Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Любовная фантастика
Показать все книги автора:
 

«Управляющая разумом», Анна Хэкетт

Посвящается Люциану

Всегда следуй своим мечтам

Глава 1

Она ненавидела ждать.

Скрываясь в тенях пустынной улицы Лондона, Мара Росс заставила себя оставаться неподвижной. А еще она ненавидела темноту. То, как мрак окутывает и нашептывает ужасающие слова.

Сделав долгий глубокий вдох, Мара сосредоточилась на противоположной стороне улицы. Где-то там держали в плену женщину.

В здании XVIII века постройки располагались филиал банка и офисы различных инвестиционных компаний. В будние дни на пороге начиналось столпотворение, но в выходные — Мара быстро осмотрела пустынную улицу — эта часть города была безлюдна.

Идеально для тайной спасательной операции.

Мара окинула взглядом затемненные окна. «Держись, Кейт».

Возле парадной двери наметилось движение, и в поле зрения появилось двое мужчин. Оба были высокими и хорошо вооружены. Бывшие военные.

Следом за ними шел третий мужчина. «Габриэль гребаный Ливен».

В свете уличных фонарей Мара ясно видела идущего легким шагом босса мафии. Он был одет в сшитый на заказ костюм и отутюженную голубую рубашку. Мара скрипнула зубами. Глядя на его красивое лицо, вы бы никогда не подумали, что он делает деньги на торговле наркотиками, людьми и тысячах иных способов преступной деятельности.

Вам бы и в голову не пришло, что перед вами убийца и садистская сволочь.

Маре хотелось перебежать дорогу, ворваться в его разум и оставить на всю жизнь пускающим слюни слабоумным. Ей подурнело, и она засунула руки в карманы джинсов. В своих мечтах Мара убивала Ливена уже тысячу раз. Соблазн воплотить мечты в реальность был почти непреодолим.

Она слишком легко могла себе представить все страдания, через которые Ливен провел Кейт Хартман. Боже, прошло больше трех месяцев с тех пор, как он похитил школьную учительницу прямо средь бела дня.

Если бы только Мара упорнее убеждала Кейт переехать в Приют, несчастная женщина была бы в безопасности на острове с людьми вроде нее, а не в цепях, выполняя поручения Ливена. Мара покачала головой. Сейчас имело значение лишь настоящее, поэтому сожаления были бессмысленны.

Подъехал блестящий черный седан, и когда припарковался на обочине, Ливен забрался в салон.

Мара смотрела, как вдали исчезает свет задних фар, и у нее перехватило горло. Вместо Ливена она сосредоточилась на Кейт. Сделав долгий выдох, Мара призвала на помощь все свое самообладание. Ливен был здесь, а значит, данные информатора, скорее всего, правдивы. После долгих месяцев безуспешных поисков она наконец-то нашла нужное место.

И ни на минуту не оставит там Кейт. Мара отделилась от теней и, подняв повыше овчинный воротник кожаной куртки, двинулась вперед. Вскинув голову, она добавила в походку высокомерия. Красться куда-то всегда лучше с наглым видом.

Достав из кармана идентификационную карту, изъятую ранее у одного из сотрудников, Мара провела ею по дверному сканеру.

Оказавшись внутри, она направилась вперед, выбивая ботинками едва слышимую дробь по мраморному полу вестибюля. Мара вошла в лифт и нажала на кнопку этажа, где располагались офисы «Эквинокс капитал» — финансовых консультантов Ливена. Двери открылись напротив длинной регистрационной стойки, освещенной одинокой лампой, за исключением которой на столе стояла лишь ваза с увядающими лилиями. В воздухе витал запах их перезревшей сладости.

Повернув налево, Мара принялась педантично проверять офис за офисом. Все они были декорированы в стиле, принятом ею за староанглийский — темная древесина, кожа и много книг. Помимо этого в комнатах ничего не было.

«Пусто, пусто, пусто».

Мара выругалась. Возможно, информатор ошибся. Обыскав последний офис, она направилась к двери конференц-зала с висящей на ней медной гравированной табличной.

