Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Короткие любовные романы
Показать все книги автора:
 

«На балу грёз», Дэй Леклер

Какое грустное «нет», бесцветное, опустошенное. Больно было видеть надломленность этой одинокой хрупкой пленницы в тюрьме из лунного света. Но что он может предложить взамен? Опять тюрьму?! Но тюрьму, в которой они разделят плен. Не выдержав бездействия, Раф разорвал световой круг, поймал Эллу за руку и утянул в мгновенно дарующий свободу мрак.

— Желание, mi alma, — это как голод. Его можно унять, только насытившись. — Раф дотронулся до ее полных мягких губ. Они раскрылись, как будто собираясь захватить его палец. Элла откинула голову. Он зажал ее лицо в ладонях, не давая отвернуться. — Нам не унять этого голода друг без друга. Никогда не утолить свою страсть. Вот и сейчас мы умираем, готовые ценой жизни вкусить запретного плода.

— Тогда лучше умереть. — Элла вырвалась. — В отличие от Евы я не поддамся соблазну.

— Вынуждаешь меня искать удовольствия в других краях?

Девушка вздрогнула.

— Значит, поиски жены — это серьезно?

— Мне тридцать пять. Не пора ли?

— Откуда мне знать?! Только вот почему, — Элла оттолкнула его руку, чтобы разорвать связь если не душевную, то хотя бы физическую, — ты пришел сюда? Ты всегда был низкого мнения о «Золушкином бале». Не нашел места получше?

— Я пришел, чтобы выяснить наши отношения. Знаешь ли, трудно идти вперед, если прошлое не осталось… в прошлом.

— И как ты собираешься это сделать? — распалялась Элла.

— Начнем с того, что проведем этот вечер вдвоем. И поговорим.

— Нет, только не сегодня!

Глаза Рафа сузились. В словах Эллы сквозило отчаяние. В чем дело?..

— Но я настаиваю. — Он небрежно пожал плечами. — Не перечь мне. Так будет лучше для тебя самой.

— А если нет? — не отступала Элла, устремив на него немигающий взгляд.

Какая сила и упорство! Элле всегда была свойственна твердость характера. Она не боялась трудностей и, не задумываясь, помогала всем, кто нуждался, — качество, ставшее чуть ли не камнем преткновения в их отношениях. Странно, но ему было приятно, что она осталась верна себе.

— Почему ты появился на сцене именно сейчас, Раф? — вопрошала она. — Столько воды утекло.

— Я так некстати? — невинно поинтересовался он.

— Представь себе. — Ее голос предательски дрогнул.

Раф нахмурился. Опять эта нотка отчаяния. Тут что-то не так. И дело не в нем. Но в чем же?

— Мой приход так подпортил тебе бал?

Или есть другая причина? Ты что-то скрываешь?

Он заметил, как бешено забилась жилка на ее шее.

— Ничего, — прошептала Элла. Смятение исказило ее тонкие черты.

Догадка каленым железом вошла в его сознание.

— Madre de Dios[?]! He лги мне! Хотела найти себе мужа сегодня?! — Его руки тисками сдавили ей плечи. — Отвечай!

Элла безмолвствовала, затем подняла голову и пристально взглянула ему в глаза.

— Возмущаешься? А сам? Разве не за этим явился?

Усилием воли Раф ослабил хватку и теперь гладил обнаженные плечи, а не причинял боль. Все идет наперекосяк, но ярость и гнев мешают ему разобраться в причине.

— Почему, Элла? — спросил он спокойнее. — Почему столь безрассудный поступок?

— Безрассудный? Элла Монтегю встречает на «Золушкином балу» мужчину своей мечты — что туг безрассудного? — холодно сказала она, вновь надев маску ледяного равнодушия. — Это нормально.

— Нормально?! — Серебристые глаза гневно заблистали. — Выскочить замуж за человека, которого до этого и в глаза не видела, — нормально? Вздор! Будь моя воля, «Золушкины балы» давно бы канули в Лету.

— Оно и видно. Ты же спишь и видишь, как все летит в тартарары.

— Но пока еще не летит? — Дьявольская улыбка не смягчила выражение его лица.

— Как тебя понимать?

