Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Политика
Показать все книги автора:
 

«Пётр V. Правдивая история об украинском диктаторе», Александр Онищенко

Вступление

Иллюстрация к книге

Однажды я заехал в гости к Петру Порошенко, он ещё не стал президентом демократической Украины, но уже возрос амбициями, считал себя человеком солидным и значимым. Мой визит совпал с приездом автодилера, который прикатил к порогу семьи Петра Алексеевича новый мерседес. Будущий президент внимательно осмотрел лакшери-покупку, обошел тремя кругами, притерся, провел пальцами по глянцевому покрытию, пощупал кожаную обивку, взял документы в руки, чтобы закрыть чек, и вдруг — замер. — А чего сумма больше, чем договаривались? — грозно спросил он.

Менеджер побелел. Речь шла о разнице в несколько тысяч гривен.

Автодилер объяснил, что цена выросла незначительно из-за того, что производитель добавил одну деталь — то ли крючок, то ли зеркало, то ли ручку какую-то. Порошенко возмутился, возбудился и сказал, что отказывается от покупки, хотя разница была копеечная на фоне общего чека.

Пётр Алексеевич развернулся и ушел, оставив автодилера обескураженным.

*  *  *

Это был тизер к моей книге. Чем закончится драма — вскоре узнаете, когда дочитаете вступление до конца. А пока — о главном.

 

Есть пять причин, почему вам стоит прочесть книгу эту.

Первая — пятый президент независимой Украины.

Книга в основном о нем. Может, вы рассчитывали на других главных героев, но в этой книге не найдете очередную исповедь беглого олигарха с мемуарами о прошлом в духе «как мы строили капитализм». Эта книга не о прошлом, а о настоящем. О первом лице государства, в руках которого находятся миллионы украинских судеб. В отличие от многих европейских стран и народностей, где политики живут обособленной жизнью, Украина — другая страна, сложная, переменчивая, где в плотном хитросплетении сошлись политика, бизнес и социум. И чтобы рассечь этот гордиев узел, понадобятся годы, искусная дипломатия, а может, как по легенде, — удар мечом.

В сегодняшних исторических реалиях политический выбор судьбоносен для народа, цена ошибки слишком высока — потерянные для государства годы, растрепанная страна, поломанные судьбы. В Украине еще пока слишком много зависит от политики, а политика пока слишком сильно зависит от одного человека — президента. В этой книге не я главный, книга — о Главном. Или каковым он себя считает.

Причина вторая — «пятая колонна».

Книга о том, как она создается. Волею обстоятельств я стал одним из тех, кто оказался в этой самой «пятой колонне». Я долго наблюдал президента с близкого расстояния, надеялся разглядеть в нем человека, способного сделать из страны, где воспитывался и жил, успешное конкурентное государство, однако, как ни присматривался, ничего не увидел. Напротив, я подошел так близко, чтобы разглядеть обратную сторону — изнанку виртуальной реальности, которую Петр Порошенко рисовал перед западными партнерами и сторонниками Революции достоинства. Я увидел, что творится за кулисами, когда в стране идет война, гибнут люди, ширится коррупция и строится диктатура. Когда Порошенко понял, что я выпал из-под его очарования и контроля, когда он догадался, что я больше не готов торговать с ним на этой ярмарке тщеславия, все изменилось. Из друга и партнера президента я превратился в беглеца, предателя и госизменника. В считанные дни. Когда же я выпал на обочину, оказалось, что нас там таких — целая компания. Это придало мне сил и уверенности в том, что книгу стоит выпускать.

Причина третья — пять олигархов.

Президент заявил, что курс страны нацелен на деолигархизацию, и намекнул, что уберет всех основных, пятерку самых богатых, которые, по его словам, «сеют хаос в стране». Про хаос — эта фраза для телеэфиров и громких интервью. За кадром президент всегда изъяснялся проще, на понятном нам языке. «Никто не должен зарабатывать. Они все должны сидеть у меня на зарплате», — как мантру повторял президент. Деолигархизация по-новому — это не значит забрать у богатых и раздать все бедным. Это не значит уменьшить влияние богатых людей на экономическую политику страны. Это значит просто стать главным среди них, отобрав весь ресурс и влияние.

