Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Любовная фантастика
Показать все книги автора:
 

«Отмеченная: Начало», Бьянка Скардони

Осторожнее выбирайте тех, кому доверяете, ведь даже Дьявол когда-то был Ангелом.

Предисловие

Самые опасные враги не те, кто прячется за спиной, а те, которые идут рядом, притворяясь друзьями. Они окутывают вас паутиной заблуждений, создавая вокруг мир, полный лжи. Вы никогда не увидите их настоящего лица, укрытого множеством скрупулёзных и изощренных масок, которые они меняют, как змея кожу.

Мой враг шёл рядом со мной, держа меня за руку, и поцелуй, который коснулся моих губ, на куски разнёс мой мир. Я не замечала дымовой завесы, противясь судьбе, от которой бежала, слишком испуганная, чтобы начать другую жизнь. Бег лишь приближал меня к ним. Возвращал туда, где всё началось, к неизбежным неудачам и падениям. Чтобы всё разрушить, хватило одного неверного шага. И они были в нужном месте и ждали — жаждущие и готовые похоронить меня под обломками.

Сцена была уже готова.

И актёры расставлены.

Всё было обманом, а я ни о чём не подозревала.

Глава 1

Да святится имя Твоё

Кованые ворота скрипнули, когда туманным вечером через них проехал черный седан и повёз нас по извилистой дороге к дому моего дяди, поместью Блэкберн. Внушительное здание из серого камня, построенное в Бароновском стиле, принадлежало нашей семье более века и имело все атрибуты настоящего дома с привидениями: викторианские арочные башенки, плющ, стелющийся по стенам, и забор с заостренными шипами, окружающий всю территорию.

Это был, вероятно, один из самых мрачных домов в городе, и на секунду я задумалась о том, чтобы попросить водителя отвезти меня обратно в больницу — мысль, которая быстро перешла к воспоминаниям об обязательных сеансах групповой терапии и захудалом питании, которое они имели наглость называть едой.

Но всё, что угодно, было лучше, чем это место.

Последние шесть месяцев я пряталась от людей в психиатрической клинике, страдая от того, что врачи называли «отрыв от реальности из-за травматического события». А «отрывом от реальности» было моё утверждение, что на меня напал вампир.

Да, я знаю, что вы сразу подумаете — вампиров не существует. Они не убивают вашего отца посреди ночи в то время, как вы можете только беспомощно наблюдать и бессильны их остановить. Конечно нет, если вы живете в этом маленьком мире, который мы называем «реальностью» — именно это мне повторял врач, снова и снова, как анти-психические мантры, пока они не поверили, что и я верю в это, и, наконец, подписали бумаги об освобождении.

Но я знаю, что видела.

Седан остановился у подъездной дороги, мой дядя Карл уже стоял на крыльце, торжественный и бдительный, словно ворон, сидящий на жердочке. Его руки были плотно скрещены за спиной, именно так, как я помнила.

Без сомнения, он был братом моего отца, разделяя с ним схожие тёмные волосы в сочетании с чёрными глазами. Тонкая белая прядь возле ушей нарушала аккуратно зачесанную назад прическу, выдавая его истинный возраст, который он так умело скрывал.

Мне часто говорили, что я очень похожа на них (Блэкберн до мозга костей), такие же тёмные длинные волосы, струящиеся волнами по спине, худое телосложение, светлые глаза своеобразного серого оттенка. Я всегда кривилась, когда люди говорили мне, что я похожа на отца, ведь я девочка, а девочки не должны быть похожи на своих отцов. Девочки должны быть похожи на матерей или фей, кукл Барби и прочую лабуду.

Я сорвала с ушей наушники и собрала вещи, когда водитель открыл для меня дверь. Первым желанием было запрыгнуть обратно, когда его рука потянулась ко мне, хотя я быстро расслабилась, поняв, что он лишь пытается помочь и не собирается обезглавить меня ребром ладони.

Разумеется, было еще несколько нерешённых вопросов.