Открыв дверь, Мара щелкнула выключателем. В мгновение ока вспыхнул свет. Длинный переговорный стол был вырезан из темной древесины, со всех его углов свисали цепи, а отполированную поверхность заливала темно-красная кровь, стекавшая на шикарный ковер.

Стоило Маре остановить взгляд на цепях, как начал восставать спрятанный в глубине души ужас. Тяжело сглотнув, она осмотрела комнату. В углу привалилось к стене тело мужчины средних лет. С осунувшегося лица невидящим взглядом смотрели пустые глаза, а рот открылся в безмолвном крике.

Мара почувствовала подкатывающую к горлу желчь. Она опоздала.

Из дверного проема послышался шум, испугав ее.

Мара развернулась как раз, чтобы блокировать летящую ей в лицо мужскую руку. Она ударила кулаком, целясь в солнечное сплетение.

Захрипев, высокий охранник попятился и, настороженно глядя на Мару, достал из набедренной кобуры пистолет.

— На колени.

— Я так не думаю, — она повела бедром.

Взгляд мужчины дернулся к ее ногам в обтягивающих брюках, прежде чем снова вернуться к лицу.

«Попался».

Глядя охраннику в глаза, Мара выпустила свой дар на волю. Рот мужчины приоткрылся, руки безвольно повисли вдоль тела, а оружие с приглушенным стуком упало на ковер. Глаза охранника стали невидящими.

Мара цокнула языком.

— Разве твой работодатель не предупреждал никогда не смотреть в глаза налетчице на разум? — она подошла ближе. — Здесь была Кейт Хартман?

— Да, — медленно выдавил из себя охранник. — Ее использовали для убийства генерального директора «Эквинокс капитал».

Глянув на тело, Мара задалась вопросом, чем же этот несчастный ублюдок взбесил Ливена.

— Где она теперь?

— Ее увезли.

— Куда? — наморщила лоб Мара.

— Я не знаю.

Она выругалась.

— А сейчас ты найдешь свободную комнату и вздремнешь.

Медленно кивнув, мужчина развернулся и ушел.

Борясь с горьким разочарованием, Мара направилась к выходу, но тут услышала несколько голосов, быстро становящихся громче.

«Вот дерьмо». Предполагалось, что проклятое здание будет пустым. Взяв себя в руки, она пробежалась по имевшимся вариантам. На побег не оставалось времени. Спрятаться в одном из офисов не спасло бы, да и в любом случае, это было не в ее стиле. В свою очередь, дар будет практически бесполезен, поскольку Мара не могла управлять больше чем одним разумом одновременно.

Она поставила ноги на ширину плеч. Оставался один-единственный вариант.

В дверь ворвались двое — мужчина и женщина, а следом за ними широкоплечий блондин.

— Мистер Ливен подумал, что вы могли бы нанести нам визит, мисс Росс.

«Ловушка». Откуда Ливен, черт его дери, узнал?

Мара напала, целясь блондину в живот. Отлетев назад, он выругался. Она развернулась, чтобы ударить второго мужчину, вот только недооценила женщину.

Мускулистая брюнетка атаковала. Мара пошатнулась, пытаясь блокировать посыпавшиеся на нее удары, однако получила кулаком по голове, а потом и по спине. Брюнетка оказалась сильной и свирепой.

Мара почувствовала во рту вкус крови и, бедрами задев стол, повалилась назад. Блондин подошел ближе и схватил ее за руки. Продолжая наступать, он толкнул ее к стене и впечатал спиной в штукатурку.

Взгляд Мары заметался, пока не остановился на втором мужчине. Он был моложе своих напарников и с близко посаженными карими глазами.

«Ну же, посмотри на меня».

Стоило ему посмотреть ей в глаза, как она потянулась к его разуму. Мара не могла объяснить, как действует дар, просто подсознательно знала, что делать, словно это отпечатано в самом ее существе.

Когда мужчина понял, что происходит, она увидела на его лице вспышку паники, но было уже слишком поздно. Из его глаз исчезла осмысленность, а черты расслабились.

— Коллинз, ты идиот, — ударив Мару по лицу, блондин освободил молодого человека от налета на его разум.

