Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Короткие любовные романы
Показать все книги автора:
 

«Одна мечта на двоих», Барбара Данлоп

Глава 1

Прислонившись к верстаку в ангаре «Авиэйшн-58», расположенном в аэропорту города Джуно, штат Аляска, Коул Хендерсон посмотрел на первую полосу газеты «Дэйли Бюро». Наверное, новость об авиакатастрофе должна была вызвать у него какие-то эмоции. В конце концов, Сэмюел Хендерсон был его биологическим отцом. Но он понятия не имел, что ему следовало сейчас чувствовать.

Дверь, расположенная поблизости, открылась, и в огромное помещение ворвался холодный ветер с хлопьями снега. Было уже десять утра, но здесь, на севере, в это время еще темно.

В ангар вошел Лука Додд, лучший друг и деловой партнер Коула, и направился к нему вдоль корпуса шестиместного самолета «Комодор», находящегося на ремонте.

— Ты уже в курсе? — спросил Лука.

— Да, в курсе, — ответил Коул.

Лука снял кожаные перчатки и шерстяную шапку:

— И что ты думаешь по этому поводу?

Свернув газету, Коул бросил ее на верстак:

— Ничего. О чем тут можно думать? Человек погиб.

В дальнем конце ангара раздался шум воздушного компрессора и дрели. Бросив взгляд на самолет, Коул обнаружил, что двое механиков приступили к починке мотора.

— Он был твоим отцом, — заметил Лука.

— Я никогда с ним не встречался. Он даже не знал о моем существовании.

— И все же…

Коул пожал плечами. Брак его матери Лорен с Сэмюелом Хендерсоном, чья семья владела авиакомпанией «Коуст Иггл эйрлайнз», с центральным офисом в Атланте, был непродолжительным. Она никогда не скрывала от Коула его происхождение, но советовала ему остерегаться Хендерсонов.

— Восемь погибших, — прочитал Лука, открыв газету. — Судя по первым предположениям, причиной катастрофы стало обледенение и сдвиг ветра. Для Атланты это редкость.

— Это сочетание может быть очень опасным, — заметил Коул.

— Пилот с Аляски наверняка смог бы с ним справиться, — сказал Лука.

С этим Коул не мог поспорить. На Аляске пилоты намного чаще имеют дело с плохими погодными условиями.

Он снова бросил взгляд на заголовок газеты. Безусловно, ему было жаль людей, жизнь которых так трагически оборвалась. Он сочувствовал их близким, но его лично эта трагедия не коснулась. Сэмюел Хендерсон был для него чужим человеком, который разрушил жизнь его матери тридцать два года назад. Когда его мать Лорен умерла от рака в прошлом году, он, напротив, глубоко скорбел. Вряд ли эта боль когда-нибудь утихнет.

Сразу после их с Лорен тайного бракосочетания в Вегасе Сэмюел под давлением своих могущественных родителей развелся с ней. Она была совсем молода и ждала ребенка. Имея на банковском счете всего несколько тысяч долларов, она отправилась на Аляску, испугавшись, что влиятельное семейство может узнать о ребенке и забрать его у нее. Спрятавшись в маленьком городке на Аляске, она работала день и ночь, чтобы обеспечить себя и сына, и экономила каждый цент. Окончив летную школу, Коул много лет усердно трудился, чтобы основать собственную авиакомпанию.

— На веб-сайте опубликовали фото малыша, — произнес его партнер.

В статье говорилось, что у Сэмюела и его молодой жены Коко есть сын, которого они, к счастью, не взяли с собой в роковую поездку. Помимо четы Хендерсон, на борту находилась престарелая мать Сэмюела и несколько топ-менеджеров «Коуст Иггл эйрлайнз».

— Он симпатяга, — добавил Лука.

Коул ничего на это не ответил. Он не видел фотографию и не имел ни малейшего намерения на нее смотреть, поскольку его эта история абсолютно не касается.

— До тебя уже дошло? — спросил Лука.

— Что? — спросил Коул, направившись по коридору в сторону офиса авиакомпании. Ноябрь — самый спокойный месяц для «Авиэйшн-58», но работы все равно хоть отбавляй.