Я сделала вдох, чтобы успокоиться, и жестом дала знать, что справлюсь сама. Я вышла из машины, волоча свою необъятную сумку. Водитель улыбнулся, как ни в чём ни бывало, и вернулся к багажнику, вынимая мои оставшиеся вещи — один маленький красный чемодан.

Все мои пожитки за семнадцать лет жизни были сокращены до: одной большой спортивной сумки и отвратительного чемодана. Как бы парадоксально это ни звучало, раньше я была своего рода девушкой, которая делала покупки каждые выходные и беспокоилась о своей одежде, или о том, как выглядит в тот или иной день. В последнее время мне стало плевать. Я просто упаковала самое необходимое и сказала риелтору пожертвовать остальное на благотворительность.

— Привет Джемма, — поприветствовал меня дядя, когда я направилась вверх по ступенькам. Он не расщедрился на объятия. — Добро пожаловать домой.

Было как-то странно слышать эти слова, которые больше не относились ко мне и не должны были прозвучать из его уст. Возможно, это потому, что он заставил меня взглянуть в лицо реальности. Последние шесть месяцев были каким-то вечным кошмаром, в котором я застряла и просто ждала, что кто-то разбудит меня и скажет, что ничего из происходящего не было реальным, и все будет хорошо. Потому что больше ничего не было в порядке. Это было далеко от хорошего, и, как оказалось, безобидное слово делает это всё ещё более реальным.

Жизнь, которую я знала и любила, ушла, как и мой отец. И это не изменят никакие слова.

*  *  *

Внутри дома огромное фойе было обклеено бледными текстурными обоями, сочетающимися с панелями из красного дерева, и невероятная парадная лестница с тёмно-красной ковровой дорожкой. Всё в доме кричало о богатстве и наследии. Даже в воздухе витал резкий запах дуба и шалфея, извещая о своем статусе и истории. Я чувствовала себя здесь очень маленькой. Подавленной. Лишней.

Я стояла, прижав к себе сумку, не в состоянии оторвать взгляд от вымощенных деревом полов, впиваясь взглядом в затейливую люстру и размышляя, смогу ли я когда-нибудь чувствовать себя здесь как дома.

— Идём за мной, — произнёс дядя, отрывая меня от моих мыслей. — Я покажу тебе твою комнату.

Я последовала за ним вверх по лестнице на второй этаж, где мы прошли в мрачный коридор, и, не сказав ни слова, пошли мимо дверей и верениц портретов благородных мужчин, которые поразительно были схожи с моим отцом. Моя комната находилась в конце коридора. Экскурсия могла быть и лучше, хотя я не винила дядю. По правде сказать, меня не очень интересовало увидеть все входы и выходы в этом доме. Я просто хотела распаковать свой скудный запас вещей и поселиться куда-нибудь, что отдаленно сможет напоминать спальню.

— Надеюсь, тебе понравится, — сказал он, открывая двойные двери моей новой спальни цвета сливы, которая, по крайней мере, была в раза два больше моей старой комнаты.

Я потеряла дар речи, увидев панорамные окна, открытую террасу, кровать с балдахином королевских размеров и элегантную чёрную мебель. Это сильно отличалось от консервативно белого, к которому я привыкла за последние месяцы, и это было просто невероятно.

— Потрясающе.

Он с трудом сдерживал улыбку.

— В шкафу висит одежда для школы, а в ванной ты найдешь всё необходимое.

— Ты купил для меня одежду? — спросила я с заметным удивлением. Почему бы и не удивляться, если он выглядит как человек, который не отличит валик от скалки?

— Ну, я выписал чек, если это имеет значение.

— Имеет, — сказала я, пожимая плечами.

Неловкий момент молчания прошёл.

— Отлично, оставлю тебя распаковываться. Уверен, ты очень устала от поездки, — сказал он, поправляя воротник рубашки. Казалось, он спешил уйти. — Мой кабинет находится справа по коридору, если тебе что-нибудь понадобится.

Я кивнула, закинув свою сумку на кровать и внимая глубине стен, окружающих меня. Я хотела потеряться здесь, затаиться и забыть обо всём, что со мной случилось. Я хотела забыть о горе и неопределённости, стереть те страшные моменты, которые навсегда оставили неизгладимый след в моей памяти. Я хотела забыть всё.

