Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Сказка
Показать все книги автора:
 

«Сказки Сан-Марино», Джан Луиджи Берти

Иллюстрация к книге

Паучок-летун

Иллюстрация к книге

С той поры, когда в Сан-Марино жили мальчик по имени Сабатино и маленький, удивительный паучок, прошло целых четыре века.

Сабатино был сыном коменданта крепости Рокка, главной в городе.

Стоит она на вершине горы Титан, над самой пропастью. Три могучие серые башни и крепкие, в три метра толщиной, каменные стены надёжно укрывали санмаринцев от врагов.

Много раз они пытались взять Рокку приступом, и всё напрасно — крепость как была, так и осталась неприступной. Но враги изобретали всё новые хитрости, и дозорные днём и ночью не спали, вели наблюдение. Горе тому, кто задремлет хоть на минуту — не миновать ему жестокого наказания.

Виновных сажали в крохотные тюремные камеры крепости, а потом предавали суду.

Отец Сабатино был человеком суровым, а порой и беспощадным. Даже собственному сыну он никаких поблажек не давал. Не разрешал ему выходить за ворота — поиграть с другими мальчишками.

Сабатино любил отца и понимал, что это нелёгкая служба делала его таким злым.

Но Сабатино, как и все мальчишки, любил поиграть, повеселиться. И вот, чтобы как-то развлечься, он часами бродил по крепости.

Всю Рокку облазил, знал самые потаённые её уголки и каждый камень. Только разве с камнями поиграешь? Да и поговорить и поспорить не с кем.

Порой, после целого дня одиночества, Сабатино вечером ложился в кровать и никак не мог уснуть — всякие грустные мысли лезли в голову. Лежал неподвижно в постели и прислушивался к размеренным шагам часовых да разглядывал причудливые узоры на отсыревшем потолке.

Это капельки влаги постепенно образовали пятнышки, фигурки и узоры.

В один из таких вечеров и произошла необыкновенная история. Мимо Сабатино пролетел паучок, а за ним тянулась серебристая нить.

На этой тончайшей нити паучок и держался в воздухе.

Паучок подлетел к стене, расправил лапки и сплёл новую нить.

По ней он полетел к другой стене, подгоняемый лёгким ветерком, проникавшим в комнату через открытое окно.

— Эх, если б я мог летать, как ты! — с тоской воскликнул Сабатино.

— Знаю, что не можешь, — писклявым голоском ответил паучок. — Думаешь, я могу делать всё, что мне нравится? Ты вот можешь играть на барабане, а я нет. А я так люблю играть на барабане!

Сабатино очень удивился. Приподнялся. Слез с постели и подошёл к паучку.

Иллюстрация к книге

— Это ты со мной говорил? — спросил он.

— Да, я. Позволишь мне остаться тут? Раньше моим домом был старый шлем. Вчера какой-то солдат пришёл и забрал этот шлем, а я еле удрал.

— Вот чудеса-то! — воскликнул Сабатино. — Теперь я смогу говорить с тобой всегда, когда захочу.

С того дня для Сабатино началась новая жизнь.

Он и в самом деле научился играть на барабане, чтобы только порадовать паучка.

А паучок в знак благодарности рассказывал ему об удивительных вещах, которые он видел за стенами крепости, когда летал на своей серебристой нити. Ну, а начинался полёт так.

Сабатино подымался на колокольню крепости, наклонялся немного и отпускал паучка, а тот летел к старинным домам Сан-Марино.

Особенно он любил летать над городом в дни праздников, когда сотни солдат маршировали по улицам в ярких мундирах, со шпагами на боку.

Но вскоре для Сан-Марино снова наступили нелёгкие дни. Вспыхнула война с соседним городом Римини.

Его властитель, князь Малатёста, хотел захватить непокорную республику Сан-Марино.

И вот однажды санмаринцы отбили штурм врагов и взяли с десяток пленных. Всех их посадили в крепость Рокка.

Один из пленных, немолодой уже офицер, почему-то люто ненавидел пауков. Едва их находил, сразу убивал. Он даже отрастил и заострил ноготь на мизинце левой руки. Так ему стало легче расправляться с пауками.

