Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Космоопера
Показать все книги автора:
 

«Катализатор: Изгой-Один», Джеймс Лучено

Давным-давно в далекой Галактике….

В течение многих лет в Галактике свирепствуют. Войны клонов. Бесчисленные планеты втянуты в конфликт между Галактической Республикой и армией сепаратистов во главе, с бесчестным повелителем ситхов графом Дуку. По мере того как распространяются слухи, будто сепаратисты близки к завершению работ по созданию супероружия, Республику охватывает страх. В ответ Верховный канцлер Палпатин собирает тайную команду исследователей, задача которых — создать для Республики идеальную боевую станцию: «Звезду Смерти».

Часть первая

ЖИЗНЬ ВО ВРЕМЯ ВОЙНЫ

1

ДАВЛЕНИЕ

— ЧТО, ЕСЛИ…

Произнеся лишь эти два слова, Гален Эрсо внезапно замолчал и шагнул прочь от парившего над голопроектором буквенно-цифрового поля данных. Фрагмент заданного им вопроса, казалось, также повис в воздухе. Его коллеги-ученые, собравшиеся в пункте управления, выжидающе смотрели на него, пока наконец напряженную тишину не нарушил Нэрбу:

— У тебя новая идея, Гален? Нам отложить испытание?

Гален то ли его не слышал, то ли не обращал внимания. Несколько мгновений постояв неподвижно и глядя куда-то в пространство, он вновь начал решительно расхаживать туда-сюда, бормоча себе под нос цифры и расчеты.

Второй валлти скорбно покачал большой косматой головой:

— Беда. Похоже, мы его потеряли.

Его оборвал раздавшийся с другого конца помещения резкий голос Тамбо:

— Не видишь — он думает?

О том же свидетельствовала и поза Галена — опущенная голова, прищуренные глаза, сжатые губы, сложенные на груди мускулистые руки, словно пытавшиеся что-то удержать. Вероятно, ему и впрямь пришла в голову некая новая мысль.

Ростом чуть выше метра восьмидесяти, он был широкоплеч и хорошо сложен, несмотря на то что провел большую часть тридцати с лишним стандартных лет своей жизни в постоянных размышлениях, результаты которых он часто записывал на всем, что подвернется под руку. Нечесаные волосы густыми космами свисали вокруг его лица, придавая ему вид стремительного в лучах солнца и опасного во мраке ночи создания.

Наконец Лира поднялась с кресла и не спеша направилась к Галену.

— Что, если… — терпеливо проговорила она, словно направляя его мысли.

Левая рука Галена потянулась ко рту, растягивая его уголки, и все находившиеся в пункте управления восприняли это как хороший знак.

— Почти додумал, — сказала Лира. Ей нравилось, когда Гален столь глубоко погружался в собственные мысли, что практически полностью исчезал из реального мира, уходя в свое собственное личное гиперпространство, куда мало кто мог за ним последовать.

Будучи на несколько сантиметров ниже Галена, она отличалась высоким лбом и едва доходившими до плеч золотисто-каштановыми волосами. Изогнутые брови и слегка опущенные уголки губ придавали ей немного мрачный вид, что, впрочем, совершенно не соответствовало её натуре. Они с Галеном поженились на Корусанте почти пять лет назад, и она во всем походила на мужа, вплоть до атлетического телосложения, которым была обязана долгим годам геологической разведки на десятках далеких планет. Лира была одета в свитер из грубой шерсти и мешковатые штаны, а на голове у нее красовалась цветастая шапка-ушанка из местной пряжи, которая вполне ей шла.

Они были единственными представителями человеческой расы в составе исследовательской группы, которую занесло далеко от Ядра и еще дальше от конфликта, недавно разразившегося между Республикой и Конфедерацией Независимых Систем, так называемыми сепаратистами. Последние четыре стандартных месяца они жили и работали вместе с шестью коренастыми валлти, отличавшимися большими круглыми физиономиями и пастями хищников. Их кожа, скрытая под густой блестящей шерстью, была голубой, словно покрывавшие половину планеты ледники. Гален и Лира общались с ними на смеси общегалактического и местного языка, который изобиловал горловыми звуками и приводившими людей в замешательство длинными словами. Лире, обладавшей способностями к звукоподражанию, язык давался лучше, чем Галену.

Она уже собиралась вновь подбодрить мужа, когда он вдруг заморгал, словно вспомнив, кто он и где находится, и взгляд его снова обратился к полю данных.

Лира едва заметно улыбнулась. Гален вернулся к реальности.