— Дядя Карл, — позвала я, когда он уже начал закрывать дверь. Я дождалась, чтобы он просунул голову. — Я просто хотела сказать вам спасибо за то, что приняли меня. Я знаю, вы не обязаны этого делать.

Он сделал пару шагов обратно в комнату.

— По-другому и быть не могло, Джемма. Ты там, где должна быть, вместе со своей семьей.

Я попыталась улыбнуться.

— Ничего, если я позвоню по межгороду? Я бы хотела сообщить Тессе, что все хорошо.

— Конечно, — кивнул он. — Это теперь твой дом. Ты можешь звонить сестре в любое время. — Его глаза скользнули поверх моего плеча так, словно что-то привлекло его внимание.

Я рефлекторно обернулась. Кажется, я увидела что-то, мелькнувшее в балконном окне, но исчезнувшее тут же, как только мои глаза скользнули по нему. Странно.

— Вы видели это? — спросила я, повернувшись обратно.

— Видел что?

— Словно тень в окне, или что-то подобное.

— Тень? — нахмурился он.

— Да… или фигуру?

— Тень или фигуру? — повторил он, глядя на меня так, словно меня выпустили из клиники явно раньше, чем следовало.

Я не знала, как объяснить то, что только что увидела, и чем больше я пыталась это сделать, тем нелепее чувствовала себя. — А, не важно. — Я мотнула головой. — Возможно, это просто усталость от поездки.

— Безусловно. Думаю, стоит отложить разговоры, — кивнул он. — Давай отдохни, а я загляну утром.

Я подождала, пока он закроет дверь и повернулась к окну, впиваясь в него взглядом, будто ждала от него ответа, будто оно расскажет мне всю правду.

Там ничего нет, сказала я сама себе, обнимая себя руками. Просто мои глаза меня обманывают.

*  *  *

Прозвучало немереное количество гудков, пока Тесса, наконец, взяла трубку. Её дыхание было сбивчивым, будто она бежала марафон или делала упражнения. Тесса постоянно была чем-то занята. Зачастую, я была рада просто дозвониться до неё.

— Тесса! Это я, Джемма! — шепотом протарахтела я в трубку.

— Рада тебя слышать, Джемма. — Её дыхание всё ещё было затруднённым. — Как там у дяди Карла?

— Всё в порядке. Я только что сюда приехала, — быстро сказала я. — Где ты? Можешь приехать ко мне в гости? Мне очень нужно с тобой поговорить… — я оглянулась через плечо и понизила голос, — …о том, что мы обсуждали с тобой в больнице.

Мы говорили о вампирах. Обсуждать с ней кровопийцев было невероятно легко, не так, как со всеми (как, например, с Сьюзи Карсон, моей бывшей опекуншей), где, преимущественно, говорила только я.

Моё изначальное решение остаться во Флориде, после убийства отца, далось мне легко. Я хотела быть ближе к людям, которых знала, ближе к друзьям. И так, как моя сестра не могла бросить свои дела и заботиться обо мне, жить со Сьюзи было моим лучшим вариантом. Она была мне ближе всех после матери, и я верила ей. Пока она не упекла меня в психушку.

— Я знаю, Джемма. Мы скоро обо всём поговорим. Я сейчас немного устала, но обещаю, мы скоро всё обсудим. Ты пока подружись с дядей Карлом. Уверена, он может о многом рассказать.

— Да, конечно, — разочарованно промямлила я, — он кажется отличным собеседником.

Она рассмеялась. Звук её смеха был скрипучим, но в то же время мелодичным.

— Береги себя, Джемма. Скоро увидимся.

— Хорошо. Пока.

Если меня не убьёт вампир.

*  *  *

Я проснулась на следующее утро. Унылое небо, казалось, будет вечно нависать над городом. Его скучно-серый цвет просачивался в мою комнату сквозь щели в бархатных шторах. Крошечные частички пыли лениво танцевали перед моим лицом, занимая моё внимание. Я наблюдала за их борьбой сквозь сонные веки, отстраняясь от реальности, забыв, где нахожусь.

