Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Космическая фантастика
Показать все книги автора:
 

«Лабиринт зла», Джеймс Лучено

Глава 1

Тьма вторгалась на западное полушарие Кейто Неймодии[?] однако вспышки света высоко над осаждённым миром разрывали ночной мрак в клочья. Под изорванным небом, в манаксовом саду, покрывавшем нижние бастионы величественного форта вице-короля Ганрея, солдаты-клоны и боевые дроиды с хладнокровной чёткостью уничтожали друг друга.

Подножие купы деревьев освещал сверкающий веер голубой энергии, в который превратился световой меч Оби-Вана Кеноби.

Атакованный двумя дроидами-часовыми Оби-Ван замер на месте, высоко подняв клинок, а затем резко опустил его вправо, потом влево, отбивая бластерные выстрелы обратно к противникам. Получив в корпус свои же собственные залпы, оба дроида рассыпались на детали.

Оби-Ван двинулся дальше.

Перекувырнувшись под чешуйчатым брюшком неймодианского жука-жнеца, он вскочил на ноги и бросился вперёд. Свет взрыва, отражённого дефлекторным щитом цитадели, запятнал суглинистую почву между деревьями, отбросив на неё длинные тени от их стволов, укреплённых деревянными опорами. Не обращая внимания на творившийся вокруг хаос, колонны пятиметрового роста жнецов продолжали неуклонно двигаться к холму, на котором возвышалась крепость. В острых челюстях или на приподнятых спинах они несли срезанные листья. Хруст от их непрерывного жевания придавал зловещий ритм грохоту взрывов, свисту и вою бластерных разрядов.

Внезапно Оби-Ван услышал щелчок сервомоторов, и через мгновение — приглушённый предупредительный возглас:

— Вниз, учитель!

Он припал к земле даже раньше, чем с губ Энакина сорвалось последнее слово, уворачиваясь от клинка бросившегося в атаку бывшего падавана. Световой меч устремился к земле. Сполох потрескивающей голубой энергии рассёк влажный воздух, и через мгновение в ноздри ударил резкий запах горелой электроники с ощутимым привкусом озона. Бластер разрядился в мягкую почву; удлинённая голова боевого дроида на шее-стебельке ударилась о землю не далее чем в метре от ноги Оби-Вана, и укатилась из вида, искрясь и повторяя: «Вас понял… вас понял…»

При ударе Оби-Ван вовремя одёрнул ногу, увидев, как падает длинное тонкое тело дроида. В том, что Энакин спас ему жизнь, не было ничего нового, но клинок прошёл слишком близко, и Кеноби ощущал себя немного неуютно. Он встал на ноги, глаза слегка расширились от удивления.

— Ты мне чуть голову не снёс.

— Простите, учитель, но ваша голова была там, где должен был пройти мой меч.

Учитель.

Энакин использовал это почтительное обращение не как ученик, разговаривающий с наставником, а как рыцарь-джедай — с членом Совета. Косичка, ранее обозначавшая его положение в Ордене, по обряду была срезана после его подвигов на Празитлине[?]. Туника, сапоги до колен и плотно сидящие брюки были черны, как ночь. На лице красовался шрам, оставшийся после сражения с Асажж Вентресс{2} — воительницей, которую обучал сам Дуку. Искусственная правая рука была до локтя затянута в перчатку. За последние несколько месяцев юноша отрастил волосы, и теперь они спадали почти до плеч. Его лицо было гладко выбрито, в отличие от лица Оби-Вана, чьи мощные челюсти обрамляла короткая борода.

— Хорошо, что должен был, а не стремился. За одно это — моя тебе бесконечная признательность.

Ухмылка Энакина растянулась в полноценную улыбку.

— Когда я в последний раз проверял, мы были на одной стороне, учитель.

— Однако если бы я мгновение помедлил…

Носком сапога Энакин отбросил бластер дроида в сторону.

— Ваши страхи только у вас в голове.

Оби-Ван нахмурился.

