Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Научная Фантастика
Показать все книги автора:
 

«На рассвете времён», Чарльз Робертс

Появление человека

Это было тоже на рассвете времен, но позже, позже, может быть, на две, на три сотни тысяч лет. Теперь по свежей, зеленой, юной земле, до того могучей, что она залила даже полюсы тропической роскошью цветов и деревьев, бродили чудовищные млекопитающие.

Царство исполинских ящериц окончилось.

Немногие представители их породы, колоссальные и все еще ужасные, ютились в обширных, одетых туманом, и покрытых тростниками саваннах, сохранившихся еще от предыдущих веков.

И страшным казался исполин, теперь поднявший свою огромную трирогую голову над покрытой лилиями поверхностью стоячей заводи. Он медленно двинулся к берегу. Там он остановился. Постояв, колосс вытряхнул дождь брызг из впадин своей громадной, странно защищенной головы.

Его холодно бешеные глаза, сидевшие в похожих на очки роговых выпуклостях, осматривались во все стороны; казалось, он чувствовал присутствие врага. Его исполинский нос, загнутый, точно клюв попугая, высоко поднялся, нюхая воздух. Потом гигант открыл свой страшный рот и закричал; раздался вой, похожий на рев аллигатора и на рыкание тигра, но гораздо громче.

И вот, в ответ на этот вызов из заросли бамбуков вышло огромное черное животное и остановилось, глядя на короля ящериц, динозавра, своими маленькими, злыми свиньи-ми глазами. Старый мир столкнулся с новым. Титанический представитель исчезавшей расы динозавров встретился с одним из тех млекопитающих, которых природа пробовала создавать.

Окружающая картина казалась подходящей рамкой для их встречи. Отдаленный берег заводи частью представлял болото с густыми зарослями, частью саванну, поросшую тростником и цветущими травами, которые поднимались на пятнадцать, двадцать футов. Ближайший — покрывала земля, смешанная с песком и одетая короткой золотисто-зеленой травой; ее усеивали островки бамбука, юбы, и манговых деревьев с примесью колючих акаций, снабженных страшными шипами.

Иллюстрация к книге

Король ящериц — динозавр, имевший двадцать футов длины и около восьми высоты, был одет мощной броней и тяжело ступал на колоннообразные ноги. Его коричневую с желтым кожу вдоль шеи и плеч усеивали остроконечные роговые выпуклости. Его громадный мясистый хвост, длиной футов в семь и при основании толщиной фута в два, постепенно суживался к концу и волочился по земле. Страннее всего в динозавре была его чудовищная и страшная голова. Начиная от конца жесткого клюва, голова эта постепенно расширялась и во лбу достигала пятифутовой ширины; общая ее длина была более семи футов. На ней сидели три рога, — один на носу, другие два как раз над глазами; страшно толстые при основании, они были остры на концах.

Шею и плечи чудовища защищали роговые пластины, похожие на щиты гигантской черепахи.

Противник динозавра был не так странен, зато еще плотнее. Он имел не более двенадцати футов в длину, и его короткий хвост походил на какую-то завитую подвеску. В высоту он достигал только семи футов. Его слоновые ноги, казалось, могли действовать с изумительной ловкостью. Голова животного служила его самой характерной чертой. Длинная, массивная, с плоским носом, она была вооружена не только шестью рогами, сидевшими попарно, но и убийственными клыками, в роде моржовых, но гораздо короче и острее их. Первые два рога животного помещались на конце его широкого носа; это были просто костяные наросты, и с их помощью оно только выкапывало коренья, как свинья, которая отыскивает трюфели. Вторая пара рогов, сидевшая на середине длинной морды, над глазами, имела около восемнадцати дюймов длины и служила страшным оружием; третья пара была не менее страшна; она возвышалась на черепе, как рога антилопы. Маленькие впалые глаза страшилища злобно поблескивали.

Несколько минут оба чудовища смотрели друг на друга с инстинктивной ненавистью. Динозавру казалось, будто новый пришелец ворвался в его владения; кроме того, его раздражал неприятный кисловатый запах животного, сильно отличавшийся от острого мускусного аромата его собственной породы.

В свою очередь динотерий был в хроническом состоянии злобы. Он жил одиноко; остальные товарищи выгнали его из стада за дурной нрав. Видя, что противник не двигается, он страшно захрюкал; так могло бы хрюкать целое стадо рассерженных свиней. Потом, опустив вооруженную морду в траву, он быстро подбросил целый фонтан промокшей земли.