Сабатино теперь всё время беспокоился за судьбу своего друга — паучка.

Порыв ветра, сквозняк могли внезапно унести паучка в камеру пленника, и там бы ему пришёл конец. От страха Сабатино глаз не мог сомкнуть. Думал он, думал и однажды ночью надумал: решил тайком поговорить с пленником.

Иллюстрация к книге

Прокрался к его камере и приник к глазку.

— Эй, пленник, ты меня слышишь? — тихонько спросил он дрожащим голосом.

— Кто там пищит? — пробурчал пленный офицер, спавший на большущей голой доске.

— Тише… Говори тихо, прошу тебя, — прошептал Сабатино. — Я сын коменданта. Это ты убиваешь пауков? За что? Они ведь вовсе даже не злые. И ещё очень забавные. А тебе они не нравятся, да?

В ответ пленник повернулся на бок и громко захрапел. Сабатино, затаив дыхание, пытался разглядеть в глазок, спит ли пленник или же притворяется. Но вот пленник снова пошевелился.

— Не сердись, пленник. Я помогу тебе бежать, только обещай больше не убивать пауков.

— Иди спать, сопляк! Что ты там за ерунду мелешь?

— Клянусь, я говорю правду, — не сдавался Сабатино. — У меня есть ключи от твоей камеры. Сейчас я ими тряхну. Слышишь?

И он тихонько звякнул ключами. Пленный тут же слез с доски и подошёл к двери.

Через глазок Сабатино увидел, что у него большущая спутанная борода и злые глазищи.

У Сабатино от ужаса аж ноги подкосились.

Но он набрался храбрости и показал пленнику ключи. Потом проскользнул в камеру.

Ключи он отдал не сразу — сначала заставил пленника обрезать ноготь на мизинце.

Пленный обрезал ноготь, схватил ключи и вмиг исчез во тьме, бесшумно, как рысь.

На другой день произошло весьма неприятное для Сабатино событие.

А ведь он был мальчуган умный и мог бы заранее догадаться, чем всё это кончится.

Шла война, и республика Сан-Марино была в большой опасности. Ну, а пленник — беглец — не вернулся к своим, а проник в сам город.

Он решил разведать, какие укрепления возвели санмаринцы за крепостью. Ещё он надеялся отыскать слабое место в обороне города и там-то и начать новый штурм. Хорошо, что часовые быстро схватили беглеца и привели к командиру всех войск Сан-Марино.

Отца Сабатино обвинили в тяжком преступлении — он не помешал побегу пленника, сумевшему даже достать ключи от камеры.

Судья подозревал отца Сабатино в измене, и его посадили в ту самую камеру, в которой прежде сидел пленный, вражеский офицер.

Отца Сабатино ждала смертная казнь. Лишь теперь Сабатино понял, что он натворил. Друга-паучка спас, но отец-то по его вине попал в великую беду.

От горя Сабатино готов был головой о стенку биться.

Паучок пытался утешить друга, но безуспешно. Он и рад был помочь Сабатино, да не знал как.

Наконец Сабатино дали свидание с отцом.

— Папа, во всём я виноват, — прошептал сквозь слёзы Сабатино, с тоской глядя на отца. — Я сделал это, чтобы спасти друга-паучка.

Отец Сабатино толком не понял, что сделал его сын и о каком таком паучке он говорит. Всё же в глубине души он был добрым человеком и не стал ругать сына. Пусть уж его самого осудят. Как-никак, а он стойко сражался в боях, и, может, суд не будет слишком суровым.

Шла неделя за неделей, а отец Сабатино всё сидел и сидел в тёмной, сырой камере.

Сабатино почти не выходил из своей комнатки, хоть дни стояли погожие.

Солнышко повисало разноцветной дугой над крепостью, и его лучи золотили крыши домов.

А потом начались дожди и ветра. Сабатино лежал на постели и смотрел в потолок.

Но теперь странные узоры и фигурки казались ему чудищами с квадратными злыми рожами, оскалившимися в хитрой усмешке.

