Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Современные любовные романы
Показать все книги автора:
 

«Дневник Жаклин Пейн», Арабелла Вейр

Моим маме и папе, без которых эта книга не могла бы увидеть свет

Мой дневник

Нашедшего прошу вернуть

Жаклин М. Пейн… Не скажу, что «М.» имеет большое значение… вообще-то почти никакого. Просто мое полное имя с ним звучит, пожалуй, лучше и интереснее, ясно?

Мой адрес: Лондон НВ6, Сент-Бартоломью-роуд, 17, квартира В. Послушай, если будешь возвращать дневник по моему домашнему адресу днем, когда я на работе, попытайся дозвониться в квартиру С, миссис Меллиш, старой леди, что живет через площадку от меня. Она глуха как пень, но делает вид, будто кое-что еще слышит, ее всегда застанешь дома. Если не получишь ответа и услышишь мелодию «Коронейшн-стрит», значит, она включила телик на полную катушку и ты ничего не добьешься. Ни в коем случае не отдавай дневник Нижнему Парню из квартиры А на первом этаже. Даже если он дома! Ни за что не отдавай ему мой дневник! Ведь там есть кое-что про его громкую сексуальную жизнь. Если он прочтет его, мне придется продать квартиру. Так что, пожалуйста, не отдавай ему мой дневник даже шутки ради.

Можешь занести его ко мне на работу: корпорация «Пеллет», Стрэнд, 130, Лондон. Но только не секретарю отдела конференций, Новой Секретарше Саре, на мой вкус она не слишком симпатичная и чересчур самоуверенная. Не то чтобы я имела что-то против нее, но по тому, как она засмеялась как-то в ответ на мою шутку, я поняла, что она еще та штучка. Не хотела бы я видеть ее многозначительную ухмылку, когда она станет передавать мне утерянный дневник: «Это вы потеряли, мисс Пейн?» Лучше всего спросить старшего администратора отдела — это я. Между прочим, хотя моя должность именуется «старший», она не так значительна, как это звучит. В нашем отделе всего три сотрудника, и я работаю дольше всех. Поэтому меня и сделали старшей, а вовсе не потому, что я так умна, важна и тому подобное. Я вдруг подумала: «старшая» — это не в том ли смысле, что я приближаюсь к пенсионному возрасту? Вряд ли… «старшая» в смысле возраста… Господи! А может, они и это имели в виду, потому и дали мне эту должность…

Во всяком случае… да уж, не хотелось бы мне встретиться лицом к лицу с тем, кто прочитал мой дневник, так что ты мог бы… обратиться к Тощей Кларе из новой бухгалтерии, нет, ей нельзя доверять… она слишком тощая… хм… Что, черт возьми, я тут несу?! Забудь все, что я наговорила, просто запечатай дневник в конверт, заклей прочным скотчем, чтобы было трудно отодрать, и оставь (если не повезешь ко мне домой) в главной приемной. Напиши на конверте «срочно» и «строго конфиденциально». Да, еще: сначала заверни его в газету или в ткань, а то там могут разглядеть, что пакет похож на дневник, и обо всем догадаться. Знаешь, должна сказать, что всю оставшуюся жизнь я буду смотреть на незнакомцев в автобусе и думать: «Может, это ты? Может, как раз ты прочитал мои самые сокровенные мысли? Может, ты так странно посмотрел на меня, потому что прочел мой дневник и считаешь теперь меня жалкой дурой?» Так что лучше просто сожги его, о’кей?

 

В СЛУЧАЕ КРАЙНЕЙ НЕОБХОДИМОСТИ ОБРАЩАТЬСЯ:

 

к миссис Шейле Пейн (уже шесть лет как они разошлись, а она все еще называет себя «миссис»).

Полет Ласточки (это не я придумала, уверяю тебя), Березовая Лощина, Уорвикшир.

Это моя мамуля. Бога ради, не обращайся к ней, если в этом не будет острой необходимости (авария и т. п.), иначе разговорам не будет конца.

 

ИЛИ:

 

к Ральфу Пейну

Прайори-мэншн,

Макинтош-роуд, 31

Лондон

 

Вроде бы шикарный адрес, но на самом деле там и коту не развернуться. Они собираются купить дом за границей, но покуда Дженифер, жена моего папули, желает жить на расстоянии четырехфунтовой поездки на такси от Харви-Николс. К слову сказать, если ты, нашедший мой дневник, не желаешь себе смерти, не отдавай его моей мачехе.