Механизм подчинения всегда одинаков. Сначала Порошенко завлекает большими деньгами, обозначая ставку ежемесячных платежей — за лояльность, службу и преданность. Затем изучает и выжидает, до тех пор, пока человек оступится, затормозит или не справится с пустяковым поручением — и в капкан его. Когда человек обволочен зависимостью, президент сбивает гонорар. Вдвое, втрое, до нуля. Через три месяца он сообщает, что денег не будет, а если есть желание спорить и огрызаться, то напоминает, что у него на этого человека масса компромата. Шантажирует.

Угрожает. Президент. Масштаб чувствуете?

Причина четвертая — пять лет.

Еще пять лет при власти, если Порошенко пойдет на второй президентский срок. Идеологически шансы и рейтинг у него нулевые, технически — они высоки, потому что президент и его команда намерены купить предстоящие выборы. Вопрос жизни или смерти. В этой книге не только о больших деньгах в тайных подсобках власти, но и о способах их «добычи», о мотивации привлечь большой, очень большой ресурс.

Я долго думал, почему президент такой жадный, ведь он богат и у него, по идее, давно решены все хозяйственно-бытовые проблемы. Потом я понял, в его разумении власть — это деньги, а деньги, особенно большие деньги, добыть без власти, в его случае, невозможно. С первого дня вступления в свою должность президент обозначил приоритетную цель — пойти на второй срок. Не упустить эту власть и сделать все для того, чтобы пролонгировать свое величие. И задача на ближайшие годы — обезвредить противников, сделать так, чтобы в стране остался только один богатый человек, то есть он.

Окруженный безвольной и бесталанной обслугой, которая помогает ему оставаться богатым.

Оставшиеся будут петь дифирамбы за серебреники. Всех остальных, народ он назовет толпой, — превратит в «свое государство» азиатского типа, где в почете идолопоклонство. Люди с волей в окружении Петра Порошенко надолго никогда не задерживались. Такова натура. За виртуальной реальностью скрывается диктатура. Сопротивляющиеся, умные и активные уедут, а те, кто останется, либо пойдут на службу к Главному, либо же станут современным типом рабов.

Цель этой книги — предупредить катастрофу, приоткрыть завесу виртуальной реальности и показать, каков он на самом деле, коммерческий быт царя.

Ну и пятая причина.

Читатель обожает интимные истории о главных во власти, легенды из закулисья, когда все кажется настолько абсурдным, что можно подумать, будто все рассказанное в этой книге — художественный вымысел. Увы, это не легенды, но политпорнографии и абсурда здесь более чем достаточно.

*  *  *

А теперь я вернусь к тизеру о мерседесе, с которого начал. Итак, финал драмы. Порошенко ушел и не купил мерседес. Из-за небольшой разницы в сумме. Грустная его супруга Марина подошла к дилеру и тихо попросила отдать ключи и не обращать внимания на мужнину истерику. А недостающие деньги за детальку она потом довезет.

Книга, наверное, не так о жадности и мелочности больших людей, как о мужских эмоциях в большой политике.

Глава I

Мои первая «Лада» и первый миллион

Меня зовут Александр Онищенко. В Украине меня называют «беглый олигарх», хотя я считаю — преувеличивают. Но обо всем по порядку. Начнем с этого слова и того, как ими, олигархами, становятся.

Как так вышло, что из эпохи Советского Союза, где не было миллионеров, где стеснялись атрибутов богатства и царило равенство, вдруг появились очень богатые люди — капиталисты, представители крупного бизнеса?

Экономическая ситуация ухудшалась, заводы останавливались, зарплата обесценивалась, если ее вообще платили. У большинства денег не было, у меньшинства, единиц, появилось все: красивая одежда — вместо серой и однотипной советской, большие дома — вместо хрущевских квартир, статусные автомобили — вместо «Жигулей» и «Волг». Все владельцы атрибутов современной, по тем временам, роскоши казались людям жуликами и бандитами. Действительно, среди первых предпринимателей было немало таких. Многие пришли в бизнес из уголовного мира, кто-то же просто оказался проворнее и хитрее других. Прежде чем рассказать о лучших из этого мира, а также о том, как устроена украинская коррупция, немного поведаю вам о себе и о том, как свой первый миллион заработал.