Холлоу Хиллс.

Я здесь. Маленький сонный городок, спрятанный в обширном побережье Британской Колумбии — в далёкой дали от солнечного штата, который я называла домом.

Я перевернулась на спину и посмотрела на чёрный потолок моей кровати с балдахином, как на реальность, которая вырвала меня из счастливого места, где отец ждал нас внизу, чтобы приготовить завтрак. Обычно мне хватает пары секунд, чтобы вспомнить и выйти из оцепенения, но в эти мгновения я снова чувствовала себя счастливой.

Сложно забыть всё это, забыть о той жизни, которая была у мне прежде, но правда в том, что ещё сложнее сдержать в себе боль. Я не достаточно сильная, чтобы жить там, несмотря на то, как сильно этого хотела. Я могу позволить себе только несколько минут, чтобы оплакать его, погоревать о нашей жизни. Затем я должна затолкать свои чувства подальше, снова закопать их глубоко, чтобы я смогла продолжить жизнь дальше.

Я скинула одеяло и пыталась набраться мужества, чтобы вырвать себя из тепла кровати. Холод стоял лютый, даже с учётом дневного света. Я чувствовала, как упорствуют мои кости, упираясь и не желая двигаться. В принципе, к холоду можно привыкнуть. Я это поняла, когда подошла к окну и раздвинула шторы в поисках солнечного света.

Я стояла там какое-то время и смотрела, как мой новый мир пробуждается ото сна с малообещающим новым днём — новым стартом. Была слабая надежда, шепчущая мне о том, что всё будет в порядке.

Даже если я не верила в это.

Даже если я не чувствовала этого внутри.

Желудок скрутило жгутом от размышлений. Мысли о моем первом дне в новом городе, в новой школе, в середине семестра. Я даже не успела выйти из комнаты, а мой день уже набирал обороты прямо в ад.

*  *  *

После горячего душа я надела пару узких синих джинсов, простую белую кофточку, и направилась на кухню, где дядя сидел в одиночестве, завтракая, в углу у большого окна. Перед ним лежала газета, но он не читал её. Он разговаривал по телефону, углубившись в обсуждение.

Кухня, как и весь интерьер в доме, была просторной и контрастной: кафедральные потолки, арочные проёмы, теплые серо-коричневые стены и гранитные столешницы. Здесь присутствовало цельное сочетание старого и нового миров.

Поискав в шкафчиках большую миску, я наполнила её до краев фруктовыми шариками и села за кухонный остров. Дядя вздрогнул от звука падающих шариков и поднял указательный палец, будто произнося «одну минутку», хотя я даже и слова ему не сказала.

Я подвинула к себе миску и начала перебирать ложкой, параллельно притягивая к себе дядину газету. Новость о смертельном нападении животного занимало всю первую страницу, но у меня не получилось прочесть подробнее.

— Хорошо спала? — спросил он, вешая трубку.

— Да, — кивнула я с набитым ртом. Но это, конечно, если не учитывать те четыре раза, когда я просыпалась, чтобы проверить балкон, или кошмары, из-за которых я тонула в холодном поту. Эту часть я решила упустить в разговоре. — Я спала великолепно.

— Рад слышать, — он сделал медленный глоток кофе, видимо, копаясь в мозгах и думая, о чём ещё можно со мной поговорить. — Ждёшь свой первый день в школе?

Я одарила его взглядом, который как бы спрашивал: «Ты вообще с этой планеты?», и он понимающе улыбнулся, подтверждая, что он всё-таки с этой планеты.

— Ты справишься. Я уверен.

— Ну хоть кто-то уверен, — проворчала я, не в силах скрыть сомнений. Для меня, как правило, некоторые вещи не срабатывают. Так что, мои ожидания были довольно низкими.

— Ты уверена, что не хочешь отдохнуть до конца недели и с понедельника начать с новыми силами?

— Уверена, — легко ответила я. — Мне достаточно того, что есть. Я просто хочу покончить с этим.