Вокруг ее головы обернулся клочок ткани, перекрывая весь свет. У нее ускорилось сердцебиение.

«Как же темно».

Мару потащили в сторону, и что-то твердое ударило ее позади бедер. Она почувствовала на запястьях холод металла.

И запаниковала. «Только не это».

— Ты же знаешь, каково это — сидеть взаперти? — в голосе напавшего мужчины сквозило темное ликование. Он опрокинул ее на стол.

У Мары свело нутро. Боже, он напомнил ей о человеке, которому она когда-то верила. О человеке, продавшем ее Ливену. Он тоже получал удовольствие, причиняя ей боль.

— Да пошел ты, — Мара боролась, как обезумевшая.

Она бы не позволила заковать ее в цепи. Только не снова. Внезапно держащие ее руки исчезли. Раздались глухой стук и хрип.

— Что за черт? — послышался голос женщины.

Последовал еще один глухой стук, а затем тишина.

Мара задержала дыхание, пока не начали гореть легкие. В комнате был кто-то еще. Она задергала скованными запястьями.

— Спокойно, — раздался твердый мужской голос, проникший в самую ее суть.

Мара замерла. «Каллахан».

Налетчик на разум. Лидер Приюта. Загадка.

К ней прижалось большое тело, и сильные руки помогли встать. Он коснулся одного скованного запястья, потом второго, и наручники исчезли.

Теплые губы скользнули по ее уху.

— Дыши.

Мара так и сделала, впуская в легкие сладкий воздух. Когда Каллахан отступил, она села и стянула с глаз повязку.

Затянутое во все черное, поджарое тело Каллахана легко могло слиться с тенями. Однако этот мужчина был из тех, кого заметит любая женщина.

Широкие плечи, узкие бедра и длинные ноги пловца. Приезжая в Приют, Мара каждое утро видела Каллахана плавающим в океане. Она осмотрела его лицо — слишком угловатое, чтобы считаться красивым — и полуночные глаза столь же темные, как и угольно черные волосы.

Строить догадки о своем лидере стало излюбленным занятием жителей Приюта. Он был их защитником, однако никого к себе не подпускал. Каллахан обеспечивал благосостояние людей, но редко проявлял какие-либо эмоции.

Каждый дюйм его тела излучал мощь. Как и остальные аномалии, Мара слишком много времени потратила на попытки выяснить о нем хоть что-нибудь. Он напоминал ей лезвие, заточенное до предельной остроты.

Это лезвие может заставить тебя истекать кровью, а ты даже не поймешь, что порезался.

*  *  *

Кэл смотрел, как Мара Росс соскользнула со стола. С ярко-рыжими волосами на фоне бледной кожи она воплощала собой контраст. А ее сильное пышное тело могло поставить на колени любого мужчину.

Однако Мара была не просто красива. В первый раз, когда он ее увидел, она тащила бессознательное тело налетчика на разум — гораздо выше и тяжелее нее — с одного из Нью-Йоркских складов Ливена.

Все в Маре Росс взывало к той стороне Коэла, которая заледенела уже очень давно.

Он не мог позволить себе такую роскошь.

Поверх его плеча Мара глянула на неподвижных охранников Ливена. Они стояли на коленях и, как роботы, смотрели прямо перед собой.

Она широко открыла рот.

— Ты подчинил разум всех троих, — ее взгляд метнулся к Кэлу. — Это…невозможно.

И это «невозможно» он не желал обсуждать. У Мары на щеке проступал уродливый синяк.

— Кто из них тебя ударил? — подняв руку, Кэл провел пальцами по ее скуле.

У Мары затрепетали веки.

— Ничего страшного.

— Кто? — у него по венам хлынула обжигающая ярость, но лицо осталось совершенно непроницаемым. У Каллахана за спиной были годы практики по сокрытию своих эмоций.

Мара склонила голову.

— Блондин любит мучить людей.

Упомянутый мужчина сжал голову и с отчаянным криком упал на пол, где и затих.

— Боже мой, — Мара, пошатнувшись, шагнула вперед.

— Он не умер, — Кэл бесстрастно посмотрел на человека. — Но очень долго пролежит без сознания.