3 января

Привет!.. Пишет Жаклин Пейн, незамужняя, возраст… хм… да… хм… 31… ну ладно, 33. Рост 1 м 55 см, размер 12… ну, дело в том, что я могу влезть в двенадцатый, если фасон позволяет… правда, пожалуй, будет честнее сказать: размер 14. Скажем, грудь у меня 12 (или 14, если одежда из «Некста»), а зад чаще всего 14, но точно не больше. По правде говоря, недавно мне подошел шестнадцатый, но это было в «Марксе и Спенсере» — они явно поменяли закройщиков или еще что-нибудь учудили, потому что я всегда влезаю в четырнадцатый, не понимаю, что это за брюки, может, их шили в стране, где все маленькие… где живут пигмеи? Давайте скажем — от двенадцатого до четырнадцатого в неудачный день, ладно? Друзья зовут меня Джекки, а родные — Джек, чего я терпеть не могу, потому-то, наверно, они меня так и зовут. На работе меня чаще всего именуют Жаклин, не знаю, почему бы им не звать меня по-свойски, Джекки… может, они думают, я слишком неприступная или что-то в этом роде. А может, просто не хотят панибратства, предпочитают дружеское общение с людьми вне работы. Моя лучшая подруга Салли чаще всего зовет меня Клин, может, потому, что это звучит эффектно и по-взрослому, не то что мужеподобное Джек. Я раньше никогда не писала «Клин», это имя как-то плохо читается, а звучит словно название мази от молочницы. Верно, потому Салли никогда не пишет мне это имя на открытках. Ну вот, я живу одна в симпатичной (ну, вроде того, скажем, такой, которая мне по карману, а вообще-то мне хотелось бы иметь что-нибудь побольше) квартире с одной спальней в Куинз-парке. Разумеется, никакого парка там нет, название придумали, чтобы этот далеко не шикарный район звучал шикарно. Я — старший администратор отдела конференций корпорации «Пеллет», крупнейшего в Англии поставщика компьютеров и запчастей к ним (не знаю, включает ли понятие «крупнейший» Шотландию и насколько это важно). Между прочим, понятие «незамужняя» применимо ко мне лишь с прошлого июля. Не то чтобы я была замужем, просто как бы обручена. Ну, строго говоря, не совсем официально, как полагается, обручена. Просто мы с Идеальным Питером прожили вместе чуть больше года… понимаете, я думала… может быть… возможно… но я ошиблась. Хочу сказать, он никогда не делал мне предложения, но я по дурости надеялась, что это все же случится… и сильно просчиталась. Оказалось, в его планах было лишь трахать меня, пока ему не предложили работу в Нью-Йорке.

Ах, погодите минутку, ведь в дневниках не пишут «Привет!». А как я представилась? Как это похоже на меня! Я даже не знаю, как начать дневник. Во всяком случае, новый дневник — это новая жизнь. Такие дела. Знаю, я немного запоздала. То есть надо было начинать первого января, каждый нормальный человек поступил бы так. Ведь, если начинаешь дневник, надо вести его с первого дня года, не правда ли? Дело в том, что я потеряла свой новый дневник 31 декабря и только сейчас купила себе еще один. Я купила его в том же магазине, что и первый, и думаю, продавщица узнала меня даже в шапке и сказала про себя: «Потеряла? Как же ты работаешь, если не можешь сохранить паршивый дневник даже на несколько дней?»

Начинаю сначала. Пора мне занять в жизни более позитивную позицию. Вот так. Не бичевать себя по малейшему пустяку. О боже! Я начинаю испытывать судьбу. Бог может в самом деле наказать меня за это: сделает так, что меня ограбят по дороге домой, или я покалечусь вдрызг, или кто-нибудь молодой уступит мне место в автобусе, или еще что-нибудь стрясется. Хм… что-то не очень получается у меня с новой позитивной позицией. Извиняюсь… перед кем это я вздумала извиняться? Фантастика, я уже стала извиняться сама перед собой.

Во всяком случае, мне, пожалуй, пора принимать новогодние решения, не правда ли? Это я и собираюсь сделать. Ты тоже, наверно, это делаешь, начиная писать дневник. Правильно, тогда месяца два спустя он будет напоминать тебе, как скверно ты выполняешь собственные решения… Итак, запишу некоторые из них.

