Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Космическая фантастика
Показать все книги автора:
 

«Честь негодяев», Джеймс Кори

Посвящается Скарлет

Авторы хотели бы поблагодарить Шелли и Джен, и еще Энн Гроэлл за то, что ввела нас в курс дела, а также всех поклонников «Звёздных Войн», до сих пор сохранивших чувства, испытанные в семилетнем возрасте в кинотеатре: удивление и восторг. И Дэнни, потому что он классный.

Действующие лица

Баазен Рей — контрабандист (мириаланин, мужчина)

С-ЗРО — протокольный дроид (андроид)

Чубакка — второй пилот «Сокола Тысячелетия» (вуки, мужчина)

Эссио Галассиан — астрокартограф (человек, мужчина)

Хан Соло — капитан «Сокола Тысячелетия» (человек, мужчина)

Хаитер Маас — вор (человек, мужчина)

Лея Органа — повстанец, альдераанская принцесса (человек, женщина)

Люк Скайуокер — пилот, повстанец (человек, мужчина)

R2-D2 — дроид-астромеханик

Скарлет Харк — разведчик повстанцев (человек, женщина)

Санним — пилот (ботан, мужчина)

Ведж Антиллес — коммандер, Альянс повстанцев (человек, мужчина)

Глава первая

ПОВСЮДУ В ГАЛАКТИКЕ, от центра Империи до самых отдаленных звезд Внешнего кольца, кипит жизнь. Планеты, луны, базы на астероидах и космические станции населены разумными существами, принадлежащими к тысячам различных биологических видов, и у всех свои амбиции, великие и малые. Кто-то грезит об императорской власти, а кто-то просто ищет пропитание. В каждом городе, поселке, на станции или космическом корабле есть свои истории и секреты, надежды и страхи, смутные мечты.

Но на каждый островок света — будь-то звезда, планета, маяк или аванпост — приходится значительно больше тьмы. Космос остается невообразимо огромным, и тайны, которые он скрывает, никогда не будут полностью разгаданы. Один неверный прыжок — вот и все, что требуется кораблю, чтобы потеряться. И если никак не позвать на помощь, не сообщить: «Я здесь, придите и найдите меня», — спасательная капсула, корабль и даже целый флот могут затеряться в пространствах между мирами, до которых даже свет идет целую жизнь.

Именно поэтому точка встречи могла быть размером со звездную систему, и флот повстанцев способен был спрятаться, словно снежинка в снежной буре. Флот повстанцев — это сотни кораблей всех типов и размеров, от кое-как заклепанных, обожженных плазмой крейсеров и потрепанных линкоров до одноместных истребителей типов X и Y. Они молча дрейфовали в космосе, подплывая друг к другу или отдаляясь, когда возникала необходимость. Посылали ремонтных дроидов заваривать «раны», полученные в недавних боях, твердо уверенные, что Империи найти их не легче, чем иголку в стоге сена.

Основной опасностью для повстанцев сейчас являлся не враг, а безделье. А также методы, которыми некоторые личности его преодолевали.

— Да не жульничал я! — возопил Хан Соло. Чубакка пригнулся, проходя через дверь в переборке. — Я просто играю лучше их, вот и все!

Вуки зарычал.

— Просто лучше. Правилами это дозволяется. Кроме того, что они тут купят на свои деньги?

Мимо прошагали пилоты в грязных оранжево-белых комбинезонах. Они отдали Хану честь, и кореллианин кивком поприветствовал каждого. Та еще компания: мужчины среднего возраста, которым следовало бы зависать в баре где-то на родной планетке, и тощие мальчишки с едва пробивающимися усиками. Воины, сражающиеся за свободу. Отвратительные игроки в сабакк.

Чубакка издал низкий протяжный рев.

— Ты этого не сделаешь, — отрезал Хан.

Чубакка встретился с ним взглядом, и молчание вуки было красноречивее любых слов.

— Хорошо, — сдался Соло. — Только возьмем их из твоей доли. Умеешь ты меня разжалобить!

— Хан!