Раф не спешил успокоить ее тревогу:

— Хотелось испытать более цивилизованные средства. Оказалось, они ни на что не годятся. И сейчас я стою перед выбором…

Брови Эллы изумленно поднялись.

— С каких пор ты стал задумываться, прежде чем ударить побольнее? Да неужто в тебе сострадание проснулось?

Раф рывком притянул Эллу к себе. И с неудовольствием отметил, что она смотрела на него без тени страха. А откуда, собственно, мог быть страх? Как бы он ни выходил из себя, она знает, он никогда не обидит ее.

— Если мне чуждо сострадание, вини только себя.

— Теперь ты не сможешь меня в этом убедить, как и в исполнении твоих бесчисленных угроз, — мягко возразила Элла.

— Как бы потом не плакать горючими слезами, — изрек он грозно. — Если я до сих пор не дернул за все ниточки, не принимай это за слабость.

Элла рассмеялась, и ее смех освежил пустыню его души. Было время, он жил ради этого смеха.

— Вот уж слабости за тобой я никогда не замечала. — Оживленное настроение покинуло ее. — Раф, зачем ты здесь — на самом деле?

Настал решающий момент. Что выбрать: отомстить или сначала утолить эту сжигающую их страсть? Одно ее присутствие лишало его спокойствия. Когда они танцевали, уже высеклись первые искры. Раздуть их легко: один поцелуй — и вспыхнет огонь. Что дальше — он-то знает: подбрасывай поленьев — и разгорится пламя. Жаль, ненадолго. Но такова природа огня: как бы жарко ни пылал он, все равно погаснет, умрет и превратится в хладный пепел.

Стоит ли ломать голову, если финал один: этот бал — последний, который дают Монтегю. Раф пожирал Эллу взглядом. Глупо отказываться от того, что само идет в руки. Элла хочет замуж — он спасет ее от этого безумства. И вместе с тем докажет и ей, и ее родителям, что «Золушкин бал» опасный самообман.

— Зачем ты пришел? — повторила Элла. — Что тебе нужно?

Раф крепче стиснул объятия и прошептал;

— Мне нужна жена, mi alma. И подыщешь мне ее ты.

Глава вторая

Элла уставилась на Рафа. Он уничтожает ее. Методично, шаг за шагом убивает ее надежду любить и быть любимой. Подыскать ему жену? Она? Как можно так ранить ее после всего, что было? Или ему все равно? У Эллы пересохло во рту. Может, она не так поняла?

— Ты серьезно?

— Вполне. — В его объятиях все здравые мысли куда-то улетучивались. Элла попробовала вырваться. Раф опустил руку совсем низко и еще крепче прижал Эллу к себе. — Сыщи мне невесту.

— Каким образом? — От напряжения голос Эллы стал хриплым. Раф если и заметил, то не подавал виду. — Бегать из комнаты в комнату, трубя во все трубы?

— Ну зачем же? За годы кое-какой опыт наверняка набрался. Разве «Золушкин бал» — это не сваха для сонма одиноких сердец?

— Да, но…

— Ну так назначаю тебя моей личной свахой. А как другие находят себе пару?

— Не знаю, честно, не знаю, — уверяла Элла под его скептическим взглядом. — В такой роли я еще не выступала.

— Учись. — Раф не клюнул на отговорку. — С чего все начинается?

— Со знакомства, наверное. — Элла припоминала прошлые балы. — По-моему, большинство заранее знают, что за человек им нужен. Составляют даже список необходимых качеств.

— Список?! Гм, как практично. — Глаза Рафа блестели. — И себе мужа будешь искать со списком? Как в магазине?

— Вряд ли. — «О чем они говорят?!» — Хотя, безусловно, есть качества, которые важны для меня.

— Чем не список покупок? — Раф не дал ей возмутиться. — Но кто я такой, чтобы спорить со специалисткой?!

«Сумасшествие какое-то!» — Раф!

— Нет-нет, пусть все будет по правилам. Коль список залог успеха — извольте. Итак, — его пальцы отрывисто щелкнули, подобно затвору охотничьего ружья, — во-первых, она должна…

— …до мозга костей быть женщиной, — не удержавшись, ввернула Элла.

Ответом ей послужила мимолетная улыбка.

