Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Эпическая фантастика
Показать все книги автора:
 

«Кассий», Бен Каунтер

Пролог

Сигнал тревоги раздался ровно в тот момент, когда над полярной крепостью взошло второе солнце Макрагга. Здесь, вдали от столицы планеты и крепости-монастыря Ультрамаринов, рев сирен далеко разносился по пустым залам и вестибюлям. Услышав его, несколько медицинских сервиторов с грохотом помчались по каменной лестнице, что вела в келью для медитаций.

Они вскрыли дверь и вошли. Комната выглядела так, словно по ней прогулялся ураган. Невероятный по силе взрыв сорвал с настенных полок древние увесистые фолианты и разбросал их по всей келье, помяв корешки и изодрав переплеты. Среди сотен разорванных в клочья листов бумаги, на которых раскрывались техники медитации и символизм варпа, лежало исполинское человеческое тело. Из его глаз и носа текла кровь, собираясь в лужу на каменном полу и окрашивая желтоватый пергамент в бледно-коричневый цвет. Хоть гигант и не был облачен в броню, сервиторам-санитарам никак не удавалось перевернуть его, чтобы проверить жизненные показатели.

— Назад! — раздался в дверях кельи грохочущий голос.

Сервиторы тут же повиновались, поскольку были запрограммированы реагировать точно так же, как и простые смертные, с тем же трепетом и уважением. Этот человек обладал величайшей властью на Макрагге, уступая лишь самому лорду Марнею Калгару. Сервиторы отошли к углам кельи для медитаций, освобождая место капеллану Ортану Кассию.

Он был в броне — Кассий редко снимал ее даже вдали от сражений, когда выполнял свои повседневные обязанности в ордене, — но без череполикого шлема, который обычно носят капелланы. Впрочем, лицо космодесантника, наполовину сожженное ксеносийской кислотой, выглядело не менее жутко. Кассий не стал восстанавливать поврежденные участки плоти и кожи; он носил это увечье не как знак почета, но как напоминание о том, что любой из них может пасть. Установленное в пустой глазнице бионическое око тихо жужжало, осматривая картину произошедшего.

Кассий опустился на колено рядом с лежащим телом.

— Брат Тигурий, — произнес он. — Что с тобой случилось?

Капеллан кивнул одному из сервиторов; тот вышел вперед, извлек автоматический инъектор и вставил иглу в разъем интерфейса на предплечье Тигурия. Тело библиария напряглось, когда в его кровоток хлынула огромная доза различных стимуляторов, специально предназначенных для непостижимой физиологии и обмена веществ космодесантника.

Тигурий, резко и шумно вдохнув, открыл налитые кровью глаза. Взгляд был затуманенным и рассеянным. Кассий помог Тигурию принять сидячее положение, и тот сумел восстановить некое подобие хладнокровия, подобающего главному библиарию Ультрамаринов.

Установленный в комнате датчик жизненных показателей зафиксировал, что состояние космодесантника вернулось в норму, и отключил сирены.

— Что это было, брат? Что ты видел? — спросил Кассий.

— Безумие, — выдохнул Тигурий.

Капеллан помог главному библиарию подняться на ноги. Оба космодесантника были примерно одинакового роста, но облаченный в громоздкую черную броню Кассий затмевал Тигурия одним своим присутствием. Библиарий излучал мудрость и спокойствие, в то время как капеллан, казалось, едва сдерживал ярость; в каждом его взгляде и движении сквозила готовность к неистовому бою.

— Что за сила смогла повергнуть тебя? — с тревогой спросил Кассий. — На нас напали?

— Я пришел сюда помедитировать, — хрипло прошептал главный библиарий. — Очистить разум и душу. Вместо этого мой разум захлестнул варп. Нескончаемый поток кошмаров все еще проносится у меня перед глазами.

Тигурий умолк.

— Я увидел, что приближается нечто, — наконец продолжил он. — Неописуемый ужас из самых мрачных дней в истории нашего ордена. Он снова вырвался в реальность, чтобы пожирать и поглощать. Миллионы уже погибли. Я видел, как все они пали под натиском роя. Стали кормом для его воинов.

