первую комнату.

Вильям Эббот улыбнулся и, разминая кисть, хрустнул пальцами. Этот негромкий звук привлек внимание Коры. Она увидела, что на ладонях владельца конторы растут рыжеватые волосы, а на среднем пальце надето массивное кольцо, покрытое странными знаками.

— Любопытная вещь, не правда ли? Это я получил в наследство, — сказал Эббот, заметив взгляд Коры.

В возникшем затем неловком молчании Кора вновь ощутила тишину, царящую в доме.

«Как в гробу», — с содроганием подумала она.

— Что-нибудь еще, миссис Конноли? — спросил негромко владелец конторы.

Кора, собравшаяся было выходить, остановилась на пороге.

— Еще один вопрос, мистер Эббот. Где живет доктор Мередит?

На лице Эббота снова появилось выражение настороженности.

— Зачем вам его адрес, миссис Конноли?

Голос Коры был серьезным.

— Я хочу вам кое-что сказать, мистер Эббот. Я видела тело Корделии Кеннон и видела, как она шевельнулась в гробу. Я в этом уверена. Так какой адрес?

— Лэтимер-Роуд, 65. В конце этой улицы, — неохотно пробормотал Вильям Эббот.

— Спасибо, мистер Эббот. Вы мне очень помогли.

Кора открыла дверь и вышла на улицу. Девушка уже не видела, с какой ненавистью глядел ей вслед владелец похоронного бюро. Прохладный воздух показался ей особенно свежим после гнетущей атмосферы мрачного дома.

Дом номер шестьдесят пять оказался последним на Лэтимер-Роуд. Несмотря на аккуратный палисадник перед входом, он казался таким же старым и неухоженным, как и другие дома на этой улице.

Кора открыла маленькую проржавевшую калитку и позвонила. Никто не ответил. На всякий случай она обошла вокруг дома. С тыльной его части оказались остатки старой развалившейся конюшни. И никаких следов доктора Мередита. Даже на двери не было таблички с именем врача. Здесь было что-то неладно.

Кора еще раз огляделась и увидела двадцатью ярдами дальше высокую стену, ограждавшую кладбище Вилфорд-Сенетори. Это было одно из старейших кладбищ Лондона, однако на нем все еще продолжали хоронить людей.

Кора вышла из палисадника и направилась вверх по улице, в надежде поймать такси. Звук ее шагов гулко раздавался в тишине пустынной улицы. Отсутствие здесь людей тоже было странным. Только раз ярдах в пятидесяти впереди Коры промелькнула вдоль стены какая-то согнутая старуха. Но когда Кора шла мимо погребальной конторы, она не могла избавиться от ощущения, что за ней следят чьи-то глаза. Она непроизвольно ускорила шаги. Внезапно она вспомнила, что именно здесь несколько десятилетий назад лютовал пресловутый Джек-Потрошитель. Но, вопреки возникшим опасениям, Кора спокойно достигла оживленного перекрестка и поймала здесь такси. Она со вздохом упала на сиденье и назвала свой адрес.

Билл уже ждал ее, удобно расположившись в кресле и не слишком внимательно глядя на телеэкран. Когда Кора вошла, он встал, выключил телевизор и протянул ей руки.

— Я уже начал беспокоиться, дорогая.

— О, Билл, это было ужасно! — всхлипнула Кора.

— Иди сюда, присядь. Я принесу тебе что-нибудь выпить. — Билл смешал «Манхэттен».

Кора с благодарностью выпила коктейль и тут же начала рассказывать. Билл внимательно выслушал ее.

— Ты уверена, что не ошиблась? — переспросил он, когда она закончила рассказ. — У твоей подруги дрогнул глаз?

— Но я ведь тебе сказала, Билл.

— Мне кажется, в той ситуации, в которой ты находилась, нервы могли сыграть с тобой злую шутку.

— Я уверена, что видела это, — покачала головой Кора, — И потом, если бы ты видел этого ужасного Эббота! И с доктором Мередитом явно что-то не так. Ты знаешь хоть одного врача, который бы не повесил табличку на двери своего дома?

— И какой же теперь у тебя созрел план? Кора улыбнулась.

— Хотя мы и недавно женаты, ты уже хорошо меня знаешь. Я считаю, что нам нужно зайти к этому подозрительному Мередиту сегодня же вечером.

— А какой повод ты для этого найдешь?

— Я надеюсь, мы что-нибудь вместе придумаем. Билл кивнул.

— Но я должен тебе кое о чем напомнить.

— Что?

— Ты помнишь, что я тебе обещал на нашей свадьбе?

— Что ты никогда не будешь вмешиваться в уголовные истории. Но сейчас совсем другое дело. Речь ведь идет о моей подруге. И кроме того, неизвестно совершено ли здесь преступление.

— И кроме того, — ухмыльнулся Билл, — это обещание нарушила ты. Помни об этом, мое сокровище.

— Вот тот угловой дом, — тихо сказала Кора.

«Порше» с выключенными фарами тихо двигался по Лэтимер-Роуд. Мрачная улица едва-едва освещалась тускло-белым и матовыми фонарями, которые еще и далеко стояли друг от друга.

