Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Крутой детектив
Показать все книги автора:
 

«Смерть поселилась на болотах», Бретт Холлидей

Глава 1

Первая пуля попала егерю заповедника в верхнюю часть спины, прошла насквозь, раздробив ключицу, а вторая пронзила шею, перебив позвоночник.

Он конвульсивно дернулся, согнулся пополам и тяжело рухнул в грязь. Бинокль выпал у него из рук и повис на кожаном ремешке на шее. Егерь был мертв.

Двое мужчин, выследивших и подстреливших его из высоких зарослей осоки, подтащили свою пирогу к тому месту, где на воде покачивалось тело убитого. Старший из них, внимательно осмотрев его, довольно рассмеялся.

— Ну вот, еще одна правительственная ищейка больше не будет мешать свободным людям спокойно зарабатывать себе на жизнь, — хрипло произнес он и сплюнул на труп. — Может, это научит остальных держаться подальше от наших болот.

Он подтянул мертвеца поближе к пироге и начал методично обшаривать его карманы, откладывая в сторону все, что могло иметь хоть какую-то ценность, обратив особое внимание на бинокль, револьвер в кобуре и бумажник.

— Дядя Эрл, а ведь он еще очень молод, — сказал второй. — Самую малость постарше меня будет. Может, нам не стоило его убивать? Ведь он ничего не видел, даже не знал, что мы здесь.

— Сэм, ты ведешь себя как старуха, — презрительно бросил здоровяк и еще раз плюнул на убитого. Он усмехнулся, и длинный шрам, тянувшийся через всю его левую щеку, изогнулся. — Да он же из полиции, шпионил тут на правительство. А хороший полицейский — это мертвый полицейский. К тому же из-за них становится все труднее добывать монету. Надо сделать так, чтобы эти проходимцы держались подальше отсюда.

— Не знаю, дядя Эрл. — Молодой человек задумчиво покачал головой. — Времена меняются, я это четко понял за тот год, что ходил в школу в Окичоби. Они этого просто так не оставят.

— Вот-вот, пусть зарубят себе на носу, что не надо соваться куда не просят. А ну-ка, парень, помоги стянуть с него сапоги. Мы разденем его до нитки. — Эрл посмотрел на мертвого егеря. — Если бы на шкуре егеря тоже можно было заработать, я бы и ее содрал.

Нещадно палило солнце; в голубом флоридском небе уже начали кружить стервятники. Бесконечная равнина, заросшая камышом и осокой, над которой то тут, то там возвышались островки деревьев, увитых лианами, казалось, застыла под тяжестью невыносимого зноя. Только змеи извивались в грязи, да в небе парили огромные черные птицы.

Привязав лодку егеря к своей пироге, убийцы неслышно растворились в зарослях.

 

— Мистер Майкл Шейн, бар в вашем полном распоряжении, — с улыбкой сказал старший из двоих. — Там вы найдете прекрасный бренди, а, насколько я понимаю, вы его предпочитаете всему остальному.

— Все верно, — согласился рыжий детектив. Щедро плеснув себе коньяка в высокий бокал, он повернулся к окну и посмотрел на сверкающую на солнце поверхность Бискейнского залива.

Кабинет располагался на третьем этаже многоэтажного дома со скромной табличкой у входа, гласившей: «Правительственное учреждение». Неизвестный большинству жителей Майами, дом находился в непосредственной близости от местного филиала Федерального Бюро Расследований.

Однако офис, в котором сидел Шейн, не имел никакого отношения к ФБР, а значился в системе какого-то другого, гораздо менее известного, но тоже секретного правительственного ведомства. Майку Шейну никогда не доводилось бывать здесь раньше, и, сидя в удобном кожаном кресле, он не особенно ясно представлял, что он здесь делает.

— Обычно мы не нанимаем частных детективов, — сказал седой узколицый человек в неброском костюме и в очках в толстой роговой оправе, расположившийся за письменным столом. Поправив очки, он продолжал: — С другой стороны, мистер Шейн, мы не считаем вас обыкновенным частным детективом.

— Весьма польщен, — произнес Шейн, по-прежнему озадаченный. — Хотел бы я знать, во что вы предлагаете мне ввязаться.