— Если голову отрубить, страхи испарятся вместе с ней, так ведь? — Энергично взмахнув мечом, он указал в сторону манаксовой аллеи. — Только после вас.

Коричневый плащ Оби-Вана взвился за его спиной, и они возобновили атаку, двигаясь со сверхъестественной скоростью и изяществом, которые давала им Сила. Повсюду были разбросаны останки боевых дроидов, ставших жертвами бомбардировки, предварявшей наземное наступление. Другие, подобно сломанным марионеткам, свисали с ветвей деревьев, куда их закинуло взрывом.

Лиственный покров пылал.

Когда джедаи приблизились, два обгоревших дроида, от которых остались только руки и туловища, навели на них оружие, но Энакин лишь поднял ладонь и подтолкнул их с помощью Силы, заставив распластаться на спинах.

Они свернули вправо, перекувырнувшись под огромными телами двух жуков-жнецов, затем перепрыгнули спутанный колючий кустарник, которому непонятным образом удалось укорениться в этом заботливо ухоженном саду. От линии деревьев они вышли на берег широкого оросительного канала, наполненного водой из озера, окружавшего цитадель неймодианцев{3} с трёх сторон. На западе среди скользивших по небу облаков висела тройка клиновидных штурмовых крейсеров типа «венатор»{4}. На севере и востоке небо было расчерчено беспорядочными следами ионных двигателей и турболазерных залпов, перечёркнутыми алыми лучами, которые изливали орудийные установки, расположенные за пределами энергетического щита цитадели. Воздвигнутая на возвышенности в конце полуострова уступчатая твердыня напоминала командную надстройку кораблей-баз{5} Торговой Федерации{6}: было логичным предположить, что корабли строились по образу и подобию наземных сооружений.

Где-то внутри находилась элита Торговой Федерации, загнанная в ловушку республиканскими силами.

Учитывая, что доходные миры — Деко и Кору Неймодия — были разорены, а над родным миром Ганрея нависла угроза, вице-королю было бы разумнее отступить на Внешнее кольцо: если верить донесениям разведки, именно так сейчас и поступали остальные члены Совета сепаратистов. Но рациональное мышление не являлось сильной стороной неймодианцев, особенно когда на Кейто Неймодии оставалось имущество, без которого вице-король, видимо, не представлял себе жизни. В сопровождении группы боевых кораблей Торговой Федерации он проскользнул на планету, намереваясь вывезти богатства из цитадели до того, как она падёт. Но республиканские силы устроили засаду, полные решимости захватить его живым и передать правосудию — по мнению большинства, с опозданием на тринадцать лет.

Так близко к Корусканту Оби-Ван и Энакин не подбирались почти четыре стандартных месяца. И так как последние оплоты сепаратистов в Ядре и Колониях были смяты, перевода на Внешнее Кольцо стоило ожидать уже к концу недели.

Оби-Ван уловил какое-то движение у дальнего конца оросительного канала.

Мгновение спустя четыре солдата-клона крадучись отошли от края деревьев на противоположном берегу и заняли позиции для стрельбы среди подточенных водой скал, выстроившихся вдоль канала. Вдалеке за их спинами горела разбитая канонерка. На выступающем над колпаком кабины тупом хвосте СНДК[?] была нанесена восьмилучевая военная эмблема Галактической Республики.

В поле зрения скользнул другой штурмовой транспорт: через мгновение он вырулил туда, где ждали джедаи. Стоявший на носу клон-командир по имени Коди взмахом руки подал сигнал солдатам на берегу и в пассажирском отсеке канонерки, и те немедленно рассыпались, сформировав оцепление.

Простые солдаты обычно связывались друг с другом по комлинкам, встроенным в Т-визорные шлемы, тогда как отряды элитных разведывательных коммандос изобрели сложную систему жестов, которая препятствовала попыткам неприятеля подслушать переговоры.

Несколько быстрых ловких прыжков — и Коди возник перед Оби-Ваном и Энакином.

— Господа, у меня сообщение с орбиты — от командования.

— Покажите нам, — сказал Энакин.

