Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Современные любовные романы
Показать все книги автора:
 

«Моя двойная жизнь», Джанетт Реллисон

Глава 1

Я не хотела это писать. На самом деле, многое произошло в течение последних дней, но лучше бы я это забыла. Но мама говорит, что мне нужна автобиография под рукой, и что нужно записать факты на случай, если кто-то напишет обо мне плохую книгу. Мама ещё сказала мне, что я должна изобразить её на десять фунтов стройнее, чтобы она выглядела как модель, и безупречной домохозяйкой. Что бы вы ни думали о событиях, пожалуйста, помните что моя мама — красавица и в наших ванных всегда идеальный порядок.

Поскольку в автобиографиях всегда есть фотографии, мне предлагалось просмотреть свой фотоальбом и выбрать характерные снимки, которые отображали бы, кем я была до того, как на мою жизнь пролился звездный свет и блестки. Однако ни одна из фотографий в действительности не отражала то, чем я была.

Снимок не мог показать, каково было расти наполовину белой, наполовину латиноамериканкой в маленьком городке в Восточной Вирджинии, и как моя жизнь менялась из-за отсутствия отца. Я могла бы вставить фотографию себя и моей подруги Лори, лежащих на диване, но вы бы упустили важные детали: что всё, что на мне надето и сам диван — из секонд-хенда. Мои каштановые волосы до плеч всегда выглядели одинаково, но не потому что я не имела представления о стиле, а потому что это единственная стрижка, которую умела делать моя мама. Я была слишком бедна, чтобы сходить в салон.

Поскольку у меня не было фотографии, я опишу сцену из жизни, день в конце февраля, когда я пригласила Тревора Вильсона на танцы Сейди Хоукинс[?], тот день, который положил начало многим другим событиям.

Это началось с того, что Гектор Домингас следовал за мной в библиотеке. Поскольку я знала два языка, учителя всегда заставляли меня сидеть с ребятами, говорившими по-испански и плохо знавшими английский. Таким образом, у них всегда была возможность получить объяснение, если они что-то упустили из рассказа учителя. На уроке мировой истории таким человеком был Гектор.

Я много ему помогала. И поскольку администрация школы Моргантауна может когда-нибудь это прочитать, я не буду говорить ничего о его домашнем задании и о той роли, которую я играла в написании его сочинений длиной в семь абзацев.

На протяжении последних нескольких дней Гектор странно себя вёл. Он говорил мне безумные вещи и потом отказывался объяснить, что имел в виду. Он появлялся после моих занятий и смотрел, как я прохожу мимо него. Это начинало меня беспокоить, и я хотела проводить с ним так мало времени, как это возможно, но в тот день Гектору была нужна помощь с новым домашним заданием «Лидеры, которые изменили мир». Он хотел написать о Цезаре Чавесе. К несчастью, Гектор не смог найти книг о Чавесе, а учитель сказал, что мы должны пользоваться книгами, а не Интернет-сайтами.

Я ковыряла пальцем книгу о Черчилле.

— Выбери кого-нибудь еще, — сказала я ему. — Solo escoge un libro del estante.

Просто выбери книгу с полки.

— Deben tener Chavez, — это должен быть Чавес. Он сложил руки над слишком просторной футболкой. Казалось, Гектор никогда не заполнял полностью свою одежду. Он был ниже меня — конечно, мой рост был пять футов восемь дюймов, но с его тонкими руками и большими карими глазами он выглядел как восьмиклассник, а не выпускник.

— Ты можешь попросить библиотекаря найти тебе книгу, — сказала я. Он ненавидел подбирать английские глаголы, чтобы поддержать беседу с учителем. Он нахмурился на меня и потом пропал между рядами полок.

Я быстро осмотрела библиотеку, чтобы найти Тревора. Он сидел за одним из столов посреди комнаты, делая заметки. Его светлые волосы оставались на своем месте, даже не смотря на то, что он склонился над книгой. Похоже, его волосы знали, что делать, чтобы он хорошо выглядел.

Мой план состоял в том, чтобы сесть за тот же самый стол и начать беседу. Я прошла несколько шагов по направлению к нему, почувствовала как желудок стукнулся о ребра, потом развернулась обратно и поторопилась к столу, где сидела Лори.