Из бокового коридора выбежал Люк Скайуокер с летным шлемом под мышкой. За ним следовали два дроида: с писком и щебетом катился приземистый цилиндрический R2-D2, а за ним ковылял высокий золотистый С-ЗРО, размахивая руками, будто продолжал какой-то неслышный разговор. Щеки у мальчишки пылали, а волосы потемнели от пота, но он улыбался, будто выиграл приз.

— Привет, — сказал ему Хан. — Только что с учений?

— Ага. Эти парни просто класс! Ты бы видел, как они восстанавливают строй после резкого разворота! Я бы еще с ними полетал, но Лея позвала на какое-то срочное совещание.

— Ее возвышенность созвала совещание? — решил уточнить Хан, когда они вместе вышли в коридор. Воздух наполнился запахом работающих сварочных аппаратов и охлаждающей жидкости. Весь Альянс повстанцев пропах ремонтом. — Я думал, она уже свалила на ту важную конференцию на Киамарре.

— Она собиралась. Думаю, она отложила отъезд.

Маленький дроид взвизгнул, и Хан повернулся к нему:

— Что там, R2-D2?

Догнавший их С-ЗРО слегка наклонился, будто хотел отдышаться, хоть у него и не было легких, а потом перевел:

— Он говорит, она уже дважды откладывала отъезд. В ангаре это вызвало ужасающую неразбериху!

— Да уж, хорошего мало, — признал Хан. — Так она не посидит за огромным столом, решая будущее Галактики… Я хотел сказать, что решать будущее Галактики — ее любимое занятие.

— Ты же знаешь, что это не так, — возразил Люк, делая шаг в сторону, чтобы освободить путь дроиду цвета бронзы, выглядевшему так, будто он только что выполз из мусорной кучи. — Не понимаю, почему нельзя относиться к ней лучше.

— Я и так хорошо к ней отношусь.

— Ты всегда язвишь на ее счет. А ведь Альянсу нужны политические деятели и хорошие организаторы.

— Правительства не бывает без сборщиков налогов. И я, и она предпочли бы не видеть нынешнего императора у власти, но это не значит, что мы с ней одинаковые.

Люк покачал головой. Пот начал высыхать, и стал возвращаться обычный песочный цвет волос.

— Я думаю, ты только притворяешься, что у вас с ней мало общего.

Хан принужденно рассмеялся:

— А ты оптимист, малыш.

У входа в командный центр Люк отослал дроидов. С-ЗРО это раздосадовало, R2-D2 засвиристел и запищал. В битве при Явине штаб повстанцев получил прямое попадание, и следы серьезного ремонта все еще были заметны. Новые ослепительно-белые панели покрывали большую часть одной из стен, где прежнюю обшивку сорвало взрывом. Уцелевшие панели по контрасту с новыми казались еще темнее. На дисплеях высотой с человека высвечивались позиции в пространстве отдельных кораблей и всего флота, статусы ремонтных бригад, показания датчиков и прочая информация. Операторы на многих постах отсутствовали, неучтенные данные утекали в никуда.

Лея стояла недалеко от входа. Казалось, в ней отразились яркие сполохи ремонтных работ и мрачность закопченных после боя стен. Принцесса надела черное платье, украшенное вышивкой золотистого и бронзового цветов, а волосы собрала в мягкий узел на затылке. Такая прическа делала ее более взрослой и сильной, чем «баранки», которые она носила на «Звезде Смерти». Хан слышал, как на флоте шептались, будто гибель Алдераана сделала ее старше и жестче. Ему нехотя пришлось признать, что эту трагедию она переносила стойко.

Человек, с которым она беседовала, — полковник Харсен — стоял к ним спиной, но слышно его было превосходно.

— При всем уважении, признайте, что не все союзники одинаковы. На Киамарре будут представители группировок, без союза с которыми Альянсу лучше обойтись.

— Я понимаю ваши опасения, полковник, — молвила Лея тоном, заставлявшим усомниться в ее понимании. — Но думаю, мы с вами оба видим, что Альянс не в том положении, чтобы отвергать какую бы то ни было помощь. В битве при Явине мы победили, но…

Харсен поднял ладонь, прерывая ее. «Идиот», — подумал Хан.

