Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Ужасы
Показать все книги автора:
 

«Убийца из империи смерти», Джейсон Дарк

Четверо мужчин и три женщины в длинной темной одежде стояли вокруг камня. Их лица были скрыты масками, а неподвижностью они напоминали восковые фигуры.

Под высокими сводами не было ни одной лампы. Но, несмотря на это, свет был. Светился камень! Он был квадратным, площадью, примерно, как стол, и такой же высоты. Хотя камень был темным, он излучал какой-то внутренний свет. Воздух над ним был, казалось, заряжен электричеством. Он дрожал и мерцал, слегка освещая темноту.

Никто из собравшихся не отваживался даже вздохнуть. Каждый знал, что пришло великое мгновение, к которому они готовились несколько недель.

Внезапно под высокими сводами прозвучал голос. Люди вздрогнули. Голос становился все громче. В нем звучал приказ:

— Я посылаю вас в свет. Вы выполните все мои задания. Это говорю вам я Властитель Империи мертвых!

Семеро людей, затаив дыхание, прислушивались к этому голосу. Каждое слово достигало самых глубоких уголков их мозга.

— Камень даст вам власть, — снова прозвучал голос. — Возьмитесь за руки.

Люди повиновались. Взявшись за руки, они образовали круг, в центре которого был камень. Камень! Он обладал магической силой. Холодное кольцо голубого пламени окружило его. Огонь несколько секунд бросал вздрагивающие отблески на одежду людей, а потом погас так же внезапно, как и появился.

— Это был дьявольский огонь! — снова прогремел голос. — С этого момента вы принадлежите дьяволу!

 

Ни дуновения ветерка не было в воздухе, а облако смога, всегда висящее над Нью-Йорком, казалось, куда-то исчезло. Честер Дэвис припарковал свой старый «Форд», вынул ключ зажигания и сунул его в нагрудный карман рубашки. Лилиан сидела на соседнем сиденье. Ее воздушное мини-платье сдвинулось так, что Честер видел треугольник белых трусиков.

Они познакомились только сегодня в маленьком баре на Бродвее. Немного выпили, потанцевали, и Честер уговорил Лилиан прокатиться с ним. Прогулка закончилась на юго-западной оконечности Центрального парка.

— Разве в машине не удобнее? — спросила Лилиан и встряхнула своими длинными белыми волосами.

— Зато на лугу более романтично! — ухмыльнулся Дэвис.

Лилиан пожала плечами, и они вышли из машины.

Лилиан не носила бюстгальтер, и Честер видел, как вздрагивает ее тяжелая грудь при каждом шаге. Он взволнованно облизал губы и обнял Лилиан за талию. Ее теплое, податливое тело сводило Дэвиса с ума. Его рука скользнула выше.

— Не здесь! — тихо засмеялась Лилиан.

— Но я не могу больше ждать.

По пути они встретили много парочек — этот парк все еще оставался уютным оазисом для молодых горожан, несмотря на активность здесь «рокеров» и «ангелов ада».

Честер увлек Лилиан в узкую боковую аллею. С обеих сторон над дорожкой нависали кусты. Время от времени попадались скамейки, но все они были заняты.

— Не везет! — кокетливо засмеялась Лилиан.

— Почему? — Честер тряхнул головой. — Все равно на скамейке неудобно. У меня другая идея. — Он притянул Лилиан к себе и отодвинул пару веток.

— Но моя одежда! — жалобно сказала девушка.

— Все равно ее надо будет снимать.

— Развратник!

Они прошли еще несколько метров через кустарник и попали на чудесную маленькую полянку. Честер упал спиной на траву, не отпуская от себя Лилиан.

— Честер, я… — Больше она не смогла ничего сказать. Честер закрыл ей рот горячим требовательным поцелуем. Его правая рука лежала на пышной груди Лилиан.

— Нет, Честер… — простонала Лилиан, — подожди, пока я сниму платье!

— Окей, — сказал Честер и сел.

Лилиан улыбнулась ему и расстегнула верхнюю пуговицу. Мышцы Честера Дэвиса напряглись. Ему казалось, что он сходит с ума. Вторая пуговица… И вдруг произошло неожиданное.