Перед ней было разбросано несколько книг, но она покачала головой с разочарованием, когда я села рядом. Она наблюдала, как я направилась в сторону Тревора, но потом сбежала.

— Сейди Хоукинс через девятнадцать дней, — сказала она.

Она напоминала мне пригласить Тревора на Сейди Хоукинс каждый день в течение всей прошедшей недели. Она продолжала придумывать милые способы это сделать, например принести ему китайскую еду и сделать печенье с предсказанием, что «Мне повезет, если ты пойдешь со мной на танцы. Пожалуйста скажи да.»

В частности, я думала что пригласить парня достаточно сложно и без того. чтобы превращать это действие в реалити-шоу. Если ты превращаешь это в охоту за сокровищем и он решает, что ему не нравится сокровище, насколько это будет унизительно?

Лори еще никого не пригласила на танцы. Она хотела устроить двойное свидание со мной, но не могла решить между тремя парнями, которые продолжали её звать. Выбрать одного означало, что ты выбрала фаворита и оскорбила остальных. Жизнь Лори была такой сложной.

— Я приглашу его, — сказал я. — Мне просто надо сделать это по-своему. Ну знаешь, действительно непринужденно.

Она наклонилась ко мне через книги и бумаги.

— Ты ждешь, что кто-то другой его пригласит и тебе уже не надо будет этого делать. Ты боишься заговорить с ним.

Я взглянула на Тревора, потом быстро отвела взгляд, чтобы он не заметил.

— Нет.

Она вынула журнал «Семнадцать» из сумки и подвинула его ко мне.

— Предмет первый: тест про флирт.

Мне не стоило проходить этот дурацкий тест. Лори не собиралась забывать, что я провалила его.

В частности, если кто-то привлекательный смотрит на тебя, ты

А) игриво улыбнешься ему В) подмигнешь С) предположишь, что у тебя что-то не в порядке с одеждой и проверишь, все ли застегнуто.

И если парень подходит к тебе и стоит слишком близко, это может значит что

А) он заинтересован тобой вместо С) он пытается запугать тебя, вторгаясь в твое личное пространство и у тебя есть право оттолкнуть его.

К счастью, «Семнадцать» написал статью «Улучши свои навыки флирта», чтобы исправить мою почти безнадежную ситуацию. Лори заставила меня прочитать её. Три раза.

Лори кинула быстрый взгляд на Тревора.

— Он один. Это прекрасный момент, чтобы его пригласить.

— Я даже не знаю, нравлюсь ли я Тревору.

Это могло стать большой проблемой. Тревор казался заинтересованным мной на физике, когда он оборачивался за столом, чтобы поговорить со мной. Половину времени он говорил бессмысленные банальности или проводил наблюдения над моим почерком. Он забирал карандаш из моих рук и рисовал комиксы на моем задании. Парни не делают таких вещей, если не хотят твоего внимания.

Но во время обеда я превращалась в женщину-невидимку. Он не смотрел на мой стол. Он никогда не говорил со мной. Вместо этого, он проводил большую часть времени, пытаясь заполучить внимание Терезы Девидсон, царствующей королевы популярности. Он и его друзья сидели за столом рядом с её столиком и он периодически рассыпал Читос на её стол. Тереза и её подруги притворялись, что их это раздражало, но это было не так.

Если бы Тревор флиртовал с кем-то другим, я бы приняла вызов и старалась бы сильнее. Но между нами с Терезой была давняя история. В детстве мы жили в квартире в дешевой части Вашингтона, и я была трудным ребенком. Не членом банды или что-то такое, просто нужно было быть неласковой, чтобы тебя оставили в покое. Сейчас, когда я об этом думаю, я понимаю, что когда я несколько раз подралась в начале шестого класса, это убедило маму, что нам нужно переехать обратно в Моргантаун, Восточная Вирджиния. Она хотела для меня лучшего окружения. С того времени мы жили с моей бабушкой.

Перед переездом мой друг Амандо сказал мне:

— Я был новичком много раз. Тебе нужно выяснить, кто главный задира и сразу с ним подраться. И даже не важно, выиграешь ты или нет, потому что все поймут, что у тебя есть характер и ты не прячешься. Они будут уважать тебя и ты вольешься.

