Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Современные любовные романы
Показать все книги автора:
 

«Огни Бродвея», Джен Калонита

Глава 1: Эта премьера вам понравится

— Я — Болтушка Кэти из «Inside Hollywood», вашего лучшего источника о Голливуде, и сегодня мы на премьере фильма «Милые убийцы». Великолепная девушка, способная остановить любое сердце одним лишь взглядом, брошенным с экрана, стоит возле меня. Здравствуй, Кейтлин!

— Привет, Кэти, — улыбнулась я самой широкой своей улыбкой. — Рада снова видеть тебя.

Болтушка Кэти — довольно-таки известный репортер в Голливуде, ее главная фишка это волосы, они неоново-желтые. Сейчас она стоит возле меня на красной ковровой дорожке Вествудского кинотеатра в Лос-Анджелесе, где проходит премьера фильма «Милые убийцы». Зрители, стоящие вдоль ограждения, кричат так громко, что я едва могу слышать собственные мысли, а вспышки камер ослепляют, но ощущения все равно замечательные. Я подписываю флаеры и плакаты, приветствую журналистов и даю короткие интервью. Мой агент Лейни Питерс называет это «необходимым злом» — она терпеть не может таблоиды. Сегодня они вас любят, а завтра готовы кинуть под автобус из-за слуха, который сами же и выдумали. Все зависит от того, хватает ли им настоящих новостей в данный момент.

Кэти поднесла блестящий микрофон к моим губам.

— И я тоже рада тебя видеть, — она улыбнулась. — Ты прекрасно выглядишь. Что на тебе надето?

— Это «Марчеза», — я отступила на шаг, давая ее оператору возможность заснять меня в полный рост и показать зрителям мое светло-розовое платье в греческом стиле. Специально для меня его немного укоротили, теперь оно не тащится по полу, а заканчивается на середине икры, а мои ступни (они же гигантские лыжи) выглядят не такими огромными, как обычно, благодаря сияющим босоножкам от Джимми Чу. Мой гример, Шелли, не стала усердствовать с макияжем, сделав его максимально естественным. Остин сказал, что я похожа на богиню с Олимпа. Господи, как я его люблю!

— Кейтлин, поговорим о деле, — Кэти положила руку мне на плечо. — Год у тебя выдался нелегкий, а ведь не прошло еще и половины его. Через пару недель закончится твой сериал, а в конце июня ты уже будешь выступать на Бродвее, а до этого ты пережила шопинг-манию и связалась с тусовщицами Лорен Кобб и Авой Хейден. Не говоря уж о нервном срыве, который привел к обмороку. Что же с тобой происходит, Кейтлин? — она испытующе уставилась на меня. Я выпрямила спину и снова улыбнулась в камеру. Годы общения с прессой хорошо научили меня держать марку в любой ситуации.

— Кэти, если бы моя жизнь была настолько драматична, обо мне можно было бы снимать фильм, — я рассмеялась (хотя на самом деле все, что Кэти только что сказала, было правдой). — Лорен и Ава — действительно веселые девушки, но мы уже давно не выходили никуда вместе, — теперь я тщательно подбирала слова. — Они любят вечеринки, а я все-таки скорее домашний человек. Обычно вечерами я путешествую в мирах разных фильмов, читаю сценарий для «Встречи разума» или иду куда-нибудь со своим молодым человеком, — кажется, мои слова не убедили репортершу, но я продолжала. — Я счастлива, пусть даже кому-то трудно в это поверить со всеми этими слухами. Да, у меня была паническая атака, мне было нелегко примириться с новостью о финале «Дел семейных», но сейчас все в порядке.

Кэти кивнула, но я сомневаюсь, что она действительно слушала мою речь после слов «молодой человек». Ее глаза так и впились в моего спутника.

— Наверное, гораздо легче пережить трудности, когда рядом такой красавчик готов подставить плечо, — с легкой улыбкой заметила она. Я обернулась к Остину Мейерсу — моему лучшему другу и самому любимому человеку на свете, чье лицо стало ярче красной дорожки. Да, что тут скрывать, Кэти права — Остин очень хорош собой. Он выше меня (что неудивительно, ведь мой рост всего 164 см), подтянутый и спортивный (тренировки по лакроссу — его жизнь), светлые волосы падают на глубокие синие глаза… Есть, от чего сойти с ума. Сегодня Остин одет в темно-синий костюм, он даже завязал галстук. Очень в стиле Роберта Паттисона.