Высокое давление крови, как обруч, стянуло голову Дэвиса. В его сознание с трудом пробился голос:

— Ты принес клятву дьяволу.

Честер взмок. Он почувствовал, что его тело уменьшается в размерах.

— Честер! Что… что это с тобой? — услышал он голос Лилиан. Но звук его был каким-то размытым.

Честер не ответил. Дрожь пронизала его тело. Он упал на траву. И тут появился холодный огонь. Этот огонь охватил Дэвиса, и теперь он должен был ему повиноваться, служить Властителю Империи мертвых. Возврата не было.

Огонь становился сильнее, он слепил его… Дэвис уже не видел, как Лилиан с криком бежала прочь. Для него существовало только это холодное голубое пламя. Легкие Честера работали, как меха, а руки судорожно двигались, как будто хотели схватить этот огонь. И снова зазвучал голос:

— Убей! Убей! Убей!

— Да, я повинуюсь тебе, — прохрипел Честер. Он увидел, как огонь словно застыл. В нем теперь ясно виднелись очертания ужасного демонического лица. Потом из пламени вытянулись две костлявые руки. И вдруг все исчезло.

— Черт побери! Как я попал сюда? — Честер тряхнул головой и заметил рядом с собой автомат.

Честер схватил оружие и встал. В его глазах появился сумасшедший блеск.

— Я вам покажу! — пробурчал он. — Я один. Я — Малыш Нельсон…

Дэвис скользнул через кусты. Он искал людей. Людей, которых можно убить…

Влюбленная парочка на скамейке ни о чем не подозревала. Честер поднял автомат, когда до них оставалось пять шагов. Громкое стаккато выстрелов разорвало ночь. Парочка свалилась замертво, не успев издать ни единого стона.

Честер Дэвис смеялся.

— Следующие! — Он двинулся дальше.

Сзади послышались крики — стрельбу, конечно, услышали.

Два молодых парня шли ему навстречу. Честер Дэвис снова поднял автомат, и пули отбросили людей в сторону, словно опавшие листья.

— Я — Малыш Нельсон! — закричал Дэвис и двинулся дальше.

Зазвучали свистки полицейских. В ночной тишине четко слышались команды. Честер остановился. Его лицо было искажено гримасой.

— Пусть только подойдут эти свиньи! Я им покажу! С Малышом Нельсоном шутки плохи!

Завыли сирены. Длинные лучи прожекторов осветили парк. Через кусты продирались два полисмена. Они и Дэвис заметили друг друга почти одновременно. Полицейские вскинули револьверы. Слишком поздно! Он нажал на курок, и смертельный свинец отбросил их обратно в кусты.

— Этим я уже показал! — захохотал Дэвис. Мощный прожектор вдруг ослепил его.

— Остановитесь! — рявкнул голос из динамика.

Но убийца и не думал подчиняться. Быстрым движением он вскинул свой автомат.

С разных сторон загрохотали выстрелы. Четверо полицейских открыли огонь одновременно. Пули их автоматов почти разорвали тело Дэвиса. Через мгновение он лежал на земле. К нему подбежали полицейские. Один из них осветил лицо убийцы и отшатнулся.

— Боже мой! Да ведь это Малыш Нельсон. Но он же давно мертв!

Коллеги непонимающе смотрели на него.

В этот момент произошли невероятные события. Блеснула молния, и изумленные полицейские увидели голубое пламя, которое охватило Малыша Нельсона. Оно потрескивало, распространяя запах серы. А потом все исчезло. И труп, и автомат. На земле лежала лишь горстка пепла.

Полицейские переглянулись. Они дрожали от ужаса.

— Это был дьявол! — сказал один из них и бросился прочь, словно преследуемый тем, кого он назвал.

Репортер Билл Конноли сидел за рулем взятого напрокат «Порше». Его лицо застыло. Он не в состоянии был мыслить логично — слишком невероятные вещи произошли на его глазах. Но все, что он видел, было запечатлено на пленке. Билл сфотографировал труп, который разложился и исчез за несколько секунд. Невероятно! И все же это было.

