Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Исторический детектив
Показать все книги автора:
 

«Печать султана», Дженни Уайт

«Смысл вина заключается в чистоте бочонка».

Наши ученые мужи не способны понять глубину этих слов.

Баки

Люди поддерживают веревками слез

согбенные в нужде тела

и тщатся пустыми надеждами, не понимая,

что заставляет человека гнуться.

Хайали

Глава первая

ТЕМНЫЕ ГЛАЗА

Дюжина фонариков сверкает на воде, двигаясь в тишине по проливу. Гребцов не видно. С берега доносятся звуки шагов. Ветер слишком ленив и не уносит их далеко. Бродячие собаки лают в кустах. Рычание, короткий визг, и вновь наступает тишина.

Полная луна освещает лодки, плывущие по Босфору. Рыбаки, словно актеры на сцене, занимают свои места. На корме каждой лодки сидит гребец, а рядом с ним стоит человек с сеткой, прикрепленной к шесту. Привлекаемая светом масляных ламп, свисающих с носа лодки, на поверхности воды кишит рыба. Рыбаки ловко бросают сети в черную воду и тотчас поднимают их высоко над головами. Звук удара сетей о воду так тих, что не достигает берега.

Всплеск. Рыбак, находящийся ближе других к берегу, поворачивает голову и прислушивается. Однако вновь все тихо. Он всматривается в скалы и деревья, освещенные бледным лунным светом. Все, что таится под ними или дальше, погружено во тьму. Он видит рябь, кругами расходящуюся по воде от самого берега, и хмурится. Показывает рукой в направлении суши и что-то шепчет своему брату-гребцу. Тот пожимает плечами и налегает на весла. Царит мертвая тишина, и рыбаку кажется, будто он слышит, как крабы карабкаются вверх по каменному выступу вблизи албанского поселка, где течение настолько неистовое, что крабы не могут преодолеть пролив. Многие поколения крабов, стараясь сократить путь, проложили дорогу в камнях. Они просто животные, думает рыбак и пытается выкинуть из головы всякие рассказы о джиннах и демонах, которые выходят на прогулку под покровом ночи.

 

Камиль-паша шарит рукой по тумбочке у кровати в поисках спичек, чтобы зажечь масляную лампу. Он служит в стамбульском суде округа Бейоглы, включающего в себя район Пера, где расположены посольства европейских стран и дома купцов, а также многонаселенный еврейский квартал — скопление узких извилистых улочек, ведущих вниз по крутому холму к водам Босфора и бухте Золотой Рог. В дверь громко стучат, и в просторной прихожей раздаются громкие голоса. В тот же миг входит слуга Якуп с зажженной лампой в руках. Огромная тень плывет по высокому потолку.

— Прошу прощения, что разбудил вас, бей. Глава Средней деревни прибыл по срочному делу. Он хочет говорить только с вами.

Щурясь от яркого света, Камиль-паша отбрасывает атласное стеганое одеяло и встает. Наступает ногой на журнал, упавший с кровати. Камиль засыпает, лишь полностью погрузившись в чтение. На этот раз он читал старый экземпляр «Хроники садовода и сельскохозяйственной газеты». Сейчас по Румийскому календарю июнь 1302 года, или 1886 год по христианскому летоисчислению. Судья уснул, читая статью немецкого ботаника Х.Г. Райхенбаха, классифицирующего Acineta hrubyana, недавно открытую в Южной Америке многоцветную орхидею с жесткими коричневыми несочлененными лепестками-губами. Камиль плохо спал. Во сне несколько одетых в шкуры проворных и безликих людей тащили его неизвестно куда. Якуп, бдительный, как и все обитатели старых домов Стамбула, явился, чтобы погасить масляную лампу.

