Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Эротика
Показать все книги автора:
 

«Благодарю за неё», Алекса Райли

Глава 1

Отем

Я стою в коридоре, глядя на его фотографию, и это то, что я не должна делать. Я умру, если кто-то обнаружит мой секрет. А именно — его фотографию, которую я спрятала в комоде в своей спальне. Но этот огромный портрет на стене совсем не похож на тот, что я украла.

Хантер Денверс.

Он — мужчина, который занимает слишком много моих мыслей. Когда мне было шестнадцать, его отец женился на моей матери. С этого началась моя одержимость им. В то время мне было только шестнадцать, но даже два года спустя, я ни разу его не видела.

Моя мать и новый отчим поженились так быстро, что я и глазом не успела моргнуть. Не то, чтобы я возражала. Я люблю Нила, и он всегда так добр ко мне, когда я дома. Он заставляет меня чувствовать, что мне здесь рады, и он так замечательно относится к моей матери. Он даже зашёл так далеко, что попытался уговорить меня переехать из школы-интерната куда-нибудь поближе к дому. Это было хорошее предложение, но я вежливо отказалась.

Не потому, что я не хотела жить поблизости, а потому что моя мать никогда не хотела этого. Она всегда пыталась отделаться от меня как можно быстрее. Это сработало, потому что теперь я не хочу жить со своей матерью. Она женщина, которой трудно угодить, и хотя я пытаюсь сделать всё правильно, знаю, что всё равно это не сработает. Я не могу ничего изменить.

Я не любила школу-интернат, но привыкла к ней. Мне даже нравится больше жить там, чем дома. Хотя желание вернуться домой пробивается во мне, как серебряный лучик, когда я думаю о том, что увижу Хантера. Каждый раз, когда я приезжаю, я надеюсь, что он тоже приедет, и я смогу встретиться с ним. Но пока мне не везёт.

Правда, на этот раз, я буду дома целых восемь недель. Обычно на День Благодарения я провожу время с подругой, но Нил настоял, чтобы я вернулся домой. Он сделал большое дело, собрав нас всех за одним столом, он даже собирается приготовить гигантскую индейку, которую мне придется есть. Моя мама хотела выглядеть хорошей матерью, поэтому согласилась с ним. Это она делает, с тех пор, как у неё появился новый муж. Она делает вид, что заботиться обо всех, когда он рядом. Обычно, это не беспокоит меня, но с Нилом это чувствуется по-другому. Он не придурок, как большинство бывших моей матери. Мне нравится, что он мой отчим.

Рука обхватывает моё плечо, я смотрю вверх и вижу, что рядом стоит Нил. Мои щёки немного горят. Интересно, видел ли он, как я смотрела на Хантера. Стена увешана фотографиями, так что, возможно, он подумает, что я просто смотрю на них.

— Она красивая, правда? — мои глаза следуют за взглядом Нила. Он смотрит на фотографию своей покойной жены. Матери Хантера.

— Да, она такая, — отвечаю я.

Она не похожа на мою мать. Она, как яркий свет. У неё белокурые волосы, голубые глаза и полненькие, круглые щёчки. У моей мамы тёмно-черные волосы и карие глаза. Иногда мне кажется, что она похожа на фарфоровую куклу. Её лицо неподвижное, а кожа безупречная.

Судя по картине, она не такая, как моя мать. Женщина сидит за столом, заваленным красками, кистями и рисунками. В этом бардаке у неё на коленях сидят два маленьких мальчика. Хантер и его брат Вэнс. Они оба целуют её, их ручки зарыты в её волосы и лежат на её, перепачканном краской, лице. Она смеётся. Эта фотография такая красивая, что мои глаза начинают слезиться. Я знаю, что двоих на этой картинке уже нет, и это разрушило жизнь Нила. Я вижу, что он скучает по ней. Этот одинокий взгляд всегда заметен на его лице. Я обожаю Нила, но не понимаю, почему моя мама вышла замуж за человека, чьё сердце она не получит никогда. Очевидно, что это женщина всегда будет в его сердце, даже после смерти. Опять же, я думаю, что и со стороны мой матери это не было любовью. Лишь деньги и социальное положение.

— Как будто я потерял их всех, — готовит он так тихо, что я едва его слышу.

Если вы спросите меня, то я думаю, он намекает на то, что Хантер не приезжает сюда. И тогда у меня возникает резонный вопрос, что если Хантер Денверс, которого я придумала у себя в голове стопроцентно ненастоящий? Это немного разбивает моё сердце, когда я думаю, что ошиблась в нём. Что, если он холодный и отрешенный, а не такой, каким я его себе представляю?