Обезображенное лицо Кассия не могло выразить столь тонкую эмоцию, как беспокойство, но в его суровом голосе прорезались нотки тревоги.

— Кракен? Флот-улей вернулся? — спросил он.

— Он увидел меня, — отстраненно произнес Тигурий. — Я потянулся к нему, коснулся его, и он увидел меня.

Теперь капеллан понял, насколько близко Тигурий подошел к грани забвения. Любой, кто дорожит своим рассудком, не станет выискивать нити будущего среди непостижимых ужасов разума тиранидского улья. Некоторые пытались. И все они погибли. Их мозги сгорели как спички, не выдержав чудовищного психического отклика коллективного сознания, образованного бесчисленными триллионами нечеловеческих организмов.

— Они вернулись, — прошептал главный библиарий.

Тигурий пересек комнату и распахнул двери, ведущие на балкон кельи для медитаций. В помещение ворвался прохладный ветер Северного полюса Макрагга, который подхватил обрывки пергамента и закружил их по всей комнате. Келья для медитаций располагалась на вершине одной из башен крепости, и в этот ясный морозный день с нее открывался превосходный вид на сотни миль вокруг. Полярные горы напоминали вспенившееся серое море, застывшее во время бури. Вершины «волн» венчали снежные шапки, которые никогда не таяли. Противоорбитальные оборонительные лазеры крепости отбрасывали длинные тени на горные склоны, изъеденные кислотой и изрешеченные артиллерийскими снарядами. Каменистую осыпь усеивали груды чужацких черепов, которые обозначали места, где целое поколение назад пали могучие сыны Ультрамара. Они отдали свои жизни в борьбе с нескончаемым роем ксеноорганизмов, что расползлись по этой каменной тверди, словно ненасытная зараза.

— Они вернулись, — повторил Кассий. — Кто «они»?

Тигурий глубоко вдохнул, наполнив легкие холодным освежающим воздухом. После чего повернулся к капеллану.

— Точно не знаю, — признался он. — Два года назад, когда мы переломили хребет Кракену, биокорабли чужаков отступили в сотнях разных направлений, ускользнув обратно в варп или скрывшись в глубоком космосе, где преследовать их слишком опасно. Голод, который я почувствовал, мог исходить от любого из щупалец их флота-улья. Или же это был предвестник некоего нового ужаса, что готовится накрыть Галактику.

Он поднял руку и протер глаз. На пальцах остались пятна крови.

— Это существо, оно знает нас, — прошептал библиарий. — Это кошмар, который я…

— Где оно? — перебил его Кассий.

— Близко, — невозмутимо ответил Тигурий. — Слишком близко. Под пеленой безумия скрывались знакомые образы. Я видел кузницы Бога-Машины и планеты, омываемые ядовито-желтым солнечным светом. Я мчался сквозь дрейфующие в пустоте газовые облака цвета горящего прометия, которые образовывали туманность в форме песочных часов. И наконец окунулся в ослепительный свет угасающей звезды. — Тигурий прикрыл глаза. — Звезда и туманность. Я уже видел их прежде. Они находятся на окраине сегментума Ультима, за пределами Мальстрёма.

— У врат сегментума Соляр? Там же расположена Риза и десятки других миров, подконтрольных Адептус Механикус. Примарх милосердный, как они умудрились проморгать эту угрозу?

— Адептус Механикус зациклены на собственных тайнах, им нет дела до остальной Галактики, — произнес Тигурий.

— Весь субсектор Аурус может погибнуть, — процедил Кассий.

— Рад бы возразить, да нечего. Мы должны немедленно обсудить ситуацию с лордом Калгаром, а также связаться с Механикус. Идем.

Главный библиарий распахнул двери кельи, и космодесантники покинули помещение. Спустившись по лестнице, они вышли в длинный сводчатый коридор.