Опустившись на одно колено, Коди активировал прибор, встроенный в обшлаг левой бронеперчатки. Прибор создал конус синего света, превратившийся в голограмму Джена Додонны — командующего боевым соединением.

— Генералы Кеноби и Скайуокер, разведчики докладывают, что вице-король Ганрей и его свита направляются к северной границе форта. Наши силы наносят удары по щиту с воздуха и с позиций на побережье, но генератор щита находится в укреплённой зоне, и до него трудно добраться. Штурмовые корабли подвергаются массированному обстрелу из турболазеров нижних бастионов. Если ваш отряд всё ещё намерен взять Ганрея живым, вам придётся обойти укрепления и найти другой путь во дворец. В настоящий момент высадка подкреплений невозможна, повторяю, невозможна.

Когда голограмма погасла, Оби-Ван посмотрел на Коди.

— Предложения, коммандер?

Коди переключил проектор на запястье, и в воздухе возникла трёхмерная схема форта.

— Если предположить, что крепость Ганрея похожа на те, которые мы обнаружили на Деко и Кору, на нижних уровнях должны находиться грибные питомники, рабочие и погрузочные зоны. Из погрузочных зон должен существовать доступ к инкубаторам для личинок на среднем уровне, а из инкубаторов мы сможем проникнуть наверх.

Коди был вооружён бластерной винтовкой ДС-15 с коротким ложем и облачён в белую броню, а на голове носил шлем с системой визуализации, ставший символом Великой Армии Республики — выращенной, обученной, тренированной на далёкой планете Камино и три года назад показавшей себя миру. Сейчас, впрочем, белые участки проглядывали лишь там, где не было брызг грязи и засохшей крови, выбоин, царапин и пятен гари. Звание Коди можно было определить по оранжевым меткам на гребне шлема и наплечниках. На его правом предплечье были выбиты насечки, символизирующие кампании, в которых он принимал участие: Ааргонар, Празитлин, Парацелус Малый, Антар 4, Тибрин, Скор II[?] и десятки других миров от Ядра до Внешнего кольца.

За эти годы Оби-Ван сработался с несколькими элитными разведчиками-коммандос — Альфой, с которым он был заключён в тюрьму на Раттатаке, и с Дженготатом на Орд Цестус[?]. Первые поколения ЭРК получили знания и навыки от своего образца — мандалорца Дженго Фетта. Каминоанам удалось вывести из клонов-рядовых черты Фетта, однако в отношении ЭРК они были более избирательны. В результате ЭРК демонстрировали больше личной инициативы и лидерских качеств: в общих чертах, они были больше похожи на самого наёмного охотника, ныне покойного; так сказать, были более людьми. Хотя Коди генетически не был элитным разведчиком-коммандос, он имел подготовку и многие черты ЭРК.

В начальные этапы войны на солдат-клонов смотрели точно так же, как на машины, которыми они управляли, или оружие, из которого они стреляли. Для многих клоны были подобны боевым дроидам, которых десятками тысяч выпускали «Оружейные заводы Бактоида»[?], размещённые на множестве планет сепаратистов. Но отношение менялось по мере того, как всё больше и больше солдат погибало. Преданно служа Республике и джедаям, клоны показали себя настоящими братьями по оружию и заслужили то уважение и сочувствие, которыми пользовались ныне. Сами джедаи, вместе с другими прогрессивно мыслящими официальными лицами Республики, настояли на том, чтобы вместо номеров солдатам второго и третьего поколения давались имена — для воспитания чувства товарищества.

— Я согласен, коммандер. Думаю, мы сможем проникнуть на верхние уровни, — в конце концов признал Оби-Ван. — Но для начала, как вы предлагаете добраться до грибных питомников?

Коди выпрямился и указал на сады.

— Мы войдём вместе со жнецами.

Оби-Ван неуверенно взглянул на Энакина и жестом отозвал его в сторону.

— Нас только двое. Как думаешь?

— Я думаю, вы слишком беспокоитесь, учитель.

Оби-Ван скрестил руки на груди.

— А кто будет беспокоиться за тебя, если не я?