К тому же, если хотя бы наполовину всё было так плохо, как я себе представляла, я бы целую неделю пыталась придумать, как отсюда сбежать.

— Я подумал, возможно тебе нужно немного времени, чтобы привыкнуть… или поговорить.

Я скривилась. Поговорить о чём? О моём длительном пребывании в больнице? Об убийстве отца? У меня не было особого желания говорить о чём-либо из этого списка. И тем более с ним.

— Всё нормально. Я уже всё решила, — сказала я с поддельной улыбкой.

— Хорошо. Как скажешь.

— Так, а что за история с нападениями животных? — спросила я, когда он развернул газету. — Здесь это часто происходит?

— Достаточно часто. Здесь много медведей, волков и всего прочего.

Мой мозг зацепился за часть со «всем прочим».

— Кстати, — сказал он, достав из кармана чёрное устройство. — Прикупил его для тебя на прошлой неделе. Надеюсь, тебе подойдёт, — сказал он, протянув его мне через стол.

— Ты купил мне сотовый? — Я пыталась сдержать улыбку. — Ты был не обязан это делать.

— Это не столько для тебя, сколько для меня.

— О, ладно. — Я задумалась об этом на секунду. — Это вроде вопроса доверия? — Я не знала, обижаться мне, или нет.

— Это вопрос безопасности.

— На случай, если у меня опять сорвёт крышу?

Его глаза полезли на лоб.

— Джемма…

— Я шучу, — сказала я, осматривая телефон, лежавший в свободной руке, а другой набрала ложку хлопьев. — Он классный, дядя Карл. Спасибо.

— Весьма кстати. Ну а теперь, когда мы с этим разобрались, — сказал он, завернув манжет рубашки, чтобы проверить время, — тебе нужно собираться. Ты же не хочешь опоздать в свой первый день.

— Угу, — кивнула я, всё ещё отвлечённая своим новым телефоном.

— Снаружи тебя ждёт машина.

Машина с шофёром? Хм. Это уже перебор.

— Спасибо, дядя Карл, но в этом правда нет необходимости. Не думаю, что приезд с шофёром — лучший способ произвести хорошее первое впечатление. — Когда он не ответил, я решила пояснить. — Ведь так они подумают, что я заносчивый сноб.

— Не смеши. Это Академия Уэстон, — сообщил он, разворачивая свою газету. — Там все, как один, заносчивые снобы.

Глава 2

Сквозь строй

Академия Уэстон располагалась на холмистой окраине города, среди густого клубка вечнозеленых растений, больше напоминающая кафедральный собор, чем школьное здание. Узкая, вымощенная булыжниками дорожка, усаженная сосновыми деревьями по обе стороны, простиралась до трехэтажного здания пепельного цвета. Мы ехали за подобными машинами, с такими же школьниками, одетыми в одинаковую форму. Казалось, что мы на похоронах молодых и перспективных людей.

Густые тёмные облака окутали всё небо, как только мы въехали на территорию школы. Их жуткая тень обволакивала величественное здание и перекрывала доступ к любым попыткам пробиться солнечному свету.

— Кажется, скоро пойдёт дождь, — заметила я, вглядываясь сквозь затемнённое окно. Это было худшим предзнаменованием.

— Здесь часто такое, — произнёс Генри, наш водитель, которого я всё больше узнавала по пути сюда. — Вы привыкните.

Это вряд ли. Я ещё и дня здесь не провела, а уже пропустила солнце.

Чем больше я разглядывала окрестности, тем сильнее сжималось всё внутри. Всё было таким величественным, таким устрашающим. Я не была уверена, что впишусь сюда. Пришлось собрать всё свое мужество в кулак, чтобы не закрыть дверь и не забаррикадировать себя на заднем сидении автомобиля, как маленькому ребенку.

К счастью, Генри, распахнувший дверь для меня, ничего не заметил.

— Спасибо, — поблагодарила я, в то время как мои ноги дрожали.

— Не за что, мисс Блэкберн. — Его аккуратные седые волосы, казалось, исчезают в окутывающем тумане.