Королю-динозавру это показалось невыносимым оскорблением. С жестоким ревом он двинулся вперед, перекачиваясь и сотрясая землю. С новым хрюканьем и втрое быстрее пресмыкающегося черный динотерий кинулся ему навстречу, опустив голову, как нападающий бизон. Они сшиблись, — но не голова с головой, как надеялся динозавр, который тогда победил бы наверно. Черный незваный гость был хитер: в последнее мгновение он отскочил, быстро повернулся, с ловкостью, невероятной для создания его сложения, и ринулся на плечо исполина с яростным движением кабана. Однако, динотерий ударил в край той непроницаемой брони, которая защищала динозавра. И его удар пропал даром. Громадное тело, твердо стоявшее на широко расставленных колоннах-ногах, слегка качнулось, динозавр кашлянул и наклонился, чтобы подставить свои ужасные рога под второй удар. Черный противник отступил. Он стоял, взрывал почву и визжал от злобы.

На странный поединок смотрели два зрителя. На вершине ближайшего дерева сидела странная птица, ростом с нашего фазана и покрытая голубыми и розовыми перьями. Ее длинный суставчатый хвост походил на хвост ящерицы; по два плоских красных пера сидело, одно против другого, под прямыми углами на каждом его суставе. На концах плечевых сочленений ее крыльев виднелись хватающие, рукообразные когти, как у летучих пресмыкающихся. Ее прямой, сильный клюв был вооружен острыми зубами. Птица открывала и закрывала его с большим волнением и пронзительно кричала, точно призывая всех прийти посмотреть на бой.

Другой зритель совсем не волновался. Это был скорее крупный, обезьянообразный человек, чем человекообразная обезьяна.

Загадочное существо сидело на ветке, как раз над сражающимися, и одной из могучих, волосатых рук держалось за сук над головой. Все его тело покрывали густые коричневые волосы, похожие на шерсть; только на голове они казались настоящими волосами, длинными и волнистыми. Плечи странного существа были массивны, а руки так длинны, что, когда оно стояло, они доходили до его колен. Человек имел короткие, толстые, сильно согнутые ноги. Кисти его рук покрывали волосы вплоть до второго сустава пальцев, но они походили на человеческие, а не на обезьяньи, потому что толстый первый палец был противопоставлен остальным своим собратьям, а не сидел параллельно с ними. Плоская голова человека с низким узким лбом, с очень острым лицевым углом походила на обезьянью; переносица его плоского, широкого носа с большими ноздрями почти не выдавалась; массивные челюсти выступали вперед. Глаза же под тяжелым лбом смотрели с выражением, совсем не похожим на холодный механический взгляд динозавра или на мерцающий взгляд его черного противника.

Человек наблюдал за сражающимися задумчиво и немного презрительно. Свободной рукой он держал ветку акации, усаженную громадными шипами и потрагивал острые кончики колючек, точно раздумывая, какое употребление он мог бы сделать из них. Он не сочувствовал ни одному из бойцов: оба были его врагами.

Динозавр остановился, поворачиваясь головой к своему быстрому противнику, который кружил около него, надеясь выбрать минуту, чтобы сбоку наброситься на врага. Это надоело хладнокровному наблюдателю на дереве. Сломав громадную ветку, чело век изо всей силы кинул ее прямо в морду динозавра. Король ящериц принял это за новое оскорбление со стороны черного врага и с воем кинулся на него, надеясь пригвоздить противника к земле и затоптать его до смерти.

Это дало черному динотерию удобный случай. Точно кабан, он бросился вперед и ударил динозавра в бок между плечом и задними ногами. Тот остановился, покачнулся, — однако, не упал. Черный враг заметил, что его рога не могли пробить защищенной броней кожи. Он отступил и ударил своими страшными, острыми, как кинжалы, клыками в ребра чудовища. Но бивни не могли разрезать тела ящера, как обычно; они засели в его мясе, и пока динотерий старался освободиться для нового нападения, чудовищный колосс оправился. Его черный враг забыл о массивном и страшном хвосте исполина. Внезапно он взвился и ударил динотерия по ногам с силой паровой бабы, обрушив на них тяжесть в полтонны, ноги подогнулись, и раньше чем динотерий успел подняться, динозавр вонзил все свои три рога в его горло и грудь. Хлынула кровь; динотерий издох. Исполин освободился и пошел через свою мертвую жертву, похожий на катящуюся гору. Он не стал есть кровавого мяса, а только понюхал его; для травоядного создания этот запах был нестерпим. Подойдя к деревьям, король ящериц опустил голову и принялся чистить клюв о жесткую траву, как птица.