Энакин склонил голову и улыбнулся.

— Есть и другие.

— Ты можешь рассчитывать только на Си Трипио. И то лишь потому, что он — творение твоих собственных рук.

— Думайте, что хотите.

Оби-Ван несколько секунд внимательно его изучал.

— О, понятно. Но я думал, что сенатор Амидала интересует тебя больше, чем Верховный канцлер Палпатин. — Прежде чем Энакин успел ответить, он добавил: — Несмотря на то, что она тоже политик.

— Не думайте, что я не пытался привлечь её интерес, учитель.

Мгновение Оби-Ван смотрел на Энакина.

— И, кроме того, если бы Палпатина действительно заботило твоё благополучие, он бы держал тебя поближе к Корусканту.

Энакин положил искусственную руку на плечо Оби-Вану.

— Возможно, учитель. Но кто бы тогда присмотрел за вами?

Глава 2

Несмотря на две пары мощных ног и пилообразные челюсти, выступающие из нижних жвал, огромные жнецы были покладистыми созданиями и могли показать свой нрав лишь в том случае, когда что-то непосредственно угрожало их жизням. На их плоских головах росли петлеобразные усики, служившие не только органами осязания, но и для общения посредством мощных феромонов. Каждый жук был способен нести груз листьев и веток, в пять раз превышавший его собственный немалый вес. Подобно приручившим их неймодианцам, сообщество жуков имело свою иерархию и включало рабочих, жнецов, солдат и производителей: все они служили своей далёкой царице, и получали пищу в качестве вознаграждения за труды.

Оби-Вану, Энакину и спецназовцам Команды 7 пришлось бежать, держась рядом с жуками, пока те со своим свежесобранным грузом спешили из сада к похожему на пещеру отверстию в холме, служившем основанием форта. Панцири жуков давали возможность укрыться от наблюдения патрулей боевых дроидов на ОВП[?]. Что ещё важнее, жуки знали безопасные проходы через заминированные участки открытого пространства, разделявшие деревья и саму крепость.

Обычная для жуков повадка склонять голову, чтобы обменяться информацией с партнёрами по колонии, которые двигались в противоположном направлении, требовала, чтобы джедаи и солдаты держались между задних ног насекомых. Оби-Ван бежал, пригнувшись и сжимая в руке деактивированный меч. Когда в поле зрения появилась прикрытая щитом королевская резиденция, похоже, насекомых охватило какое-то беспокойство, нарушившее естественную упорядоченность их рядов. Оби-Ван заподозрил, что выходившие из своего жилища жуки передали сообщение о вероятной угрозе колонии, которая могла попасть под заградительный огонь республиканцев. В ответ на это к процессии присоединились жуки-солдаты, быстро загнавшие нескольких отбившихся от колонны нервных жнецов обратно в строй.

Высокий рост заставлял Энакина держаться ещё дальше позади, почти под вздёрнутым хвостом жука. Справа от Оби-Вана бежал Коди, а вся команда следовала за ним, прикрывая с боков.

Несмотря на присутствие жуков-солдат, порядок вскоре нарушился.

Жнец, за которым скрывался один из спецназовцев, изменил направление и вильнул в сторону от колонны прежде, чем его успели вернуть в строй. Вместо того, чтобы сразу же укрыться под другим жуком, солдат остался рядом с отбившимся и быстро обнаружил, что оказался на открытом пространстве.

Оби-Ван ощутил пульсацию в Силе за миг до того, как передняя нога жнеца зацепила мину.

Мощный взрыв разметал каменистую почву и оторвал насекомому половину ноги. Спецназовец бросился в сторону и выкатился из пространства между тремя подрагивающими ногами. Ему пришлось двигаться короткими неровными перебежками, когда жнец начал неистово носиться по кругу, видимо, решив затоптать попавшего под ноги солдата. Косой удар задней ноги жука свалил клона с ног. Сбитый с толку жнец опустил голову и принялся бодать твёрдый белый предмет у себя на пути — до тех пор, пока на броне не осталось живого места.