Нил глубоко вздыхает.

— Ты вернёшь его обратно.

Я не знаю, что это означает, но он притягивает меня к себе и кладёт мою голову на своё плечо. Я не привыкла к такой доброте, и хотя это чувствуется каким-то чужим, это очень приятно. Это заставляет меня задуматься о своём собственном отце. И одновременно я задаюсь вопросом, как Хантер может держаться в стороне от такого отца, как Нил. Если бы он был моим отцом, то я бы проводила с ним столько времени, сколько могла. Особенно, если бы он был моим единственным родственником.

— Хантер приедет сегодня, — говорит он. Я поворачиваюсь к нему и вижу, что он широко улыбается. — Это будет лучший День Благодарения в… — он делает паузу, а печаль снова появляется в его глазах, — ну, самое лучшее за долгое время. И очень хорошо, что ты тоже здесь. Твоя мать пригласила полгорода на праздничную индейку, но в любом случае, я знаю, что всё пройдёт замечательно, ведь вы будете рядом.

Я не могу сдержаться и улыбаюсь в ответ. Я смотрю на ямочку, которая появляется, когда он улыбается, и мне становится интересно, есть ли у Хантера такая?

— Я хочу, чтобы вы с ним, наконец-то встретились. Пришло время, — говорит он так, как будто ждал подходящего момента.

Я тоже хочу этого. Я мечтала об этой встрече с самого первого момента, когда увидела его фотографию почти два года назад. Что он подумает обо мне? Волнение охватывает мой живот, и я начинаю нервничать. Что я должна надеть? Я выбрала белое платье, но теперь я не уверена, что оно подойдёт. Все говорят, что я выгляжу моложе своего возраста. Но я хочу выглядеть старше, может быть, даже сексуальнее. Я не хочу, чтобы он думал обо мне, как о своей маленькой сестре. Я хочу, чтобы он думал обо мне, как о женщине, потому что я уверена, что у него было много женщин. Мысль о Хантере с другими девушками мне отвратительна. Она заставляет меня ревновать. Это иррационально, потому что я ни разу с ним не встречалась. Я знаю, что совершенно нелепа. Я не могу с этим справиться, мне интересно, все ли они модели и кинозвезды? Волнение во мне ослабевает, и вместо него приходит небольшая грусть.

— Встретиться с кем? — слышим мы голос моей мамы из зала.

Мы с Нилом поворачиваемся и видим, что она стоит и смотрит на нас. Её улыбка не искренняя, я это знаю. Я всегда могу это определить, потому что она не касается её глаз. Теперь со всем этим ботоксом, который у нее есть, ей стало ещё тяжелее поддерживать этот обман.

— С Хантером, — говорит Нил. Кстати, он произносит имя своего сына, наполняя каждое слово любовью.

— Как мило. Наконец-то, вся семья будет вместе на День Благодарения, — тараторит моя мама.

Я продолжаю улыбаться, хотя мне хочется закатить глаза. Может быть, я больше похожа на свою мать, чем думаю. Я чувствую, что умение надевать маску стало моей второй натурой. Пока я росла рядом с ней, мне приходилось так делать, но это обман. Мне пришлось научиться притворяться, или жизнь была бы намного сложнее.

— Пойдём, дорогая. Пора подготовиться, — она протягивает мне руку.

Несколько часов назад приехали люди, которые сделали ей причёску и макияж. Она совершенство. Она готовилась, пока я работала на кухне, убеждаясь, чтобы ей всё пришлось по душе. Она не говорила мне делать это, но я подумала, что это было бы полезно. Я знаю, как она любит, чтобы всё было сделано, поэтому я подумала, что своим поступкам спасу несколько официантов и повара от слёз. Плюс, всякий раз, когда она ловит меня за чтением книг, она любит делать замечания о том, насколько я ленивая, и что именно из-за этого я такая пухленькая.

Я беру её за руку, и она уводит меня прочь. Чем дальше мы уходим от Нила, тем крепче становится её хватка на моей руке, я знаю, что она злиться, хотя не понимаю почему. Она ведёт меня по коридору, пока мы не доходили до моей комнаты, затем она распахивает дверь и заталкивает меня внутрь. Я могу сказать, что она сдерживается из-за всех сил, чтобы не захлопнуть за нами дверь. Она закрывает её, и я слышу щелчок замка.

— Что ты делаешь, Отем? — сурово шепчет она мне. Я смотрю на неё, не понимая, что она имеет в виду. Иногда я понимаю, что лучше вообще ничего не говорить. — Держись подальше от Нила. Я не позволю тебе ему докучать. У нас хорошие отношения, и я не позволю тебе их испортить.