Камиль споласкивает лицо водой из тазика, стоящего на мраморном умывальнике, дабы скинуть оцепенение и ощущение пустоты, которое постоянно испытывает, просыпаясь утром и еще не приступив к успокаивающим повседневным делам: бритью, чаепитию, просматриванию газет. В зеркале он видит перед собой худощавое усталое лицо: тонкие губы сурово сжаты под пышными усами, а непокорная прядь черных волос падает на глаза. Только на левой брови видна небольшая проседь. Камиль быстро растирает помаду в левой руке и смазывает ею волосы, но жесткие кудри тотчас начинают опять топорщиться. Раздраженно вздохнув, он поворачивается к Якупу, который держит в руках брюки. Суровый человек лет тридцати с жестким скуластым лицом. Он ждет. Внимательное выражение лица выдает в нем старого слугу, которого уже более не занимают формальности, связанные со статусом господина. Он просто выполняет свои обязанности.

— Интересно, что случилось? — бормочет Камиль. Считая себя сдержанным человеком, он с подозрением относится к чересчур эмоциональным людям, готовым среди ночи барабанить в дверь чужого дома.

Якуп помогает хозяину надеть белую рубашку, куртку и желтые изящные ботинки из лайковой кожи. Они сделаны умелым сапожником из Алеппо по методу, передаваемому от отца к сыну. Такая обувь мягка, как запястье женщины, но ей нет сносу, ее не берут ни нож, ни вода. Внутри кожа разрисована мелкими магическими знаками, хранящими носителя ботинок от всяких несчастий. Камиль — высокий, стройный и крепкий мужчина; некая округлость плеч и вздернутый вверх подбородок создают впечатление, будто он подается вперед, внимательно что-то рассматривая. Он погружен в раздумья, словно мудрец, склонившийся над древней рукописью. Когда же судья смотрит на вас своими зелеными, как мох, глазами, образ человека не от мира сего сразу же исчезает, ибо во взоре ощущается сила и ясность.

Камиль из тех людей, которые подчиняют себе окружающих, постигая их сущность. Следовательно, его не интересует то, что он не в силах контролировать, и возмущает все, что лежит за гранью его понимания. Он сам вершит свою судьбу. Семья, друзья, женщины относятся к другой категории. Руки Камиля постоянно чем-то заняты. Пальцы перебирают янтарные четки, хранящиеся в правом кармане. Янтарь теплый и кажется живым, когда прикасаешься к нему. Камиль чувствует пульс камня, и биение его сердца учащается. Пальцы отца и деда оставили следы в виде небольших потертостей на поверхности четок. Когда Камиль прикасается к янтарю, он чувствует связь с предками и испытывает умиротворение.

Живет он очень скромно с несколькими слугами на маленькой, выкрашенной охрой деревянной вилле, которую унаследовал от матери. Дом — часть ее приданого — стоит в саду, в тени широких крон сосен, кипарисов и тутовых деревьев на берегу Босфора над Бешикташем. Последние годы она провела здесь вместе с двумя детьми, предпочитая жить в тихом прибрежном месте, где все знали ее родителей, а не в роскошном особняке на холме с видом на бухту Золотой Рог, принадлежавшем мужу. Алп-паша, министр жандармерии и губернатор, правил Стамбулом и окрестностями.

Камиль оставил при себе лодочника, который многие годы по выходным перевозил отца на виллу жены. Теперь Бедри, гребец с мускулистыми руками, везет Камиля в лодке по заливу к набережной Тофан, где его ждет фаэтон, чтобы доставить вверх по крутому холму к зданию суда на Гранд рю де Пера. В те дни, когда дел в суде немного, Камиль идет от причала пешком, наслаждаясь свежим воздухом. После смерти матери он разбил за виллой — по-турецки «ялы» — небольшой зимний сад. Став судьей, Камиль перестал участвовать в продолжительных ботанических экспедициях, и поэтому изучает орхидеи, собранные в разных уголках империи, у себя дома.

Сделав глубокий вдох, Камиль шагает вниз по широкой лестнице, ведущей в вестибюль. Там, окруженный лампами, которые держат слуги, стоит маленький краснолицый человек в традиционных мешковатых шароварах, косо сидящем жилете и расстегнутом кафтане. На нем красная бархатная феска. Он беспокойно переминается на коротких крепких ногах. Увидев Камиля, человек низко кланяется, прикасается пальцами правой руки сначала к губам, а потом ко лбу в знак почтения. Камиль размышляет о том, что встревожило главу деревни. Если бы случилось убийство, он сначала обратился бы в районную полицию, а не пошел бы среди ночи в дом судьи.