— Ультрамарины должны ответить, — сказал Кассий, не сбавляя шага. — Собрать превосходящие силы и задушить угрозу в зародыше. Ты не согласен?

— Если б я сказал «нет», — с усталой полуулыбкой ответил Тигурий, — ты бы стал меня слушать, лорд-капеллан?

Глава I

Двигатели взревели, и мир под названием Колован ответил им тем же. Токсичный вихрь яростно хлестнул по нижней части корпуса десантной капсулы. Кассий знал до мельчайших подробностей все суровые этапы высадки: леденящий вой при входе в верхние слои атмосферы, грохот запускающихся тормозных систем, шипение и резкую встряску, когда капсула преодолевает облачный покров, и нарастающий рев двигателей, борющихся с плотным воздухом.

Наконец капсула перестала содрогаться и последовал более-менее стабильный спуск. Для капеллана это было столь же привычно, как дыхание. Каждый раз, когда аппарат кренился, Кассий реагировал так естественно, словно делал шаг или произносил слово.

— Очистите разум, братья, — произнес капеллан, уповая на то, что усиленный вокс-канал сможет донести его голос сквозь невообразимый шум. — Оставьте лишь тот символ, что приведет вас к победе. Жертву лорда Жиллимана. Отрывок из Кодекса. Вид благословенного Макрагга из космоса. Образ всего того, за что мы сражаемся. Сосредоточьтесь на нем, и тем самым вы подготовите свою душу к бою. Мыслите ясно, будьте безжалостны! Станьте воплощением ярости и праведности!

Он высаживался вместе с братьями из тактического отделения Третьей роты. Командовал ими сержант Веригар — седой ветеран, висок и левая щека которого тускло отсвечивали бионикой. Сейчас его суровое лицо скрывала безжалостная железная личина красного шлема модели VII, и он сидел спокойно, как и подобает воину, прошедшему через десятки и даже сотни подобных высадок. Прежде Кассию не доводилось сражаться бок о бок с Веригаром, но капитан Фабиан хорошо отзывался о нем. Капеллан знал остальных бойцов отделения по именам и в лицо, но пока не мог оценить достоинств каждого. Только увидев их в бою, он сможет понять, кто чего стоит.

Гравификсаторы натянулись и прижали Кассия к пласталевой клети, которая удерживала его бронированное тело на месте. Спустя мгновение десантная капсула врезалась в землю. Тормозные двигатели и амортизаторы не смогли полностью погасить зубодробительный удар, и голова Кассия резко дернулась вперед-назад.

Фиксатор на правой руке со щелчком раскрылся, и капеллан извлек свой крозиус арканум из оружейного отделения рядом с клетью.

Теперь он вооружен. И готов убивать.

Верхняя часть аппарата слегка вздрогнула от череды слабых взрывов — это отстрелились крепления аппарелей. Четыре секции корпуса откинулись наружу, и внутрь капсулы хлынул свет. Сидящие там космодесантники впервые увидели звезду Колована.

Сквозь грязные ядовито-коричневые облака пробивались лучи нездорового кислотно-желтого оттенка. Они освещали растрескавшуюся, иссушенную солнцем равнину, которая выглядела так, словно ее раскололи огромным молотом. Глубокие трещины разделили землю на отдельные клочки выжженной почвы. Там, где твердь была истерзана особенно сильно, даже просматривались бледные каменистые выступы, чем-то похожие на кости. Судя по далекой гряде дымящихся гор, это многострадальное место отличалось повышенной тектонической активностью.

Все новые и новые капсулы цветов Третьей и Пятой рот врезались в поверхность планеты, поднимая в воздух фонтаны сухой земли. Как только отстрелились аппарели, наружу выскочили отделения Ультрамаринов с болтерами на изготовку и намерением убивать. Синий цвет их доспехов был практически неразличим в тусклом нездоровом свете солнца Колована.

Удерживавшие Кассия гравификсаторы раскрылись, и капеллан выпрыгнул из десантной капсулы вместе с сопровождавшими его бойцами. Благодаря приобретенному в тысячах битв опыту, космодесантник смог за считанные секунды оценить местность.