Его партнер последовал за ним:

— Этот малыш, Закери, единственный наследник Хендерсонов.

— Уверен, о нем есть кому позаботиться.

Несомненно, у Закери будет целая армия попечителей и слуг, которые будут обеспечивать его всем необходимым и исполнять каждый его каприз.

— Он остался один в целом мире, — сказал Лука, нарушив ход его мыслей.

— Это вряд ли.

— Ты теперь его единственный родственник.

— Я ему не родственник.

— Ты его сводный брат.

— Нас ничего не связывает, кроме генов.

— Ему всего девять месяцев.

— Моя мать говорила, что Хендерсоны — чудовища.

— Те Хендерсоны все погибли. Остались всего два представителя этой семьи — ты и Закери.

— Я не Хендерсон.

— Ты давно не заглядывал в свои водительские права?

Коул открыл тяжелую дверь, за которой начиналось помещение офиса, и они оба вошли в нее.

— Ты прекрасно понял, что я имею в виду.

— Я точно знаю, что ты имеешь в виду. Пусть алчные шакалы окружают невинное дитя, а ты отойдешь в сторону.

— Мне нет необходимости отходить. Я никогда не был рядом.

Кэрол Рунионс, старший менеджер, выглянула из своего кабинета:

— Рейс один-семь-два отложен из-за технической неисправности. Мне подготовить «Файв-браво-сьерра»?

Коул посмотрел на часы. Самолет с девяноста пассажирами на борту должен был вылететь в Сиэтл через двадцать минут.

— В чем проблема? — спросил Лука.

— В световом индикаторе давления в кабине.

— Возможно, сломался переключатель. Хорошо, отправим в рейс «файв-браво-сьерра».

— Я немедленно отдам распоряжение, — ответила она, исчезая в кабинете.

— Если мы возьмем «сайтейшн», то будем на месте через четыре часа, — сказал Лука.

Коул уставился в замешательстве на своего партнера:

— На рейс один-семь-два зарегистрировано девяносто пассажиров. «Сайтейшн» вмещает всего девять человек.

— Я имею в виду нас с тобой.

— Зачем нам лететь в Сиэтл?

И с чего Лука взял, что путь туда занимает четыре часа?

— Не в Сиэтл, а в Атланту.

Коул почувствовал, как у него вытягивается лицо.

— Ты должен это сделать, — сказал Лука.

Нет, черт побери, он никому ничего не должен. И ему надоело говорить о Хендерсонах.

Покачав головой, он повернулся и пошел прочь.

— Ты должен это сделать, — бросил Лука ему вслед. — Ты прекрасно понимаешь, что шакалы уже начинают окружать Закери.

— Это не моя проблема, — отрезал Коул.

До сих пор Хендерсоны прекрасно обходились без него. Они в нем не нуждаются, и он тоже не хочет иметь с ними ничего общего.

*  *  *

Эмбер Уэлсли сложила руки на крышке массивного стола в парадной столовой особняка Хендерсонов. Помимо нее, за столом сидело еще одиннадцать человек. Внимание всех присутствующих было сосредоточено на собравшем их здесь Максе Каттере, который с непроницаемым лицом доставал из кожаного портфеля кипу бумаг.

Дестини Фрост, подруга Эмбер, сидящая рядом с ней, прошептала ей на ухо:

— Шесть юристов собралось в одной комнате. Это добром не кончится.

— Семь юристов, — поправила ее Эмбер.

Дестини обвела взглядом присутствующих:

— Кого я упустила?

— Себя. Ты тоже юрист.

— Да, но я положительный персонаж.

Несмотря на напряжение, Эмбер не смогла сдержать улыбку.

Макс собирался огласить завещание Сэмюела Хендерсона. Все были напряжены, поскольку речь должна была пойти о миллиарде долларов и контроле над «Коуст Иггл эйрлайнз». Но для Эмбер имел значение только Закери. Она надеялась, что распоряжения Сэмюела и ее сводной сестры Коко позволят ей остаться частью его жизни.