Войдя в новую школу, я сразу же поняла, что Тереза — самая большая задира. Кроме того, весь шестой класс, казалось, кружит около неё, ожидая её внимания. Так случился этот несчастливый инцидент, когда она пролезла передо мной в очереди на обед и я толкнула её, после чего она упала в мусорную корзину.

Очевидно, не самый лучший способ завести друзей в новой школе. И это — главная причина того, что я никогда больше не следовала советам парней. Они просто жили в другом мире.

Несмотря на то, что я извинилась, Тереза и её друзья не простили меня. Они любили напоминать всем, что я жила в дешевом районе, что я ходила в школу пешком, вместо того, чтобы водить машину, и что я не носила дизайнерской одежды. Существует столько способов унизить того, кто беден. Я отплачивала единственным способом, который не привел бы к тому, что меня выгнали бы из школы. Я получала только А, и поэтому могла смотреть на них сверху вниз из-за того, что они были глупы. Возможно, я обязана всеми своими достижениями в старшей школе Терезе и её Приспешникам. Ох, это еще один способ моей мести. Я назвала их Приспешники. Я не виновата, что прозвище пристало к ним.

Ну, может быть, я виновата, но я отказывалась чувствовать себя виноватой.

Я посмотрела на Тревора, он все еще сидел склонившись над книгами. Так ему нравилась я или Тереза? Может быть, его разбрасывание Читос не было на самом деле флиртом? Опять же, я бы бросала в неё чем попало, если бы думала. что мне это может сойти с рук. Кроме того, у Тревора были хорошие оценки, а у Терезы они приближались к середине алфавита. Как ему мог нравится кто-то, кто наслаждался своей собственной посредственностью? И опять же, если я ему нравилась, почему он всегда игнорировал меня за обедом?

— Ты ему нравишься, — сказала Лори. — ты умная и красивая. Ради всего святого, ты похожа на Кари Кингсли. Сколько людей могут этим похвастаться?

— Я и Кари Кингсли.

— Точно. Включи свой звездный шарм и иди поговори с ним.

Я подняла бровь. Я не поняла, всерьез она говорила или нет.

Знаете, как говорят что у всех где-то в мире есть двойник, человек, которого случай создал твоим зеркальным отражением? Моим двойником оказалась рок-звезда Кари Кингсли. Наши лица были почти одинаковыми. На всех фотографиях, которые я изучила, я смогла заметить только одно различие — её нос был острее, чем мой и у неё были светлые волосы. Мои были каштановыми. Но это было не настоящее отличие, её волосы были обесцвечены. У натуральных блондинок никогда не бывает оливковой кожи и темно-карих глаз.

Я бы подумала, что мы близнецы, разлученные при рождении, но Кари Кингсли был двадцать один год, а мне — восемнадцать, и я уверена, что моя мама запомнила бы, что она родила близнецов и потеряла одного по дороге.

Когда вышел первый альбом Кари и её лицо появилось везде, я думала, что мне повезло, что я была на неё похожа. Она была красива, уверена в себе и излучала очарование. Но потом она открывала рот и начинала говорить с репортерами.

Пока она шла по красной ковровой дорожке на Гремми, репортер спросил её, что она делает, чтобы быть зеленой. Она ослепительно улыбнулась и ответила:

— Ничего, я не отмечаю День Святого Патрика.

Во время награждения на MTV она привнесла новую грань в дело борьбы за права животных.

— Так важно помнить, что животные — тоже люди.

Правда? Кто из нас вылизываются по утрам?

В программе «Доброе Утро, Америка», во время обсуждения причин того, почему публичные люди не должны курить, она сказала:

— Сигареты могут убить тебя, и это действительно меняет твою жизнь.

Я полагаю, что да.

В такие моменты уже не так весело быть похожей на звезду. Её ошибки моментально оказывались на YouTube и на половине Facebook-страниц учеников выпускного класса.

Внезапно, меня тоже начали считать глупой по ассоциации.

Я посмотрела на Лори и опустила подбородок.

