Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Фэнтези
Показать все книги автора:
 

«Божественная шкатулка», Барри Лонгиер

Пролог

Позвольте представиться. Мое имя Корвас. К-о-р-в-а-с. Ничего сложного в нем нет. Произносится оно так, как и пишется.

Я вижу удивленно приподнятые брови сомневающихся. Они как будто задают вопрос: «Какой такой Корвас? Почему бы этому парню не представиться Корвасом-торговцем коврами, Корвасом-волшебником или, в конце концов, Корвасом из Искандара, или как там называется то место, откуда он родом?» Что за мерзкая, нечестивая личность, шепчете вы себе под нос, которая вынуждена скрывать свое истинное звание, род занятий и место рождения, подобно презренному вору или безжалостному наемному убийце?

Успокойтесь. Я называю одно лишь свое имя только потому, что слишком ценю быстротечное время.

В моем распоряжении считанные мгновения, которые я могу провести вместе с присутствующими здесь, и поэтому будет излишней роскошью тратить наше с вами драгоценное время на перечисление всех моих личных достоинств, званий, профессий и места рождения. А все потому, что я был когда-то и торговцем коврами, и волшебником, и вором, и солдатом, и наемным убийцей. Да кем я только в своей жизни не был! Я был когда-то жрецом, принцем, нищим! А какие места я повидал!

Вижу, как снова зашевелились ваши губы, слышу, что они произносят следующее: «Кто бы он ни был, ясно одно — это отъявленный лжец!» Возможно, вы правы. Вдобавок ко всему сказанному я еще и лжец, однако именно благодаря лжи мне бесчисленное количество раз удавалось спасти собственную шкуру. А вы исключаете, что, представься я Корвасом-лжецом, тем самым я брошу тень на свое положение в обществе? Когда я стану высказывать при дворе свой совет — а иногда мне приходится делать это, — представляете ли вы себе его величество короля, задающего вопрос: «Кто же изрек эту жизненно важную мудрость?»

И тогда Третия, эта кровопийца-паразитка, присосавшаяся к августейшему телу королевской семьи, на короткий миг оторвется от обгладывания косточек новорожденных младенцев, чтобы сообщить его величеству королю: «Это всего лишь Корвас-лжец. Не обращайте внимания, ваше величество, на его бредни!»

Смотрите-ка, какими неугомонными мы стали! Кое-кто из вас сейчас думает: «Не такой уж он великий лжец, если так бестактно заявляет о своей роли советника самого короля. Я охотно выслушаю ложь, вырезанную из всей канвы повествования, однако ложь, которая еще не стала таковой, а находится всего лишь на ткацком станке или все еще произрастает на овечьей спине, недостойна какого-либо внимания».

«И все же, — скажет кто-нибудь из вас, — послушаем, как он называет ее преосвященство Третию, верховную жрицу гетеринов. Как он только осмеливается делать это, не страшась соглядатаев и доносчиков или гнева фанатичных воинов гетеринской стражи?»

Ба! Тут ведь все ясно! Все это потому, что он лжец и дурак. Чувствуете, как от его дыхания веет верблюжьей мочой? Похоже, он просто пьян. Может статься, он вдобавок еще и безумен и в следующее мгновение рухнет на землю и зайдется в судорогах. Вот он уже бормочет что-то непонятное себе под нос.