Эмбер была на десять лет старше Коко. Их отношения никогда не были близкими, но именно благодаря Эмбер ее сводная сестра познакомилась с Сэмюелом на корпоративном приеме два года назад. Беременность Коко сблизила сестер. Эмбер любила Закери, как родного сына.

Росс Кэлвин, вице-президент компании, сидящий за другим концом стола, нервно ерзал на стуле. После того как Драйден Дансмор, председатель правления, погиб в авиакатастрофе вместе с четой Хендерсон, управление компанией взяли на себя три вице-президента. Завещание Сэмюела наконец продемонстрирует, кто встанет у руля «Коуст Иггл эйрлайнз». Каким бы ни было решение Сэмюела, оно повлияет на будущее Росса Кэлвина. Эмбер занимала должность заместителя финансового директора, поэтому ей было все равно, кто возглавит компанию. На ее работу это никак не повлияет.

— Прошу прощения у всех присутствующих за то, что так долго откладывал оглашение этого завещания, — начал Макс, обводя взглядом комнату. — Но в связи с тем, что число погибших было велико и все они имели отношение к компании, у меня возникли некоторые сложности.

У Эмбер сдавило горло. Бедняжке Коко был всего двадцать один год.

— Я начну с завещания Джеки Хендерсон, — продолжил Макс. — Потом я прочитаю завещание ее сына Сэмюела, которое он составил вместе со своей женой, и дополнительное распоряжение Коко. Я попрошу вас не делать никаких выводов, пока не будет прочитано все до конца. — Он поправил стопку бумаг. — Если не считать небольших денежных подарков друзьям и сотрудникам, которые много лет работают на благо компании, а также пожертвования на сумму в десять миллионов долларов Фонду искусств Атланты, все ее имущество, включая двадцать пять процентов акций компании, переходит к ее единственному сыну Сэмюелу.

Никто из присутствующих не отреагировал на это заявление. То, что все имущество миссис Хендерсон перейдет к ее сыну, было вполне ожидаемо. Также все знали, что, несмотря на свой скверный характер, Джеки активно занималась благотворительностью.

— Что касается последней воли Сэмюела Хендерсона…

Все замерли на своих местах.

Макс выпил немного воды.

— Мистер Хендерсон также сделал несколько щедрых пожертвований. Десять миллионов он передал Фонду искусств и еще десять — Ассоциации пилотов Джорджии. Дальше я буду читать. — Он опустил взгляд на лежащий перед ним документ. — «Все мое имущество должно быть разделено поровну между всеми моими законнорожденными детьми. До достижения ими совершеннолетия их опекуном будет моя жена Коко Хендерсон, а их акциями «Коуст Иггл эйрлайнз» будет управлять Драйден Дансмор».

— Не будет, — прошептала Дестини Эмбер.

Разумеется, Сэмюелу даже в голову прийти не могло, что Драйден Дансмор может погибнуть вместе с ним.

— «В случае, если моя жена уйдет из жизни раньше меня, право опеки над моими несовершеннолетними детьми переходит к Россу Кэлвину».

В комнате тут же воцарилась тишина, и все перевели взгляд на Росса. Тот секунд десять сохранял невозмутимый вид, после чего его голубые глаза недовольно заблестели, а тонкие губы растянулись в улыбке.

Собравшие начали шептаться. Росс повернулся лицом к юристу, сидящему справа от него. Его голос был тихим, но Эмбер слышала каждое слово.

— Раз Драйден погиб, могу ли я контролировать акции?

Тот кивнул, и улыбка Росса сделалась шире.

— Теперь я перехожу к дополнительному распоряжению Коко Хендерсон, — произнес Макс, и все снова замолчали. — Заранее простите меня за мою прямоту в столь трагической ситуации, но я должен изложить факты. Сэмюел Хендерсон погиб на месте, а Коко скончалась по дороге в больницу.

Внутри у Эмбер все сжалось. Ей сообщили, что Коко умерла, не приходя в сознание. Должно быть, последние секунды ее жизни в падающем самолете были ужасными.

— Таким образом, Сэмюел умер раньше своей жены. Принимая во внимание этот факт, распоряжение Коко Хендерсон имеет юридическую силу.