— Мир тебе. Что привело тебя сюда в столь поздний час?

— Мир и тебе, паша-бей, — заикается глава, и его круглое лицо еще больше краснеет. — Я Ибрагим, глава Средней деревни. Прости за вторжение, но в моем районе произошло событие, о котором тебе необходимо узнать.

Он умолкает, его взгляд устремляется на слуг. Камиль подает им знак, чтобы поставили лампы и удалились.

— Что случилось?

— Эфенди, мы нашли тело в воде у мечети.

— Кто нашел его?

— Уборщики мусора.

Эти наемные работники начинают незадолго до рассвета собирать отходы, выбрасываемые за ночь на берег. Отобрав нужные им вещи, они грузят остальное в баржу, которая идет в Мраморное море. Там мусор сбрасывается в воду в районе сильного течения, подальше от берегов.

Камиль оборачивается в сторону двери гостиной, за которой виднеется окно. В слабом утреннем свете деревья сада едва различимы. Он вздыхает и обращается к деревенскому главе:

— Почему ты не сообщил начальнику полиции района?

Камиль разделяет с двумя другими судьями юридическую ответственность за европейскую часть Босфора, начиная от великих мечетей и крытых базаров на юге, где пролив впадает в Мраморное море, и до деревень и величественных летних вилл на покрытых лесом северных холмах, где плещут волны Черного моря. Средняя деревня находится в получасе езды к северу от дома Камиля.

— Но это женщина, бей, — заикается человек.

— Женщина?

— Иностранка, бей. Мы полагаем, что она европейка.

Европейская женщина. Камиль чувствует холодок страха.

— Откуда ты знаешь?

— У нее на шее цепочка с золотым крестиком.

Камиль нетерпеливо прерывает его:

— Христианка может являться и нашей подданной.

Глава деревни смотрит на мраморный пол.

— У нее светлые волосы. На руке тяжелый золотой браслет. И есть кое-что еще…

Камиль вздыхает:

— Почему я должен вытягивать из тебя слова? Расскажи все, что видел.

Посетитель беспомощно смотрит на пашу:

— Мы нашли кулон, который открывается, как грецкий орех. — Он складывает руки чашечками, а потом разъединяет их. — Внутри одной раковины находится тугра, печать падишаха, да храни его Аллах. — Он простирает вперед сначала одну сложенную чашечкой руку, а потом другую. — Внутри второй написаны какие-то странные буквы. Мы считаем, что надпись сделана по-французски.

Камиль нахмурился. Он не мог понять, каким образом личная сигнатура султана могла оказаться на шее женщины, не принадлежащей к его семье, да еще и в соседстве с надписью на европейском языке. Какая-то бессмыслица. Тугра, или печать султана, является особой принадлежностью имперского двора и хранится вместе с документами в специальном помещении. Тугранувисам, придворным писцам, обязанным разрабатывать изощренные каллиграфические изображения имени султана, а также придворным граверам не разрешается покидать дворец, ибо их могут похитить и заставить воспроизвести высочайшую подпись на поддельных документах. Ввиду обширности империи не исключено, что такие подделки останутся невыявленными, и поэтому единственным решением вопроса представляется содержание умельцев во дворце. Камиль даже слышал, что писцы на всякий случай хранят под рукой быстродействующий яд. И только три человека имеют доступ к печати, которую ставят на документах государственной важности: сам султан, верховный визирь и главный евнух гарема, выросший во дворце. На дворцовых золотых, серебряных и иных драгоценных предметах тугра гравируется лишь с позволения этих людей.