— Просто Джемма, — напомнила ему я.

— Конечно, — кивнул он. — Удачного первого дня.

Я снова поблагодарила его, поправляя на себе форму (черная юбка в складку, лёгкая белая блуза и чересчур стильный пиджак) и направилась вперёд по лепным дощечкам, чувствуя, как в животе начинает появляться сковывающее чувство. Я закинула на плечо свою полупустую сумку и толкнула перед собой большие двойные двери, как только прозвенел школьный звонок.

Шумная толпа быстро рассасывалась по мере того, как я шла по коридору, заполненному хлопками школьных шкафчиков, возбуждённой болтовней и спешащими школьниками. К тому времени, как я дошла до приёмной директора и открыла дверь, все уже исчезли. Из-за стойки регистрации на меня взглянула круглолицая женщина, которой было далеко за сорок, с короткими волосами цвета корицы и очками на кончике носа.

— Здравствуйте, — произнесла я, дойдя до её стола, держа сумку в руках. — Не подскажите моё расписание?

— Ваше имя?

— Джемма Блэкберн. Я новенькая.

— О, да, конечно, — улыбнулась она, — племянница Карла. Добро пожаловать в Академию Уэстон, дорогая. Мы рады, что ты присоединилась к нам.

— Спасибо. Я рада, что попала сюда, — соврала я, понимая, что, вероятно, это то, что она хотела услышать.

— Я Кэндис Тейт, но ты можешь звать меня Мисс Тейт, или Кэндис, или Мисс Ти, как пожелаешь, — легкомысленно махнув рукой, сказала она. — Кажется, я видела твои документы о переводе секунду назад, — произнесла женщина, роясь на своём столе, поднимая стопки бумаг и папок.

Я терпеливо ожидала возле стеллажей, водя по ним пальцем и притворяясь, что меня интересуют научные плакаты и объявления, обклеенные по всей желтоватой стене.

Позади меня распахнулась дверь, из-за которой показалась высокая блондинка со стопкой книг в руках. Её длинные распущенные волосы были аккуратно уложены набок. Казалось, что она сошла прямо со страниц журнала.

— Доброе утро, Кэндис. Мне необходим пропуск в класс для опоздавших. Мистер Брэдли меня не пускает.

— О, Господи, мисс Валентайн. В тот день, когда вы придёте в школу вовремя, я навсегда повешу перчатки на гвоздь, — укоризненно сказала она, возвращая кресло на прежнее место и исчезая за стойкой.

Девушка повернулась ко мне, насмешливо сказав одними губами:

— Какие еще перчатки?

Я ничего не могла с собой поделать и рассмеялась.

— Ты новенькая, — улыбнулась она. Это был не вопрос. — Я Тейлор.

— Джемма, — улыбнулась я в ответ.

— Милые кроссы.

Я посмотрела вниз и увидела пару черных Конверсов.

— Твои тоже довольно классные.

— А ты ничего, — подмигнула она.

— Нашла, — проворковала мисс Тейт, вытаскивая розовую папку из нижнего ящика, что-то в неё вложив.

— Какое у тебя расписание?

— Я ещё не знаю, — произнесла я, взглянув на Кэндис.

Она отдала Тейлор лист бумаги, скорее всего, с моим расписанием.

— Может, ты проводишь мисс Блэкберн в её класс? — бросив взгляд на Тейлор, сказала Кэндис и добавила, — Всё-таки это её первый день.

— С удовольствием, — улыбнулась Тейлор и повернулась ко мне. Её голубые глаза блестели. — Чем дольше это займет времени, тем лучше. Терпеть не могу историю.

— Как и я, — усмехнувшись, произнесла я, умолчав о том, как ненавижу и остальные предметы.

*  *  *

Все взгляды были устремлены на нас с Тейлор, когда мы зашли на урок мировой истории. Маленький лысеющий мужчина, в белой рубашке и бежевых брюках, стоял в передней части класса с книгой в одной руке и куском мела в другой. Его лицо не выражало радости, что его прервали.