Мы с улыбками переглянулись.

— Да, мне повезло, — сказала я Кэти и пожала ладонь Остина, которую не отпускала с начала интервью.

— И мне, — добавил Остин, чем немало меня удивил. Обычно он отмалчивается перед журналистами, потому что всегда теряется — он не привык к такому повышенному вниманию. Все-таки мы очень разные, ведь свое свободное время он проводит, делая домашнее задание по алгебре или тренируясь, а я прячусь от папарацци или даю интервью.

К нам подошла Лейни и коснулась моего плеча (точнее, вцепилась в него недавно нарощенными ногтями).

— Нам нужно быть в зале через десять минут, — она окинула Кэти испепеляющим взглядом. — Последний вопрос, Кэти.

Я изо всех сил постаралась сдержать улыбку при виде лица журналистки: она была не то что обескуражена, появление Лейни ее напугало. Мой агент — очень милая хрупкая девушка, но это лишь на первый взгляд. Поверьте, эта обладательница светлых локонов, серых глаз и миниатюрной фигуры могла бы быть ураганом пятой категории. Она сделает все возможное, чтобы защитить своих клиентов от кого или чего бы то ни было. Иначе почему, вы думаете, ее боятся во всем Голливуде?

— Прошу прощения за задержку, Кейтлин, — заговорила Кэти голосом, который сильно отличался от того, как она говорила до этого. — Итак, последний вопрос: гастроли на Бродвее будут длиться лишь восемь недель. Что ты будешь делать после этого?

Хм… Я понятия не имею.

Да, такова ужасная правда. Я, конечно, стараюсь не думать об этом, не это не так-то просто. Особенно, когда все и каждый считают своим долгом поднять эту тему. Мой агент Сет говорит, что предложения, конечно, поступают, но ничего особенно стоящего среди них нет — и от этого мне вот-вот будут сниться ночные кошмары.

— Я выбираю среди возможных вариантов, но пока что ничего не могу сказать, — с улыбкой сообщила я Кэти. — Но, поверьте, когда я определюсь с решением, вы узнаете об этом первыми, — вот. Звучит неплохо. Кэти не сможет сказать в своем репортаже, что после Бродвея я останусь безработной.

— А что ты видишь в качестве будущего проекта? — упрямо наседала она.

Ой.

— Интервью окончено. Мы опоздаем к началу фильма, — рявкнула Лейни и утащила прочь меня, а я утащила за собой Остина.

В огромном холле кинотеатра висел постер «Милых убийц» размером со стену. Очень крутая фотография, должна сказать: мы с Дрю Томасом стоим, прижавшись к разрушенной кем-то стене, и смотрим через плечи. Прежде, чем зайти в зал, мы с Остином в последний раз встали перед фотокамерами, а затем Лейни утащила нас прочь. Она не дала нам даже времени осмотреться в зале — он невероятно красив, на стены украшены мозаикой и расписаны особым образом… Но, похоже, я увижу это лишь на фотографиях. Впрочем, какая разница? Я рада уже одному тому факту, что именно здесь проходит моя премьера. В этом зале, построенном еще в 1931 году, люди впервые увидели «Сумерки» и «Человека-паука», количество мест — 1,300, представляете?

Кто-то вручил нам с Осином попкорн и содовую, и мы поспешили на места. Свет уже приглушили, так что было трудно разобрать, кто где сидит, но я и без того знала, что мама, папа, Мэтти, Лейни и Надин, моя ассистентка, будут сидеть позади нас.

— Вы чуть не пропустили начало! — шепотом возмутилась мама, не успела я сесть на свое кресло. Мне хотелось сказать ей, что это невозможно, но фильм вот-вот должен был начаться, так что я решила рассказать ей один из многих ГОЛЛИВУДСКИХ СЕКРЕТОВ чуть позже.