Олигарх — это не профессия. Учился я в простой киевской школе. Потом поступил в Киевское высшее общевоенное дважды краснознаменное училище им. Фрунзе. Выбор объясняется просто. Мой отец работал в системе Министерства внутренних дел. Кроме того, в то время всех, кто достиг 18 лет, забирали в армию, и я посчитал, что терять два года там не имеет смысла — за это же время, проучившись в училище, можно было получить высшее образование. Окончание учебы как раз совпало с распадом СССР. Я учился на разведчика, военного переводчика с углубленным изучением немецкого языка, поэтому по окончании учебы меня сразу направили в Германию. Там я успел прослужить полгода, после чего часть, где я служил, расформировали.

Нам платили в марках, и по меркам советского времени зарплата была довольно высокой. Поэтому достаточно быстро я сумел накопить денег на машину — советскую ВАЗовскую «восьмерку». Купил её за 800 долларов, причем в Германии — дешевле, чем в СССР. С этой покупкой я получил первый спекулятивный, а точнее коммерческий, опыт, поскольку, когда вернулся в Киев, сразу же продал эту «восьмерку» втридорога — за 2500 долларов.

И понеслось. На вырученные деньги я приобрел в Германии еще две машины, снова перегнал их в Киев, и так повторил свою предыдущую операцию. На этом моя военная карьера закончилась — я понял, что бизнес куда более выгодное дело. Вскоре написал рапорт об отставке, но при этом остался работать в Германии. Там я поселился в Лёне, в регионе Нордрейн-Вестфалия — эдакий немецкий Донбасс. В то время между Украиной и Западной Германией пролегала цивилизационная пропасть. Это сейчас в Киеве есть супермаркеты, хорошие недорогие рестораны, автосалоны и ночные клубы. А в то время не было ничего, и человека, попавшего за границу, охватывал культурный шок.

Пока в Киеве пустовали товарные полки и по коммерческим точкам расходились серое уныние, дефицит и инфляция, в Германии в самом захудалом шахтерском городке супермаркеты ломились от товарного изобилия. Я был поражен этой разницей в уровне и качестве жизни, ведь всю юность мне внушали, что Советский Союз — великая и успешная страна, а Запад — в упадке. Пожив в Германии, я четко уяснил, насколько неправильно мы живем, насколько неверно трактуем понятие конкуренции, и твердо решил работать, как немец, — много и продуктивно. Через некоторое время я заработал на перепродаже машин стартовый капитал, достаточный для того, чтобы открыть в Киеве автосалон — один из первых автосалонов украинской столицы — с офисом в кинотеатре «Славутич» на Лесном массиве.

Сначала я возил в Киев подержанные машины, но со временем бизнес рос и объемы увеличивались. Импортные автомобили вошли в моду, «иномарка» стала символом статуса, успеха и престижа в молодой постсовковой стране — таковы странности менталитета. Именно поэтому спрос на немецкие автомобили был велик. Я по наитию занял удачную нишу и уже вскоре после начала бизнеса столкнулся с проблемой: предложение не успевало за спросом.

Многие украинские миллионеры любят цитировать Джона Рокфеллера, который как-то сказал, что готов отчитаться за каждый свой миллион, кроме первого. В мою историю этот афоризм не встроить, так как я могу отчитаться, в том числе, и за свой первый миллион, который начался с той пригнанной из Германии «Лады».

Мой бизнес рос как на дрожжах. Со временем я начал возить в Украину не только подержанные, но и новые автомобили. В неделю пригонял из Германии по трейлеру, и все это продавалось довольно быстро. Попутно налаживал отношения с клиентами — будущими фигурантами украинской политики. К примеру, свою первую машину — ВАЗ 21099, в то время модный автомобиль, — у меня купил бывший мэр Киева Леонид Черновецкий. А одну из первых «Лад» я продал футболисту «Динамо» Ивану Яремчуку.

Во времена лихие и бандитские бизнес был динамичным и непростым.

Перекупщики автомобилей работали под пристальным вниманием криминалитета, однако мне удавалось избегать жесткого прессинга, и помогали в этом связи отца, а также занятия боксом. Я был спортсменом, и потому действительно знал многих из тех, кого теперь называют рэкетирами и бандитами.

В то время спорт был насквозь криминализирован. Преступные группировки набирали и тренировали бойцов прямо в спортзалах и спортивных секциях.