— Кое-кто уже считает, что мы слишком распустились и поэтому принимаем в свои ряды кого попало. Чтобы заслужить уважение, нам надо очистить Альянс от нежелательных элементов.

— Я согласен, — встрял Хан. Харсен при этих словах подпрыгнул, будто ужаленный. — Вам не следует принимать к себе всякий сброд.

— Капитан Соло, — протянул Харсен. — Я не заметил, как вы вошли. Надеюсь, вы не приняли на свой счет?..

— Конечно, нет, — ответил Хан, натянуто улыбаясь. — Вы же не обо мне говорили, так ведь?

— Все хорошо знают, что вы сделали для Альянса.

— Точно. Значит, у меня нет причин думать, что вы говорили обо мне.

Харсен покраснел и слегка поклонился, как того требовал этикет:

— Я говорил не о вас, капитан Соло.

Хан уселся в одно из пустующих кресел операторов, развалившись, будто в кантине в компании старых друзей. Возможно, это была иллюзия, но ему показалось, что он заметил на губах Леи мимолетную улыбку.

— Значит, у меня нет причин обижаться, — заключил он.

Харсен повернулся, собираясь уходить, расправил плечи и высоко поднял голову. Чубакка отступил в сторону, чтобы дать ему дорогу, — на долю секунды позже, чем требовалось. Люк облокотился на один из дисплеев, и тот слегка прогнулся под его весом, отчего изображенные на нем прямые и кривые линии пересекли лучики «ложного цвета».

Когда Харсен ушел, Лея вздохнула:

— Спасибо вам, что пришли. Прости, что сорвала тебя с учений, Люк.

— Все в порядке.

— А я играл в сабакк[?], — заявил Хан.

— Я не жалею, что тебе пришлось прерваться.

— Я как раз выигрывал.

Чубакка хмыкнул и скрестил руки на груди. Выражение лица Леи смягчилось:

— Я должна была улететь еще десять часов назад, и я не могу оставаться дольше. Произошли некоторые события, которых мы не ожидали. Мне надо, чтобы вы как можно скорее ими занялись.

— Что случилось? — спросил Люк.

— Мы не сможем обосноваться на базе, которую подготовили в системе Таргарт, — объяснила она. — Там засекли имперские зонды.

Молчание длилось всего миг, но вместило в себя все разочарование.

— Опять? — воскликнул Люк.

— Опять. — Лея скрестила руки на груди. — Мы ищем альтернативные варианты, но, пока не найдем, строительство будет приостановлено.

— Вейдер и впрямь из доспехов вон лезет, чтобы вас отыскать, — заметил Хан. — А запасные варианты?

— Мы ищем на Церробане, Эстилане и Хоте, — поделилась сведениями Лея.

— То есть в самой заднице, — подытожил Соло.

Секунду он думал, что она возмутится, но, судя по ее виду, принцесса признала его правоту Она не хуже его понимала, что тайная база повстанцев — вопрос первоочередной важности. Без базы нельзя заниматься производством, делать крупный ремонт и обучать новобранцев. И Империя тоже это понимает. Но Церробан — лишенная воды и воздуха глыба камня, окруженная астероидами. Там немногим лучше, чем в открытом космосе. На Эстилане вода и воздух имелись, но скальные черви сделали кору планеты настолько хрупкой, что о ней шутили, будто бы там можно вырыть туннель, несколько раз подпрыгнув. А Хот — ледяной шар. Его экваториальная зона получает тепла едва достаточно, чтобы поддерживать человеческую жизнь, да и то лишь при солнечном свете.

Лея подошла к одному из дисплеев и постучала по нему пальцами, сменив изображение. Высветилась карта Галактики — необъятность тысяч миллионов солнц скрадывал тот факт, что все они уместились на одном экране.