 

ГОЛЛИВУДСКИЙ СЕКРЕТ № 1: премьеры не начинаются до тех пор, пока актеры не сядут на свои места. Неважно, десять ли это минут, потому что вы давали интервью кому-то, или два часа, потому что вы Брэд и Анджелина, и вам надо сначала уложить детей спать. Начало фильма — цифра весьма приблизительная. Чем известнее знаменитость, сыгравшая главную роль, тем меньше у вас шансов увидеть ее в зале. Но иногда актеры вообще не появляются на премьерах, о чем, разумеется, предупреждают заранее. Бывает и так, что в зал они приходят, но на сам фильм не остаются, потихоньку уходя спустя несколько минут после начала (не каждому захочется видеть свое лицо на экране в очередном кинотеатре очередного города седьмой раз за неделю).

 

— Фильм начинается, — прошептал папа, и мама замолчала. Временно.

Я взяла горсть попкорна и уселась поудобнее.

*  *  *

Два часа и семь минут пролетели незаметно, и Остин поцеловал меня в щеку, выражая восхищение (что было отлично, потому что мои родители сидят прямо за нашими спинами).

— Это. Просто. Потрясающе!

— Согласна, — выдохнула я. Включили свет, и люди стали подниматься со своих мест, смеясь и переговариваясь. Кажется, фильм им понравился.

Остин рассмеялся.

— Почему ты так удивлена?

— Ну, ты же понимаешь, — неопределенно отозвалась я, ничего толком ему не объяснив. Съемки фильма были непростой задачей, режиссер, экспрессивный Хатч Адамс, и вовсе временами бывал настоящим дьяволом (я вам этого не говорила), но конечный результат поразил всех — и меня в первую очередь.

— Кейти-Кэт, — это было прекрасно, — мама перегнулась через кресло, и я чуть не задохнулась от ее духов («Это же от Виктории Бэкхэм! Она сама мне их подарила, поэтому я хочу, чтобы она узнала свой подарок на мне, если вдруг пройдет мимо», — заверяла нас с Мэтти мама сегодня вечером, когда мы поинтересовались, зачем она вылила на себя половину флакона). — Я думаю, этот фильм откроет для тебя новые двери, — сказала она. Теперь она вытащила мобильник и стала что-то набирать одной рукой. — Надо сказать Сету, чтобы обращал внимание на блокбастеры, может, мы сможем найти для что-то получше, чем «Остаться в живых».

Как только стало известно, что финал ДС не за горами, мама начала атаковать моего второго агента, Сета, сообщениями, звонками и визитами так часто, как только могла. Она до сих пор не уверена в правильности решения насчет Бродвея, но Сет уверен, что участие во «Встрече разумов» поможет мне горы сдвинуть (это его слова, не мои). Это будет история о подростках, не такая откровенная, как «Весеннее пробуждение», но проблемы в ней все же будут подниматься серьезные — взросление, давление со стороны общества и так далее. Разительная перемена, если сравнивать с моей прежней большой ролью: Саманта в «Делах семейных». Сет уверяет, что «Встреча разумов» станет новым «Классным мюзиклом», только без песен и танцев, потому что там они не нужны.

— Дорогая, может, мы насладимся премьерой фильма? — папа попытался забрать у мамы мобильник. — Ты можешь все это сказать Сету, когда мы с ним встретимся перед отъездом.

Эти слова показались мне ударом по голове.

Я уезжаю из Лос-Анджелеса.

Из дома.

На следующей неделе.

И Остин не едет со мной.

Да, через семь дней я перееду в Нью-Йорк, а Остин останется в Лос-Анджелесе, после чего поедет в Техас, в спортивный лагерь. Знаю, Сет все правильно говорит насчет моих возможностей после Бродвея и опыта, но как же мы с Остином? Мы никогда не расставались больше, чем на две недели! Как же мы будем, когда между нами окажутся три тысячи миль?

Наверное, мне грех жаловаться. Это должно было произойти даже раньше, ведь изначально мой переезд был запланирован на апрель, а гастроли должны были начаться в мае, но затем девушка, которую я должна была заменить, сообщила, что может выступать еще два месяца — поэтому я займу ее место во время июльских и августовских представлений. Это значит, что… ЧАСЫ С ПРИНЦЕССОЙ ЛЕЕЙ!