— Кто ты? — вскинула она голову.

«Ночной кошмар». Каллахан отвел взгляд, не желая видеть страх в изумрудно-зеленых глазах.

— Ты нашла похитительницу душ?

— Ее зовут Кейт, — Мара нетерпеливо вздохнула. — И я ее не нашла, — обернувшись, она посмотрела на перепачканный кровью стол. — Она была здесь, но ее увезли.

Кэл изучил труп в углу. У человека присутствовали явные признаки того, что его душу высосали из тела. По слухам, из всех способов умереть этот был самым болезненным.

— Как ты узнал, что я пошла сюда? — спросила Мара.

Каллахан следил за ней с тех самых пор, как она выбрала Приют своим домом. Но он, конечно же, никогда бы ей в этом не признался.

— По словам моего информатора, Ливена видели здесь. Вот я и подумал, что ты где-то поблизости.

Пнув стул позади стола, Мара отшвырнула его скользить по полу.

— Я не могу свободно дышать, пока невинный человек в лапах этих ублюдков. Они заставляют ее убивать, — печальный взгляд Мары упал на залитый кровью пол.

Кэл знал, что Мара тоже побывала в «нежном» милосердии Ливена. Он был не в курсе, как именно обошелся с ней босс мафии, но видел в ее глазах ужасающие тени. Они соответствовали теням, уродовавшим душу самого Каллахана.

— Я почти убедила Кейт поехать в Приют. Я была так близко, — вздохнула Мара. — Если бы только… — у нее надломился голос.

— Ты не виновата.

— Знаю, — она подняла взгляд, — и более чем рада для кучи обвинить Ливена еще и в этом.

— Нам нужно идти, — Кэл направился к дверям.

Мара догнала его на пороге.

— Если поспешим, сможем найти их, пока они не успели покинуть Лондон.

Притормозив, он выставил перед собой руку и остановил Мару.

— Мы понятия не имеем, куда они направляются. Нам нужно все распланировать, опросить всех осведомителей…

— Ты слишком осторожный, — она стиснула зубы.

Каллахан привык, что люди — особенно женщины — его боятся. Однако Мара оказалась слишком упряма, чтобы позволить кому-либо или чему-либо ее испугать. Она была одной из немногих, кто посмел подвергать его слова сомнению или оспаривать их.

— А ты всегда несешься напролом.

Мара упрямо подняла голову.

— Если мы будем сидеть, сложа руки, и все планировать, Кейт умрет.

Кэл прижал Мару к стене, наблюдая, как выражение ее лица меняется от удивления. Они прижимались друг к другу и, черт возьми, тело Каллахана отвечало, отчего его голос стал резким.

— Тебе нужно научиться исполнять приказы.

В ее глазах заполыхал огонь.

— А ты, конечно же, любишь их отдавать.

Губы Мары были так близко.

— Приют дает аномалиям убежище и защиту. Он существует исключительно благодаря тому, что у нас есть правила.

— Твои правила, — выплюнула она.

Он подался вперед, грудью вжимаясь в ее грудь. Ему нравилось, что Мара высокая и может смотреть ему прямо в глаза.

— Да.

— Отпусти меня, — в ее голосе слышалась едва различимая дрожь.

— Не раньше, чем ты меня выслушаешь, — Господи, эта женщина заставляла его хотеть того, о чем ему лучше даже не думать. — Бо́льшая часть обитателей Приюта просто не выживет за пределами острова. На них откроют охоту правительство, преступные группировки и любой, кто знает об их способностях. Этих людей избегают семьи и друзья. Отклонения природы, умеющие останавливать время, контролировать умы и убивать прикосновением.

— Я знаю, — Мара сглотнула.

— Если мы не будем следовать правилам, люди вроде Ливена захватят нас и превратят в рабов. Этого ты хочешь?

Она принялась вырываться.

— Я отказываюсь оставлять несчастную женщину в лапах этого человека…

— Мы ее не оставим. Но и брать на себя лишние риски не будем.

— Я хочу…

Склонившись, Кэл прижался губами к уху Мары и погрузился в ее аромат. Никаких цветочных ноток, вместо них — нечто более темное и чувственное.