Просматривая сверху донизу длинный ряд дифференциальных уравнений, Гален подошел ближе к полю, словно пытаясь разглядеть нечто позади него или за его слегка мерцающими краями.

— Ассис? — наконец сказал он, обращаясь к стоявшему по другую сторону голопроектора дроиду.

— Да, доктор Эрсо?

— Четвертая строка. Измени коэффициент на пять и пересчитай.

Дроид-трансформер TDK-160, стоявший в данный момент на двух стройных ногах из металлического сплава, послушно отправил результаты на голографический стол. Все не сводили взгляда с поля данных, где начали меняться группы показателей, коэффициентов и производных.

Пункт управления был рассчитан скорее на пребывание в нем технических устройств, нежели живых существ. Уставленный гудящими машинами, он был лишен окон, и в нем всегда было холоднее обычного. Тепло поступало по трубам высоко под потолком, но по-настоящему теплее в помещении стало лишь после того, как оно обрело обжитой вид спустя долгие месяцы исследований и экспериментов. Никто не обращал внимания на штабеля нераспакованных ящиков по углам, на сваленные на столе Нэрбу пустые упаковки от еды, разбросанные вокруг устройства резервного хранения данных. Несмотря на общую захламленность и порой возникавшие у некоторых приступы клаустрофобии, все понимали, что снаружи в любом случае намного хуже.

От страшного холода защищали толстые стены, перемежавшиеся раздвижными дверями. Находившаяся в задней части дверь выходила на пандус, ведущий в лабиринт коридоров, которыми соединялись отдельные части базы; некоторые из них были достаточно широки, чтобы по ним могли пройти компактные служебные спидеры. Где-то еще располагались компьютеры, анализаторы, чертежные доски, станции связи, даже рудиментарный приемопередатчик Голосети для сеансов межпланетной связи.

Нельзя сказать, что Лире здесь слишком нравилось, но она быстро подружилась с коллегами Галена, и Валлт на какое-то время стал для нее домом.

Большая часть высокотемпературного комплекса находилась глубоко под ними — там, где принудительно смешивались газы и вырабатывалось тепло. Там же располагался сверхгорячий ионно-плазменный реактор и охлаждавшие его сверхпроводящие катушки, а также гидротермические автоклавы, в которых искусственно выращивались огромные кристаллы. Реактор сам по себе мог обеспечить энергией весь северный континент Валлта, что, возможно, когда-нибудь могло произойти на самом деле, но в настоящее время его предназначение было иным — генерировать выбросы чистой энергии, которую можно было собрать, накопить в конденсаторах и по мере необходимости выделять нуждающимся планетам. Даже в довоенных кредитах это обходилось недешево, и корпорация «Зерпен», штаб-квартира которой располагалась в одной из независимых систем Внешнего Кольца, все еще ждала возврата инвестиций.

— Уравнение не имеет решения, — сказал Нэрбу, когда поле данных начало мигать, словно пребывая в замешательстве.

— Ассис, верни все назад, — вновь обратился Гален к дроиду.

В поле вернулись исходные интегралы и символы сумм. Гален долго их разглядывал.

— Это что, улыбка? — спросил Тамбо. — Лира, он и вправду улыбается?

Вместо того чтобы дать Ассису новую команду, Гален наклонился внутрь поля и начал водить в воздухе руками словно дирижер или фокусник, изменяя расчеты. Когда поле преобразилось и стабилизировалось, все собрались возле голографического стола, изучая результаты.

— Отличные цифры, — сказал один из валлти.

— Изящное решение, — проговорил другой.

— Теперь мы можем провести испытание?

Все шестеро разошлись к рабочим станциям и приборам, с новым энтузиазмом обмениваясь замечаниями и предложениями.

— Кристалл на месте, — доложил Изель.

Гален уставился на центральный дисплей. Нэрбу откашлялся.

— Начинаю тестовую последовательность.

Освещение в пункте управления на секунду померкло — далеко внизу массивный кристалл, выращенный всего два месяца назад, подвергся воздействию чудовищного давления. Искусственный драгоценный камень был смоделирован по образцу настоящего кайбера, на приобретение которого у «Зерпена» ушли немалые средства. Встречавшиеся относительно редко так называемые живые кристаллы, за редким исключением, принадлежали джедаям, которые, похоже, считали кайбер священным камнем. Кристаллы величиной с палец питали их световые мечи, а те, что покрупнее, по слухам, украшали фасады их уединенных храмов.

— Результат показывает пьезоэлектрический эффект на три десятых выше, чем в предыдущем опыте, — сказал Нэрбу.

Исследователи посмотрели на Галена, который покачал головой.

— Нет? — спросил Тамбо.