Паучок же летал по городу и в ливень, и даже в бурю. Только затем, чтобы увидеть побольше интересного, необычного.

Вернувшись в крепость, он рассказывал о своих открытиях дружку, и Сабатино на время немного утешался.

Однажды, на рассвете, на город надвинулся сильнейший туман, окутавший и гору Титан и крепость. Дозорные и часовые не видели, что делается в двух шагах от них. Ну, а паучок всё равно отправился в полёт.

И очень скоро вернулся.

— Сабатино, Сабатино, вставай! — воскликнул он в тревоге. — Много-много солдат собираются штурмовать крепостные стены. Они уже совсем близко. Подтаскивают лестницы. Никто из санмаринцев их не заметил. Скорее, скорее!..

Сабатино вскочил, спрыгнул с постели и, как был в ночной рубашке, побежал к новому коменданту Рокки.

Всё это тебе приснилось, мальчик. Иди досматривать свой сон, — не поверил ему Капитан, комендант крепости.

Сабатино, конечно, не мог объяснить Капитану, что весть о врагах ему принёс паучок. Капитан принял бы его за сумасшедшего.

Но он решил не отступаться.

Капитан, я не могу рассказать, откуда я всё узнал! — воскликнул Сабатино. — Только клянусь — город в опасности. Враги из Римини подкрались к самой крепости. Хотят огненной смолой сжечь часовых, штурмовые лестницы готовят. Вот-вот в город ворвутся. Прошу вас, пошлите за стены дозорных — пусть посмотрят. А если я соврал, то заключите в тюрьму и меня. В ту же камеру, что отца.

Капитана поразила твёрдость мальчугана. Он подумал, что, в конце концов, почему бы и не послать взвод солдат на разведку. И приказал солдатам выйти за крепостные стены.

Они заметили врага, и сразу же в городе объявили тревогу.

Иллюстрация к книге

Горожане и солдаты вооружились все до одного, чтобы отразить штурм.

Атака врагов не застала санмаринцев врасплох. После короткого, яростного боя неприятель бесславно отступил.

Вольный город Сан-Марино был спасён.

Несколько дней спустя Сабатино позвал к себе Капитан всех Капитанов Сан-Марино, глава республики.

Он похвалил мальчика за смелость и находчивость. И ещё сказал, что в награду выполнит любую его просьбу.

Сабатино попросил, чтобы освободили отца, помиловали его и снова сделали комендантом крепости.

Глава республики сдержал слово — отца Сабатино вскоре выпустили из тюрьмы.

Когда Сабатино вернулся в крепость, то увидел, как низко над землёй летит по двору его друг-паучок.

Куда это ты собрался? — спросил Сабатино.

Возвращаюсь в свой домик — стальной шлем. Война кончилась нашей победой, войска вернулись в казармы. Солдат взял и положил шлем на старое место, — ответил паучок-летун.

— Ну, а мы скоро увидимся? — забеспокоился Сабатино.

Конечно. Истинные друзья встречаются каждый день. А ведь мы с тобой теперь неразлучные друзья. Так ведь?

Так, только так, — ласково сказал Сабатино.

Иллюстрация к книге

Джеммина

Иллюстрация к книге

Много лет тому назад, когда на горе Титан и у её подножия лепились друг к другу лишь с полсотни домишек, в бедной семье лесника родилась весной девочка.

В день её рождения солнце растопило снег на крышах домов, а весенний ветерок разбудил деревья.

Он легонько тряхнул их и нежно так попросил расцвести.

У девочки были рыжие-прерыжие волосы, голубые глаза и курносый носик, очень похожий на задорный юный бутон. Да и сама девочка напоминала весенний бутон. Потому отец-лесник взял и назвал её Джеммина, что и означает по-итальянски Бутончик.

Джеммина подросла и стала тоненькой, воздушной, как пёрышко, девочкой.

Нередко родные Джеммины вместе со всеми обитателями маленькой деревушки собирались на праздник. Любимым их местом была опушка леса, где росли могучие дубы, тёмные вязы, а на краю луга можно было поиграть в прятки в зарослях можжевельника и дрока.

