Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Эпическая фантастика
Показать все книги автора:
 

«Последствия», Чак Вендиг

Трейси — за то, что сводила меня на мой первый фильм из серии «Звёздных Войн» («Империя наносит ответный удар» в кинотеатре для автомобилистов!).

Маме — за то, что покупала мне прекрасные игрушки фирмы «Кеннер».

Мишель и Бену — за то, что сопровождали меня в этой безумной гонке на спидерах, сделав ее в десять раз круче, чем она есть на самом деле.

Благодарности

Писатель подобен Хану Соло — капитану корабля, который ничто без команды. И потому я должен поблагодарить всех, кто помог этой книге появиться на свет: Шелли Шапиро, Джен Хеддл, Гэри Уитта, Джейсона Фрая, Дэвида Кека, Пабло Идальго и моего агента Стэйшу Деккер. Спасибо также некоторым моим друзьям-писателям, которые не дали мне сойти с ума: Кевину Хирну, Делайле С. Доусон, Стивену Блэкмуру, Таю Френку, Адаму Кристоферу, Джулии Хатчингс, Мюр Лэфферти, Дж. К. Хатчинсу и Сэму Сайксу. И наконец, спасибо сообществу поклонников «Звёздных Войн» за то, что получали удовольствие от общения со мной в Твиттере (GeekGirlDiva, речь о тебе).

Собственно, спасибо всем в Твиттере, поскольку без социальных сетей я вряд ли вообще взялся бы за написание этой книги.

*чокается с вами стаканом голубого молока*

Прелюдия

Сегодня день нашего торжества. Мы одержали победу над злодеями и угнетателями, дав нашему Альянсу — как и всей Галактике — шанс вздохнуть полной грудью, радуясь успехам в обретении свободы, которую отобрала у нас Империя. Коммандер Скайуокер сообщил о смерти Императора Палпатина и его подручного Дарта Вейдера.

Но, несмотря на праздничное настроение, еще не время для отдыха. Мы нанесли сокрушительный удар по Империи, и теперь пришла пора в полной мере использовать пробитую нами брешь. Возможно, Империя лишилась своего оружия, но сама она продолжает жить, и ее железная хватка сжимается на горле свободомыслящих народов по всей Галактике, от Корусантского Ядра до самых дальних систем Внешнего Кольца. Мы должны помнить — борьба продолжается. Наше восстание закончено. Но война… война только начинается.

Адмирал Акбар

 

Корусант

Тогда:

Площадь Монументов.

Цепи с лязгом ударяются о шею Императора Палпатина. Веревки, словно арканы, обматывают торс статуи. За них тянет неистово ревущая толпа. Каменное изваяние не двигается с места, и над толпой поднимается разочарованный ропот. Но потом кто-то набрасывает цепи на два мощных спидера, и слышится гудение запускаемых двигателей. Толпа вновь начинает тянуть…

Раздается звук, похожий на хруст гигантской кости.

В основании памятника появляется трещина.

Радостные возгласы. Крики. А затем…

Аплодисменты — изваяние с грохотом валится на землю.

Голова отламывается и катится, врезаясь в фонтан. Во все стороны летят темные брызги. Толпа хохочет.

А потом — рев клаксонов. Мигающие красные огни. Сверху пикируют три аэроспидера — Имперская полиция. В красно-черных шлемах отражается мерцающий свет.

Никаких предупреждений. Никаких требований замереть неподвижно.

Лазерные орудия на носу спидеров открывают огонь. Рассекая толпу, воздух прочерчивают красные молнии. Падают обожженные тела.

Но собравшихся на площади не запугать. Это уже не просто толпа, но разъяренная стая. Подобрав с земли обломки статуи Палпатина, они швыряют их в аэроспидеры. Одна из машин сворачивает, пытаясь увернуться от летящего камня, — и врезается в другую. Та перестает стрелять. Жители Корусанта взбираются по каменному шпилю позади обоих спидеров, на котором выбиты имперские основы — порядок, контроль и власть закона, — и начинают прыгать на полицейские машины. Одного полицейского в шлеме вышвыривают за борт. Другой выбирается на капот спидера и начинает стрелять из двух бластеров, но каменный обломок попадает ему в шлем, и слуга закона летит на землю.

Еще два спидера поднимаются выше, продолжая обстреливать толпу.

Крики, огонь, дым.