— Не просто женщиной, amada. Она должна быть особенной. — Его указательный палец обрисовал полукружие щеки Эллы, голос понизился. Благодаря акценту его слова звучали как песнь, песнь соблазна. — С огоньком в глазах.

Негодование захлестнуло Эллу, и она попыталась избавиться от искусно сплетенных им чар. Что он себе воображает? Что у нее нет чувств? Сначала не выпускает из цепких объятий, каждым взглядом, словом, прикосновением сводит на нет ее и без того хрупкую защиту, лишает способности разумно рассуждать, а потом, сил не жалеючи, хладнокровно расписывает женщину своей мечты! Женщину, которую она должна найти!

— С огоньком? — сухо переспросила она. — И что же мне делать: заглядывать в лица всех женщин в поисках огненных глаз?

— Блесни талантом, — скривился Раф. Элла перевела дух. Зачем она связывается с ним? Знает же: спорить с ним — бесполезно.

— Вот эта?.. Как, достаточно страстные глаза? Или та?

Раф еще крепче обнял ее, прижавшись сильным и твердым телом к ее нежному и мягкому.

— Что, я слишком притязателен? Еще у нее должен быть хороший вкус, отзывчивый характер. Можно с острым язычком. Но участливая к людям.

— Ты — о женщине! — с сомнением спросила Элла. — Зачем тебе жена, Раф, заведи собаку.

На этот раз колкость достигла цели.

— Мне не нравится твое отношение, — его голос заскрежетал наждаком по металлу. — Хочешь найти мужа этим вечером?

— Предположим. — После их встречи Элла уже не знала, чего она хотела.

— Пока у меня не будет жены, считай, твои руки связаны. А теперь за работу.

Элла стиснула зубы. Послать бы его к черту, если б не предостережение: начни она увиливать, он сумеет ее вразумить. Еще есть время найти жениха, успокаивала она себя. Правда, не так много. Сдать Рафу с рук на руки его идеал, и можно с легким сердцем пускаться на поиски. Элла закусила губу.

— Ты прав. К делу. Что еще должно быть в твоей избраннице?

— Еще… ум и сила.

— Словом, искать бугрящегося мускулами гения в юбке, преданно любящего, как собака? — Элла простодушно улыбнулась. — Верно?

— Amada, так мы ни к чему не придем. — Укоризненный взгляд Рафа проникал в самую душу. — Где твоя вера в «Золушкин бал»? Или ты больше не веришь?

— Почему не верю?! — Как он попал в самую точку! Лишь бы не докопался до истины, молила Элла, как близка она к тому, чтобы отказаться от всего, не догадался, что сегодня в последний раз она вверяется волшебному могуществу судьбы. — Я верю, — твердила она, как если б слова, произнесенные вслух, приобретали особую весомость, — верю.

Его глаза сузились, и он согласно кивнул.

— Хорошо. — Его рука скользнула к виску Эллы, запуталась в пушистых завитках. — Так о чем это мы?

От его прикосновения Элле стало трудно дышать.

— Мы обсуждаем твою будущую жену, — заплетающимся языком сказала она.

— Ах, да. Что еще добавить?

В раздумье рука Рафа пустилась в путешествие по ее шее. Элла мелко задрожала и сдавленно выдохнула:

— Хватит. Список и так длинный.

— Ну что ж. — В его бархатистом голосе послышался смех. — Кстати, моя слабость — темненькие. Запомнишь?

— На всю жизнь. Что еще?

Раз от разу прикосновения Рафа становились все настойчивее, откровеннее. Если в скором времени он ее не отпустит, она позорно повиснет у него на шее и будет умолять не отпускать никогда.

— И последнее.

С облегчением и одновременно с сожалением Элла закрыла глаза.

Его пальцы плавными движениями спустились вдоль изгиба ее спины и обхватили одну из ягодиц.

— Когда я ее целую, то отклик должен быть таким же страстным, как…

Не успела Элла догадаться, к чему он ведет, как Раф пригнул голову и захватил ее губы. Жар вскипел в венах, взорвался — и Эллу охватило пламя, сдержать которое было выше человеческих сил. Еще миг — и ей уже не хотелось ничего сдерживать. Кормить языки пламени, делать их больше, ярче, жарче — и так до тех пор, пока не останется ничего, кроме наслаждения.