На большом столе хозяина кабинета стояла бронзовая табличка с надписью «Мистер Смит». Шейн был уверен, что это не настоящее его имя, но для детектива это не имело большого значения. Третьего человека, находившегося в кабинете, по ряду признаков можно было принять за офицера полиции или разведки высокого ранга. Такой же рослый и широкоплечий, как Шейн, он носил свой коричневый костюм так, словно это была форма. Выражение его загорелого лица и холодных серых глаз говорило о том, что этот человек привык отдавать приказы.

— Мистер Смит хочет сказать, что вы здесь потому, что нужны нам для выполнения одного задания, — сказал он.

— Подождите, Патрик, — перебил его Смит. — Позвольте, я сам все объясню. Мистер Шейн, мы считаем, что вы идеально подходите для этой работы. Вы не государственный служащий, и мы не можем вам приказывать, но искренне надеемся на ваше сотрудничество.

— Вы правильно подметили, я не государственный служащий, — кивнул Шейн. — Я бизнесмен. Если я выполню для вас эту работу, то сколько мне заплатят?

— Мы уполномочены предложить ваш обычный гонорар за профессиональные услуги, — сухо сказал Смит.

— Этого мало.

— Я говорил вам, — вмешался Патрик, — что у этого человека достаточно здравого смысла понять, что с обычным делом мы можем справиться без посторонней помощи.

— Это максимальные расходы, на которые может пойти правительство, — нахмурился Смит. — С другой стороны, дело касается национальных интересов…

— Вот нация вам и платит за эту работу, — ухмыльнулся Шейн. — А если вам понадобилась дополнительная помощь, то и гонорар должен быть соответствующим.

— Хорошо, — кивнул Смит. — Мы предполагали, что вы можете выдвинуть подобные доводы. В рамках нашей организации существует независимая группа, которая настолько заинтересована в раскрытии этого дела, что готова заплатить вам двадцать тысяч долларов после успешного его завершения. Мы заключим с вами контракт на эту сумму сверх обычного гонорара и расходов в процессе ведения дела.

— Сначала я бы хотел узнать, в чем сущность этого задания.

— Неделю назад, — начал Смит, — был убит егерь, работавший во Флоридском национальном заповеднике. Его застрелили в спину, раздели и в таком виде бросили на болотах. Нам просто повезло, что группе рыболовов удалось на него наткнуться. Вернее, на то, что от него осталось.

— Но ведь это находится вне компетенции федеральных властей! — удивился Шейн. — Или это произошло на территории Эверглейдского национального парка?

— Нет, мистер Шейн, в данном случае дело находится в ведении федеральных властей, — возразил Патрик, — поскольку губернатор Флориды запросил у них помощи. Мы тоже считаем, что они не должны оставаться в стороне. Егерь Беннет пытался выследить браконьеров, охотящихся на аллигаторов, что запрещено постановлением Конгресса. Кстати, меня зовут Билл Патрик, и если вы не против, то мы будем работать над этим делом вместе.

— Посмотрим, — пожал плечами Шейн. — Сперва скажите, кто ваш непосредственный начальник?

— Я лицо неофициальное, если это вас беспокоит, — сказал Патрик. — Я частный инспектор по охране животных, состоящий на службе у Национальной ассоциации заповедников. Ассоциация в течение долгих лет пытается сохранить уникальную экологию Эверглейдса. Именно она и выкладывает эти двадцать тысяч.

— Ну что ж, тем самым вы покупаете себе билет на это шоу, — согласился Шейн. — Хорошо, мистер Смит. Посмотрим, что мне удастся сделать. Но одно условие — мне нужны свободные руки, чтобы работать так, как я считаю нужным. Я могу добиться результатов, но только в том случае, если мне через плечо не будет заглядывать какой-нибудь чиновник, то и дело цитирующий законы. В Глейдс живут очень крутые ребята, и, боюсь, что, пока дело не будет закончено, мне придется действовать еще круче. Вы меня понимаете?

— Прекрасно понимаю. — Смит встал и с улыбкой протянул руку Шейну. — Собственно, это и есть одна из тех причин, по которым мы обратились к частному лицу, вроде вас. В отличие от нас, вы не будете связаны по рукам и ногам разными правилами и ограничениями. Разумеется, неофициально вы можете действовать, как сочтете нужным, но учтите, Шейн, я откажусь от этих слов, если вы на меня сошлетесь. Застрелили Беннета подло, в спину. Он был отличным парнем. Его жена осталась одна с годовалой дочкой. Короче говоря, нужен убийца, и нам наплевать, как вы этого добьетесь.