— Есть еще возможность, — сообщила она. — Система Саймарти, недалеко от важных космических путей. Имелись свидетельства, что на ней есть разумная жизнь, но в последнее время наши зонды ничего не показывают. Возможно, мы ищем именно такое место.

— Ужасная идея, — бросил Хан. — Не надо этого делать.

— Почему? — удивился Люк.

— В Саймарти пропадают корабли, — объяснил контрабандист. — Много пропало. Они делают прыжок в гиперпространство и не возвращаются.

— А что с ними происходит?

— Никто не знает. Планета, близкая к космическим трассам, без имперского гарнизона, — притягательное место для тех, кому нужно спрятаться. Только все, кого я знаю, избегают ее. Никто туда не летает.

Люк задумчиво похлопал по шлему:

— Но если никто туда не летает, как там могло пропасть столько кораблей?

Кореллианин сердито посмотрел на друга:

— Я просто говорю, что у этого места дурная слава.

— Исследователи считают, там может быть нечто вроде пространственной аномалии, мешающей работе датчиков, — сообщила Лея. — Если это так и мы сможем найти нужный фарватер, Саймарти может стать нашей единственной надеждой избежать внимания Империи. Как только Ведж Антиллес вернется из патруля, он начнет собирать сопровождение для кораблей-разведчиков.

— Я бы хотел полететь с ним, — предложил Люк.

— Мы с ним уже это обсудили, — ответила принцесса. — Ведж думает, что для тебя это будет хороший шанс приобрести необходимый опыт. Он просил, чтобы ты стал его заместителем.

Улыбка Люка была настолько яркой, что при ее свете Хан смог бы читать.

— Конечно, — с воодушевлением сказал юноша.

На панели связи рядом с Леей раздался звонок.

— Мэм, двигатели мы не выключали, но если не вылететь в ближайшее время, придется пересчитывать прыжок. Мне еще раз перенести ваши встречи?

— Нет. Уже иду, — ответила она и с хорошо слышным щелчком оборвала связь.

Хан наклонился вперед.

— Ладно, я понял, как вписываюсь в ваши схемы, — сказал он. — Поставки оружия с Майнота на Хендрикс перекрыты, но это невелика потеря. Я просто перегоню его сюда. Если только вы не хотите, чтобы «Сокол» полетел вместе с малышом в эту его разведку.

— Вообще-то, я не поэтому тебя позвала, — сказала Лея. — Случилось кое-что еще. Два года назад наш агент внедрился на планету на краю имперского пространства. За это время мы получили много ценных сведений, но отчеты прекратились семь месяцев назад. Мы предположили худшее. И вот вчера мы получили код доступа. Из системы Саавин. С Сиорана.

— Это не край имперского пространства, — заметил Хан. — Это его центр.

Чубакка с подвыванием взрыкнул.

— Я тоже это заметила, — сказала Лея. — Вместе с кодом не было никакой информации. Ни сообщения, ни отчета. Мы не знаем, что произошло между последним сообщением и этим. Мы только получили сигнал, что надо выслать корабль.

— О, — бросил Хан и медленно расплылся в улыбке. — Нет, все в порядке. Я все понял. Прекрасно понял. Этот ваш важный агент оказался в ловушке на территории врага, и его необходимо вытащить. Только вот имперцы уже слетелись, как рой кровососущих шершней. Вы не можете рисковать и хотите обращаться только к лучшим. Я прав?

— Я бы не стала смотреть на существующее положение вещей именно в таком ключе, но это очень близко к правде, — ответила Лея. — Риск очень велик. Я не могу никому приказать взяться за это дело. Если вы согласитесь, мы сделаем так, что потраченное время воздастся вам сторицей.

— Тебе нет нужды нам приказывать, правда, Чуи? Все, что нужно, — это попросить, и мы в деле.

Взгляд Леи смягчился.

— Значит, вы согласитесь? Ради Альянса?

Хан продолжал, будто не заметив ее реплики:

— Просто скажи «пожалуйста», и мы поднимем «Сокола Тысячелетия», помчимся куда надо, заберем твоего агента и вернемся, не успеешь ты и глазом моргнуть. И все.