— Меня не волнует, чего ты хочешь. Если прыгнешь в омут с головой без плана, окажешься в цепях Ливена точно так же, как Кейт Хартман. Хочешь, чтобы тебя снова пытали? — она задрожала, и Каллахана захлестнуло раскаяние. Порой ему приходилось быть жестоким и делать трудный выбор, но он очень не хотел заставлять Мару вновь переживать то, что ее преследовало. Кэл отпустил ее плечо и ухватил за подбородок. — Мара…

— Ты — ублюдок, — она отшатнулась от него.

— Знаю, — вздохнул он.

При звуке одинокого стона оба напряглись. Развернувшись, Кэл подтолкнул Мару себе за спину. Когда она извернулась, чтобы встать рядом с ним, он выругался.

Труп в углу пошевелился. Они замерли, не отводя взгляда от тела. Глаза мужчины были по-прежнему мертвыми, но он повернул голову и приоткрыл рот.

— Целебес.

Глава 2

— Что за чертовщина? — Мара ненавидела страх в своем голосе.

Но мертвец на самом деле разговаривал.

— Целебес, — каркнув во второй раз, труп откинулся на стену, неподвижный и тихий.

Каллахан спокойно осмотрел мертвое тело.

— Кейт оставила нам подсказку.

Продолжая злиться из-за незаконченного спора, Мара обернулась. Ладно, будучи честной сама с собой, она признала, что прижавшееся к ней твердое мужское тело спутало все мысли, но сейчас стоило поволноваться о другом.

Мара набрала в легкие воздух.

— Как такое возможно?

— Убивая его, Кейт оставила каплю души, чтобы передать нам сообщение.

Прежде она не имела дело с похитителями душ.

— Не знала, что они на такое способны. И все же, подсказка не слишком понятная. Что, черт возьми, такое этот Целебес?

— Настоящее название Сулавеси.

— Индонезия? — брови Мары взлетели вверх, но тогда в памяти всплыли забытые факты. — Постой, у Ливена там плантация! Кофе, чай и все такое.

Достав из кармана сотовый, Каллахан запустил на нем поиск.

— «Какао Целебеса», принадлежит «Ливен Интерпрайзис».

— Сомневаюсь, что ему приносит прибыль исключительно шоколад, — фыркнула Мара. — Это прикрытие для чего-то другого.

Он поглядел на часы.

— В Хитроу нас уже ждет самолет. Поднимемся на борт и сможем распланировать полет в Индонезию.

— Мне лучше работается одной.

— Мы должны поступать так, как лучше для Кейт, — выгнул бровь Кэл.

«Черт возьми, а он прав». В отличие от нее, у него были ресурсы. Мара побарабанила пальцами по бедру.

— Хорошо.

Вместе они пошли вниз по коридору. Впереди раздался перезвон лифта, и оба остановились.

Из кабины вышло еще больше людей Ливена, и все они, лишь завидев Мару с Каллаханом, тут же ринулись к ним.

Она смотрела, как он прыгнул вперед и быстрым ударом повалил мужчину в первой линии. Затем еще одного ударом второй руки.

Третий мужчина, извернувшись, бросился к Маре, но она блокировала атаку и, уйдя ему за спину, ударила позади шеи. Она придвинулась ближе к Каллахану, чтобы скоординироваться и драться вместе.

Продолжая бороться, Мара изумилась тому, насколько ловко они двигаются в паре. Он действовал со знанием дела — плавно и изящно, что не уменьшало силы и свирепости его ударов. По слухам, Каллахан прежде служил в ЦРУ или АНБ, но никто не знал наверняка.

Снова зазвенел лифт, и Мара поежилась.

— Мара, — Каллахан ударил последнего стоявшего перед ним человека и, выудив из кармана ключи, бросил их ей. Она поймала связку налету. — В переулке припаркован серебристый внедорожник. Убегай через черный ход. Встретимся на улице.

Все в ней восстало против этой идеи. Мара никогда не сбегала, всегда выбирая борьбу. К ним устремилось еще больше охранников.