Пересеченный рельеф, быстрое продвижение затруднительно. Возвышенности и расселины можно использовать как укрытия. Высадка остальной части ударной группы проходила достаточно кучно — экипаж «Обороны Талассара» прекрасно выполнял свою задачу, запуская капсулы с верхней орбиты.

Воздух сильно токсичен — обычный человек умер бы уже через несколько минут. Физиология космодесантника позволяла не замечать яды на первых порах, но со временем их пагубное воздействие становилось все более заметным, поэтому Кассий заблаговременно надел дыхательную маску. Те немногие участки кожи, которые еще оставались на его обезображенном лице, жалил секущий ветер, несущий токсины и пыль, которую подняли в воздух десантные капсулы.

— Мы к востоку от зоны высадки! — раздался в командном вокс-канале голос Галена, капитана Пятой роты. — Ксеносы стягиваются сюда с юга.

— Зубы Сигиллита! — выругался Фабиан, капитан Третьей. — Мы не ожидали здесь сопротивления.

— Да ты никак встревожен, брат-капитан? — произнес Кассий. — Это всего лишь капля в море по сравнению с тем, что грядет. Пусть братья дадут волю своей ярости. Это пойдет им на пользу.

Кассий развернулся к Ультрамаринам, вылезающим из десантной капсулы.

— Тираниды, оказывается, не так далеко, как мы опасались, — сказал он. — Их много и они наступают с юга. Мы с вами займем южный холм и будем удерживать его до тех пор, пока не высадятся основные силы.

Бойцы его отделения мрачно кивнули. Их пальцы уверенно лежали на спусковых крючках. Их клинки были проверены и покоились в ножнах. Они пребывали в боевой готовности.

— Мы удерживаем холм, — повторил Кассий в вокс. — Фабиан, ты со мной. Капитан Гален, займи позицию на востоке, остерегайся атак с флангов. Пусть приходят, сколько бы тысяч их там ни было, — все они познают гнев сынов Жиллимана. Мы станем стеной, о которую разобьется вражеская волна.

— Выдвигаемся, — сухо пробурчал сержант Веригар, понимая, что капеллан лучше справится с воодушевляющими речами.

— Отправим мерзких ксеносов в бездну! — проревел брат Ортий, у которого, похоже, было свое мнение на этот счет.

Кассий не обратил внимания на выходку боевого брата. Он знал, что радость предвкушения боя дает огромную силу, и знал, что кроется за ней. И, как и любой другой лидер, Кассий должен был использовать эту силу, сделать ее еще одним оружием в арсенале Ультрамаринов.

К его группе присоединились другие отделения Третьей роты, в то время как уже высадившиеся силы Пятой закреплялись на восточном рубеже хребта: гордые бойцы тактических отделений в до блеска начищенных доспехах, готовые встретить врага градом болтерных снарядов; штурмовые десантники, в руках которых нетерпеливо и яростно завывают цепные мечи; и, наконец, опустошители, вооруженные древними плазменными пушками, ракетными установками и тяжелыми огнеметами. Последним, как знал Кассий, будет отведена ключевая роль; меткая стрельба из болтера и искусное владение мечом пригодятся в любой битве, но против ужасающей волны тиранидского роя гораздо эффективнее использовать очищающее пламя или начиненные первосортной взрывчаткой освященные боезаряды, на корпусах которых выгравированы сакральные тексты.

Кассий бегом взобрался на истерзанный холм к югу от зоны высадки. Оказавшись на вершине, он увидел длинную неглубокую впадину, по которой когда-то протекала река, подпитывавшая местное озеро. Само озеро уже давно пересохло, не выдержав постоянных сдвигов почвы. Оставшийся от него котлован заполнила не вода, а груда завывающей ползучей плоти с тысячами конечностей. Гладкие панцири и ряды острых как бритва клыков ярко сверкали в кислотном свете солнца.