Мне кажется, я уже начинаю помаленьку испытывать ваше терпение. Может быть, следует показать вам мои бутыли? Эти огромные, черные, обтянутые шелком сосуды — мое главное сокровище, поэтому не удивляйтесь тому, что вы сейчас увидите. Позвольте мне лишь потянуть за эту веревочку…

О Боже! Неужели увиденное так напугало вас? Тогда прошу вас великодушно простить меня. Согласен, вид обезглавленного тела — не слишком приятное зрелище, которое способно отбить всякий аппетит. Верно? Прежде чем я закрою это тело, вы все-таки оцените по достоинству его прекрасную мускулатуру и огромный, украшенный золотом меч, который покойник все еще сжимает в своей левой ручище. А еще взгляните на красную татуировку прямо у него над сердцем. Тем из вас, кто не может хорошо рассмотреть ее, она покажется с расстояния цветком красного пламени. Я уверен, что вы, конечно же, узнали эмблему элитного воинского братства гетеринской стражи — Огненных воинов. Посмотрите на этот меч, на эти прекрасные мускулы, на эту татуировку. Разве у вас могут остаться какие-нибудь сомнения в том, что это останки самого капитана Шэдоуса?

Слышу, как кое у кого из вас перехватило дыхание. Среди вас, несомненно, есть те, кому известно о капитане Шэдоусе, а знать о нем — значит бояться его. Но я слышу также и чей-то шепот — не стоит отпираться, дружище. Я вас услышал и обязательно отвечу на вопрос. Что, если это всего лишь тело, которое тайно похитили с какого-нибудь кладбища, обезглавили, нанесли на него татуировку и поместили в сосуд, засунув в руку меч? Может быть, оно не имеет головы потому, что слишком много людей знают капитана Шэдоуса в лицо?

Сначала обратите ваше любезное внимание на гравировку на этой превосходной бутыли. Те из вас, кто способен распознать герб и вензель королевской семьи, увидят на данном сосуде именно его. А теперь позвольте мне снять шелк с меньшей бутыли — похоже, господа, что я снова застал вас врасплох. Вы должны извинить меня. Внимательно посмотрите на эту голову, друзья, получше вглядитесь в это лицо, которым матери уже давно пугают своих непослушных детишек. Имею честь представить вам Пагаса Шэдоуса, капитана гетеринской стражи!

Видите, как моргают глаза и щелкают челюсти? Голова все еще жива в этой спиртовой ванне. Обратите внимание на то, что произойдет, когда я постучу по стеклу. Видите, как злобно кривятся губы и клацают челюсти? Разве это не чудо?

Надеюсь, что теперь я действительно сумел по-настоящему привлечь ваше внимание. Ваш покорный слуга Корвас, может быть, и не слишком велик, но внимания публики он все-таки заслуживает. Кто же владелец обезглавленного тела капитана Шэдоуса? Уж не тот ли, кто имеет смелость заявить, что Третия, верховная жрица Гетеринского храма, умертвила собственную мать? Я не утверждаю, что это сделала именно она. Я также не пытаюсь убедить вас в обратном. Я говорю лишь о том, что без всякого страха могу обвинить ее в этом…

Оставайтесь на своих местах, господа, прошу вас. Не будет никакого вреда, если вы немного послушаете меня. Вы все без исключения находитесь под моей защитой. Правда, до моего слуха донесся чей-то вопрос: «А чего стоит покровительство Корваса-лжеца? Что делать, если меня обвинят в государственной измене и заговоре против короля? Что же мне, раскрыть тогда мой самый главный козырь, что, мол, я нахожусь под покровительством того самого похитителя тел по имени Корвас? Судья сразу же препроводит вашего покорного слугу в милое общество девятерых палачей с кнутами, которые аккуратнейшим образом обработают ими его спину».

Прошу вас, не бойтесь. С вашего позволения, я накрою эти бутыли и все вам объясню. Кстати, обратите внимание на то, как он рычит! Сегодня он разрезвился не на шутку, не правда ли? Мне кажется, теперь наш славный капитан может спокойно поспать под этим изящным шелковым покрывалом. А может быть, и нет. Я никогда не видел его спящим. Впрочем, вполне возможно, что он всегда бодрствует. Позвольте взглянуть на него. Ага! Так и есть. Не спит. Привет, привет! О Боже, что за дикий рык! Он сердится из-за того, что находится сейчас рядом с собственным телом. Да. Пожалуйста, извините меня.