Двое — отец и сын, Рорак и Джак — поспешно укрываются за поваленной статуей. Звуки кипящего на площади Монументов боя не утихают. Вдали виден огненный шлейф, вспышки бластерных выстрелов. Рекламный щит высоко в небе внезапно подергивается сеткой помех.

Мальчику всего двенадцать стандартных лет, и он еще слишком юн, чтобы сражаться. Он умоляюще смотрит на отца, и сквозь грохот доносится его крик:

— Но ведь боевая станция уничтожена, папа! Битва закончилась!

Всего час назад они сами были свидетелями предполагаемого конца Империи и начала лучшей жизни.

Взгляд мальчика полон замешательства — он не понимает, что происходит.

Но Рорак все понимает. Он слышал истории о Войнах клонов, которые рассказывал ему отец. Он знает, что такое на самом деле война. Бесконечная череда войн — это на самом деле только одно, вспыхивающее раз за разом и лишь для удобства разделенное на части сражение.

Много лет он не говорил сыну об истинном положении вещей, внушая тому идеализированную надежду: «Наступит день, когда Империя падет, и, когда у тебя появятся свои дети, все будет уже совсем иначе». И день этот действительно мог наступить. Но сейчас требуется иная, жестокая правда:

— Джак, битва не закончилась. Битва только начинается.

Он крепче прижимает к себе сына.

Потом вкладывает обломок статуи в ладонь мальчика.

И подбирает с земли еще один.

Часть первая

Сейчас:

Черноту космоса прочерчивают звездные линии.

Из гиперпространства выныривает маленький одноместный стархоппер. Такие предпочитают всяческие нежелательные элементы во Внешнем Кольце — пираты, букмекеры, охотники за головами и те, за чью голову назначена награда. Корабль всякое повидал на своем веку — крылья и хвостовое оперение в шрамах от плазмы, на носу вмятина, словно от пинка имперского шагохода. Так проще остаться незамеченным.

Впереди планета Акива — маленькая, покрытая бурыми и зелеными полосами, в пелене клубящихся густых облаков.

Пилот — Ведж Антиллес, некогда Красный-лидер, а теперь… теперь у него нет официального звания. Все совсем по-другому, по-новому, и неизвестно, чего ждать.

Здесь так хорошо. И спокойно.

Никаких СИДов. Никаких выстрелов наперерез его Х-истребителю. Собственно, нет и самого Х-истребителя, и, хотя он любит летать на таких, все же неплохо сделать передышку. Никакой Звезды Смерти — при мысли о ней

Глава первая

Ведж вздрагивает, поскольку сам помогал уничтожить две таких. Иногда воспоминания о тех днях наполняют его гордостью, иногда же на него накатывает чувство, будто бой продолжается до сих пор. Но не сегодня.

Сегодня все спокойно.

Веджу нравится спокойствие.

Он достает инфопланшет и, нажав кнопку сбоку, просматривает список. При этом нажать ее приходится несколько раз, прежде чем планшет включается, — остается лишь надеяться, что, когда все закончится, они наконец получат новую технику. Каким-то образом в планшет умудрился попасть песок, отчего и заедают кнопки.

Он пробегает глазами по перечню планет. Так… посмотрим… пока что он побывал на пяти. Флоррум. Рилот. Хинари. Абафар. Райдония. Эта планета, Акива — шестая в длинном списке. Слишком длинном.

На сей раз это была его идея. Каким-то образом остатки Империи продолжали сопротивляться даже спустя месяцы после уничтожения их второй боевой станции. У Веджа сложилось впечатление, что они переместились во Внешнее Кольцо, — достаточно знать историю, чтобы понять, что первые ростки Империи появились именно там, вдали от систем Ядра, вдали от любопытных глаз Республики.

Ведж поделился своими мыслями с Акбаром и Мон Мотмой:

«Может, они теперь снова там? Прячутся?»

Акбар отметил, что это вполне разумно. В конце концов, планета Мустафар кое-что значила для имперского руководства — по слухам, именно там Вейдер захватил в плен нескольких джедаев, пытками выбил из них некую информацию, а потом казнил.

Теперь Вейдера больше нет. И Палпатина тоже.

«Я почти у цели», — думает Ведж. Как только удастся найти линии поставок, подпитывающие имперцев, он почувствует себя намного лучше.

Он включает передатчик и пытается выйти на связь с командованием.

Ничего.

Возможно, связь не работает. Корабль старый.

Ведж нащупывает на поясе личный коммуникатор и, нажав кнопку, пробует поймать сигнал.