Лицо Леи окаменело.

— Пожалуйста. Хан почесал бровь:

— Можно я немного подумаю?

Вуки утробно заурчал, постепенно повышая голос, и нетерпеливо взмахнул руками.

— Спасибо, Чуи, — сказала Лея. — Но вполне реально и то, что вся операция окажется ловушкой, а присланный нам код— приманка. Когда попадете туда, будьте крайне осторожны.

— Мы всегда осторожны, — заявил контрабандист. Люк закашлялся.

— Что? — потребовал ответа Хан.

— Ты всегда осторожен?!

— Я всегда достаточно внимателен.

— Ваша первая задача — выйти на связь и выяснить подробности, — продолжала разъяснять Лея. — Если не сможете, узнайте по возможности, что там произошло и остались ли там наши сторонники, которым грозит опасность. Но если почуете ловушку, сразу улетайте. Если мы потеряли ее, значит все кончено. Мы не хотим жертвовать кем-то еще.

— Ее?

Лея снова коснулась кнопок дисплея, сменив изображение. На экране засветились зеленые буквы — запрос системы безопасности. Лея ввела код отмены, и дисплей заполнило женское лицо. Высокие скулы, темные волосы и глаза, острый подбородок и рот, казалось, вот-вот готовый растянуться в улыбке. Если бы Хан встретил ее в городе, он определенно задержал бы взгляд— и не потому, что она выглядела подозрительной. Рядом с картинкой появился текст, перечислявший события ее жизни, но их было слишком много, чтобы охватить с первого взгляда. Заголовок гласил: «Скарлет Харк».

— Только не лезьте туда, где самостоятельно не справитесь, — предостерегла Лея.

Глава вторая

ИЗОБРАЖЕНИЕ СИСТЕМЫ СААВИН — крошечные цветные шарики, вращающиеся вокруг яркой оранжевой звезды, — висело в воздухе над демонстрационной панелью. Маленький синий мир покоился в рое имперских кораблей и автономных станций. Сиоран, бюрократическое сердце Империи. Ну, если не сердце, то почки. Или тонкий кишечник. Другой мир, большая красная планета ближе к краю системы, стал еще больше: это Чубакка махнул на него лапой и зарычал.

— В том-то и смысл, — заявил Хан. — Большой бесполезный газовый шар на краю системы. Никто там не живет. Даже газ никто не добывает. До Сиорана оттуда лететь немного дольше, но это хорошее тихое местечко, чтобы осмотреться.

Чуи рявкнул и скрестил руки на груди.

— Послушай, это же самый центр Империи! Я не хочу, выйдя из гипера, столкнуться нос к носу со звездным разрушителем.

Чуи отвернулся и принялся готовить «Сокол» к возвращению в обычное пространство. Сидя спиной к Хану, он что-то тихо урчал себе под нос.

— Поблагодаришь меня потом, когда мы проскользнем в систему незамеченными.

Чуи крякнул. Хан потянул за рычаг, отключая гиперпривод. Белые полосы гиперпространства в иллюминаторах кабины сжались, явив неподвижное звездное небо. Половину обзора занимал раздувшийся газовый гигант системы Саавин.

— Смотри, теперь мы просто… — начал Хан.

— Незарегистрированный YT-1300, вызывает имперский звездный разрушитель «Хищный», немедленно ответьте.

Датчики сближения корабля взвыли, когда два истребителя СИД обошли его с флангов и заняли позиции по бокам. Массивный кинжал звездного разрушителя вплыл в поле зрения по левому борту.

— Незарегистрированный YT-1300…

Хан вырубил связь. Чубакка искоса посмотрел на друга, но ничего не сказал.

— Это не моя вина, — стал оправдываться кореллианин. Мозг лихорадочно искал путь для бегства, но не находил ничего. — Что они здесь делают?

Чуи зарычал и потянулся к пульту управления щитом-отражателем.

— Нет, подожди, — воскликнул Хан, хватая вуки за руку. — Я все улажу.