Как я уже сказал, я вовсе не похититель тел. Эти бутыли вместе с их содержимым подарила мне не кто иная, как сама Третия. Теперь, когда мои бутыли прикрыты и того, что в них находится, не видно, я расскажу вам о себе, о великом герое, о прекрасной деве, о злобном негодяе, о том, как я получил в подарок тело и голову капитана Шэдоуса, который, таким образом, стал моим постоянным спутником и помощником. За его показ я получаю возможность от случая к случаю заработать немного денег. Что вы говорите, сэр? Вы желаете знать, что находится в третьем сосуде, прикрытом черным шелком? Я угадал? Как раз и хочу вам об этом рассказать. Желаете узнать, какую жуткую штуковину Корвас приберег напоследок? А что, если это окажется еще одна голова? А если там всего лишь сосуд с человеческими внутренностями? Не бойтесь, друзья мои, поскольку предмет, который накрыт шелком, может быть только хорошим. Именно из-за него все мы здесь и собрались. Этот предмет — дар богов, таящий в себе нечто невообразимое. Однако это отнюдь не обычный рабочий инструмент чародея или фокусника. Это — истинное воплощение могущества самих богов. Эй, приятель, воздержитесь-ка пока от каких-либо беспочвенных обвинений! Я говорю чистую правду и вовсе не собираюсь продавать вам какие-нибудь снадобья! Собственно говоря, на ложь я вообще не способен. Если я произнесу хотя бы одно слово лжи во время моего рассказа, то пусть в то же мгновение разразит меня небесный гром и сожжет божий огонь!

Куда это вы все собрались? Пожалуйста, вернитесь на свои места. Пожалуйста, вернитесь! Я сказал это лишь для того, чтобы вас успокоить, а не напугать.

Так на чем я остановился? Ах да. На могуществе богов. Позвольте, я все-таки приподниму это покрывало. Судя по вашим удивленным лицам, этого вы вряд ли ожидали. Тем из вас, кто находится в задних рядах, этот предмет представляется круглой шкатулкой из темного дерева с четырьмя выдвижными ящичками. Она очень похожа на пузатый бочоночек. Шкатулка покрыта декоративным узором в виде завитков, а вот здесь, наверху, у нее резная ручка из слоновой кости. Каждый ящичек может выдвигаться в любую сторону и открываться. Но при этом ни один из них не кажется достаточно вместительным для того, чтобы служить какой-нибудь полезной цели. Вы ведь, наверное, об этом сейчас подумали? Вся шкатулка вряд ли может служить чем-то иным, кроме детской игрушки. Неужели она содержит в себе могущество богов? Но это действительно так. Эти ящички на самом деле очень малы, но что, если они окажутся доверху наполненными золотыми монетами? Или алмазами? Это очень впечатлило бы вас, верно? А если я вам скажу, что они содержат нечто более ценное, чем золото и алмазы? А что, если их содержимое сможет приобщить вас к мудрости и могуществу самих богов?

А что, если я — что еще более важно — скажу, что волшебные свойства этой шкатулки доступны каждому, кто решит воспользоваться ею? Вам не придется обращаться за помощью к волшебнику или жрецу. Этот чудесный предмет подойдет любому, кто захочет им воспользоваться. Однако даже для того, чтобы просто пожелать этого, потребуется определенная смелость, а также особый склад ума. Кто из вас, присутствующих, обладает мужеством, скромностью и умением хранить секреты для того, чтобы воспользоваться ими?

Сколько она может стоить? Странный вопрос. Впрочем, ответ на него прозвучит не менее странно. Она стоит все и одновременно не стоит ничего. За нее вам не придется платить ни гроша, но в то же время нужно будет отдать все, что у вас есть. Это не цена, друзья мои. Боги — отнюдь не торговцы, выклянчивающие несколько монет в благодарность за свою благосклонность.