— Предполагается, что я включу звездный шарм Кари? Я могла бы ему сказать, что хотела бы уметь пикапить[?], но у меня в семье нет грузовика.

Она пихнула меня.

— Ты знаешь, что я имею в виду. Иди и построй ему глазки.

Я никогда не строила никому глазки. Внезапно я задумалась, не было ли это частью проблемы. Может быть, Тревор не понимал, что он мне нравится. Я не могла винить его за флирт с Терезой, если он не знал, что я заинтересована.

Я открыла журнал и снова посмотрела на статью о флирте. Я мысленно пробежалась по пунктам списка. Может быть, они сработают. В конце концов, эти статьи пишут обученные профессионалы, которые понимают мужскую психологию.

Тревор отодвинул стул от стола и пошел в секцию греческой и римской истории.

Подсказка номер один: Не стойте группами. Парни могут думать, что не могут к тебе подойти из-за твоих подруг.

Прежде, чем я смогла отговорить себя, я встала и последовала за ним. Он не отрывал глаза от книг перед собой, что сделало подсказку номер два трудновыполнимой: осмотрите его с головы до пят, потом улыбнитесь ему своей самой обворожительной улыбкой. Я решила перейти к третьей подсказке: разгладьте складку на его рубашке или игриво потяните за предмет одежды.

Я протянула руку и разгладила материал на плече Тайсона, и похоже это напугало его. Он отпрыгнул примерно на два фута.

— Боже, Алексия. Что ты делаешь?

Я застыла. Я не могла сказать ему, что флиртую с ним.

— Гм… у тебя на плече был большой жук. Я его сняла.

— О, — он посмотрел на пол вокруг, чтобы проверить, не ползет ли что-нибудь и сделал нерешительный шаг назад. — Эти книги стоят здесь так долго, что в корешках наверное живут колонии пауков.

Подсказка номер четыре: сделай ему комплимент.

— Ну, у тебя действительно красивая рубашка, так что нельзя винить пауков в том, что они хотят рассмотреть её поближе.

Он заглянул через плечо себе на спину:

— Что? На мне есть еще?

Почему это не работало? Я перешла к пункту пять: Создайте и удерживайте визуальный контакт. Я так же улыбнулась ему самой лучшей своей улыбкой, поскольку он не видел, как я это делала во время номера два.

— Нет, конечно нет. Был только один паук и его больше нет.

Он встретился со мной взглядом, но вместо того, чтобы улыбнуться в ответ, он сузил глаза:

— Тогда почему ты на меня так смотришь?

— Я на тебя не смотрю.

— Смотришь.

Ладно, забудем подсказки. Они очевидно не работали с парнями из школы. Я подняла руку, как будто принимаю присягу.

— Я не вижу больше пауков.

В тот момент просветления я поняла, что мне не нужна статья. Я уже знала, какой вид флирта замечал Тревор. Все, что мне нужно было сделать — это скопировать язык тела Терезы, и я видела её в действии на протяжении нескольких лет.

У Терезы были густые светлые волосы, которые она использовала, чтобы подчинить смертных своей воле. Я видела, как она гипнотизирует парней просто проведя сквозь волосы пальцами. Она еще прислонялась к шкафчику таким соблазнительным образом, когда один локоть опирался о стену и ладонь переплеталась с волосами, что она выглядела, как будто позирует для модного журнала. Потом она полушепотом говорит что-то парню, с которым он разговаривает, и вынуждает его наклониться к ней.

Я перебросила волосы через плечо, чего Тревор не видел, потому что изучал полки перед собой, медленно вынимая книгу и поворачивая её в руках, чтобы удостовериться, что никто на него не прыгнет.

— Итак, Тревор… — я не хотела упоминать танцы ни с того ни с сего, но я не знала как перейти от насекомых к свиданию, и я не могла больше поддерживать эту беседу. Лучше было просто сделать это и покончить с этим. — Тебя уже пригласили на Сейди Хоукинс?

Он посмотрел на меня, в действительности видя меня первый раз. В его голосе чувствовалось замешательство.

— Нет, — замешательство это плохо, но потом его голос стал нормальным и он пожал плечами. — Нет, пока нет.