Я поспешно вытащила из сумочки айфон (да, я перешла с наладонника на айфон) и добавила в список необходимых вещей пункт с часами. Именно так я и собираюсь — записываю все, чтобы не забыть. Прошла лишь неделя с тех пор, как новый телефон оказался у меня в руках, а в нем уже куча заметок.

Да, так о чем я? То, что я уезжаю не в апреле, а в июне, обрадовало меня несказанно — ведь я смогу провести больше времени с Остином! Хотя кое-кто был не в таком уж восторге…

— Мама, — раздался знакомый голос, — в сотый раз говорю: я точно смогу упросить кого-нибудь взять Кейтс в наш сериал.

Кто же еще это может быть, если не мой младший братишка Мэтти! Его эго уже гораздо больше его возраста (а ему пятнадцать, недавно мы праздновали его День рождения). Сегодня вечером он подписал столько автографов и пожал столько рук, сколько и представить себе не мог, и, я думаю, это только начало. После нескольких лет участия в крошечных эпизодах и рекламах Мэтти получил роль мечты — он сыграет младшего брата Велмы в перезапуске «Скуби-Ду». Его режиссером будет наш любимый Том Пуллман, снявший «Дела семейные». Съемки начнутся в конце июля, а первые серии покажут в октябре, так что им с папой придется уехать из Нью-Йорка раньше, чем всем остальным. Мне кажется, братишка надеялся покорить Нью-Йорк, будучи там, но теперь, из-за того, что время моего выступления перенесли, он страшно недоволен, ведь сможет пробыть в «Большом яблоке» не так долго, как ему бы хотелось. Но было бы, о чем жаловаться! Когда он приедет домой, его будет ждать новая работа, а некоторые журналы уже назвали нового «Скуби» сериалом, который нельзя будет пропустить. Поговаривают даже, что под руководством Тома Пуллмана «Скуби» сумеет переплюнуть даже «Баффи — истребительницу вампиров», так что сами понимаете.

— Ладно, ребята, пойдемте, — рявкнула Лейни так, что Родни, мой охранник (он терпеть не может слова «телохранитель») подскочил от неожиданности. — Машина уже ждет, — после показа мы направлялись на вечеринку. — Я не хочу, чтобы мы попали в толпу фанатов.

— Да, это было бы ужасно, — в притворном ужасе вздрогнула Надин. Я коротко рассмеялась, подавив желание расхохотаться.

Когда мы приехали к клубу, где была вечеринка в честь нашего фильма, мне подумалось, что это здание могло бы быть чьим-то особняком — высокий дом из белого кирпича выглядел очень по-голливудски, такие строения иногда мелькают на задних планах старых фильмов. Мы направились к черному входу, чтобы пройти на банкет незамеченными прессой, которая, разумеется, уже караулила нас у главного входа. Все поспешили внутрь, кроме меня и Остина.

— Итак, — тихо произнесла я, взглянув на него. Из-за двери раздавалась музыка, играющая в клубе, но я знала, что Остин меня услышит.

— Итак, — он переплел свои пальцы с моими. — Всего семь дней.

Я кивнула и заморгала, отгоняя подступившие было к глазам слезы, а затем уставилась на его серебряные запонки, чтобы отвлечься от желание расплакаться. Я подарила эти запонки ему несколько лет назад, на них изображены маленькие клюшки для лакросса.

— Семь дней.

— Я тут думал об одной поезде, — Остин вопросительно взглянул на меня, — что ты думаешь насчет…

— Кейти-Кэт! — мама выглянула из-за двери, перекрикивая музыку и диджея (а ведь у диджея есть микрофон). — Ты нам нужна!

— Пойдем внутрь, — улыбнулась я Остину.

Присев за один из столиков, я поговорила с маминой новой «подругой», которая оказалась продюсером сериала об официантке в Вегасе (фу). Затем перекинулась парой слов с режиссером «Милых убийц» Хатчем Адамсом (с бокалом вина в руке он во много раз дружелюбнее). Потом мило улыбнулась в камеру, обняв Дрю Томаса, коллегу по фильму. Пусть даже у нас не самые лучшие отношения сейчас, фотографам знать этого не обязательно (вот только зачем Дрю надел полосатый пиджак, полосатый галстук и полосатую же рубашку? Он, что, прикидывается Эдом Вествиком в роли Чака Басса? Ха, он, может, и ведет себя отвратительно временами, но вот положительных черт мистера Басса у Дрю точно нет).