И опять — ничего.

К горлу подкатывает комок, и на мгновение ему кажется, будто он падает в пустоту. Ибо все это может означать только одно — сигнал блокирован.

У некоторых продолжающих орудовать здесь криминальных группировок есть технологии, позволяющие проделывать это локально, — но только не тут, в околопланетном пространстве. Лишь у одной группы есть подобные возможности.

Ведж стискивает зубы. Дурные предчувствия быстро оправдываются — впереди, словно острие ножа, возникает выходящий из гиперпространства звездный разрушитель. Ведж включает двигатели. Нужно отсюда убираться.

Рядом с первым звездным разрушителем плавно появляется второй.

Приборная панель стархоппера начинает мигать красным.

Его заметили. Что делать?

Как там всегда говорил Хан? «Просто лети непринужденно». Корабль замаскирован не просто так — на вид он вполне мог бы принадлежать какому-нибудь второсортному местному контрабандисту. Акива — рассадник криминала. Коррумпированные правители-сатрапы. Разнообразные группировки, соперничающие за ресурсы и возможности. Хорошо известный черный рынок — когда-то, десятилетия назад, у Торговой федерации тут располагалась фабрика по производству дроидов, а это означает, что, если кому-то понадобится незарегистрированный дроид, его вполне можно здесь купить. Собственно, именно тут приобрел многих своих дроидов Альянс повстанцев.

И все же новая дилемма: что дальше?

Лететь к планете, чтобы провести воздушную разведку, как предполагалось изначально… или проложить курс назад, к Чандриле? Что-то явно происходит. Два звездных разрушителя, появившихся ниоткуда. Заблокированная связь. Все это не просто так — значит, он нашел что искал.

А может, и намного больше.

И это, в свою очередь, означает, что пора думать, как отсюда смыться.

На прокладку курса, однако, потребуется несколько минут. Полет внутрь Галактики со стороны Внешнего Кольца — это вам не просто длинный прыжок от одной точки к другой. На пути могут подстерегать бесчисленные опасности — облака туманностей, поля астероидов, оставшиеся после всевозможных стычек и сражений скопления звездного мусора. Меньше всего Веджу хочется оказаться у края черной дыры или в центре зарождающейся сверхновой.

В приемнике слышится треск.

Его вызывают.

По связи раздается четкий имперский голос:

— Говорит звездный разрушитель «Бдительный». Вы вошли в космическое пространство Империи. — («Здесь не территория Империи, — думает Ведж. — Что все это значит?») — Назовите себя.

Подобно электрическому разряду, его пронизывает страх. Пускать пыль в глаза, врать — не его стихия. Какой-нибудь прохвост вроде Соло смог бы даже джаву убедить купить мешок с песком. Ведж — пилот. Но все же на подобный случай Калриссиан сочинил для него легенду. Откашлявшись, он нажимает кнопку:

— Говорит Гев Хессан, пилот стархоппера НН-87 «Бродяга». — Он передает идентификационные данные. — Пересылаю коды.

Пауза.

— Назовите цель вашего визита.

— Доставка легкого груза.

— Какого груза?

Заготовленный ответ — «компоненты для дроидов». Но тут это может и не пройти. Ведж быстро размышляет: «Акива. Жарко. Влажно. В основном джунгли».

— Детали для осушителей.

Мучительная пауза.

Навигационный компьютер ведет расчеты.

Еще немного…

В динамике раздается другой голос — женский. В нем звучит сталь, и он нисколько не мелодичен. Явно представительница некой власти — или по крайней мере та, кто считает, будто этой властью обладает.

— Гев Хессан, — говорит она. — Номер пилотского сертификата 45236. Деваронец. Так?

Все правильно. Калриссиан знает Хессана. Этот контрабандист — простите, «законопослушный пилот и бизнесмен» — возил контрабандный товар, помогая Лэндо строить Облачный город. И он в самом деле деваронец.

— Все верно, — отвечает Ведж.

Снова пауза.

Компьютер уже почти завершил расчеты — остается не больше десяти секунд. На экране мелькают цифры…

— Забавно, — говорит женщина. — Судя по нашим данным, Гев Хессан умер в имперской тюрьме. Что-то не сходится.

Гиперпространственный компьютер заканчивает расчеты.

Ведж толкает рычаг вперед…

Но корабль лишь вздрагивает, потом еще раз и начинает медленно дрейфовать в сторону двух звездных разрушителей. Значит, они включили лучи захвата.