Но Джеммина больше всего любила танцевать. В густой траве она казалась волшебным красным цветком на длинном стебле. Все хотели танцевать только с ней, прекрасной Джемминой.

Вечером жители маленького селения становились в круг и начинали петь, громко, задористо. Так они отгоняли злых духов от полей, где зрела пшеница, от стада коров, от виноградников на склонах горы и от дремучего леса.

Однажды ранним утром накануне праздника Джеммина вместе с двумя подругами, Ноэми и Лилией, отправилась в каштановую рощу — собрать цветы и потом вплести их в длинные косы.

Так весело бродили они меж древних огромных деревьев, собирали на опушке самые красивые и пахучие цветы. Лес встречал их нежным, как музыка, шелестом ветвей. Листья на верхушках деревьев, колеблемые лёгким ветерком, издавали чудесные сказочные звуки.

Сама Джеммина казалась подружкам лесной феей, а не хрупкой, как стебелёк, девушкой.

— Этот цветок для Нерино! — напевала Ноэми.

— А этот — для Беонио! — вторила ей весёлая Лилия.

— Ну, а я кому этот цветок дам? Сама не знаю, просто не знаю, — откликалась Джеммина, поглаживая лепестки.

— Погадай, спроси у ромашки, кому твой цветок достанется, как зовут того счастливчика, — предложила ей Ноэми.

— Скорей же! Назови каждый цветок по имени и брось его за спину. Цветок, что не упадёт, застынет в воздухе и скажет имя твоего избранника, — подсказала Лилия.

— Боюсь. Вдруг это окажется злой, плохой человек, — отвечала Джеммина, не поддаваясь на уговоры подруг.

— Не бойся. Ну, что ты медлишь?! Попробуй, сорви цветок, — торопили её Ноэми и Лилия.

Джеммина уступила — сорвала незабудку, ромашку и красивый голубой цветок, который прежде никогда не видела. И стала называть имена, бросая один за другим через плечо цветы:

— Лючо… Флавио… Ичилио…

Внезапно, когда она произнесла имя «Терезио» и кинула через плечо голубой цветок, из-за дуба высунулась громадная рука и схватила его. И тут же на опушку выскочил человек в длинном чёрном плаще.

У подружек вырвался крик ужаса, и они прижались друг к другу. А незнакомец захохотал, страшно так:

— Терезио — это я! Вот я и пришёл за тобой, Джеммина. Я твой избранник. Ха-ха-ха!

— Нет. Ты не Терезио. Не пойду с тобой.

Между тем стоило незнакомцу появиться, как вся красота леса мгновенно исчезла и деревья застонали тяжко.

— Я его узнала! Беги, спасайся, Джеммина! — вскрикнула Ноэми. — Это другой Терезио — Чёрный Странник, хитрый обманщик.

— Никуда ты не убежишь! — с усмешкой говорит Терезио. — Твой цветок у меня. Это — залог, твоя судьба в моих руках.

Иллюстрация к книге

Чёрный Странник спрятал цветок в складках плаща и одним прыжком подскочил к девушкам.

Брови у него были густыми-прегустыми, мутно-красные глаза сверкали. Орлиный нос злого волшебника доставал чуть ли не рта и точно сливался с узким подбородком и длинной козлиной бородой. Ноэми и Лилия, крича от страха, побежали в разные стороны и исчезли в лесу.

Терезио был на редкость проворным. Он радостно засмеялся и попытался схватить Джеммину, но она ускользнула от него и понеслась быстрее ветра.

Казалось, у неё вдруг выросли крылья. Ветви деревьев расступались перед ней, и тут же смыкались, цепляясь за плащ Терезио. Они, как могли, мешали ему преследовать Джеммину.

Чёрный Странник уже не смеялся. Он понял, что девушку ему не догнать, но не сдался. Попытался уговорить Джеммину льстивыми речами.