— Должен наблюдаться намного больший прирост. — Гален сжал губы и уставился в пространство, пытаясь понять, что могло пойти не так. — Элементарная ячейка в синтезированном кристалле недостаточно стабильна. Нужно провести спектрографический анализ и начать сначала. Возможно, вся партия кристаллов дефектна.

Подобное случалось уже бесчисленное множество раз, но тем не менее в прохладном воздухе повисло разочарование.

Поза Галена вновь стала задумчивой.

— Можно попробовать увеличить давление, — как можно мягче предложил Изель. — Или вернуть кристалл в испарительную камеру и ввести новую примесь.

Гален рассеянно огляделся вокруг. Он уже собирался ответить, когда с пульта связи в пункте управления послышался короткий сигнал.

— Главные ворота, — сказал один из валлти.

Лира подкатила кресло к пульту и взглянула на монитор. За ночь выпал метровый слой снега, и в воздухе все еще кружились хлопья. Подземные обогреватели, обычно поддерживавшие основную подъездную дорогу в чистоте, отказали, и снега навалило сугробами от ворот до самого входа на базу. Лира ожидала увидеть запряженную таквами упряжку с припасами, но на мониторе оказался полуразвалившийся военный транспортник. Слово «таква» приближенно переводилось как «снегоход», хотя нисколько не намекало на врожденную свирепость этих четвероногих.

— Транспортник из Крепости, — сказал за ее спиной Нэрбу.

— Легион «Железная перчатка», — добавил Изель. — Этот камуфляжный узор ни с чем не спутаешь.

Лира неуверенно нахмурилась. При виде военной машины ей внезапно стало не по себе.

— Что могло понадобиться в такое время солдатам?

— Очередное требование обеспечить энергией их базу?

— А я-то надеялся на доставку провизии, — попытался пошутить Нэрбу.

— В любом случае будем вести себя, как всегда, вежливо и любезно, — сказал подошедший Гален.

— Что ж, если надо… — заметил Тамбо.

— Ладно, займусь, — обреченно вздохнула Лира.

Она начала вставать, но Нэрбу проворно преградил ей путь:

— Обойдешься. Ты и так слишком много времени проводишь на ногах.

— Ты почти не отдыхаешь, — согласился другой валлти.

Лира перевела взгляд с одного на другого, и ее губы тронула легкая улыбка.

— Можете не снимать халаты, ребята. Я просто схожу вниз и впущу их.

— Вместо тебя пойдет один из нас, — настаивал Нэрбу.

— Я что, вдруг стала большей неженкой, чем вы, ледяные истуканы?

— И более ценной тоже.

Улыбка Лиры стала шире.

— Приятно слышать, Нэрбу, но у меня уже есть мамочка. К счастью, она примерно в двадцати парсеках отсюда, и меньше всего мне хочется, чтобы вы из кожи вон лезли ради того, чтобы удержать меня в плену…

Ее прервал второй сигнал с пульта связи. На центральном экране появилось лицо дежурного у главных ворот.

— Чего хотят те солдаты, Руни? — спросила в микрофон Лира. Руни ответил что-то неразборчивое, и она повернулась к Нэрбу и остальным. — Может, хватит кудахтать? Прямо как в курятнике. — Когда все замолчали, она снова повернулась к микрофону. — Еще раз, Руни?

— Король Чаи мертв, — ответил Руни. — Крепостью теперь правит Фара.

— Маршалу Фаре недоставало военной поддержки, чтобы свергнуть короля Чаи, — с тревогой заметил Нэрбу. — Вероятно, какая-то ошибка.

— Если только ей не оказали поддержку сепаратисты, — сказал Тамбо.

— Сепаратисты? — переспросил Нэрбу. — Зачем графу Дуку вмешиваться во внутренние дела Валлта?

Несколько мгновений все молчали, затем Изель перевел взгляд с Нэрбу и Тамбо на Галена.

— Из-за Галена, — ответил Изель. — Сепаратистам нужны его исследования. Фара, вероятно, пообещала им доставить его живым.

Глаза Нэрбу расширились, усы ощетинились.

— Это единственное объяснение, — сказал он Галену. — Графу Дуку нужен твой большой мозг.

Гален невесело усмехнулся.

— Похоже, война все-таки до нас добралась, — проговорил он на ухо Лире.

Лира почувствовала, как внутри у нее все сжалось. Безопасный пузырь, который, как им казалось, они создали, лопнул. Впервые в жизни она по-настоящему испугалась — не столько за себя или Галена, но за будущее, каким она его себе представляла.