Ведж поворачивается к пульту управления орудиями.

Если он хочет отсюда выбраться — сейчас или никогда.

Адмирал Рей Слоун смотрит на приборную панель и в иллюминатор. Черная бездна, белые звезды — словно маленькие проколы в покрывале. А среди них, будто брошенная на покрывало детская игрушка, — маленький истребитель дальнего радиуса действия.

— Просканируйте их, — говорит она.

Лейтенант Нильс Тотвин поднимает взгляд и подобострастно улыбается.

— Так точно, — отвечает он с той же натянутой улыбкой на желтушном лице.

Тотвин — типичный представитель тех, из кого теперь состоят имперские войска. Многие лучшие погибли, а те, кто остался, скорее подобны отбросам вроде листочков и веточек на дне чашки спайсового чая. Но все же он выполняет приказы, а это уже кое-что. Слоун порой задумывается о том дне, когда Империя начнет разваливаться по-настоящему. Войска станут делать что хотят и когда хотят. Хаос и анархия. Как только это произойдет, как только кто-то из стоящих наверху решит пойти своим путем — все они обречены.

Тотвин сканирует стархоппер, который медленно, но неумолимо подтягивается все ближе лучом захвата. На экране перед лейтенантом возникает голографическое изображение корабля, словно создаваемое невидимыми руками. Нижняя его часть светится красным.

— Хессан заряжает орудийные системы, — в голосе Нильса чувствуется паника.

Слоун хмурится.

— Успокойтесь, лейтенант. Оружия на стархоппере недостаточно, чтобы… — Внезапно она прищуривается. — Это же не то, о чем я думаю?

— Что? — переспрашивает Тотвин. — Я не…

Ее палец перемещается к переднему концу голограммы, обводя широкий закругленный нос истребителя.

— Вот это. Пусковая установка. Протонная торпеда.

— Но стархоппер не оборудован… ох!

— Кто-то явно подготовился к бою. — Она протягивает руку и снова включает передатчик. — Говорит адмирал Рей Слоун. Я все вижу, пилотишка. Готовишь парочку торпед? Дай догадаюсь: ты думаешь, будто протонная торпеда ненадолго выведет из строя наш луч захвата и позволит тебе сбежать. Возможно, это и так. Но не забывай, что у нас на «Бдительном» достаточно оружия, чтобы превратить тебя не просто в обломки, но в мельчайшие частицы вроде брошенной в темноту горсти пыли. Твой расчет не сработает. Выпустишь свою торпеду — мы выпустим наши. Даже если успеешь раньше… — Она цокает языком. — Что ж, если хочешь попробовать — пробуй.

Слоун приказывает Нильсу взять стархоппер на прицел.

Просто на всякий случай.

Но она все же надеется на разум пилота. Вероятно, это какой-то разведчик повстанцев, шпион, что само по себе выглядит глупо — хотя и не столь уж глупо после того, как заново построенная Звезда Смерти разделила судьбу своей предшественницы.

Тем больше поводов сохранять бдительность, как и предполагает название ее корабля. Встреча на Акиве не может закончиться неудачей. Она должна состояться и принести плоды. Вся Империя стоит на грани, на краю обрыва, который грозит осыпаться, превратившись в щебень и пыль.

Она в буквальном смысле чувствует, как давят на нее обстоятельства — словно упертый в спину кулак, выталкивающий воздух из легких.

У нее есть шанс отличиться.

Шанс изменить судьбу Империи.

«Забыть о прошлом».

Воистину.

 

Ведж вздрагивает, чувствуя, как отчаянно бьется, подобно ионным импульсам, сердце в груди. Он знает, что она права. Время играет не в его пользу. Он хороший пилот, возможно один из лучших, но Сила ему не подвластна.

Если он выпустит те две торпеды, они ответят из всех орудий. И тогда уже не имеет никакого значения, удастся ли ему вырваться из луча захвата. У него будет не больше секунды, чтобы ускользнуть от обстрела.

Что-то явно происходит. Здесь, в космосе над Акивой. А может, и внизу, на поверхности планеты.

Если он сейчас погибнет — никто не узнает, что именно.

А значит, нужно действовать по уму.

Он отключает питание торпед.

У него другая идея.

 

Ангар номер 42.