Конноли был англичанин. Он прибыл в Нью-Йорк, чтобы сделать фоторепортаж для своей газеты. Этой ночью Билл ездил по городу, чтобы познакомить своих читателей с романтической стороной жизни Нью-Йорка. Поэтому он и предпринял прогулку через Центральный Парк.

Репортер повернул вниз по Бродвею. Он жил в отеле «Клейдж» прямо на Таймс-сквер. Через несколько минут он въехал на стоянку отеля, выскочил из машины и помчался в свою комнату. Ночной портье лишь покачал головой, глядя ему вслед.

Миниатюрная проявочная камера хранилась у Билла в чемодане. Он достал ее и проявил пленку.

Уже через час Конноли вышел из ванной, держа фотографии в руках. Отпечатки, на которых были достопримечательности Нью-Йорка, он сразу отложил в сторону. Но те, главные, снимки Билл рассматривал с лупой в руках. Фотографии были резкими, на них можно было различить все мелкие детали. Сомнений не оставалось. Он сфотографировал убийцу.

Это был невысокий человек с очень молодым, почти детским лицом. Репортер задумался, а потом еще раз взглянул на снимок. Он узнал этого человека. Это был Малыш Нельсон, жестокий убийца. Билл выронил фотографию. Он знал, что Малыш Нельсон был убит сорок лет назад.

На следующее утро газеты пестрели заголовками:

МАНЬЯК В ЦЕНТРАЛЬНОМ ПАРКЕ!

ШЕСТЕРО УБИТЫХ! УБИЙЦА ИСЧЕЗ!

КУДА СМОТРИТ ПОЛИЦИЯ?

В эту ночь Конноли почти не спал. И сейчас его мысли были прикованы к фотографиям. Конечно, ему нужно отнести их в полицию. Вопрос состоял в том, поверят ли ему там.

Вилл одним глотком допил кофе и вскоре уже сидел в автомобиле. Путь к штаб-квартире городской полиции был ему знаком. Сержант доставил его к капитану Мэрдоку, ведущему расследование.

Фигура капитана отдаленно напоминала платяной шкаф. Когда Билл представился, Мэрдок нахмурил свои кустистые брови.

— Репортер? — с угрозой спросил он. Лицо Билла вытянулось.

— Да, я хочу сделать заявление по поводу вчерашнего маньяка.

— Внимательно вас слушаю.

Билл вытащил из кармана фотографии и разложил их на письменном столе.

— Вот убийца! — заявил он.

Капитан Мэрдок посмотрел на фото. Когда он снова поднял глаза, его лицо приобрело цвет перезревшего помидора.

— Вы что мне лапшу на уши вешаете! — закричал он. — Это ведь Малыш Нельсон. Он уже давным-давно мертв!

— Я знаю, — ответил Билл. — И несмотря на это, убийца он!

Капитан Мэрдок глубоко вздохнул.

— Если вы, Конноли, через минуту не исчезнете…

— Стоп! — резко остановил его репортер. — Я еще не закончил…

Дослушав рассказ, Мэрдок помрачнел.

— Да, пепел мы нашли, — кивнул он. — Лабораторные крысы подтвердили, что это действительно пепел человека. Но я все равно не верю вашей истории.

— Ничего другого я и не ждал, — пожал плечами Билл. — На вашем месте, капитан, я поступил бы точно так же. Но тем не менее все это правда. Позвольте вопрос, капитан. Какие еще следы вы нашли?

— Никаких. И вообще, почему я должен вам об этом рассказывать? Я дам вам совет, Конноли. Если вы еще раз побываете в Нью-Йорке, фотографируйте Эмпайр-Стэйт Билдинг или другие достопримечательности. Но оставьте уголовные дела полиции! Мы найдем убийцу и без вашей помощи.

— А я в этом сомневаюсь, — сказал Конноли. В кабинет вошел дежурный сержант.

— Капитан, здесь молодая женщина, которая хочет срочно поговорить с вами, — доложил он.

— Что ей нужно?

— Она сказала, что расскажет обо всем только вам лично.

— Пусть войдет.

Сержант повернулся. Уже у двери его догнал голос Мэрдока:

— Как зовут эту даму?