Это движение открыло складки незащищенной кожи на задней стороне его шеи, что и заметил молчаливый наблюдатель-человек. Ему захотелось попробовать, не может ли он ранить такого исполинского и так хорошо защищенного врага. Свесившись на ногах и на одной руке, он с силой бросил колючий сук акации во впадину кожи.

Исполин пришел в бешенство: со страшным ревом, спугнувшим синюю птицу, он стал отчаянно трясти головой, потом принялся кататься на спине, надеясь освободиться от колючек, проникших под его щит; но, это только еще глубже вгоняло в тело шипы. Движения динозавра были так страшны, что человек из предосторожности поднялся повыше.

Вдруг чудовище, опустив голову как можно ниже, кинулось к стоячему болоту и через несколько мгновений с громким всплеском исчезло под поверхностью, потом снова всплыло и быстро двинулось к заросли на противоположном берегу, вероятно, надеясь там найти какой-нибудь старый пень, который помог бы ему избавиться от мучения. На краю заросли его встретил такой же ящер, только поменьше, и они вместе исчезли в спутанной чаще высоких болотных растений.

Иллюстрация к книге

Человек вышел из своего убежища с обломком громадного сука в руке. Вдруг до его слуха донесся громкий зов. Он повернулся и увидел свою подругу с ее маленьким на руках; она стояла под деревом и знаками звала его к себе. Заметив, что он ее понял и подходит, она быстро поднялась в ветви. Он вскарабкался вслед за ней на самую верхушку дерева, поднимавшегося выше всех окружающих; с него открывался вид на низины и луга, лежавшие позади заводи. Она показывала на пастбища; их усеивали большие, черные рогатые животные, такие же, как то, которое было убито при нем. Это были бродячие стада динотериев.

С неудовольствием увидел их человек.

Он сам недавно пришел на берега большой лагуны, и место понравилось ему: тут было много плодов и, к тому же, он не нашел здесь ни следа своих самых страшных врагов: исполинских и неумолимых черных пещерных львов и рыжих медведей. Решив, что это хорошее место, человек выстроил убежище для себя и для своей семьи на высоком дереве. Из перевитых ветвей он устроил грубую, но прочную, площадку и усыпал ее довольно мягкими, тонкими ветками и побегами. Такая же, но более легкая, площадка над головой служила крышей и не пропускала воды; густая листва заменяла боковые стены.

Несколько дней два динозавра не показывались, а стада динотериев оставались на лугах, где животные паслись и пили воду из медленного источника, пересекавшего луга. Она была лучше солоноватой воды лагуны.

Но раз коричневая мать, держа ребенка на руке, собирала плоды на берегу, в то время, как человек вдали осматривал границы своих новых владений. Подняв голову, женщина увидала над собой ужас — динозавра; его холодные, безвыразительные глаза неподвижно смотрели на нее из роговых рамок. Она повернулась, чтобы бежать, и натолкнулась на товарку чудовища, которая была поменьше, но такая же страшная. Позади женщины стояла непроницаемая стена колючих акаций. Оставалось одно убежище — ближайшее дерево, правда, слишком маленькое, но достаточно высокое, чтобы она могла очутиться вне доступа ужасных рогатых, неподвижных морд. С ловкостью обезьяны женщина взобралась на деревцо и скорчилась в букете его листьев. Тонкий ствол качался под ее тяжестью. Прижимая коричневого ребенка к сердцу, она пронзительно кричала. Человек услышал этот зов и крикнул в ответ, а потом побежал молча, чтобы не тратить дыхания. Но до приюта матери и ребенка было далеко, а подруга динозавра, особенно злобная, терлась о дерево; оно качалось, но не сразу подалось. Тогда оба исполина стали подрывать его корни рогами; они часто делали это, чтобы добыть плоды, слишком высокие для них. Дерево наклонилось, его верхушка коснулась земли.

Коричневая мать перепрыгнула через страшные рога; она думала, что освободилась, но исполинский хвост ударил ее; она упала без чувств. Второй удар и — большая нога самки динозавра раздавила женщину и плакавшего ребенка.