— Пожалуй, ты права, Кора, — сказал Билл. — У меня такое ощущение, что время здесь остановилось. Не хватает только, чтобы появился Джек-Потрошитель.

— Билл, не надо так шутить, — с упреком бросила Кора.

— Хорошо, хорошо, не буду, — засмеялся репортер, нажимая на тормоза. «Порше» мягко остановился, и Кора выглянула из бокового окна.

— У доктора свет уже не горит.

— Может быть, он уже лег спать? Ведь это пожилой человек.

— Откуда ты это знаешь?

— Навел справки в медицинском обществе. У меня там есть кое-какие связи. Доктор Мередит уже давно не работает в больнице. У него осталось только несколько личных пациентов, доход которых не особенно велик.

— Но он еще может иметь практику?

— Да. Что ж, давай-ка осмотрим этот домик. — Билл открыл дверцу.

— Будь осторожен! — крикнула вслед ему Кора. — У меня опять какое-то странное предчувствие.

Билл успокаивающе кивнул жене, открыл ржавую калитку сада, прошел через палисадник к дому и позвонил. Никто не открыл. Билл нажал рукой на дверь, и она со скрипом открылась. Билл вытащил из кармана фонарик и, осветив дверь, заметил, что замок выломан. Охваченный подозрениями, репортер осторожно вошел в дом.

Он попал в узкий коридорчик, по обе стороны которого были деревянные двери. Замков на дверях не было, и Билл поочередно открыл каждую дверь, заглядывая в комнаты.

Первая комната была явно жилой. Дальше находилась очень грязная кухня, потом спальня. За последней дверью по левой стороне коридора был кабинет.

Репортера удивило, что в кабинете нет медицинских инструментов. В это время луч его фонарика осветил темную фигуру, сидевшую в высоком кресле спиной к нему.

— Доктор Мередит! — тихо окликнул Билл в надежде, что этот человек спит. Ответа не было.

Непрошеный гость на цыпочках вошел в комнату. Когда он подходил к креслу, фонарик в его руке слегка дрожал. Билл уже был готов к самому худшему, но то, что осветил яркий луч фонарика, привело его в состояние шока. У человека, сидевшего в кресле перед ним, не было лица. Оно было съедено.

У Билла перехватило дыхание. С большие трудом он заставил себя выйти из оцепенения.

Человек в кресле был обнажен. Вид его кожи ясно говорил, что это пожилой человек. С ужасом Билл увидел на его теле следы нескольких сильных укусов. У него не было сомнений, что в кресле труп доктора Мередита.

Дверь, которую Билл, входя в комнату, оставил открытой, вдруг закрылась с тихим скрипом. Репортер мгновенно сделал шаг в сторону и направил луч фонарика на дверь. Ему показалось, что оттуда должна появиться еще одна мертвая фигура. Он выключил фонарик и бесшумно отошел в угол. В комнате стало совершенно темно, потому что окна были закрыты ставнями.

Билл не двигался. Он не знал, кем может оказаться этот новый посетитель, может быть, его противником. А вдруг вернулся упырь, так жестоко расправившийся с доктором Мередитом? В дом мог войти обычный взломщик, с которым можно было справиться и без кровопролития.

Билл выругал себя, что не прихватил с собой пистолет, оставшийся лежать дома в его столе.

Внезапно до его ушей донесся тихий смех, оборвавшийся так быстро, что он даже не успел определить направление. Билл ощутил, что у него на лбу выступили капли пота. Черт побери! Он немного отодвинулся назад, присел и в тот же миг получил страшный удар в затылок. Вскрикнув, Билл упал ничком, но, к счастью, не потерял сознания и мгновенно откатился в сторону. Это спасло его следующий удар противника пришелся в пустоту. Пальцы Билла нащупали спинку кресла. Он со стоном подтянулся по ней вверх.

— Позвольте вам помочь, мой друг, — услышал он мягкий голос.

Щелкнул выключатель. Комната осветилась мрачным синеватым светом свисающей с потолка старомодной лампы с абажуром. Репортер почувствовал, что его схватили сзади и подтягивают вверх. Сопротивление было бессмысленным, во всяком случае сейчас.

Вокруг Билла стояли четверо мужчин. Все они были одеты в одинаково голубые хлопчатобумажные кители и длинные, свободного покроя брюки. Их лица были неподвижны, как маски. Двое из них толкнули Билла в кресло, и на него обрушился поток вопросов.

— Что вы здесь искали?

— Врача. Я здесь по поводу моей болезни, — ответил Билл.

— Так поздно?

— Доктор Мередит меня пригласил.

— Кто вы такой?

Билл пожал плечами. Допрашивающий подал знак своим помощникам. Ловкие пальцы скользнули в пиджак Билла и вытащили его кошелек. Главарь перелистал бумаги.

— Смотри-ка, репортер. Вам что, захотелось попасть к загробному врачу?

— А разве я об этом знал?

— Не смешите нас, мистер Конноли. Вы понимаете, что мы не сможем оставить вас в живых после того, что вы видели. — Человек указал на мертвого доктора Мередита.