— Беги! — холодный приказ.

С тяжелым сердцем она побежала по ступеням. Каллахану будет проще драться без необходимости волноваться еще и о ней.

Спустившись на один этаж, Мара замедлилась.

Она не могла оставить Каллахана.

Бросившись обратно, она услышала крики. Звуки ударов плоти о плоть. Вывернув из-за угла, Мара увидела, что Каллахан окружен толпой бандитов Ливена.

Он стоял к ней спиной, опустив руки вдоль тела.

Продолжая красться вперед, Мара наблюдала за напавшими на него людьми. «Какого черта он не дерется?».

Каллахан повернулся на месте и поднял руки к вискам. Люди вокруг него закричали.

Повалившись на пол, они корчились и сжимали руками головы. Но Мара смотрела лишь на него и на то, каким страшным стало его лицо.

Жгучая боль копьем пронзила ей голову, в горле застрял крик, и Мара рухнула на колени. «Боже, как же больно. Плохо».

Каллахан резко обернулся, и их взгляды встретились. Выругавшись, он бросился к ней. Теперь его лицо стало пустым.

— Твою мать! Какого черта ты вернулась?

Мара попыталась ответить, но не сумела заговорить из-за обжигающей боли в голове. Ощущения напоминали покрытые зазубренными шипами шпалы, бьющие прямо по мозгу.

Каллахан притянул Мару в свои руки, держа ее с мягкостью, на какую она не считала его способным.

Она почувствовала, как по щекам потекли слезы.

— Что…ты сделал?

— Прости, — он зачесал назад волосы у нее со лба. Темноту его глаз затопило раскаяние. — Ты поймала лишь край. Если бы я мог забрать себе твою боль, я забрал бы.

Мара верила ему. Она практически не знала этого мужчину — и сомневалась, что хоть кто-нибудь его знает — но зато чувствовала, что он никогда не причинит боли невинному человеку.

— Я в порядке, — однако, даже через пелену боли Мара заметила, что Каллахан уходит от ответа на вопрос.

Она посмотрела на людей Ливена. Никто из них не шевелился. Если бы она оказалась ближе…

— Я не должен был этого делать, — Каллахан прижался лбом к ее лбу. — Если бы ты меня послушалась…

— Все… подчиняются тебе. Тебе просто не пришло в голову, что я не стану прыгать перед тобой на задних лапках.

Он потер пальцем ее нос.

— Ты — единственный человек, кто никогда меня не боялся.

— Я поклялась больше никогда никого не бояться, — несмотря на нежелание отстраняться от его теплого сильного тела, Мара села. — Уже не так больно.

— Станет легче, когда ты потеряешь сознание, — вздохнул Каллахан.

Потеряет сознание и станет уязвимой. Она сжала его руку.

— Твой дар несколько пугает.

— Теперь ты меня боишься? — Каллахан посмотрел ей в лицо, и все мышцы в его теле напряглись.

— Ты позаботишься обо мне, пока я буду валяться в обмороке?

— Могла бы даже не спрашивать, — он сжал в кулаке ее волосы.

— Тогда не боюсь.

*  *  *

У тихих слов Мары была власть разрушить всю оборону Кэла.

Он поднялся на ноги, крепко сжимая Мару в своих руках. Спустившись по ступеням, вскоре Кэл уже усаживал ее на пассажирское сидение взятой напрокат «ауди». Он пристегнул Мару ремнем безопасности и занял место за рулем.

— Нужно успеть добраться до аэропорта, пока у тебя не заблокировался мозг, — Кэл поглядел на нее, и чувство вины острым лезвием располосовало его изнутри. — Больно?

По обеим сторонам от ее рта пролегли морщинки.

— Терпимо.

— Ты плохая лгунья.

Мара одарила его едва заметной улыбкой.

— Я — превосходная лгунья, просто сейчас не в лучшей форме.

Проехав по улице Треднидл мимо отделения банка, Кэл заметил, что за ними следуют три черных седана.

Он выругался.

— Похоже, Ливен бросил на твою поимку много своих военных.

— Он ненавидит меня не меньше, чем я его, — задушено рассмеялась она.