 

ДЕСЯТЬ НОВОГОДНИХ РЕШЕНИЙ:

1. Как следует продумывать все заранее. Решая, что надеть, или разрабатывая проект на работе. Короче, что бы я ни делала, впредь продумывать, с какой точки зрения меня могли бы раскритиковать по этому поводу, и затем либо самой раскритиковать себя, либо сделать вид, что все в порядке.

2. Похудеть.

3. Стать лучше во всех отношениях.

4. Быть благодарной за внимание большинства мужчин (конечно, не считая ужасно противных, если они не слишком навязчивы).

5. Не пить слишком много на Рождество или на приемах и не тосковать больше по Идеальному Питеру.

6. Начать и не прерывать важнейшую китайскую диету долголетия — «похудей, и это изменит твою жизнь».

7. Заработать кучу денег, написав книгу типа «Помоги себе сам» (у меня их целая куча).

8. Придумать какой-нибудь особенный псевдоним, чтобы вместе с названием книги он производил на читателя впечатление, будто твоя жизнь прекрасна во всех отношениях, а его — полное дерьмо.

9. Больше ничего не могу придумать… О чем это говорит? О том, что я не способна придумать даже десять решений… а может, вовсе не обязательно, чтобы их было десять.

5 января

Вышла на работу. Чувствую себя намного лучше, не ела три дня, здорово! В туалете потеряла сознание, правда, всего на пару секунд. Решила, что смогу показаться на людях, ведь я стала чуточку тоньше… но тут же вдруг поняла, как отчаянно нелепо выгляжу в серьгах с болтающимися подвесками, которые, как я думала, должны сделать меня моложе и моднее. И как же можно так ошибаться? Парень в газетном киоске уставился на меня, и я вдруг поняла, что он думает: «Ты что, не соображаешь, что старовата для таких крутых серег?» Я схватила свою газету и быстро шмыгнула в аллею, потом порылась в сумке, нашарила на дне пару серебряных «гвоздиков» на штифтах, тут же напялила их и стала походить на героиню «Тюремного блока, Эйч»»[?] — невыразительную, безликую женщину неопределенной сексуальной ориентации. И все же это лучше, чем воображать, будто ты молода и привлекательна.

Уходя с работы, я увидела Новенького Энди из маркетинга. Столкнулась с ним в лифте. Он улыбнулся мне, но я абсолютно уверена, что, когда он посторонился, чтобы освободить мне место, он подумал: «До чего же она толстая, придется отодвинуться подальше». Правда, он предложил мне выпить как-нибудь вместе, но я знаю: это потому, что он почувствовал неловкость там, в лифте, и понял, что я поняла, что он сделал это из-за того, что я такая толстая. А может, все это не так и он просто хочет выпить со мной, потому что ему жаль меня, мол, у меня нет друзей. Да, пожалуй, так оно и есть.

6 января

На работе был довольно удачный день, расчистила стол от завалов бумаг по делу Кроули, и это здорово, ведь мне не пришлось целый день сидеть и думать о том, что Энди видел, какой у меня большой зад, и не раздумает ли он пригласить меня выпить.

Наверно, мне не стоило надевать тот красный костюм: Крутой Бауэр — наш главный менеджер и мой начальник, — увидев меня в холле, сразу сказал что-то про рождественскую вечеринку, будто она была здорово организована. А ведь я тут ни при чем. Может, он подумал: «В этом костюме из нее получился бы отличный Дед Мороз». Иначе для чего бы ему это было говорить? О, черт побери, он заметил бороду, которую я отрастила из-за ПМС (предменструального синдрома, если кто не знает), вот и решил, что я — подходящая кандидатура для отличного Деда Мороза.

8 января

Отправилась на распродажу, но после двух магазинов оставила попытку. К кому бы я ни обращалась, продавцы, по-моему, думали: «Бога ради, зачем тебе тратить деньги на одежду! Купила бы лучше брезентовую палатку от «Миллетса»».

9 января

Проснулась с чувством, что я абсолютная дура. Ну зачем, зачем я только купила эти платформы? Когда я их примеряла, мне казалось, они вполне, а теперь понимаю, что та девица в обувном думала, будто я похожа на бегемота в ортопедической обуви. И, разумеется, она была права.