Согласен, друзья, мои слова действительно могут привести в замешательство кого угодно. Никогда ничего не бойтесь. Я все объясню, поскольку есть определенные особенности пользования подобным предметом, о которых вам следовало бы знать, прежде чем вы решитесь стать обладателем такой шкатулки.

Да, друзья мои, вы не ослышались. Подобную шкатулку можно купить или сделать самому, и она будет совершенно такой, как эта, которую вы сейчас видите, если, конечно, вам известен ее секрет. Поберегите ваше недоверие до поры, пока не дослушаете мой рассказ до конца и не увидите собственными глазами те великие силы, которые таятся в ящичках этой шкатулки. Я пообещал научить вас основным секретам волшебства. Если я не сдержу своего обещания, то без всяких разговоров верну вам ваши денежки. А сейчас приготовьтесь выслушать мое повествование.

Я на минутку скроюсь за этим занавесом, чтобы подготовиться к рассказу. Тем временем мой помощник Руутер обойдет вас с кружкой, в которую вы опустите ваши монетки. Прошу вас не удивляться тому, что двери во время моего рассказа будут заперты. Не удивлюсь, если кто-нибудь из вас угадает — благодаря исходящей от Руутера мощной ауре — что он принадлежит к племени омергунтов. Как вам известно, дорогие друзья, от омергунтов всегда исходит крепкий, отвратительный запах. На самом деле это одна из главных традиций этого племени. Если вы не хотите, чтобы он долго задерживался возле вас, приготовьте, пожалуйста, ваши деньги заранее. Итак, до встречи, друзья мои!

Глава 1

История моя началась не слишком давно. В ту пору я был — как вы можете догадаться — вполне симпатичным мужчиной. Скорее из душевных наклонностей, нежели из суровой необходимости, я постоянно интересовался возможностями новых, более эффективных способов обогащения. Золото отнюдь не является самым главным в моей жизни, уверяю вас, однако силы, которые руководят моими поступками, заставляют меня частенько наведываться в соседние края. Однажды меня даже занесло в страну омергунтов, к их вождю Огхару Отважному. Однако я немного забежал вперед в своем повествовании.

За несколько дней до этого путешествия на моем торговом пятачке — позволить себе целую лавку я не могу — на рыночной площади Искандара появился не слишком известный волшебник по имени Йоркис, которому пришла в голову идея купить летающий ковер. Обычно я закупал ковры, носившие на себе товарный знак далекого экзотического королевства Амрита, в убогих городских кварталах — истинном позоре благословенного Искандара. То, что в конечном итоге нечаянно приключилось с этим мнимым волшебником, ни в коем случае не моя вина. В конце концов, этот парень искал себе такой ковер, истинная цена которого — ясно последнему идиоту — многие тысячи рилов.

Так вот, этот тип стоял посреди рыночной площади, и вес содержимого его кошелька едва ли превышал вес комара. Именно поэтому, как мне кажется, в случившемся есть доля и его собственной вины.

Как бы то ни было, пока этот, с позволения сказать, волшебник, повернувшись ко мне спиной, перебирал ковры, я издал неслышный человеческому уху свист. Синий ковер, одно из лучших изделий, производимых в Зивенезе, зашевелился.

— Святая Яндра! — воскликнул Йоркис, взывая к древней крылатой богине. Я усмехнулся про себя, так как знал, что содержимое его кошелька скоро станет моим. Повинуясь беззвучным сигналам, которые я подавал неслышным свистом, ковер пополз сначала влево, затем вправо.

— Сама святая Яндра находится в этом ковре! — восторженно воскликнул Йоркис.

— Да, верно, это она, — ответил ему я. — Она просто ждет волшебника вроде тебя, Йоркис, который отправил бы этот ковер в полет.

— Так, значит, он сможет взлететь?