Элла вцепилась в рубашку Рафа и почувствовала, как под ладонями стучит его сердце — стремительно, бешеными толчками. Его руки стали тверже стального троса, объятие — таким же необузданным, как и он сам. Сколько лет прошло, а она хочет его так же сильно. Сопротивляться, разрушить приготовленную им ловушку! Но правда в том, что она ждала этой минуты с тех самых пор, как увидела его у дверей зала.

Как давно он не целовал ее… Странно и невероятно, но она помнит все. И этот неуловимый, такой пьянящий аромат. И требовательность его жгучих губ. И свой, из самых глубин, отклик на его дерзкие прикосновения. Элла отыскала крошечный шрам на верхней губе Рафа. Легкая дрожь его тела подсказывала ей, что в ее объятиях он чувствует то же, и луч надежды затеплился в ее душе.

— Теперь ты понимаешь, — опалил он шепотом ее губы, — как это должно быть между мужчиной и женщиной? Отдаться другому — да как можно, когда ты словно воск в моих руках!

Слова Рафа кольнули ее в самое сердце.

— Учишь меня, а сам туда же: вздумал жениться на первой встречной! — Взгляд Эллы стал презрительным. — Или для мужчин все по-другому?

— Для некоторых, может быть.

Раф не уточнил, относился ли он сам к тем некоторым. Но страсть в его глазах не оставляла сомнений: он не успокоится, пока не заполучит ее. И чтобы утихомирить свое желание и вырвать ее согласие, он ни перед чем не остановится.

Словно в ответ на ее мысли, Раф сказал:

— Да, amada, знаю, ты дорогого стоишь.

— А как же огнеокая брюнетка, которую ты заказал?

— Ах, это. — Раф намеренно опустил дымчато-серые глаза.

— Да, это.

— Не узнаешь? — Он смерил Эллу насмешливым взглядом. Пульс ее участился. — Я описал тебя.

— Интеллектуалка с пудовыми плечами, по-собачьи… Я?! — растерялась она.

— К сожалению, да, — усмехнулся Раф. — Но в своем благородстве я закрою глаза на эти явные недостатки.

Неверие с надеждой по очереди атаковали Эллу.

— Разыгрываешь?

— Нисколько. Тебе нужен муж, мне — жена. Почему бы не пойти навстречу друг другу?

Элле показалось, что она очутилась на краю пропасти. Поверить Рафу — все равно что шагнуть вниз; ошибиться — все равно что почувствовать на себе спасительные руки и, выскользнув из них, полететь дальше, зная: ничто не остановит свободного падения, ничто не отвратит удара о каменную твердь.

Элла совсем смешалась. Никогда она не чувствовала себя такой уязвимой.

— Ты… ты…

— Да, делаю тебе предложение. — Мягкий, обволакивающий тон усиливал магию его слов. — Выходи за меня, Элла. Согласись, мы оба этого хотим. Не один год. Сколько можно смотреть друг на друга, прикасаться и сходить с ума от неудовлетворенности?

Элла тряхнула головой. Нет. Никогда. Опять все сначала, когда, можно сказать, все раны затянулись.

— Ты не любишь… не можешь любить меня. Ты забыл…

— Я забыл?! — Рафа обуяла ярость, ярость человека, жаждущего отмщения. С видимым усилием он прогнал — надолго ли? — приближающийся шторм гнева. — То, что было между нами, — уже история. Забудь об этом, Элла, и ответь: ты хочешь выйти сегодня замуж?

— Я подумывала об этом.

— Ты выдала себя, — взвился он. — Можешь не отнекиваться. Ты готовилась к этому, да?

— Ладно, да!

Миллион чувств сменились на лице Рафа так быстро, что Элла не успела уловить их значение.

— Что толкает тебя так беспечно играть жизнью?

Элла моментально возненавидела его за то, что он поставил ее перед лицом правды, заставил посмотреть на себя со стороны и признать: отчаяние, страх одиночества — вот что толкает ее. Но она никогда не признает этого перед ним.