Поэтому все, кто имел отношение к спорту, так или иначе были знакомы и с представителями криминального мира. Многие из тех, с кем довелось постоять в спаррингах, позже ушли в «бригады». При встречах они хвалились «подвигами» и рассказывали о своих приключениях. А иногда приходилось и ходить на похороны таких ребят…

Когда я говорю, что грань между криминалом и бизнесом, криминалом и спортом была тонка, — это не пустые слова. Достаточно вспомнить, к примеру, спортсменов братьев Кличко, которые тесно общались с представителями криминальных кругов. В Сети и сейчас доступно множество фотографий, на которых будущие чемпионы позируют с криминальным авторитетом Рыбкой (полное имя — Виктор Рыбалко). Тем не менее сегодня никто не говорит, что братья Кличко были бандитами, и не смакует их «криминальное прошлое». Время такое: криминал был всюду, и если ты хотел вести дела, то взаимодействовал с системой, и не общаться с представителями соответствующих кругов, работая в Украине, было практически нереально.

В отличие от Черновецкого, Кличко у меня авто не покупал, мы познакомились достаточно давно, еще в школьные времена. Когда я был в военном училище, он состоял в спорт-роте, мы ездили выступать на первенство Вооруженных сил. Мы были достаточно дружны, когда Виталий пошел в политику, я помогал ему финансировать партию и до последнего времени сохранял с ним приятельские отношения.

Разумеется, мне, как и подавляющему большинству бизнесменов, приходилось платить бандитам. По-другому нельзя. У каждого из «авторитетов» была подконтрольная территория, и легче было регулярно платить им ежемесячный взнос за спокойствие, чем постоянно жить в ожидании проблем. Скажем, невозможно не разговаривать с «авторитетом» Владимиром Киселем и заниматься автобизнесом в моем автосалоне, поскольку Кисель — ответственный по району, где у меня — бизнес. К слову, известный журналист и вечный украинский политик Михаил Бродский был у него правой рукой по бизнесу и полноправным партнером. Кисель зарабатывал деньги, а Бродский их инвестировал в бизнес. Так появилась сеть киевских заправок «Денди», банк «Денди» с первым обменом валют и сеть кафе-ресторанов.

Бандиты обычно никак не помогали в предпринимательском деле, но могли серьезно навредить. Например, они могли спокойно заскочить «бригадой» и разгромить арматурой все машины на стоянке. Я платил, поэтому меня не трогали. Один из самых богатых олигархов 1990-х годов Игорь Бакай на начальном этапе вынужден был работать все с тем же криминальным авторитетом Рыбкой. Но не был с ним связан криминальными делами, как об этом писали в СМИ. По сути, все наше сотрудничество с криминалом заключалось в регулярной выплате дани. Все это продолжалось до 1995–1996-го, и потом новое руководство МВД поэтапно ликвидировало всех бандитов, подстраивая им междоусобные разборки или отстреливая по одному. Те, кого не убили, пошли работать в правоохранительные органы.

Так от власти бандитов вся власть перешла к силовым структурам. Они взяли под контроль весь криминальный бизнес. И думаю, ни для кого не секрет, что сегодня сеть лотерейных клубов — это подпольный игорный бизнес (в стране законодательно действует мораторий на азарт), а сеть стрип-клубов — витрина публичных домов, и все это — под присмотром правоохранительных органов.

Глава II

«Миллион. Каждому!» Как в Украине зарождался газовый бизнес

Итак, автомобильным бизнесом я занимался до 1995 года. За четыре года преуспел, заработал довольно серьезный капитал, и было понятно, что нужно двигаться дальше. Одним из самых доходных и перспективных видов бизнеса в то время были поставки в Украину нефти и газа. Поэтому я решил попробовать себя в этой отрасли.

Признаюсь честно, без протекции тут не обошлось. Как раз в это время мой отец, Раджаб Кадыров, уехал работать в Узбекистан. Его пригласили на высокий пост — дали должность заместителя министра МВД. Кроме того, в Узбекистане он стал начальником Главного управления исполнения наказаний. Отец был еще с молодости знаком с ныне покойным президентом Узбекистана Исламом Каримовым. Они земляки, оба родились в Самарканде.