— Взлететь? Что за убогое слово! — Я поднял глаза к небу и указал на высокое облако. — Лучше будет сказать, что он воспарит в небеса. — Я сделал жест, изображавший воображаемый полет в небесные выси, который сопровождался плавными извивами, взлетами, падениями и снова взлетами на разной скорости.

Я уже готов был подать сигнал, по которому ковер скатался бы в трубку, когда к нам подбежал местный дурачок по имени Дорк. Здешние торговцы часто используют его в качестве скорохода, передающего различные известия.

— Хозяин Корвас, я…

В то же мгновение я поспешно спрятал свой потайной свисток.

— Умолкни, Дорк! У меня сейчас покупатель. — С этими словами я повернулся к волшебнику. — Простите меня, уважаемый Йоркис.

— Что происходит? — вопросил Йоркис недоуменным тоном.

— Простите? — повторил я и посмотрел туда, куда показывал покупатель. Оказалось, что около полусотни выдрессированных мною марзакских жуков беспорядочной армией выскочили из-под ковра и устремились прямо на рыночную площадь. Времени на объяснения не оставалось. Потребовались долгие годы, чтобы научить жуков повиноваться моим приказаниям, и я, естественно, устремился вслед за ними.

— Стойте, господин! Осторожно, госпожа, смотрите, куда ступаете! — завопил я. Признаюсь, что самообладание могло в любое мгновение покинуть меня, к тому же было неизвестно, как поведет себя Йоркис. На моем пути неожиданно возник какой-то безумец, выскочивший из близлежащей торговой лавки с жутким приспособлением, наверняка специально изготовленным для палача Кваага, обслуживающего королевскую темницу. Это был огромный барабан, приводимый в движение при помощи ручки. Катясь по мостовой, он громыхал так, будто происходило землетрясение. Из-за него мне пришлось резко сбросить скорость и посторониться. Прежде чем я успел пошевелиться, эта тварь своим чудовищным сооружением успела проехаться по моим бесценным марзакским жукам.

Увиденное привело меня в ужас. Катастрофа! Я погиб. Кто же теперь захочет купить ковер? Мысли о потере моих верных жуков, которых я помнил по именам, еще более усилили мое отчаяние. Я хорошо знал Бентию и ее детишек Нэба и Тиба; отчаянного Бомбу, которому приделал протез после того, как голодная самка богомола лишила его ноги; дряхлого Хадруббу, который в свое время первым попал мне в руки в дни, когда я оказался на финансовой мели…

Я был начисто разорен. Прежде чем мне удалось снова прийти в себя, существо с жутким инструментом для пыток вернулось и обратило ко мне свое сияющее идиотской улыбкой лицо.

— За свои услуги, брат, я не возьму с тебя ни гроша!

— Ни гроша? Ни гроша! За какие такие услуги, недостойный безумец? И не набивайся мне в братья, жалкий, вонючий отпрыск вулотского слизняка!

К лицу этого парня прилила кровь.

— Я нахожу твои слова оскорбительными, коверщик!

— Коверщик? Ты сказал коверщик? Я — Корвас, торговец коврами, и продаю лучшие волшебные ковры в этой или любой другой Вселенной! А ты кто такой?

— Я — садовник Обюшон. Я также занимаюсь и торговлей.

— Торговец, — презрительно произнес я. — Какой же торговец станет расхаживать с таким вот инструментом пыток?

Негодяй рассмеялся мне прямо в лицо, и я бы заставил его проглотить дерзкий смех, если бы он не поставил свой чудовищный инструмент между собой и мной.

— Это не инструмент для пыток, брат Корвас. Это мой товар, я продаю его. Это газонокосилка.

— Газонокосилка? — Я посмотрел на поверхность принадлежащего ему огромного барабана. Она вся была усеяна раздавленными трупиками дорогих моему сердцу жуков. — Для чего она нужна?

— Как для чего? Для стрижки газонов и лужаек!

Я качнул головой и рассмеялся в ответ на забавные слова моего собеседника.