Майк Шейн молча пожал протянутую руку и вышел из кабинета.

 

Вернувшись в свою контору на Флеглер-стрит, Шейн представил Патрика своей секретарше Люси Гамильтон.

— Я хочу, чтобы ты была в курсе дела. Работать мы теперь будем вместе с Биллом. Если понадобится, связь будем держать через тебя. Билл, расскажите ей, пожалуйста, суть дела и, если можно, покороче.

Заметив неуверенность Билла Патрика, Шейн добавил:

— Мы с Люси работаем вместе уже много лет. Можете доверять ей на все сто.

Патрик сел в кресло.

— На самом деле не так все просто, как представил мистер Смит. Конечно, в первую очередь нам нужен убийца Беннета, но, помимо этого, мы хотим знать, на кого он работает и как у них поставлено дело. Охота на аллигаторов давным-давно перестала быть занятием для одно-двух местных браконьеров, которые бьют их с лодки, а потом продают шкуры местным скупщикам.

Подобная практика привела к тому, что буквально за последние несколько лет были уничтожены тысячи крокодилов. Это встревожило и федеральные власти, и администрацию штата. Были приняты меры, но отстрел по-прежнему продолжается. В итоге нарушен весь экологический баланс Эверглейдса. Например, во время засухи аллигаторы, спасаясь от жары, выкапывают ямы. Там скапливается вода, и до начала сезона дождей они служат колодцами для большинства обитателей заповедника.

— Да, я знаю, — кивнула Люси Гамильтон. — Читала в журнале.

— О’кей, в таком случае вы должны знать, что численность аллигаторов сократилась настолько, что колодцев, которые они выкапывают, не хватает на всех. В результате животные, птицы и рыбы вымирают. То же самое касается и растительности. Со временем район, который индейцы называют Травяной рекой, превратится в пустыню. А когда это произойдет, изменится весь климат на Золотом побережье Майами. Потеря одного из элементов может легко разрушить всю систему, как карточный домик, понимаете?

— По-видимому, кое-кому на это абсолютно наплевать, — вставил Шейн.

Патрик кивнул.

— Единственное, на что им не наплевать, так это на возможность быстро и легко заработать. Когда браконьерство стало слишком трудным делом для одиночек, кто-то сколотил их в организацию и теперь гребет деньги лопатой. Это совсем несложно, ведь охотники, и обдиратели шкур живут в маленьких поселках на границе болот. В общем, эту публику можно легко нанять буквально за гроши, а местных скупщиков — запугать и заставить сотрудничать.

И до тех пор, пока местные жители помогают браконьерам, охоту остановить практически невозможно. Самое слабое место во всей схеме — это доставка шкур на рынки крупных городов на севере Штатов. В настоящее время принят федеральный закон, запрещающий перевозку, продажу и покупку шкур аллигаторов. Но если учесть, что женские сумочки из крокодиловой кожи идут по триста долларов и выше, мужские ботинки — по восемьдесят пять — сто, а брючные ремни по семьдесят пять, то прибыль должна быть колоссальной. За необработанную шкуру браконьеры платят от пятнадцати до двадцати долларов за фунт, но обработанная и доставленная на рынок шкура стоит гораздо дороже.

— С другой стороны, пока шкуры остаются на болотах, они не стоят и десяти центов за кипу, — добавил Шейн.

— Совершенно верно. Поэтому нам необходимо выяснить, как организована их доставка, и кто именно их покупает на севере. Наши люди и сотрудники мистера Смита именно это и хотят знать. Мы с вами, Майк, должны найти, по каким каналам шкуры вывозят из болот.

— Никогда не любил болота и змей, — признался Шейн, — но за двадцать тысяч можно постараться.

— Что это значит, Майк? — спросила Люси.

— Это значит, мой ангел, что след начинается на болотах и искать его придется именно там, — сказал ей Шейн и повернулся к Патрику. — Сначала надо будет достать специальное снаряжение и восстановить кое-какие старые связи.