Рей Слоун стоит на застекленном балконе, глядя на собравшийся внизу батальон штурмовиков. Все они, как и Нильс, далеко не идеальны. Те, кто получил высшие оценки в Академии, отправились служить на Звезду Смерти или на флагманский корабль Вейдера «Палач». Половина из присутствующих даже не окончила Академию — их раньше времени отозвали с учебы.

Впрочем, вполне хватит и их — пока. Впереди в космической бездне дрейфует стархоппер, заключенный в невидимые объятия луча захвата. Он медленно движется мимо выстроившихся в ряд СИД-истребителей (половины того, что им требуется, и трети того, что она бы предпочла сама), в сторону штурмовиков.

У них численное превосходство — на стархоппере, вероятнее всего, только один пилот. Возможно, еще второй, максимум третий член экипажа.

Корабль подплывает все ближе.

«Кто ты?» — думает Слоун. Кто внутри этой маленькой жестянки?

Ее мысли прерывает яркая вспышка, затем все вокруг содрогается — стархоппер внезапно начинает светиться голубым светом, начиная с носа.

А потом взрывается россыпью пылающих обломков.

 

— В любом случае, — говорит лейтенант Тотвин, — они не хотели, чтобы их обнаружили. Полагаю, они предпочли быстрый конец.

Слоун стоит среди дымящихся останков истребителя. Пахнет озоном и дымом. Два сверкающих черных дроида-астромеха с гудением поливают обломки противопожарной пеной, гася последние языки пламени. Им приходится объезжать около полудесятка неподвижно лежащих тел штурмовиков в треснувших шлемах и обугленных нагрудниках. Рядом валяются сломанные бластерные винтовки.

— Не будьте наивным, — хмуро отвечает она. — Да, пилот не хотел, чтобы его обнаружили. Но он все еще где-то здесь. Если он не желал, чтобы мы уничтожили его там, в космосе, — вы всерьез думаете, что он так рвался умереть здесь?

— Это могла быть самоубийственная атака. С максимальным ущербом…

— Нет. Он здесь, и явно недалеко. Найдите его.

Нильс отрывисто, нервно кивает:

— Есть, адмирал. Так точно.

Глава вторая

— Нужно поворачивать назад, — говорит Норра. — Прокладывай другой курс.

— Ну уж нет, — усмехается Оверто. Половина его темного лица обезображена переплетением шрамов, о происхождении которых у него каждый раз имеется новая байка — лава, вампа, выстрел из бластера, надрался кореллианского рома и свалился лицом на горячую плиту. — Госпожа Сассер…

— Теперь, когда я дома, предпочитаю вновь называться по мужу — Уэксли.

— Норра, вы заплатили мне за то, чтобы я доставил вас на эту планету. — Он показывает в иллюминатор. Там ее дом — или то, что когда-то им было. Планета Акива. Над джунглями и горами лениво клубятся облака. Выше, словно пара мечей, висят два звездных разрушителя. — Что еще важнее, вы не единственный мой груз. Свою работу я сделал.

— Нам велели разворачиваться. Блокада…

— Которую очень хорошо умеют обходить контрабандисты вроде меня.

— Нам нужно вернуться в Альянс… — Она тут же поправляется: — В Новую Республику. Они должны знать.

Внезапно рядом с двумя звездными разрушителями появляется третий.

— У вас там семья?

Женщина коротко кивает:

— Потому я и здесь.

«Потому я и дома».

— Тут всегда было рискованно — Империя уже много лет занимает Акиву. Не так, как сейчас, но… они здесь, и придется с этим что-то делать. — Он наклоняется к ней. — Знаете, почему я назвал этот корабль «Мотылек»?

— Нет.

— Когда-нибудь пытались поймать мотылька? Сложить ладони, погнаться за ним, поймать? Белого мотылька, коричневого, любого? Не выйдет — они всегда ускользают. Туда-сюда, вверх-вниз, влево-вправо. Словно кукла на веревочках. Вот и я такой же. Как и мой корабль.

— И все равно мне это не нравится.

— Мне тоже, но в жизни полно неприятных вещей. Хотите снова увидеть свою семью? Значит, вариантов нет. Да и время не терпит, — кажется, они только явились. Может, за ними прибудет кто-то еще.

Его здоровый глаз вспыхивает полубезумным блеском. На месте другого — безжалостная красная линза в обрамлении плохо подогнанного кольца, закрепленного на покрытой шрамами коже. Он улыбается, обнажая кривые зубы. Ему действительно нравится.

«Контрабандисты», — думает она.

Что ж, она заплатила за билет.

Пора ехать.