— Пойдём со мной, Джеммина. Я сделаю тебя королевой, и ты будешь жить в прекрасном замке, — вкрадчиво сказал он.

— Не хочу быть королевой. В моих краях нет ни королей, ни принцев, ни королев, — твёрдо ответила Джеммина.

— Я одену тебя в золото и одарю жемчугом.

— Не надо мне ни золота, ни жемчуга. Тоненькая кожица деревьев — вот моя любимая одежда, а цветы — мои жемчужины.

— Но ты любишь танцевать. Лучшие музыканты земли будут играть только для тебя.

— Не нужны мне твои музыканты — самая нежная музыка та, что я слышу в лесу.

И тут вдали послышались голоса:

— Джеммина, Джеммина!.. Где ты?

Голоса приближались. Чёрный Странник испуганно огляделся. Он в последний раз попытался схватить Джеммину, но не сумел: ветка дерева преградила ему путь и он упал на землю.

Злой волшебник мгновенно вскочил, вне себя от бешенства. Выхватил из складок плаща голубой цветок, с яростью сломал стебель и бросил его Джеммине под ноги.

— На, бери свой цветок. Дай его твоему Терезио. Только не танцевать тебе больше. Никогда!..

И он исчез в чаще леса, хохоча, как огромный злой филин. Джеммина подняла голубой цветок, погладила лепестки и поднесла его к лицу. В тот же миг ноги у неё подкосились, цветок выпал из рук, и она со стоном упала на землю. Она попыталась встать, но не смогла. Деревья вокруг замерли.

— Джеммина!.. Джеммина!.. — Голоса слышались уже совсем близко.

Первым к ней подбежал юный Терезио, её сосед по дому.

— Джеммина!.. Джеммина, поднимись, — с тоской молил он девушку.

Подошли и другие крестьяне, стали молча полукругом. Джеммина лежала, словно скошенная серпом, с ногами, согнутыми, как стебель голубого цветка.

Юноша прижал её к себе, поднял на руки и хотел унести. Печальные голоса друзей остановили его.

— Это злое колдовство, злое колдовство.

— Не уходи, Терезио, — мрачно сказала женщина, клонившаяся к земле под тяжестью прожитых лет. На голове у неё был большой тёмный платок, повязанный у подбородка так, что лица не было видно. — Она должна остаться здесь. Это заколдованное место. Только на опушке леса можно до наступления ночи спасти Джеммину от вечного несчастья.

— Терезио, послушай совета мудрой старухи, — прошептали друзья.

Терезио остановился. Вернулся назад, подошёл к огромному пню, поросшему мхом, и осторожно опустил на него девушку. Джеммина пришла в себя, но по-прежнему даже пошевелиться не могла.

— Больше не зазвучит для меня музыка и я уже никогда не буду танцевать! — в отчаянье воскликнула она. — Чёрный Странник отомстил мне. Нет… нет, лучше умереть, чем остаться безногой!

— Не говори так, милая Джеммина! Музыканты ещё сыграют тебе на скрипках и губной гармонике, — утешал её Терезио. — Не говори так! Зло никогда не побеждало. Ты ни в чём не виновата, а я тебя давно уже полюбил…

Между тем старики крестьяне стали совещаться с мудрой, много повидавшей на своём веку женщиной. Она убеждала стариков привести к Джеммине ещё до заката человека, наделённого волшебной силой. Только он сможет разрушить злое колдовство Чёрного Странника. Но где найти такого человека?

На поиски в дальние и близкие селения отправились все, кто слыхал о добром кудеснике.

И вот спустя некоторое время у могучего пня, на котором лежала Джеммина, собрались странные люди, одетые самым причудливым образом.

Они принесли какие-то волшебные травы и напитки.

Появился толстый, неуклюжий знахарь, знаменитый на всю долину.

Он вынул баночку с чудодейственной мазью и смазал ею колени Джеммины. Но это никак не помогло больной.

Потом подошла колдунья. Она гусиным пером, насаженным на гладкую палочку, прочертила на земле магические знаки и велела Джеммине встать.

Девушка попыталась подняться, но сразу же снова упала, заливаясь слезами.