— Отлично, — улыбнулся Патрик. — Почему бы нам не пообедать сегодня в моем номере в отеле «Колумбус»? Там и обсудим, с чего лучше начать.

— Этого ни в коем случае нельзя делать, — резко перебил Шейн. — Если вы считаете, что дело настолько серьезное, то скорее всего ваш номер прослушивается с той самой минуты, как вы въехали в отель. Давайте лучше встретимся в вестибюле в восемь и пообедаем где-нибудь в другом месте. Я приведу с собой друга. Он журналист со связями, которые нам могут очень пригодиться. Мы с ним раскрутили не одно дело.

Глава 2

Майк Шейн, Люси Гамильтон, Билл Патрик и Тим Рурк, репортер «Дейли Ньюс», сидели в небольшом, но широко известном в Майами плавучем рыбном ресторане. Превосходная еда, новизна обстановки, мягкое покачивание палубы под ногами — короче говоря, Патрик был доволен. К тому же вмонтировать в столы подслушивающую аппаратуру казалось практически невозможным из-за необычного расположения ресторана и постоянного рева моторок, то и дело проносившихся мимо.

Разговор за столом шел о предстоящем путешествии Шейна и Патрика в дикие неизведанные дебри Травяной реки, и о том, на что Рурку в первую очередь следует обратить внимание во время их отсутствия.

— Расследование состоит из двух этапов, — говорил Шейн. — Когда мы поймаем убийцу егеря Беннета, это будет только начало.

— Ясное дело, — отозвался Рурк, наливая в свой бокал виски темного ямайского рома из плоской фляжки, которую он достал из портфеля. — Посмотрим, на какие подвиги способна пресса, — он поднял бокал в насмешливом тосте. — Но как ты собираешься проникнуть в Глейдс? Без проводника тебе никак не обойтись.

— Главный смотритель Эверглейдского парка должен обеспечить нас проводником, — уверенно заявил Билл Патрик, с подозрением глядя на коктейль Рурка.

— Ни в коем случае, — Шейн покачал головой. — Наше расследование не нуждается в лишней рекламе. Завтра, не привлекая к себе внимания, мы отправимся туда по Старой Извилистой дороге. Надеюсь, в тех местах кто-нибудь выведет нас на Старого Костяного Бонса. А уж он-то сумеет сделать все остальное.

— Что-что? — удивился Патрик. — Что еще за старые кости?

— Не что, а кто, — поправил Шейн. — Л. Дрейз Бонс. «Л» означает Лонгстрит. Лонгстрит Дрейз Бонс, но всю жизнь он был известен как Старый Костяной Бонс. Симпатичный старикан, старее самого греха и порочнее ада, но за ним числится должок. В общем, сами увидите.

— Это уж точно, — поддакнул Рурк. — Приятель, вы думаете, это я со странностями? Подождите, пока не доберетесь до салуна полковника Бонса. Вас ждет путешествие в каменный век. Прогулка во времена черной магии. Вы будете в восторге от старины Бонса. Он дружит с аллигаторами и с гремучими змеями на «ты».

— Господи, Майкл, неужели там настолько ужасно? — спросила Люси. — Может быть, Биллу не стоит…

— Майк, поверьте, Билл отправится туда, куда скажете, — тут же перебил ее Патрик.

— Да нет, там вовсе не так ужасно, — заверил его Шейн. — И не забывайте, старик мне кое-чем обязан. Уж если кто-то и сможет вывести нас на человека, которого мы разыскиваем, так это Бонс.

— Кто найдет крысу быстрее, чем сам крысиный король? — засмеялся Рурк.

На этом обсуждение закончилось, и в тот вечер о делах они больше не говорили.

 

Через два дня Шейн и Билл Патрик ехали в западном направлении по Тамиами-трэйл на старой машине, деньги на покупку которой Патрик провел по графе «особые расходы». Оба выглядели так, словно были готовы ко всевозможным неприятным неожиданностям. На заднем сиденье машины было в кучу свалено лагерное оборудование. Патрик взял с собой старую «арканзасскую зубочистку» — зловещего вида нож с футовым лезвием, пристегнутый к поясу под полами спортивной рубашки кричащей расцветки.