Взяв документ, он прочитал:

— «Я передаю право опеки над моими несовершеннолетними детьми сводной сестре Эмбер Уэлсли».

В комнате воцарилась тишина. Все присутствующие ошеломленно уставились на Эмбер. В холодном взгляде Росса читалась враждебность.

Под столом Дести ни сжала ее руку.

— А как насчет решений, касающихся бизнеса? — отрезал Росс. — Эта женщина не может управлять компанией. Она простой бухгалтер.

— Эмбер заместитель финансового директора, — поправила его Дестини.

Росс презрительно фыркнул:

— Сэмюел хотел, чтобы деловые интересы его сына защищал человек, обладающий высокой квалификацией.

— Итак, Эмбер становится опекуном Закери, распоряжается его имуществом до его совершеннолетия и защищает его интересы в «Коуст Иггл», — подытожил Макс.

— Но… — начал Росс.

Макс поднял руку, чтобы заставить его замолчать.

— Если кого-то из присутствующих что-то не устраивает, он имеет право обратиться в суд.

— Суд непременно будет, — бросил Росс.

Эмбер прошептала на ухо Дестини:

— Что все это значит?

— Что нам придется противостоять Россу в суде и что с этого момента он становится твоим смертельным врагом. Но, самое главное, это означает, что ты получаешь Закери.

Сердце Эмбер учащенно забилось от радости. Закери останется с ней. Сейчас это единственное, что имеет значение.

 

Войдя в бальный зал отеля в Атланте, Коул обвел взглядом толпу людей, присутствующих на ежегодном благотворительном мероприятии, целью которого был сбор средств для Ассоциации пилотов Джорджии. Среди гостей были представители компании «Коуст Иггл эйрлайнз».

Рядом с ним шел Лука в строгом костюме.

— В конечном итоге ты будешь рад, что приехал сюда, — сказал он.

— Я буду рад, если ты заткнешься.

Коул тысячу раз говорил себе, что дела Хендерсонов его не касаются, но Лука все эти три недели настойчиво пытался убедить его в обратном. В конце концов Коул сдался и согласился посмотреть на фотографию Закери на новостном сайте.

Малыш был очень милым. Его лицо показалось Коулу знакомым, но он сказал себе, что то, что у них одинаковый цвет глаз, еще ничего не значит. Все же он прочитал статью, в которой говорилось, что два человека из окружения мальчика будут судиться за право опеки над ним, и навел о них справки.

В конце концов любопытство взяло верх над здравым смыслом и Коул согласился полететь в Атланту. Он не собирался заходить в особняк Хендерсонов через парадную дверь и представляться родственником. Он решил, что побудет какое-то время в Атланте, понаблюдает за происходящим и уедет, когда убедится, что Закери в безопасности.

— Она за столиком у подиума, — сказал Лука. — В черном платье с кружевными рукавами и каштановыми волосами, поднятыми наверх. Смотри, она только что встала.

В тот момент, когда Коул нашел взглядом Эмбер Уэлсли, она повернула голову, и он увидел ее красивый профиль. На ней было элегантное платье с глубоким вырезом и кружевными рукавами длиной три четверти, облегающее безупречную фигуру.

Коул был приятно удивлен. В реальности эта женщина оказалась даже привлекательнее, чем на фото.

— Не хочешь подойти поздороваться? — спросил Лука.

Больше всего Коул сейчас хотел сесть в самолет и вернуться домой на Аляску, но ему нужно узнать, что за люди окружают Закери и какие мотивы ими движут. Тянуть с этим не имеет смысла.

— Пошли, — ответил он.

— Росс Кэлвин сидит за соседним столиком. Он разговаривает с рыжеволосым мужчиной в сером костюме.

— Думаю, тебе следовало стать шпионом, а не пилотом.

Лука улыбнулся:

— Делай что хочешь. Только, чур, Дестини моя.

— Кто такая Дестини?

— Она была на паре фотографий с Эмбер Уэлсли. Горячая штучка. Я определенно хочу с ней познакомиться.