Грубые пальцы деревенского главы смыкаются и размыкаются, пока он, склонив голову и опустив глаза к мраморному полу, с волнением ждет решения Камиля. Заметив растущую тревогу в лице стоящего перед ним человека, паша понимает, что тот считает себя виноватым за ночной визит, и перестает хмуриться. Камиль вспоминает, что даже законопослушные подданные имеют основания бояться полиции и судей. А этот человек также является ремесленником, отвечающим перед главой гильдии за свое поведение, и боится навлечь гнев властей на товарищей. Возможно, он пришел к нему, а не в полицию из-за золота, найденного на мертвом теле. Местные полицейские могут очистить утопленницу от всего ценного точно так же, как сборщики мусора, а он потом отвечай. Камилю придется разбирать дело по трем причинам: женщина — иностранка, при ней печать султана, трагедия случилась на территории Пера. Султан даровал чужестранцам и иноверцам, живущим здесь, право управлять своим районом и решать такие незначительные дела, как наследство или развод, однако население все еще полагалась на дворец и государственные суды в вопросах защиты и решения сложных дел.

— Ты правильно сделал, что незамедлительно сообщил мне о происшествии.

Лицо главы деревни прояснилось, и он низко поклонился:

— Да продлит Аллах дни падишаха.

Камиль подает знак Якупу, стоящему у двери:

— Приготовь лошадь и отправь гонцов к Мишелю-эфенди и начальнику полиции, ответственному за район Средней деревни. Скажи, чтобы ждали меня у мечети и гнали прочь оттуда всех бездельников, в особенности уборщиков мусора. Иначе те обчистят утопленницу. Я хочу лично посмотреть на кулон. Пусть полиция позаботится о том, чтобы ничего не пропало. — И тихим голосом, чтобы не услышал посетитель, добавляет: — А начальник полиции должен присмотреть за своими людьми, дабы они ни к чему не прикасались.

— Я уже послал гонца в местную полицию, бей, и велел двум своим сыновьям оставаться возле тела до моего возвращения.

Камиль заметил, что у главы хороший слух.

— Ты заслуживаешь похвалы, глава Ибрагим. Я позабочусь о том, чтобы о твоем усердии и стремлении послужить стране узнали нужные должностные лица. — Придется приказать помощнику послать благодарность главе на имя хозяина гильдии.

— Я скакал сюда на лошади моего соседа, паша-бей, так что смогу показать тебе дорогу.

 

Деревенские жители вытащили тело из воды на набережную и накрыли его старой простыней. Камиль из уважения и нежелания видеть обнаженную женщину смотрит сначала на лицо утонувшей. С тех пор как он был назначен судьей, Камиль имел дело с воровством или насилием, но очень редко с убийствами. У нее необычно короткие волосы, светлые и нежные, как неокрашенный шелк. Пряди окаймляют лицо. Прохладный ветерок ласкает шею бея, однако он ощущает, как накаляется воздух. Он уже вспотел. Через несколько минут судья медленно стягивает простыню с тела женщины, открывая ее наготу на обозрение неба и мужчин, глаза которых горят вожделением. Со стороны скал у причала доносится резкий аммиачный запах человеческих испражнений. Паша морщит нос и переходит к ногам покойницы.

Теперь он уже не может не смотреть на тело женщины. Она невысокая и стройная, с маленькой грудью. Напоминает мальчика. Кожа белая, за исключением темного треугольника на лобке. Крабы уже поработали над ее пальцами. Колец нет, но на левом запястье — тяжелый золотой браслет. Течение охладило тело, и оно еще не начало превращаться в разлагающийся труп, оставаясь пока только мертвой женщиной. Позднее она станет предметом расследования, интеллектуальной головоломкой. Однако в данный момент судья испытывает к ней лишь жалость. Он также ощущает смутную тревогу, которую у него всегда вызывает смерть человека. Ее нельзя назвать красавицей в общепринятом смысле этого слова: лицо слишком удлиненное и узкое, черты чрезмерно заостренные, рот широкий, губы толстые. Возможно, при жизни мимика придавала лицу привлекательность, размышляет судья. Однако теперь оно хранит бесстрастное выражение, словно маска. Мускулы застыли, а кожа похожа на кусок ткани, обтягивающей кости.