Шейн был одет в выцветшие рубашку и брюки цвета хаки, высокие шнурованные ботинки, полосатую льняную куртку и широкополую шляпу — типичную униформу плантатора-южанина. Вряд ли бы кто-то заметил под курткой кобуру с автоматическим «кольтом» 45-го калибра. Оба не брились с тех самых пор, как покинули плавучий ресторан.

Они молча наблюдали за потоком легковушек и грузовиков, направлявшихся по шоссе в сторону побережья. Сразу же за пределами Майами ландшафт представлял собой монотонное море осоки, ровная поверхность которой время от времени нарушалась невысокими холмиками и рощами, заросшими тропическими лианами и диким вьюном, и оттого похожими на плывущие по траве парусники со спутанной оснасткой. Ответвлений у дороги не было — шоссе тянулось прямо сквозь первобытные болота, на первый взгляд казавшиеся бесконечными. Каждая миля ничем не отличалась от предыдущей.

— Какая красота! — восхитился Патрик, выйдя на время из роли «крутого парня». — Все сохранилось в первозданном виде, каким его создал Господь Бог.

— С таким же успехом можно сказать, что к этому и дьявол приложил руку, — усмехнулся Шейн. — А между тем вы любуетесь красотами одного из самых опасных, мест на Земле. Здесь есть и аллигаторы, и пантеры, и медведи, и другие твари, и все они могут наблюдать за нами, но вы этого никогда не заметите. Здесь и осока, и зыбучие пески, способные засосать вас в считанные минуты, пиявки и клещи-кровососы, дикая жара, лихорадка, от которой людей трясет так, что кости гремят, вода, которую нельзя пить, и еда, которую нельзя есть. Если хотите знать, в этих местах на один акр приходится больше ядовитых змей, чем в любом другом месте, где только ступала нога человека.

— Ах, да бросьте вы, Майк, — поморщился Патрик. — Не может быть, чтобы все было так плохо. Это в наше-то время…

— Современный прогресс и так далее, да? — Рыжий детектив смачно сплюнул в открытое окно машины на дорогу. — Все это хорошо, когда вы путешествуете на моторной лодке с проводником и бочонком хлорированной воды. Всю дорогу вы едете с ветерком, так что даже не успеваете разглядеть всех опасностей. Но поверьте, бывали случаи, когда люди отправлялись на прогулку по болотам — кстати, по этой же самой дороге, в погожий ясный день, веселые, здоровые, — и больше никто их не видел.

— И эти люди…

— Вспомните, в каком виде нашли вашего егеря. Есть змеи, которые не ползают, а ходят на двух ногах, и вместо ядовитых зубов у них «винчестеры».

— Индейцы?

— Вряд ли это индейцы. Конечно, мерзавцы попадаются у любого народа, но сейчас семинолы стараются избегать неприятностей с властями. Разумеется, если вы будете шататься вокруг рощи, где они хранят свои святые реликвии, то вы действительно подвергаетесь опасности, но такое случается крайне редко. На болотах вы можете встретить людей, которые так давно находятся в бегах, что им просто некуда больше деться, отшельников, разных психов и так далее.

Кроме того, там такие типы, семьи которых всю жизнь кочуют по заповеднику и его окрестностям еще со времен войны с Оцеолой.[?] У них всегда найдется несколько способов по-быстрому заработать доллар-другой. Опито и составляют основной процент браконьеров.

— Похоже, это еще та публика!

— Что верно, то верно. Но вы не волнуйтесь. Их не так много, чтобы мы постоянно натыкались друг на друга.

Разговор прекратился и некоторое время они ехали молча.

Примерно в сорока милях от Майами Майк Шейн свернул с шоссе на дорогу, известную под названием Старая Извилистая дорога. Раньше это был отрезок шоссе, но много лет назад его спрямили, чтобы избежать слишком большого крюка при повороте на юг и на запад. С тех пор этот участок никто не ремонтировал. Асфальтовое покрытие во многих местах потрескалось и раскрошилось, ветви деревьев по обеим сторонам переплелись, превратив их в тенистый зеленый туннель. По пути им несколько раз попадались места, где когда-то падали деревья поперек дороги, поваленные ураганами и сильными ветрами, не давая проехать, но кто-то распилил стволы и оттащил их на обочину.