— Лилиан Вебстер.

— В первый раз слышу, — пожал плечами капитан. Сержант в нерешительности остановился у двери, пока не услышал голос Мэрдока.

— Хорошо. Пусть войдет.

Через минуту Лилиан уже стояла в кабинете. Она заметно волновалась.

— Садитесь, — пригласил капитан.

Лилиан осторожно присела на краешек стула, нервно перебирая ручки своей сумочки. Ей было около двадцати двух лет. У нее были длинные белокурые волосы и большие темно-голубые глаза. Открытое летнее платье не скрывало красивые ноги, обутые в простые сандалии.

— Чем мы можем вам помочь, мисс Вебстер? — спросил капитан.

Лилиан нерешительно посмотрела на обоих мужчин. Конноли подбадривающе улыбнулся. Наконец, она кивнула.

— Может быть, это только мне показалось, — начала Лилиан, — но я хотела бы вам рассказать… Вы не поверите…

— Не бойтесь, мы верим вам, — сказал Мэрдок.

— Я познакомилась с ним вчера вечером, — неловко улыбаясь, сказала она.

— С кем? — уточнил Мэрдок.

— С Честером Дэвисом. В маленьком зале на Бродвее. Мы танцевали, флиртовали, а потом, в конце концов… — Лилиан запнулась, — мы понравились друг другу и поехали в Центральный парк. Мы там гуляли и прилегли на полянке. — Лилиан покраснела!

— Дальше! — сказал капитан. — Что произошло потом?

— Ну, потом, как обычно, — Лилиан говорила очень тихо. — Но прежде, чем дело зашло слишком далеко, случилось это… ужасное… — Лилиан запнулась.

— Что случилось? — напряженно спросил капитан.

— Честер вдруг изменился…

— Точнее, мисс Вебстер.

— Он вдруг стал другим! — Последние слова Лилиан почти выкрикнула.

— А потом? Что вы сделали, мисс Вебстер? Девушка опустила голову. По ее щекам бежали слезы, которые смешивались с тушью ресниц, оставляя на лице черные полосы.

— Я убежала, капитан. Я не могла этого больше выдержать. Я чувствовала, что должно произойти нечто ужасное. А когда сегодня прочла в газетах… Этот маньяк… Он может быть только Честером Дэвисом…

Капитан Мэрдок резко выдохнул воздух.

— Ваша история звучит несколько невероятно, мисс Вебстер. Вы и сами должны это признать.

Конноли покачал головой. Этот капитан был слишком туп. Он просто не мог не сопоставить эти факты.

— Расскажите мне немного о Честере Дэвисе, мисс Вебстер, — сказал капитан Мэрдок.

— Я не знаю, может быть, это не его настоящее имя, — тихо ответила Лилиан. — Я только знаю, что он жил здесь, в Нью-Йорке.

— Маловато, — констатировал Мэрдок. — Этот Дэвис ничего о себе не рассказывал? Чем он занимается? Женат ли он? Может, у него есть хобби? Лилиан покачала головой.

— А о чем вы беседовали?

Лилиан снова покраснела.

— Мы танцевали, я уже вам об этом говорила… Боже мой! Мы просто понравились друг другу. В таких случаях и не нужно много говорить.

Конноли усмехнулся. Он тоже не раз переживал подобные ситуации.

— Так, и здесь мы не продвинулись, — пробурчал капитан. — Остается только выяснить, где этот парень спрятался.

— Его больше нет, — сказал Билл.

— Да прекратите нести эту чушь! Кстати, вы уже давно должны были уйти. Капитан Мэрдок снова нервничал.

— Почему вы говорите, что его больше нет? — взволнованно спросила Лилиан.

Мэрдок бросил на репортера предупреждающий взгляд и улыбнулся.

— Это он просто болтает, мисс Вебстер.

— Мне тоже что-то подобное показалось, — сказала она вдруг.

Оба мужчины насторожились.

— Мы говорили об отпуске. Дэвис рассказал мне, что два месяца назад он был в Мексике. Ему там очень понравилось.

— Вряд ли это поможет нам продвинуться дальше, — сказал Мэрдок, вставая из-за стола. — Нужно занести ваши показания, мисс, в протокол.