То были тиранидские боевые организмы. Сотни организмов. Основную массу составляли скалящие зубы термаганты и хормагаунты — выведенные эволюцией пехотинцы разума улья, которые наводняли поле боя в огромных количествах. Над ними возвышались около десяти организмов-воинов, которые ходили на двух задних ногах и подгоняли меньших существ хлыстами из живой плоти. Тираниды каждого флота-улья имели свою характерную окраску и внешний вид, и роившиеся в котловане твари выглядели особенно безобразно: бледная, как у личинок, кожа, экзоскелетные панцири цвета слоновой кости, черные как ночь глаза и полные блестящих белых зубов пасти.

В данной ситуации имелось два варианта. Первый: сидеть на холме и отстреливать тиранидов из болтеров, ожидая, пока они доберутся до Ультрамаринов. Второй: броситься им навстречу и сразиться лицом к лицу, пронзив сердце чужаков клином ярости, закованной в силовую броню.

Как капеллан, как хранитель душ своих братьев и воплощение ярости космодесантника в бою, Кассий хотел выбрать последний вариант. Когда он увидел врага, вспыхнувший внутри гнев отозвался болью в груди. Всеми фибрами души капеллан желал спрыгнуть с холма и броситься в самую гущу роя.

Нет. Позже у него будет предостаточно времени для этого. Но сейчас необходимо защитить зону высадки. Так требовал Кодекс, слово Жиллимана, и потому Кассий ждал. Ждал, пока безрассудный натиск мерзких созданий не заведет их в зону поражения болтеров Ультрамаринов.

— Беглый огонь! — выкрикнул Кассий, взмахнув над головой крозиусом. — Сжечь эту погань дотла. За Макрагг! За Человечество! За Императора!

Воины Третьей роты открыли стрельбу, и поток массреактивной смерти обрушился на передние ряды наступающей орды. Шипящий визг биоорганизмов потонул во взрывах освященных снарядов, которые пробили панцири, раскроили скалящиеся черепа и подняли в воздух облако ихора, столь плотное, что оно скрыло остальную часть роя. Но это их все равно бы не спасло. Находясь на возвышенности, да еще и с таким обилием целей, Ультрамарины просто не могли промахнуться. Тяжелые болтеры с ревом пропахивали громадные борозды во вражеских порядках, небо расчертили дымные следы ракет, которые врезались в самые плотные скопления тиранидов и взрывались оранжевым пламенем, поднимая в воздух облака крови и осколков хитина.

И все равно они продолжали наступать. Такой шквал огня сломал бы хребет любой регулярной армии, но тиранидов он даже не заставил отступить. Этих существ породили лишь для того, чтобы убивать и умереть в бою, а потому отвратительному разуму, что двигал ими, страх был неведом. Каждый из боевых организмов идеально подходил для отведенной ему в бою роли: хормагаунты набрасывались на противника и рубили его огромными передними когтями, в то время как более многочисленные термаганты обстреливали врага из особых симбиотических организмов. Невзирая на ливень болтов, заливавший пыльный котлован, десятки термагантов стремительно приближались к позициям Космического Десанта, держа телоточцы наготове и обрушивая на Ультрамаринов потоки органических снарядов.

Кассий опустил руку, принимая вражеский огонь на наплечник. Крошечные жуки-сверлильщики врезались в его броню и попытались прогрызть ее, пока краткий срок их жизни не подошел к концу Но керамит выдержал, и жуки осыпались с него мертвыми тушками. В ту же секунду взревели двуногие воины, подгоняя хормагаунтов. С визгом и шипением меньшие создания поползли вверх по склону к Ультрамаринам.

Кассий вскинул комбиболтер и открыл огонь по выводку хормагаунтов, которые мчались к нему. Эти твари были настолько юркими и могли подобраться вплотную так быстро, что большинство солдат даже не успевали воспользоваться оружием. Кассий знал об этой их особенности и, с удовлетворением ощутив в руке знакомую отдачу верного комбиболтера, успел дать короткую очередь по тиранидам. Два ксеноса упали замертво прямо под копыта собратьев.