Затем я пожала руки нескольким гостям, которые представляли другие студии (Сет будет счастлив), и терпеливо выслушала их надежды на возможное в скором времени сотрудничество. После чего ответила на пару вопросов журналистам из «Entertainment Weekly». Пока я машинально говорила о своей героине Карли, я нашла глазами свой столик. Остин и Лиз о чем-то переговаривались, и, как только интервью закончилось, я направилась к ним, но и на этот раз кто-то остановил меня.

— Вот и ты, Кей! — это Скай Маккензи, моя бывшая коллега из ДС и нынешняя коллега по «Милым убийцам». — Где ты пропадаешь?

— Скай! — не задумываясь, я обняла ее. Скай застыла, не двигаясь, но неважно. Мы с ней не ладили очень долгое время, но с некоторых пор сумели найти общий язык и стать если не подругами, то приятельницами. Я с удивлением поняла, что скучала по ней. — Как у тебя дела?

— Очень много дел, — неопределенно сказала она, откидывая назад прядь черных волос. Похоже, перед премьерой «Убийц» она посетила солярий — и не раз (хорошо, что не вышла оттуда оранжевой, как бывало пару раз), а серебристое платье лишь усиливало эффект от загара. — Ходила на «Les Deux» на той неделе, в Винстонский бар в четверг, встречалась с людьми из «Wagman» в пятницу — они снова хотят поработать вместе — заглянула в солярий, читала сценарий и…

Я смотрела на нее во все глаза. Обычно Скай отговаривается лишь тем, что страшно занята, но никогда не вдается в подробности. А теперешняя ее речь может говорить лишь об одном — Скай нервничает. Причем очень сильно.

— Скай, — тихо перебила я. Она осеклась, самодовольная улыбка увяла. Скай вздохнула.

— Мне скучно, — призналась она.

— Знаю, — я кивнула. Мне очень близко ее настроение, особенно сейчас, когда съемки ДС закончились. — И мне.

— Я-то думала, будет весело, — покачала головой она. — Есть время сходить в салон, прогуляться по магазинам, пойти в клуб, а в итоге что? Я скучаю по работе! Она нужна мне, я просто не могу придумать, чем забить столько времени, — она поджала пухлые губы (спасибо инъекции. Тс-с!). — Скорей бы июль, начнутся съемки. Правда, в Ванкувере.

— У тебя хотя бы есть работа, — заметила я. Ой. Я только что сказала это вслух? Почему я призналась в своем самом большом страхе человеку, с которым вроде как должна бы соперничать?

— Ох, Кей, прошу тебя, — приподняла Скай уголки губ, — только не строй из себя жертву. Ты же будешь на Бродвее! После этого тебя будут брать в фильмы с Джорджем Клуни. А мой сериал закроется через три серии, — похоже, она тоже только что озвучила свою самую страшную мысль, так округлились ее глаза от неожиданности. Я хихикнула.

— Жалкое же зрелище мы с тобой.

На это Скай широко улыбнулась.

— Не то слово. Всего-то пару месяцев без работы — и посмотри на нас!

— Прошу прощения, Скай? Кейтлин? — к нам подошел парень с камерой. — Простите, что перебиваю. Не знаю, знаком ли я вас, но я Райан Джозеф, занимаюсь съемкой небольших роликов для «Дел семейных».

— Райан! — воскликнула я. Этот парень не то что бы хорошо мне знаком, но абсолютно каждый человек, связанный с ДС — мой друг. — Как ты?

— Хорошо, — он улыбнулся с явным облегчением. — Непросто было сюда пробиться, но Том сказал, что это возможность застать вас обеих вместе. Мы думали, будет неплохо выложить на этой неделе, а последняя серия выйдет на следующей, так что…

— О чем это ты, Реймонд? — нетерпеливо оборвала его Скай.

— Райан, — поправил парень, снова начиная нервничать. Я мрачно покосилась на Скай.

— Райан, — повторила я, — ты не мог бы пояснить, пожалуйста.