10 января

Шесть таблеток глюкозы, полчайной ложки обезжиренного творога, два сморщенных мандарина с самой субботы и несколько галлонов этого самого китайского чая с макробиотиком. На вкус он напоминает средство для мытья туалета, в котором растворили старые монеты, но ужасно полезный. Самочувствие отличное. Здорово помогает курение. Наверно, к такому питанию легче привыкнуть, если стать настоящей никотинисткой.

NB. Оказывается, сигареты отлично заменяют еду.

Результат не замедлил сказаться: на зубах у меня появились никотиновые пятна… почти на всех: пришлось отчищать. Отчистила почти все, вернее, те, которые видно, когда я улыбаюсь (запомнить: не улыбаться во весь рот, пока не отчищу все). Уселась перед телевизором смотреть «Скорую помощь». Но они заменили новую серию какой-то дурацкой передачей о жертвах анорексии, словно специально, чтобы мне стало жаль этих людей. И я, наплевав на все, съела ломоть хлеба с маслом. Боже, когда же этому будет конец?

В два часа ночи. Лежу в постели и, как обычно, боюсь взвешиваться — знаю, что прибавила по крайней мере полфунта. Водитель автобуса, наверно, заметит и бросит на меня сочувственный взгляд, мол, «привет, мисс Поросятина, как ты собираешься уместить на сиденье свою жирную задницу?». Это всего лишь обычный автобус с оплатой при входе, но водитель непременно подумает это, взглянув на меня в зеркало.

Все-таки решила встать на весы и — пожалуйста! Еще фунт. Опять улеглась в постель. Какой смысл ходить на работу, если все будут смеяться надо мной?

11 января

Идти на работу все-таки пришлось. Позвонил Крутой Бауэр, сказал, что им без меня не обойтись, попросил, чтобы я пришла-таки в офис, если, конечно, не слишком тяжело больна. Не знаю, кого он думал обмануть, говоря: «Жаклин, нам без тебя никак не обойтись, ты одна умеешь общаться с важными клиентами, твое присутствие в офисе жизненно необходимо…» Да, в самом деле жизненно необходимо дать людям возможность посмеяться над тем, как я разжирела, похихикать за моей спиной, когда я пойду к кофеварке. А может, на моем бесполезном фоне все остальное выглядит прекрасно? О господи, я становлюсь ужасной пессимисткой, правда? А вдруг я жизненно необходима, потому что хорошо знаю свое дело?.. Нет, не к добру я это пишу, надеюсь, Бог не прочтет мой дневник и не накажет меня.

14 января

Не писала пару дней, не было времени, просто с ног сбилась на работе. Не могу сказать, что была больна, просто набрала лишний вес, строго говоря, это не болезнь… правда? На работе дел невпроворот. У нас новый важный клиент — «Программное обеспечение Поцци». Эта итальянская компания в течение года поставляла новое программное обеспечение в Англию, и сейчас они хотят организовать несколько конференций — отчасти для того, чтобы поблагодарить за помощь своих дистрибьюторов, отчасти для рекламы своей новой продукции. Будет очень интересно, они хотят придать мероприятиям итальянскую окраску — итальянская кухня, итальянская музыка… И тут я подумала… Ведь итальянские женщины толстые, не так ли? А что, если Крутой Бауэр дал мне это задание, потому что считает, что клиенты будут чувствовать себя уютнее, раз я похожу на итальянскую маму? Во время инструктажа на мне было цветастое платье, и Крутой Бауэр, наверно, принял его за передник. Конечно, мне могли поручить эту работу, потому что я немного говорю по-итальянски, но готова поспорить, что мой толстый зад и цветастый передник сыграли свою роль.

15 января

Отличные новости. Расходами по конференции Поцци занимается Новенький Энди, красавчик из маркетинга, утром он пришел ко мне и сообщил это. Меня смутила лишь одна вещь. Он сказал: «Так что теперь у нас наконец будет оправдание, чтобы вместе выпить». Что он имел в виду под словом «оправдание»? Зачем ему оправдываться? Может, он женат? Или живет с мамочкой? Ну почему он так сказал? Мне стало как-то не по себе. Может, он считает выпивку со мной крайней мерой, единственным способом выйти из какой-то затруднительной ситуации, как в футбольном матче? Интересно, для этого свидания нужно, оказывается, оправдание, вроде больничного листа. Он сказал: «Будет оправдание…» Ах, может, он просто кокетничал, шутил? Что-то непонятна мне эта шутка, я не могу сообразить, заигрывал он со мной или хотел намекнуть, мол, если у нас и будут какие-то «отношения» (ха!), то ему каждый раз понадобится «оправдание».