— Тогда и я прощаюсь, — сказал Конноли.

— Надеюсь, — пробурчал капитан. — Я не собираюсь иметь дело со всем эти дерьмом. Передам дело в ФБР — пусть они ковыряются.

Но и ФБР не обнаружило никаких следов. Расследование словно увязло в песке. Маньяк так и не был найден. Через две недели об этом случае забыли. Газеты нашли более актуальные темы, а дело Честера Дэвиса незакрытым перекочевало в архив. Однако через два месяца произошел случай, заставивший снова вспомнить историю с Честером Дэвисом.

Властитель Империи мертвых был неподвижен. Лишь его тонкие, словно нарисованные губы время от времени вздрагивали, произнося заклинания. Он был один под громадными сводами, куда почти не проникал дневной свет. Большой смоляной факел скудно освещал камень и небольшое пространство вокруг него. Снова и снова Властитель повторял заклинание, но камень молчал. Он лежал, как немая угроза тех далеких времен, когда Землю населяли боги и демоны. У этого камня была своя история. Когда-то он служил алтарем, на котором приносились человеческие жертвоприношения древним богам. Говорили, что кровь бесчисленных жертв и придала поверхности камня темный цвет. Но один из богов проклял камень, и это проклятие тяготеет над ним уже тысячи лет. Так рассказывает легенда.

Жители окружающих деревень верили этой легенде и передавали ее из поколения в поколение. Они говорили, что камень этот когда-то провалился в ад, но дьявол выплюнул его обратно.

Воздух вокруг камня вдруг начал дрожать. Властитель отшатнулся назад, его лицо исказилось. Получилось! Он чувствовал, что его опыт удался. Теперь он сможет влиять на судьбы людей.

Голубоватое мерцание стало более плотным, ярким, приобрело форму. Откуда-то раздался голос, исполненный нечеловеческой муки. Властитель Империи мертвых не переставал бормотать свои дьявольские формулы.

Он поднял руки, его острые когти указывали на камень.

Свет становился ярче. Снова прозвучал этот мучительный крик, на этот раз еще громче, еще яснее.

— Лилиан… — голос прозвучал под сводами, словно последний отчаянный вздох умирающего.

Над камнем проплыла какая-то фигура. Властитель пока не мог узнать ее контуры. Фигура становилась все больше, приобретала плоть и кровь… Это был человек! Человек, появившийся из ничего. Это был Честер Дэвис. Он лег на камень, и холодный голубой огонь охватил его. Сумасшедший смех раскатился под сводами смех Властителя Империи мертвых.

Все получилось! Он господин Империи мертвых. Теперь вся власть находилась в его руках. События с Дэвисом были только лишь началом…

В Голливуде все, кто хоть что-то, собой представляет, живут в Беверли-Хиллз. Жила там и Виола Вейн. Она владела сказочным бунгало на склоне Гарли.

Вейн была дважды разведена. Сейчас эта звезда телесериалов опять охотилась за мужчиной. Она была богата и разбрасывала деньги пачками. Виола часто устраивала вечера, славившиеся, во-первых, холодными закусками, а во-вторых, свободой нравов. Некоторые из женской половины приглашенных на вечеринку вообще ничего не надевали на верхнюю часть тела.

Сегодня было воскресенье, и у Вейн начинался очередной вечер. Виола уже не причисляла себя к разряду юных. Ей было за тридцать, и она не стеснялась этого.

— Вы выглядите обворожительно! — сказал, входя в бунгало, известный режиссер, галантно целуя протянутую ему руку. Он даже не потрудился скрыть ухмылку, когда произносил этот банальный комплимент.

Виола проглотила это, с притворной веселостью взмахнув своими крашенными в фиолетовый цвет волосами. Сегодня она была одета в коротенькую юбку и блузку с глубоким вырезом, предельно открывавшим грудь. Лучший косметолог Голливуда два часа трудился над ее лицом.

— Танцуйте, друзья! — воскликнула прекрасная Виола и выскользнула в сад.

Здесь был устроен холодный буфет. Гости, словно коршуны, набросились на кулинарные лакомства. Под группой пиний ансамбль играл последние хиты.