— Я рассчитывала влюбиться и выйти в эту ночь замуж, — уклончиво ответила Элла, — так же, как родители. Как сотни других людей, которые встретились на «Золушкином балу». Что же тут беспечного?

Его пальцы исполнили восхитительный вальс на ее обнаженном плече.

— Это тебе не грозит, mi alma, — был вкрадчивый ответ.

— Почему? — всполошилась Элла.

— Разве тебе есть что предложить другому мужчине? — Он безжалостно тянул паузу. — Твое сердце принадлежит мне.

— Нет!

— Брось! Ты сама недавно это доказала. Так выдать себя одним поцелуем!.. Мысль, что он проник в тайники ее сердца, сразила Эллу.

— Раф, отпусти меня, — взмолилась она. Тщетные мольбы. Ясно как Божий день: он давно определил их судьбу.

— Не могу, — подтвердил он ее опасения. — Брак на бумаге — бесчестно. Тот другой возненавидит тебя. Пойми, наконец!

Ком подкатил к горлу — Элла молча качала головой.

— Послушай, — не отступал Раф. — Эта тяга между нами — неожиданность для нас обоих. Когда я шел сюда, у меня и в мыслях не было, что, увидев тебя, я испытаю такое.

— Да уж, не романтические чувства гнали тебя, — с ожесточением сказала Элла.

— Не тебе говорить! Разве сама не считала, что наши прежние отношения в прошлом? Но нет. Ничего не изменилось.

Слезы поражения блеснули в Эллиных глазах. Вот и конец. Раф украл у нее надежду встретить счастье на «Золушкином балу».

— И что дальше?

— Ничего особенного. Пойдем по проторенной дорожке, поженимся.

Вот опять. Элла никак не могла поверить в серьезность его слов. Невольно она вцепилась в его мускулистые руки. Раф был воплощением самой силы, дикой, неукротимой.

— Так не годится, Раф.

— Очень даже годится. Это практично. И обещаю… — легкими, нежными поцелуями он обрисовал контур ее губ и внезапно остановился, оставив ее с ощущением потери и томления, — ты получишь удовольствие от нашего брака.

Элла опустила взгляд, пока расплавленное серебро желания в его глазах вконец не лишило ее рассудка. Она будет бороться, она собьет его с задуманного курса.

— О каком браке может идти речь?

— Но где мы? На «Золушкином балу»? На ночи волшебства и чудес, — не моргнув глазом напомнил Раф, — где исполняется неисполнимое.

— С другим человеком — может быть, — не осталась Элла в долгу. — Только не с тобой. Ты ведь не веришь в это. И пришел за другим. Ты пришел замутить воду. Поздравляю, тут ты мастер.

Раф прижал Эллу к груди, положил ее голову на свое плечо. Сколько раз он держал ее вот так. И, кажется, никогда это не было так правильно, так необходимо. Его близость и возбуждала, и успокаивала; прежний откровенный сексуальный призыв стал нежнее, мягче. И вновь мысли Эллы о сопротивлении были изгнаны его поцелуем.

— Amada, тебя никто не спрашивает. Желай не желай другого мужчину — все напрасно. Разве не ты говорила, что волшебство бала действует и на сложные пары? Отчего не поверить, что оно коснется и нас? И что бы меня сюда ни привело, быть вместе нам на роду написано.

Элла подняла голову. Ее душа жаждала верить в его слова.

— Будь ты другим, я бы согласилась. Я верю, «Золушкин бал» способен изменить любого человека… — Элла вдруг умолкла. Не пора ли отбросить геройство и вести себя умнее?

— Что же ты, договаривай! — Как холод бесплодную долину, мрачная опустошенность сковала Рафа. — «Золушкин бал» способен изменить любого человека, но не меня?

— Не тебя. — Ясные глаза Эллы, сейчас подернутые горечью, в упор смотрели на него. — Ты слишком черств, безжалостен, холоден. Никому не доверяешь, всех подозреваешь, а свои чувства держишь на замке.

Впервые с момента их встречи его строгое лицо осветила широкая улыбка, только усилившая страдания девушки.

— Какой комплимент.

— Вот-вот. — Она сделала попытку оттолкнуть его. — Что для меня черное, для тебя — белое.