Человек увидел конец трагедии и сразу понял, что все окончено. Он хрипло простонал… и замолк, но слепо бросил свою палицу в ближайшее чудовище. Один из ее острых сучков попал в глаз подруги динозавра и разбил его. Она закричала от боли, и оба чудовища двинулись на человека.

Он медленно побежал; его отчаяние превратилось в холодную ненависть и решение отомстить. Он вел их за собой, ощущая горячее зловонное дыхание. Он давал почувствовать динозаврам, что они сейчас нагонят его и таким образом манил их до окраины луга. В этом месте, утомленный необычным усилием, король ящеров внезапно мрачно остановился. Сделав прыжок вперед, человек схватил две пригоршни песка и гравия и изо всех сил бросил их в холодные глаза динозавра. Средство подействовало; полуослепленный исполин забыл об усталости и помчался вслед за своей подругой.

Эти исполины были тупы; они воображали, что поймают человека, а между тем он ловко лавировал между группами кустов и тростников.

Динозавры проломились через последнюю кайму кустов и листвы и выбежали на покрытый короткой травой луг, а человек все еще был перед ними совсем близко; они снова бешено погнались за ним.

Стадо динотериев внезапно перестало щипать траву. Посмотрев на двух исполинов, мчавшихся к ним, динотерии пришли в движение. Двуногого они почти не заметили: он показался им таким незначительным.

Человек сразу увидел, что стадо двигалось в известном порядке, готовясь к встрече с опасностью. Крупные защитники-самцы вышли вперед. Матери, собрав всех детенышей в одно стадо позади себя, образовали второй ряд, что-то вроде резерва; они были не так массивны и не так сильны, как самцы, но их одушевляла непобедимая материнская ярость.

Иллюстрация к книге

Человек бесстрашно пробежал через первую линию, потом повернул вправо и, обогнув передний ряд динотериев, остановился.

Два сердитые динозавра потеряли из виду свою жертву и остановились в глупом изумлении. Только тут они заметили наступление черных животных, и это снова возбудило их неразумную злобу. Перекачиваясь, они побежали им навстречу. Человек увидел это и засмеялся.

В следующую секунду рогатые черные животные наступили на противников. Динозавры наносили страшные удары вправо и влево, разрывали тела врагов, топтали их ногами. Со своей стороны, динотерии с хрюканьем и безумным визгом резали бока исполинов острыми бивнями. Динозавры, стесненные с обеих сторон, размахивали своими страшными хвостами и сбивали целые ряды израненных жертв, пролагая таким образом путь к линии защитниц.

Черные матери сплотились, кинулись на страшные рога, свалили динозавров, давя чудовищ, поглощая их в груде своих тел. А самцы динотерии тем временем резали и били бока врагов. Оба динозавра исчезли для человека. Несколько минут страшная гора исполинских животных билась конвульсивно, потом стадо черных матерей раздалось, и яркое солнце осветило то, что осталось от двух колоссальных властителей прежнего мира. Раненые динотерии разошлись, чтобы оправиться или умереть по воле природы. Матери вернулись к детенышам. Уцелевшие динотерии нюхали лежавшие горы мяса. Удостоверившись, что победа полная, они принялись пожирать добычу. Обыкновенно питавшиеся травами и корнями, они, как свиньи, крысы и люди, не держались определенного образа питания и, по-видимому, считали, что мясо динозавра может отлично идти рука об руку с травой.

Человек стоял шагах в пятидесяти и смотрел. Он не боялся. Он знал, что ему без труда удастся спастись от этих животных. Как ни был он незначителен и мелок перед ними, он все же презирал этих исполинов и чувствовал себя их господином. Он перехитрил двух властелинов ранней эпохи, завел их в ловушку и отомстил им, а динотерии послужили ему только оружием.

Человек повернулся к ним спиной, уверенный, что тонкий слух даст ему знать, если одно из этих созданий захочет преследовать его, и пошел к лесу. Но он постарался оставить свое дерево в стороне. Ему не хотелось подходить к пустому дому. Он решил вернуться в области за лагуной туда, где жили рассеянные члены его рода. Там он найдет другую подругу.

На опушке леса он снова обернулся и посмотрел на черное стадо, послужившее ему орудием мести.

В эту минуту в нем родилось желание иметь сыновей. Смутное сознание неисчислимых будущих задач шевельнулось в его уме. Но он не испугался. Он решил, что будет так воспитывать своих детей, чтобы они, наконец, отыскали средство побеждать даже силу пещерного льва и хитрость огромного бурого медведя…

Иллюстрация к книге