— Восхитительно! — промычал один из старых известных актеров и вытер свои толстые губы. — Твои вечера, Виола, всегда прекрасны!

Польщенная хозяйка подарила ему воздушный поцелуй.

Наполнив желудки, актеры немного выпили и начали танцевать.

Музыканты вспотели от усердия, как, впрочем, и гости. Поэтому вскоре все дружно бросились в воду. Конечно, без одежды. Каждый резвился в свое удовольствие, не подозревая, во что через час превратятся эти удовольствия.

Время прошло незаметно.

— А теперь прыгай ты, Виола! — крикнул кто-то, выходя из выполненного в форме сердца бассейна.

Виола заколебалась, но мужчины схватили ее и, не обращая внимания на визг, раскачали и бросили в бассейн. Многие засмеялись. Они получили свою порцию удовольствия.

Виола, откашливаясь, вынырнула из-под воды. Она увидела раскрасневшиеся от смеха лица гостей на краю бассейна и легла на спину, чтобы проплыть несколько кругов. Рядом с ней плюхнулся в бассейн какой-то мужчина. Из одежды на нем был только вечерний пиджак. Виола хотела подплыть к нему, когда он вынырнул. Но почему-то не смогла сделать этого. Ее руки и ноги стали тяжелее свинца. К счастью, она уже была у края бассейна и смогла вылезть наверх.

— Тебе что, плохо? — раздались озабоченные голоса.

— Пустяки, небольшая слабость, — смущенно улыбнулась хозяйка, — сейчас будет все в порядке. Мне нужно только немного освежиться.

Ей даже не пришло в голову, насколько бессмысленными были эти слова — ведь она только что вылезла из бассейна.

Зайдя в свою комнату, Виола упала на кровать. Ее бил озноб. На лбу выступили крупные капли пота. Женщина захрипела. Ей не хватало воздуха. Взгляд в большое зеркало испугал Виолу. Ее лицо! Боже мой… Оно изменилось, став серым и морщинистым. Ее тело тоже сморщилось и стало меньше. И вдруг она увидела ЭТО. Плывущий к ней голубой огонь. Из него показалась ужасная морда.

— Ты принесла клятву дьяволу! — Голос ворвался в уши Вейн, сводя ее с ума.

— Да, да, — прохрипела она, — я повинуюсь.

Огонь становился все сильнее. Он охватил тело Виолы. Казалось, он проникает во все его поры… А потом все исчезло.

Вейн прерывисто дышала. Постепенно к ней вернулась способность мыслить. Но мысли ее теперь изменились. Она думала об убийстве! Взгляд Виолы остановился на комоде. Там появился предмет, возникший из ничего. Нож!

На ее лице появилась злая улыбка. Виола встала и схватила нож. Сейчас ее невозможно было узнать. Молодая женщина превратилась в чудовище, обуреваемое жаждой убийства. Пряди седых волос в диком беспорядке свисали с ее головы. Небольшие черные глазки сверкали угрозой.

Вейн жадно облизала свои бескровные губы. Бесшумно она открыла дверь спальни. Навстречу шла одна из молодых актрис, держа в руке недопитый бокал шампанского.

— Эй, Франкен… Франкен… — весело захихикала подвыпившая девушка.

Виола дважды ударила ее ножом. С расширившимися от безграничного удивления глазами девушка упала на пол. Стакан со звоном разбился. По светлому ковру, потекла темная струя вина и крови.

Убийца поспешила дальше. Жажда крови подгоняла ее вперед. Она пробежала через гостиную и выбежала на террасу, в сад. Вначале ее никто не заметил, но вдруг раздался испуганный вскрик.

Виола пробурчала что-то нечленораздельное, а потом снова нанесла удар. Гости с воплями кинулись бежать, спасаясь в паническом ужасе. На полу остались лежать двое тяжелораненых, которые истекали кровью.

Вейн бежала дальше. Она видела окружающее смутно, как будто сквозь кроваво-красную пелену. Ужасные звуки вылетали из ее горла. Никто не осмеливался остановить ее. Мужественные на вид герои экран помышляли только о бегстве.