— Это правда, Руни? — спросила она в микрофон. — Солдаты пришли за Галеном?

Руни медленно кивнул большой косматой головой:

— Маршал Фара экспроприировала все внепланетные предприятия. База с сегодняшнего дня принадлежит Валлту.

— «Зерпен» наверняка еще выскажется по этому поводу, — заметил Гален.

— Возможно, — согласился Руни. — Но вам с Лирой нужно немедленно уходить. С Фарой пусть разбирается «Зерпен».

— Вам стоит послушать Руни, — сказал Нэрбу. — Фара не послала бы транспортник с солдатами, не будь у нее серьезных намерений.

Гален посмотрел на валлти и покачал головой:

— Уходить? И каким образом?

— По туннелям, — ответил Изель. — Если уйдете сейчас, успеете добраться до корабля и стартовать.

Гален в смятении огляделся вокруг. Столько месяцев исследований, а ведь они только начали! Как могла Фара все это перечеркнуть? Неужели она не понимала, чего будет стоить Валлту и многим другим планетам прерванная работа?

Нэрбу выпрямился во весь рост.

— Гален! Вы оба теряете драгоценное время!

Неохотно кивнув, Гален повернулся к дроиду:

— Ассис, ты пойдешь с нами.

— Иного я и не ожидал, доктор Эрсо, — ответил дроид.

Нэрбу шагнул вперед, подталкивая всех троих к ведущему к туннелю пандусу.

— Быстрее! Мы постараемся как можно дольше задержать солдат.

— Чем? Стилусами? — добродушно усмехнулась Лира. — Стоило бы посмотреть.

Голубая физиономия Нэрбу вытянулась.

— Мы ничуть не слабее солдат, Лира.

— Не давайте им повода для насилия, — посерьезнел Гален. — Не забывайте — им нужен я, не вы.

— Транспортник прошел через ворота, — сообщил стоявший у пульта связи Изель.

Лира поспешно пробежалась по пункту управления, обнимая всех на прощание.

— Хотя вряд ли я буду скучать по запаху горелой проводки и несвежей еды, — сказала она, оказавшись рядом с Нэрбу.

— Обещайте, что свяжетесь с нами, — сказал он. — И ждем много-много голограмм.

— Разберемся, — как можно оптимистичнее ответил Гален. — Ничего еще не закончилось.

— Да-да, — кивнул Нэрбу, почти выталкивая его за дверь. — Но дискуссию отложим на потом — когда вы окажетесь в безопасности на обратной стороне жалкого подобия луны Валлта.

У подножия пандуса покачивался компактный спидер. Воздух здесь был намного холоднее, от каменных стен эхом отдавался шум подземных машин. Главный туннель вел от базы до самого ангара для кораблей, а десятки его ответвлений — к отдаленным постройкам и вспомогательным энергостанциям.

Выдвинув телескопические ноги, Ассис ловко шагнул за контрольную панель спидера. Когда Гален и Лира забрались на заднее сиденье, дроид сложился и подсоединился к приборам.

— Полный вперед, Ассис, — сказал Гален. — Нужно успеть на корабль.

Голова Ассиса повернулась к нему.

— Тогда держитесь, доктор.

Спидер устремился вперед. Галена и Лиру прижало к мягкой спинке сиденья, мимо проносились освещавшие туннель полукольца огней. Но они не добрались даже до первой развилки, когда дроид внезапно остановил машину.

— Что случилось, Ассис? — спросила Лира.

Дроид снова повернул голову:

— Впереди какое-то движение, как в главном туннеле, так и в ответвлении к энергостанции. Двадцать с лишним валлти. Все идут пешком.

Гален нисколько не удивился.

— Это за нами, — спокойно сказал он и огляделся вокруг, сосредоточившись на люке в стене туннеля. — Ассис, где мы точно находимся?

— Под южным складом снаряжения, — немедленно ответил дроид.

Гален повернулся к Лире и посмотрел ей в глаза:

— Придется проделать остаток пути по поверхности.

Брови Лиры взлетели вверх.

— Шутишь? Да в таком снегу мы и полкилометра не пройдем.

Гален хлопнул ладонью по покатому плечу дроида:

— Нас повезет Ассис.

Ассис взволнованно пошевелился.

— Боюсь, я вас только замедлю, доктор Эрсо.

— Гусеничный модуль, — внезапно поняв, кивнула Лира.

Гален нежно сжал ее руку:

— Будем надеяться, что все осталось на месте.