На шее короткая цепочка с золотым крестиком. Камилю кажется замечательным то обстоятельство, что ее не сорвало бурными водами, в которых пребывало тело. Возможно, не очень долго.

Он склоняется над утопленницей, чтобы лучше рассмотреть украшение. Крест широкий и блестящий, сделанный из кованого золота и украшенный выгравированными розами, контуры которых покрыты потрескавшейся красной эмалью. Металл искривлен в том месте, где проходит цепочка, как будто крест зацепился за что-то или кто-то пытался сорвать его. Паша поднимает крестик кончиком пальца. Под ним, прячась в углублении шеи, находится круглый серебряный кулон. Простая, но весьма искусная работа. Тонкая линия делит его пополам.

Камиль склоняется ниже к шее женщины. От ее тела веет сырым холодом. Он смотрит вдаль, туда, где сверкает пролив, дабы укрепить себя. Сделав глубокий вдох, вновь сосредоточивает внимание на кулоне. Вставляет в него ноготь большого пальца и раскрывает створки. Потом ставит кулон под таким углом, чтобы на него падал свет утреннего солнца, и заглядывает внутрь. Крошечный замочек во впадине сломан. Внутренняя поверхность верхней части створок испещрена каллиграфически выгравированными личными знаками султана, а на нижней видны какие-то странные метки, будто ребенок хотел нарисовать картинку, используя лишь короткие прямые линии. Не походит ни на один из известных европейских языков.

Камиль возвращает крест и кулон на шею женщины и осматривает браслет на ее руке. Он тоже весьма необычен: широкий, пронизан тонкими красными и белыми золотыми нитями на манер шахматной доски. Браслет плотно облегает руку, держась на тонкой металлической полоске, внедренной в переплетающиеся нити.

Число местных жителей, толпящихся у трупа, увеличивается; пора уезжать отсюда. Судья подает знак одному из полицейских:

— Накройте тело и отвезите его в хамам.

Полицейский кланяется, торжественно прижимает сжатую в кулак руку ко лбу, а потом к сердцу.

Камиль ищет глазами деревенского главу, который с гордым видом стоит в кругу местных мужчин и отвечает на их вопросы. Двое крепких молодых людей, держащихся рядом с ним, должно быть, его сыновья. Глядя на них, Камиль испытывает чувство сожаления. Сам судья так и не женился, хотя родители, а потом и сестра, Фарида, знакомили его со многими достойными девушками из хороших семейств. И ему самому хочется иметь сына или дочь. Однако эмоциональная неустойчивость и опасение, что жена и дети будут отнимать у него слишком много времени, мешают ему обзавестись семьей.

— Где нашли тело?

Глава ведет Камиля вниз по ступеням к узкой бухточке среди скал, находящейся за мечетью. Здание в стиле рококо возвышается на скалистой намывной косе, которая простирается к Босфору, словно крюк, создавая естественную преграду морским волнам. Мечеть походит на богато и витиевато украшенный свадебный торт из белого мрамора, стоящий на вытянутой руке. К югу находится маленькая открытая площадка, куда приходят люди, чтобы посидеть и попить чаю в тени платана, наблюдая за тем, как рыбаки готовят свои лодки к выходу в море и чинят сети.

Камиль осторожно шагает среди камней. У самой воды он садится на карточки. Темные в ранних солнечных лучах волны тяжело и устало бьются о прибрежные скалы.

— Вот здесь ее и нашли. Тут есть водоворот, который затягивает людей. Мои сыновья рыбаки, они чистили лодку, когда услышали шум. Прибежали сюда и не позволили сборщикам мусора снять с утопленницы браслет.

— Твои сыновья — замечательные юноши, Ибрагим-эфенди.

Глава низко кланяется и прячет улыбку.

— Спасибо. Я горжусь ими.

— Сборщики мусора успели что-нибудь взять?

— Мне это не известно.

— Я хочу поговорить с твоими сыновьями.