Чубакка издал рявкающий смешок.

— Привет, «Хищный», говорит капитан… — Соло пораскинул мозгами, выбирая имя из списка фальшивых регистрационных кодов, которыми они располагали.

— Боро Мандибел, легкий грузовик «Вортандо». Чем могу помочь?

Он прикрыл микрофон ладонью и распорядился:

— Чуи, перешли им регистрационные коды. Только убедись, что они на «Вортандо».

— «Вортандо», — пришел ответ через несколько секунд. — Коды, которые вы нам прислали, нестандартные…

— Сожалею, — прервал его Хан с притворным смехом. — Нанял вот механика-вуки, так он использует нестандартные детали при каждом ремонте.

Чубакка у него за спиной угрожающе зарычал, и Хан вновь прикрыл микрофон:

— Если он понимает язык вуки, твоя отповедь втянет нас в большую беду.

Чубакка пророкотал ответ, в котором не было угрызений совести.

— Назовите ваш груз и пункт назначения, — потребовали с разрушителя.

— Э-э, летим на Сиоран, везем кореллианский бренди и сакоррианские вина. А вы как поживаете?

Молчание длилось, кажется, несколько часов. Хан начал прикидывать, каким курсом им лучше удирать из системы. Два СИДа висели рядом с «Соколом», словно невысказанная угроза.

Хан выключил микрофон:

— Не сработало. Чуи, приготовься поднять задние щиты и рвать когти.

— «Вортандо», — заговорил звездный разрушитель. — Следуйте к Сиорану заданным курсом. Не отклоняйтесь. Мы следим за входящим грузовым потоком. Соблюдайте очередь на посадку.

— Понял вас, «Хищный». Хорошего дня, — ответил Хан, прокладывая курс.

Чубакка недоверчиво гавкнул.

— Да, я знаю. Где еще встретишь звездный разрушитель, который рулит транспортными потоками? — ответил ему Хан, подавая мощность на двигатель. — Добро пожаловать в Империю.

«Хищный» оказался прав. «Сокол» прождал два стандартных часа, чтобы получить разрешение на посадку. Коротая время, Хан проверил заряд в бластере, а Чубакка разобрал и почистил свой самострел. Соло натянул длинный плащ, который мог скрыть пояс с оружием. Он знал, что в теплом климате Сиорана плащ не нужен, но полагал, что это лучше, чем сверкать бластером направо и налево.

— Знаешь, — сказал он, крутясь перед зеркалом в каюте, чтобы убедиться, что оружие незаметно при движении, — мы в сердце Империи. Я не знаю, сколько здесь водится вуки с энергетическими арбалетами. Возможно, их количество стремится к нулю.

Чубакка зарычал, и Хан поднял руки:

— Я просто говорю, что это не наш обычный наскок. Здесь мы должны раствориться и действовать незаметно.

Он резко повернулся, наблюдая, как взвились полы плаща, чтобы убедиться, что они не откроют лишнего при движении. Чубакка насмешливо кашлянул.

— Эй! — обиженно сказал капитан. — Я-то смогу здесь смешаться с толпой! А если нет… — Он откинул плащ и молниеносно выхватил бластер. — Буду импровизировать.

 

Посадочные платформы Сиорана выглядели точно так же, как посадочные платформы сотен других планет, которые Хан Соло видел во время своих путешествий, только в них было чисто. Пугающе чисто. Те же ремонтные платформы и подъемные краны. Те же топливные баки, ремонтные дроиды и портовые инспекторы, но выглядели они так, будто жизнь их нисколечко не потрепала. Ни лужиц топлива на полу, ни искрящих в углу сломанных дроидов, ни жирных пятен на униформе чиновников. Они внушали смутное чувство траура, будто являлись памятником самой идее посадочной платформы.

У подножия трапа их ждал кряжистый дроид. Квадратное тело с головой, смутно напоминавшей гуманоид-ную, было утыкано манипуляторами по самое не хочу и покоилось на резиновых гусеницах. Увидев Хана, тихонько гудевший дроид вздрогнул и оживился.