— Она твоя, дружище.

— Хочешь, я подойду к Эмбер вместе с тобой? — спросил Лука.

— Конечно. Только смотри не назови меня Хендерсоном.

— Как ты ей представишься?

— Как Коул Паркер. Я воспользуюсь девичьей фамилией своей матери.

— Шевели ногами, Коул Паркер.

Вблизи Эмбер оказалась еще красивее. Ее блестящие каштановые волосы были собраны в небрежный узел, из которого выбивались отдельные пряди. У нее были синие глаза, обрамленные темными ресницами. На ее щеках играл легкий румянец. Ее полные чувственные губы были словно созданы для поцелуев. Внезапно Коул представил ее себе обнаженной в его постели.

Когда они подошли к ее столику, она поймала взгляд Коула и вежливо улыбнулась. Должно быть, за последние несколько недель ей часто выражали соболезнования, и она выработала дежурную улыбку.

— Эмбер Уэлсли? — спросил он, протягивая ей руку.

— Да, это я.

— Я Коул Паркер из «Авиэйшн-58». Позвольте выразить вам соболезнования в связи с вашей потерей.

— Спасибо, мистер Паркер, — ответила Эмбер, обменявшись с ним рукопожатием. По его коже словно пробежал электрический разряд. Ее черты на мгновение напряглись, и ему показалось, что она испытала то же самое.

— Это мой партнер Лука Додд.

— Прошу вас, называйте меня Лука.

— А меня — Коул, — произнес Коул, чувствуя себя полным идиотом из-за того, что не сказал этого сразу.

— «Авиэйшн-58» хочет сделать пожертвование в фонд Сэмюела Хендерсона, — сказал Лука.

Коул смерил его сердитым взглядом. Они так не договаривались. Коул ни за что не поддержит то, к чему имел отношение Сэмюел Хендерсон.

— Это общественно значимое дело, — ответила Эмбер, затем увидела выражение лица Луки и нахмурилась: — Что-то случилось?

— Нет, все в порядке, — быстро ответил он.

— Вы выглядите расстроенным.

— Я в порядке.

Эмбер склонила голову набок:

— Вы не согласны с тем, что сбор средств для ассоциации пилотов общественно значимое дело?

— Я хотел сказать, что Лука имел в виду, что мы тоже собираемся организовать нечто подобное. Это не обязательно делать… — Как бы ему помягче выразиться?

— В честь Сэмюела Хендерсона? — закончила за него Эмбер.

Коул не знал, как ответить на этот открытый вызов. Ему не хотелось лгать.

— У вас есть лишние десять миллионов, чтобы соперничать с благотворительным фондом «Коуст Иггл»? — спросила она.

— Честно говоря, десять миллионов — это многовато, — признался Коул.

Ее синие глаза слегка сузились.

— Вы знали Сэмюела?

— Нет, я никогда с ним не встречался.

Она посмотрела на него с подозрением.

— То есть вы недолюбливали его заочно? — спросила она.

— Я не… — Коул замялся. — Я знал людей, которые знали его.

Из-за ее столика встал мужчина и подошел к ней:

— Эмбер?

Коул выругался про себя.

— Пять минут, — сказал мужчина.

— Спасибо, Джулиус. — Она посмотрела на Луку, затем снова на Коула. — Похоже, мне пора возвращаться за столик. Была рада с вами познакомиться, мистер Паркер.

— Вы всегда так вежливы?

— Вы хотите, чтобы я была грубой?

— Этот разговор пошел не так, как я ожидал, и я сам в этом виноват.

— Может, вам попытаться снова в следующий раз?

— Что вы сейчас собираетесь делать?

— Съем крабовый коктейль и котлету по-киевски, произнесу короткую благодарственную речь, вернусь домой, отпущу няню и пойду спать.

— Как дела у Закери? — осмелился спросить Коул.

— Сейчас он принимает ванну. Ему нравится плескаться с резиновой уткой и грызть мочалку.

— Останетесь танцевать?

— Думаете, ваши манеры улучшатся, если мы потанцуем? — спросила она после небольшой паузы.