Я положила одну руку на полку, прислоняясь к ней. Я не могла скопировать позу Терезы с одним локтем, но по меньшей мере я могла бы позаимствовать немного её небрежности.

— Ты хочешь пойти со мной?

Как оказалось, не стоит соблазнительно прислоняться к книжным шкафам. Полдюжины книг вылетели с обратной стороны в следующий проход. Кто-то крикнул:

— Эй, осторожнее!

— Извините, — крикнула я в ответ.

Я надеялась, что не поранила того, кто был с другой стороны стеллажа — это было бы не удивительно с моим везением: я бы попала в историю как первая девушка из Моргантауна, которая флиртуя совершила убийство.

Я повернулась обратно к Тревору, но он казался больше заинтересованным дырой, которую я создала на полке, чем ответом на мой вопрос. Я посмотрела сквозь неё, чтобы увидеть, на что он смотрит.

Два парня стояли спиной к стеллажу. Казалось, никто не пострадал. Они уже не обращали внимания на книги на полу. Рядом с ними был Гектор.

Я узнала голос Роба Велла. Он был одним из самых популярных парней и обычно не разговаривал с людьми, настолько далекими от его мира, как Гектор.

— Главное в американских девушках, — сказал Роб. — Это то, что они ожидают, что ты будешь впереди. Ты должен стоять на самом деле близко к ним и касаться их, если хочешь привлечь их внимание.

— Ага, — сказал Джефф Савадж. Он был бывшим парнем Терезы и защитником в футбольной команде. — Звони им пять или шесть раз на дню, чтобы показать им, что ты хочешь дружить.

— Часто и неожиданно заходи к ним домой, — сказал Роб. — И если девушка скажет, что ты её преследуешь, значит, ты ей нравишься.

Внезапно это многое объяснило в странном поведении Гектора.

Я действительно не обдумывала свои следующие действия. Я толкнула вперед несколько книг так сильно, как могла. Они ударились в парней с ужасным звуком.

Я облокотилась на почти пустую полку.

— Они ударили вас? Извините, у меня развивается склонность к несчастным случаям, когда я слышу, что парни учат случайных людей преследовать меня.

Роб и Джефф рассмеялись и убежали. Гектор следовал за ними с красным лицом. Библиотекарь подошла ко мне, в её голосе слышалась смесь беспокойства и злости.

— Что здесь произошло?

— Несчастный случай, — сказала я. — Думаю, полка шатается.

Библиотекарь оказалась не настолько легковерной, как Гектор. Я не только должна была собрать книги, но и увидеть Миссис Каллахан, директора. Она прочитала мне лекцию об уважении к школьной собственности, и потом оставила меня после уроков.

— Ты одна из лучших учениц в этой школе, — сказала она мне. — Я ожидаю от тебя большего.

Это было неприятно.

Я пропустила остаток мировой истории, поэтому я пошла к шкафчику, взяла домашнее задание и размышляла во время своего наказания. Меня интересовало, что бы сказал мне Тревор, если бы я не опустошила книжную полку. Он оставил меня на месте преступления, как только библиотекарь пришла кричать на меня. Я испортила все свои шансы с ним? Я была даже не уверена, слышал ли он то, что Роб и Джефф говорили Гектору. В этом случае, я выглядела абсолютным психом, приглашая его на танцы и кидаясь книгами. Он возможно думал, что наше свидание будет состоять из моего общения с невидимыми друзьями и рассказов о моей прошлой жизни в качестве единорога.

О чем я не волновалась, так это о реакции Терезы на то, что я пригласила Тревора. О чем, оглядываясь назад, мне лучше было подумать.

Новости быстро разошлись с помощью СМС.

Я не знаю, как именно Тереза заполучила мою фотографию из школьного альбома, которую сделала администрация, ту, где я стояла рядом с вывеской «Старшая Школа Моргантауна» позируя с Лори в футболках Национального Научного Общества. Но меня бы не удивило, если бы это случилось, когда я оставалась после уроков.

На фотографии, я держала учебник по дифференциальному счислению, а Лори показывала калькулятор, на котором было больше кнопок, чем на клавиатуре компьютера. Мы обе старались выглядеть легкомысленно. Какая ирония. Шутки отличников.