Состояние прострации, в котором находился жнец, оказало влияние и на всех остальных.

В то время как большая часть жуков плотно сгрудилась в кучу, остальные внезапно бросились прочь от основной колонны, что заставило жуков-солдат ещё сильнее насторожиться. Второго жнеца, выворотившего сразу две мины, смело взрывами. Колонна рассыпалась, жнецы и солдаты побежали в разные стороны, а спецназовцы и джедаи заметались в поисках укрытия.

— Держитесь ближе к тем, кто направляется в колонию! — крикнул Энакин.

У Оби-Вана даже мысли не возникло делать иначе, но тут он заметил, что затоптанный спецназовец снова поднялся на ноги и ковыляет к нему навстречу, похлопывая по шлему ладонью, и, очевидно, не обращая внимания на то, куда ступают его ноги. Несущийся прямо внутрь холма жнец опрокинул его, сжал челюстями вокруг талии и поднял высоко в воздух. Собрав последние силы, солдат извернулся и стал дёргаться вперёд-назад, но так и не смог освободиться.

Внезапно Энакин вырвался из-за своего жнеца-укрытия.

Сжимая в руке световой меч, он огромными скачками пересёк открытое пространство прямо в направлении пойманного спецназовца. Благодаря Силе он чувствовал расположение мин и уверенно избегал их. Жнецы могли бы принять его за безумного торфяного тушканчика, если бы не были столь озабочены сохранностью груза и стремлением оказаться в безопасности своей пещеры.

Сделав очередной скачок, Энакин приземлился прямо перед схватившим спецназовца жуком. Одним ударом клинка лишив жнеца челюстей, он освободил пленника, но одновременно привёл в бешенство жуков-солдат. Оби-Ван почти почувствовал выброс феромонов и даже в первом приближении сумел расшифровать информацию, которой они обменялись: Территория кишит хищниками!

Столпившиеся в колонне жуки издали находящийся почти на грани слышимости высокочастотный визг и всей гурьбой бросились бежать. Повсюду начали взрываться мины, а из поднимающегося над садами дыма выпорхнул рой ОВП — не менее сотни боевых машин.

Каждая одноместная воздушная платформа представляла собой неймодианский вариант персонального репульсорного подъёмника, который применялся по всей галактике в качестве наблюдательного и транспортного средства, и была оборудована сдвоенными бластерными пушками — более мощными, чем короткоствольные модели, которыми были вооружены дроиды-пехотинцы.

Рассредоточившись в воздухе, чтобы покрыть огнём максимальную площадь, дроиды обрушили разряды энергии на всё, что находилось в пределах видимости, сбив с пути жнецов и превратив каменистую землю в тир. Взрывы прочертили ломаные линии, сдетонировал десяток-другой мин. Энакин, поддерживая одной рукой спецназовца, другой на бегу отражал бластерные выстрелы. Остальная команда прикрывала его, непрекращающимся огнём сбивая парившие в небе ОВП.

Коди жестом подозвал солдат и джедаев к неглубокой оросительной канаве, расположенной чуть не доходя холма. К тому времени, как подошёл Оби-Ван, солдаты образовали круг, продолжая поливать небеса огнём. Мгновение спустя в канаву проскользнул Энакин и осторожно опустил спецназовца на покрытый грязью склон. Подползший к ним медик Команды 7 снял с солдата разорванный пояс со снаряжением и сильно помятый шлем.

Оби-Ван пристально вгляделся в лицо раненого клона.

Лицо, которое он никогда не забудет — которое не сможет забыть.

Все прошедшие годы он помнил короткий разговор с Дженго Феттом на Камино. Он взглянул на Коди и остальных. Армия одного бойца… Бойца, идеального для этой работы.

Девиз клонов.

Раненый спецназовец дал системе жизнеобеспечения брони команду впрыснуть обезболивающее, чтобы не испытывать дискомфорта, когда с него стали снимать нагрудник и разрезать чёрный обтягивающий комбинезон.

Челюсти жнеца раздробили броню на животе. Кожу не повредили, но ушибы были серьёзные.