Пальцы Билла впились в подлокотники кресла.

— Что вы сделали с этим несчастным? Вы, свиньи!

— Мы его убили, только и всего. Билл горько рассмеялся.

— Всего, говорите вы? Вы его мучали, пытали! Посмотрите на его израненное тело! Вы, дерьмовые…

— Стоп! — Человек слегка приподнял руки. — Мы не пытали доктора Мередита. То, что вы видите, произошло, когда он был уже мертв.

— Что вы сказали? — выдохнул Билл. — Черт побери, но зачем?

Его собеседник впервые улыбнулся. Улыбка была холодной и невыразительной, как оскал мертвеца. Билл Конноли увидел мощные зубы, более крупные, чем ему до сих пор приходилось видеть у людей. Но это не были хищные зубы вампира.

— Как мне ответить на ваш вопрос, мистер Конноли… Вам приходилось что-нибудь слышать о гулах? Билл Конноли вздрогнул.

— Вы имеете в виду пожирателей трупов?

— Да, нас иногда называют и так.

— Боже мой! — прошептал задохнувшийся от ужаса Билл. Больше он не мог выговорить ни слова — слишком чудовищно было то, что сейчас происходило.

Он слышал о гулах в древних сказаниях, которые ему часто рассказывали в детстве, но никогда не верил в их существование. Эти странные существа полулюди-полузвери — обычно жили в подземных тайниках на кладбищах и питались трупами. Они вскрывали гробы и вытаскивали оттуда свою пищу.

— Вы нам помешали, мистер Конноли. Мы вам сочувствуем. Но нам повезло.

Билл лихорадочно искал выход из явно безнадежной ситуации. Лица стоящих перед ним существ ясно говорили, что пощады ждать нечего.

— Вы останетесь здесь, мистер Конноли. Смиритесь с этим.

Билл кивнул.

— Но в любом случае я бы хотел кое-что выяснить, — проговорил он тихо. Почему доктор Мередит должен был умереть? Только для того, чтобы удовлетворить ваш ужасный аппетит?

— Нет, — сказал гул, — но было бы глупостью с нашей стороны вам что-либо рассказывать. Слишком многое поставлено на карту.

Едва гул проговорил это, как репортер, собрав все свои силы, откинулся назад. К счастью для него, кресло, в котором он сидел, было легким и стояло на тоненьких деревянных ножках. Билл, как торпеда, вылетел назад и сделал кувырок на полу, наткнувшись головой на какой-то предмет.

Этот маневр ошеломил всех четверых. Прежде чем они успели прийти в себя, Билл снова оказался на ногах и бросился к двери. Он уже схватился за ручку, когда сбоку на него налетел один из них. Билл уклонился и ударил противника кулаком в лицо. Что-то хрустнуло.

Ударом ноги распахнув дверь, Билл вылетел в коридор. Он сильно ударился о стенку, но удержался на ногах и побежал к выходу. За спиной были слышны крики бросившихся вдогонку вурдалаков.

Репортер в четыре прыжка проскочил через палисадник, перепрыгнул садовую калитку и кинулся к своему «Порше». Прыгнув в кабину, он мгновенно завел мотор и вдруг почувствовал, что его сердце готово остановиться. Кора исчезла!

Кора Конноли сидела в «Порше» и курила сигарету. Время от времени она с тревогой поглядывала на дверь, за которой исчез ее муж.

Прошло пять, шесть минут. Кора нервно курила сигарету за сигаретой, выбрасывая окурки через открытое боковое окно.

«Нужно было мне пойти с ним», — подумала она.

На Лэтимер-Роуд не было ни души. Даже ближайший фонарь был так далеко, что его свет был едва различим.

Стук в боковое окно машины заставил Кору вздрогнуть. Она резко повернула голову.

— Билл! — крикнула пораженная Кора. — Я даже не заметила, когда ты подошел. Билл Конноли улыбнулся ей.

— Выходи. Я должен тебе кое-что показать.

— Сейчас.

Кора бросила сигарету в пепельницу и вышла из машины. Билл ждал ее, держа руки в карманах брюк.

— Странно, — подумала Кора, — он никогда таким не был. Не говорит ни слова, скорчил какую-то гримасу. Ее испуг мигом исчез, когда Билл улыбнулся.

— Пошли со мной, — сказал он и взял Кору за руку. Билл увлек Кору на тротуар, и они пошли от дома доктора Мередита.

— Я думала, что мы пойдем к доктору Мередиту, — запротестовала Кора.

— Пошли, пошли. Я обнаружил другой вход. Ты удивишься.

Кора не заметила циничную улыбку мнимого Билла Конноли. Они почти дошли до следующего фонаря, расположенного рядом с таинственной похоронной конторой.

— Билл, тут что-то не так, — вдруг сказала Кора.

— Не бойся, все в порядке.

Билл Конноли подтолкнул Кору к крыльцу, четыре ступеньки которого вели к старой входной двери. Он толкнул деревянную дверь, и она легко открылась.

— Тише! — сказал Билл и приложил палец к губам.