— Ну что ж, чтобы пойти на компромисс, счастливее обстоятельства не придумаешь. — Раф вернул голову Эллы на свое плечо.

Элла устала рваться на волю и расслабилась.

— Давай начистоту, Раф. У тебя нет веры. Моей же на двоих не хватит. А бросать дело на волю случая не хочу.

— Что бросать на волю случая? — Раф удивленно поднял бровь.

— А то: как только удовлетворишь свое любопытство, ты обозлишься на себя, да и на меня — и все потому, что одной сумасшедшей лунной ночью потерял голову.

— Любопытство, говоришь? — Внезапная ярость захлестнула Рафа. Он нащупал и приподнял ее грудь, словно взвешивая. — Это зовется любопытством?! — Раф пристально смотрел Элле в глаза, теребя большим пальцем затвердевший сосок. — Не прикидывайся, amada.

Элла тяжело задышала. Можно сколько угодно уповать на небеса, но невозможно скрыть сладкую истому, которую он вызывал к жизни, истому, которая срывала последние покровы благовоспитанности. Элла беспомощно схватила руку Рафа. Когда он к ней прикасался, ее мысли шли вразброд, и Раф знал это, знал и играл на ее беззащитности, чтобы подчеркнуть свою правоту.

— Так нечестно! Я признаю, что хочу тебя. Обжигающая лихорадка, очень похожая на ее собственную, полыхнула в глубине его глаз.

— Да и как бы ты могла отрицать? Твое желание так же очевидно, как и мое. — Раф еще крепче прижал ее бедра к своим. — И я так же уязвим, как и ты.

Элла собралась с силами. Она должна настоять на своем. Уступишь хоть немного — и случится непоправимое.

— Это ничего не меняет. Однажды утром ты откроешь глаза и поймешь: секс не избавил от злости; ты окажешься в ловушке и возненавидишь меня. Постепенно твоя ненависть отравит нашу жизнь. Не стану я ждать неизбежного. Я себе не враг.

— Какая прозорливость, — процедил он.

— Так ты согласен, что пора остановиться? — От этой безжалостной пытки, когда надежда сменялась разочарованием, впору было задохнуться. — Ты отпустишь меня?

Страдание исказило черты Рафа. Очень медленно он покачал головой. На лице появилось выражение непримиримости.

— Если бы я не вызывал у тебя никаких чувств, я бы еще подумал. Не навязываться же…

Жребий брошен, поняла Элла, надеяться на что-то — без толку.

— И ради сиюминутного удовольствия ты готов поступиться нашим будущим?

У Рафа был торжественный вид, словно над ним распростерлась длань судьбы.

— Порой «сейчас» — это все, что нам дано. Кто знает, что принесет завтра. Твое предсказание — лишь один из возможных путей.

— Самый вероятный. Он не спорил.

— За другого ты не выйдешь, — был спокойный и уверенный ответ.

— Выйду! — само собой вырвалось у Эллы, выдавая слишком многое тем, с какой силой и отчаянием это вырвалось.

Замерев, Раф весь обратился в слух.

— Вряд ли ты стремишься к замужеству ради замужества.

Теперь Элла держала язык за зубами. Раф нахмурился.

— Dios! Это и вправду важно для тебя, amada? Зачем тебе понадобился муж?

— Тебя это не касается. Причем давно.

— Сожалею, но уже касается. — На смену его недавней ярости пришла заботливость, едва не погубившая Эллу окончательно.

— Раф, одумайся.

— А что? — мягко спросил он. — Откуда такое рвение надеть ярмо брака на свою белоснежную шейку?

— Какая разница, — отмахнулась она. — Я должна найти мужа, и точка.

— Должна? — Раф свел брови, схватил ее за плечи, морщины у рта обозначились еще резче, когда он ястребиным взглядом смерил ее сверху донизу. — Ты что, беременна? Ищешь папочку? Поэтому так не терпится замуж?

— Не пори чушь!

Тревога разом покинула его.

— Отрадно. Ребенок осложнил бы дело.

— Чужого ребенка растить не стал бы?

Раф с философским видом пожал плечами.

— В любом случае он был бы не чужим, а нашим.

Легкость, с которой он отнесся к такой возможности, изумила Эллу.

— Тогда что?