— Я постараюсь больше не оскорблять ушедшего из жизни основателя фонда.

— Вы устанавливаете высокую планку.

Мужчина по имени Джулиус вернулся и коснулся ее руки:

— Эмбер?

— До встречи, — сказала она с улыбкой Коулу.

Хотя ее улыбка была простым проявлением вежливости, ее слова его обнадежили.

— Что это было? — пробормотал Лука, когда она удалилась.

— Сделать пожертвование в фонд Хендерсона? — возмутился Коул. — Только через мой труп!

— Ты уже ясно дал понять, что против этой идеи.

— Она не такая, какой я ожидал ее увидеть, — сказал Коул, когда они направились в заднюю часть зала.

— У нее две руки и две ноги. Что еще ты ожидал увидеть?

— Я не знаю. — Коул задумался. — Наверное, я представлял ее холеной, высокомерной и хитрой.

— Она показалась мне довольно холеной.

— Она красивая, но это не одно и то же.

— Она сногсшибательна. Ты правда думаешь, что она с тобой потанцует?

— Почему нет?

— Потому что ты сморозил глупость. Кроме того, у нее наверняка полно других предложений.

— Я буду оптимистом.

Когда приглушили свет, Коул решил, что подойдет к ней, когда закончится ужин. Сегодняшний прием — это самая удобная для него возможность пообщаться с людьми, окружающими Закери, не раскрывая своего имени.

Глава 2

Эмбер не могла дождаться, когда покинет бальный зал. Субботний вечер она предпочла бы провести в компании Закери на диване перед телевизором. Но кто-то должен был принимать соболезнования и пожертвования в фонд Сэмюела, и она, как самая близкая родственница Хендерсонов, лучше всех подходила для этой цели.

В отличие от своей сестры Коко, Эмбер никогда не посещала светских мероприятий, поэтому сегодня для нее все было в новинку, включая ее одежду. Узкое платье, выбранное Дестини, сковывало движения, руки чесались от кружева, а ноги гудели от высоких каблуков.

Благодарственную речь Эмбер закончила просьбой поаплодировать поставщикам провизии и обслуживающему персоналу. Когда аплодисменты стихли и заиграла музыка, Эмбер почувствовала облегчение. Теперь она может направиться к выходу, вызвать такси и поехать домой.

К ней подошла пожилая женщина, имени которой она не помнила, и взяла ее за руку:

— Отличная речь, мисс Уэлсли.

— Спасибо.

— Даже при столь трагических обстоятельствах семья Хендерсон оказывает положительное воздействие на общество Атланты.

— Сэмюел был великодушным человеком, — ответила Эмбер.

На самом деле она была не очень высокого мнения о человеке, который женился на ее взбалмошной девятнадцатилетней сестре.

Эмбер поначалу сторонилась Коко и ее мужа и не раз жалела о том, что привела Коко на корпоративную вечеринку, на которой ее сводная сестра познакомилась с Сэмюелом. Но когда Коко забеременела, Эмбер пришлось вернуться в ее жизнь.

— Прошу прощения, мисс Уэлсли, — раздался рядом с ней мужской голос.

Пожилая женщина неохотно удалилась.

— Добрый вечер, — улыбнулась Эмбер симпатичному мужчине, пожимая его руку и гадая, когда ей наконец удастся уйти. Она сомневалась, что сможет долго продержаться в этих туфлях.

— Я Кевин Мэттьюз из «Хайбуш анлимитед». Я могу дать вам свою визитку?

— Конечно, мистер Мэттьюз.

— Мы благотворительная организация, занимающаяся восстановлением окружающей среды, главным образом на северо-западе. Я много знаю о мистере Хендерсоне, и мне кажется, что его, возможно, заинтересовала бы наша деятельность.

Эмбер сомневалась, что Сэмюелу было какое-то дело до экологии. Он всюду летал на своем частном самолете и имел несколько мощных автомобилей с бензиновыми двигателями. Все же она взяла визитку, предложенную мужчиной.

— Я с радостью передам ее сотрудникам компании, которые выбирают объекты для спонсорской поддержки.

Его улыбка дрогнула.