Юный Терезио тоже отправился на поиски. Он ничуть не сомневался, что отыщет человека, наделённого особым, великим могуществом.

— Я поднимусь по крутым скалам на вершину горы, — сказал он Джеммине, гладя ей руки. — Найду старого Марино и попрошу его прийти и вылечить тебя. Буду просить его долго, пока не уговорю.

— Путь туда тяжёлый-претяжёлый, ночь наступит раньше, чем ты взберёшься на гору. Нет, до вершины тебе не добраться, — попытались разубедить Терезио старики. — Пойдёшь длинной дорогой — из сил выбьешься. Пойдёшь короткой дорогой через скалы и обрывы — тебя подстерегут и растерзают дикие звери. Да ещё ты можешь свалиться в пропасть. Отступись, пока не поздно.

Но юноша их не послушал. Он отправился в путь, выбрав короткую, полную опасностей, дорогу.

Часы тянулись медленно-медленно. Лес по-нрежнему стыл в молчании. Старики время от времени поднимали голову и вглядывались в черневшую вдали вершину, не появится ли на ней Терезио.

А чёрная тень уже опустилась с горы и окутывала долину. Близилась ночь.

Когда ярко-красный диск солнца уже наполовину скрылся за горами, вернулся Терезио.

И звери его не тронули, и в пропасть он не свалился. Он привёл с собой крепкого высокого старика — волшебника.

Старик был в простом сером одеянии, подпоясанном верёвкой, и шёл, опираясь на узловатую палку.

— Привет вам, дорогие друзья, — мягко сказал он и подошёл к Джеммине. — Терезио — храбрец из храбрецов! Ради тебя, Джеммина, он одолел скалы и пропасти. А в награду я излечу тебя! — воскликнул волшебник, обращаясь к девушке. Наклонился над Джемминой, нежно погладил её по лбу и молча впился в неё своими огромными глазами.

В лесу радостно зашелестели деревья. Поникшие ветви поднялись и плавно заколыхались. Листья закачались на ветвях и словно стали ещё зеленее.

Иллюстрация к книге

Старый Марино взял Джеммину за руку и велел ей подняться. Джеммина встала, шагнула вперёд, и тут Терезио подхватил её на руки. От нежданного счастья девушка разрыдалась, а все вокруг радостно закричали: «Эв-вива!»

Уже настала ночь. Все жители селения зажгли факелы и в два ряда двинулись за Марино. А сам он всё так же неторопливо шёл назад на вершину горы Титан, где стояла его одинокая хижина.

Иллюстрация к книге

Непокорное перо

Иллюстрация к книге

Как-то раз сидел себе сокол на скале и чистил клювом перья. И вдруг увидел, что на спине у него выросло перо розового цвета.

— Ты-то откуда появилось? — удивился он. И хотел клювом смять его и спрятать среди других серых перьев.

— Спрятать меня, сокол, тебе не удастся. Таким уж я уродилось, — ответило перо и снова распрямилось.

— Теперь мои друзья станут надо мной смеяться… — вздохнул сокол.

— Наоборот, ты сможешь мной гордиться.

Прошло немного времени, и перо стало большим, и оно задорно так топорщилось. А уж каким оно было ярким — даже и описать нельзя! Сокол стал могучим, красивым и очень хвастался этим необычным пером перед другими соколами, а те сильно ему завидовали. И чем дальше, тем больше.

Вот они собрались однажды и решили изгнать из соколиного семейства сокола с розовым пером на спине.

Иллюстрация к книге

На самом-то деле перо вводило в обман многих зверьков, и они принимали сокола за безобидную птицу. И попадали, бедняги, соколу в когти. Понятно, что решение собратьев разгневало удачливого сокола, да и остальные соколы вскоре между собой перессорились.

Тогда перо сказало:

— Я само уйду.

— Нет! — воскликнул сокол. — Не уйдёшь, ты принадлежишь мне, и навсегда.

— Не боюсь я тебя! — отвечало перо. — Ведь боли от когтей я не чувствую и ловкости мне не занимать.