Бросив спидер, все трое побежали к люку, ведущему на короткую металлическую лестницу, которая заканчивалась в южном складе амуниции. Лира точно знала, где найти куртки, перчатки, ботинки с креплениями и длинные деревянные лыжи. Пока она бросала одежду Галену, Ассис-трансформер сложил конечности и опустился на пару приспособленных для передвижения по снегу гусениц. Застегнув длинную куртку с меховым капюшоном, Гален закрепил веревки на ставшем теперь приземистым корпусе дроида.

Лира открыла дверь, и в лицо им ударил внезапный холод. Вокруг закружились подхваченные порывом ветра снежинки.

— Не стоит торопиться, — сказал Гален, прикрепляя лыжи к ботинкам.

— Тебе уж точно, — бросила на него взгляд Лира. — Кто тогда разодрал колено в горах на Чандриле?

— Извини, что побеспокоился, — покаянно пробормотал он.

Натянув одну перчатку, Лира вдруг прильнула к нему и, обхватив руками за шею, крепко поцеловала в губы.

— Можешь беспокоиться сколько хочешь. — Она отступила на шаг и добавила: — Очередное приключение, да?

— Скорее эксперимент.

Она снова его поцеловала.

— Я тебя люблю.

Натянув на голову шапку, Лира застегнула воротник. Ассис выехал на гусеницах на свежий снег, веревки натянулись, и все трое помчались по заснеженной безлесной местности к находившемуся в четырех километрах ангару. Несмотря на поздний час, напоминавшее размытое пятно унылое солнце Валлта висело низко над горизонтом, как обычно в это время года в северных широтах. Снег на поверхности слегка подтаял, и они скользили по глубокому двойному следу, оставленному гусеничным модулем Ассиса. Огни базы едва скрылись позади, когда мимо просвистели первые пули. Оглянувшись, Гален увидел две преследовавшие их группы всадников-валлти. Легкий ветер донес отдающийся в снегу грохот копыт такв.

— Ассис, мы должны успеть к ангару! — крикнул Гален.

— Вам легко говорить, доктор, — стреляют-то в меня!

Ученый поморщился. Действительно, большой мозг

Галена Эрсо был слишком ценен, чтобы причинить ему хоть какой-то вред.

Дроид прибавил скорость. Гален и Лира пригнулись на лыжах, чувствуя, как холодный воздух обжигает щеки. Всадники-валлти продолжали стрелять из древних винтовок, несмотря на то что отставали все больше. Когда впереди появился ангар, Гален, Лира и Ассис были уже недосягаемы, но преследователи изо всех сил хлестали своих снегоходов, стремясь догнать беглецов.

Приободрившись, Ассис выжал из гусеничного модуля все, на что тот был способен, и через несколько мгновений перед ними возник купол ангара с извилистым логотипом корпорации «Зерпен» на изогнутой стене.

В слабом свете последних лучей солнца Гален окинул взглядом снежный покров вокруг.

— Никаких следов, — сказал он. — Должны успеть.

Оказавшись рядом с куполом, Лира отпустила веревку и бросилась к главному люку, ловко затормозив перед внешней панелью управления. К тому времени, когда Гален тоже затормозил, правда не столь изящно, люк уже был открыт и внутри ангара горел свет. Под прожекторами неподвижно стоял их маленький блестящий корабль. Отстегнув лыжи, они пробрались через образовавшийся перед люком сугроб высотой по пояс.

— Подготовь корабль, — поспешно сказал Лире Гален. — Я открою купол.

— Осторожнее — сверху навалило снега.

— А я, доктор Эрсо? — спросил Ассис, с туловища которого все еще свисали веревки. — Мне что делать?

Гален быстро взглянул на приближающихся всадников.

— Оставайся здесь и перекрой вход. — Он присел, обращаясь непосредственно к дроиду: — Если не получится — у тебя есть инструкции на этот счет.

— Я исполню ваш приказ, доктор Эрсо.

Гален и Лира поспешили внутрь — он к пульту управления куполом, она к кораблю. Нажав кнопку, открывавшую крышу, Гален побежал к Лире, но никто из них не успел преодолеть и нескольких метров, когда сверху свалилась тяжелая, словно тройка такв, и столь же жесткая сеть, швырнув их друг на друга и погребя под собой.

— Вряд ли ты учел нечто подобное, — сказала Лира, пытаясь подняться на колени.

Гален попробовал высвободить правую руку из тяжелой сетки, понимая, что до свободы оставался всего лишь шаг. Его охватила ярость — валлти подстроили так, чтобы сеть свалилась, как только раздвинется крыша. Как он мог не предвидеть столь примитивную ловушку? Или сам добровольно в нее полез?

— Похоже, мы совершили ошибку.

— В смысле — еще на Корусанте?