NB. Перечитала последний абзац и решила: не буду больше взвешивать каждое слово, сказанное тем, кто мне нравится… хм… конечно, это помогает внести какую-то ясность до того, как… нет, с этим надо кончать, хватит копаться, вдумываться в смысл каждого слова, каждого жеста. Все! Больше не буду! Пусть все идет как идет… что ж, буду анализировать только фразы… так будет лучше, правда? Так что там с этим «оправданием»?

16 января

Не слишком вдохновляющие новости. Тощая Клара из новой бухгалтерии тоже будет заниматься делом Поцци, так что шансы относительно Эн (сокращенное от Энди) уменьшаются. Мне надоело каждый раз писать его имя полностью… Правда, если кто-нибудь когда-нибудь прочтет этот дневник, то подумает, будто Эн — имя женское, а я — лесбиянка. Ужас! Во время обеда в буфете Тощая Клара стояла в очереди за мной, и я нарочно взяла только газированную воду и пару крекеров без ничего — пусть знает. Она уселась со мной за один стол и заявила, что ей приятно будет поработать вместе… Не знаю, что она хотела этим сказать. А еще она сказала, что недавно обручилась с Полом, парнем, в которого была влюблена с детства. Знаешь, я на минутку расслабилась, подумав об Эн и т. д. А потом решила, что это может только подзадорить Эн, ведь теперь Клару ему не заполучить. Разумеется, если только она ему нравится, чего я, конечно, не знаю, хотя всегда готова предположить худшее.

Нет, пора остановиться, отлично — Тощая Клара обручена… Интересно, Пол тоже тощий? Счастливая Клара — в самом деле тощая и к тому же обручена.

Вернулась домой поздно и вспомнила, что целый день ничего не ела, кроме той газировки и крекеров, даже голова кружится… здорово! Может, я теряю в весе, даже когда пишу эти строки. Если честно, я купила в «Претаманжé» пару вкуснющих бутербродов с цыпленком, грецкими орехами, соусом «Дольчелатте» и майонезом «Экстра», когда убежала пораньше с работы. Но ведь я жевала их по дороге, значит, они не в счет, правда? Я уверена, если ешь на ходу, калорий в полном смысле этого слова не поглощаешь, разве нет?

NB. Совещание по расходам, связанным с конференциями Поцци, состоится лишь в 10.00, значит, можно немножко поваляться в постели, прежде чем начну собираться. Поставить будильник на 5.30.

17 января

Одевалась три с половиной часа, к счастью, времени почти хватило. В это утро мне, Эн, Тощей Кларе и Крутому Бауэру предстоит встретиться с Карло Поцци из «Программного обеспечения Поцци», чтобы обсудить все детали конференций. Поскольку там будет Эн, я должна быть в лучшем виде, а чтобы включить кофеварку, мне придется повернуться задом к столу… Правда, я могу позвать кого-нибудь для этой цели, но, боюсь, подумают, что я лентяйка.

Решила надеть сиреневый жакет и длинную черную юбку, хотя они не совсем «в тему» и составляют странноватый ансамбль. Дело в том, что сиреневый жакет сидит на мне лучше всего, а в этой юбке мой зад выглядит капельку худее. Во всяком случае, после окончания совещания я останусь сидеть, пока все не разойдутся… сделаю вид, будто делаю какие-то пометки или вроде того.

Десять вечера. Я без сил, но должна-таки записать, как прошло совещание. Все прошло как нельзя лучше, мне удалось все время сидеть, Тощая Клара начала разливать кофе еще до того, как я запаниковала, что пора вставать. Такие дела… а клиенту к тому же, по-видимому, понравились все мои идеи относительно конференций. Карло Поцци оказался красивым мужчиной лет тридцати пяти, говорит по-английски прекрасно, но, естественно, с акцентом. Всякий раз, когда я обращалась к нему, он не сводил с меня глаз и каждая моя идея вызывала у него восторг. Меня это озадачивало, покуда я не догадалась, что ему явно приглянулась Тощая Клара, и он пытается заставить ее ревновать, делая вид, будто находит меня привлекательной и умной. Не знаю, что случилось с Эн, он сидел мрачный. Может, ему до смерти не нравится сиреневый цвет?

25 января