— Мне жаль, — говорю я, просто потому что мне больше нечего сказать. И я не хочу ругаться. Это День Благодарения, и если она слишком много работает, у нее происходят такие срывы. Как бы я не относилась к ней, видя её в таком состоянии, моё сердце начинает покалывать. Она всё ещё моя мать.

— Тебя не будет сегодня на этом мероприятии, — говорит она мне.

Моё сердце падает вниз. Обычно я бы прыгала от радости, что она не тащит меня на одно из своих маленьких событий, но не сегодня. Сегодня вечером я собиралась встретиться с Хантером. Она подходит к моей кровати, где лежит белое платье, которое я собиралась сегодня надеть.

— Белый? Правда, Отем? Ты действительно такая скучная? — она качает головой, подходит к шкафу и убирает платье. — Если ты хочешь быть проще, то просто надень чёрное, — её глаза бродят по мне. — По крайней мере, это стройнит.

Он вздыхает и качает головой, словно сердиться на меня. Мои глаза слезятся, но я держусь изо всех сил.

— Я скажу Нилу, что тебе нехорошо. Я уверена, что он поймёт. Затем, я хочу, чтобы ты не высовывала свою задницу из этой комнаты, — говорит она, подходя к двери и отпирая её. Повернувшись, чтобы посмотреть на меня, она со злостью в голосе говорит: «и держись подальше от Хантера Денверса».

Я могу поклясться, что в её словах есть намёк на ревность. Но прежде чем мне удаётся подумать об этом чуть больше, она плотно закрывает за собой дверь. И тогда я позволяю себе заплакать.

Глава 2

Хантер

— Сэр. Ваша машина здесь.

Я смотрю на свою секретаршу Пегги, которая стоит в дверях моего кабинета. Она изменилась. Ну, по крайней мере, я так думаю. Я заметил, что она весь рабочий день проходила в платье. Её светлые волосы, как обычно, распущены. Она напоминает мне жену Стемпфорда. А иногда она ведёт себя, как робот. Меня это раздражает, но она хорошо выполняет свою работу и никогда ничего не упускает. Должно быть, она что-то запланировала на вечер. Сегодня пятница и мне ещё нужно кое-что поменять. Я не хочу идти. Я старался не вспоминать об этом всю неделю.

— Подождёт, — говорю я ей.

Я знаю, что машина здесь. Я приказал, чтобы такси было на месте через двадцать минут. Так что, оно стоит здесь уже больше тридцати. Они будут ждать столько, сколько я захочу. Я, блять, туда не спешу. Чем позже я приеду, тем быстрее всё закончится. Я, молча, перевожу взгляд обратно на свои электронные письма, молча игнорируя Пегги. Я не в настроении разговаривать с кем-то не было сейчас.

— Я знаю, что у тебя сегодня встреча, поэтому я подумала, может быть мне стоит пойти вместе с тобой? — я оглядываюсь на Пегги, застигнутый врасплох тем, что она говорит. — Я могла бы стать буфером между тобой и твоими оппонентами. Если мы идём на какой-то деловой ужин, то я могла бы помочь, — быстро добавляет она.

Кажется, она выбита из колеи и впервые запинается на словах. Она делает два шага в мой кабинет, чтобы обсудить своё предложение. Пегги профессионал, когда дело доходит до бизнеса. Но это личное. Сегодня я иду в дом моего детства — это место наполнено столькими воспоминаниями, что мне трудно даже зайти в дверь. Я любил ходить домой, но это чувство исчезло, когда я потерял мать и старшего брата.

В довершение всего этого, мой отец так быстро нашёл маме замену. Я никогда не понимал, если он так сильно её любил, то как он смог двигаться дальше так скоро. Я видел его, после того, как он потерял их. Я мог бы поклясться, что он собирался последовать за ними в могилу. Я не могу винить его. Я хотел сделать тоже самое. Но он слишком быстро пережил это, и этого я не понимаю. Я застрял в пустоте, и не смог заставить себя уйти из кабинета своего брата. Он находиться через коридор от моего, и я оставил там всё так, как было при нём. Я никому не позволяют войти туда, даже я сам не работаю там, после того, как он умер. Я знаю, что ушёл в другую крайность, в отличие от своего отца, но я пока не готов всё отпустить.

Пегги прочищает горло. Блять, я забыл о ней, и тут я понимаю, что даже не ответил ей.

— Нет, — говорю я, не глядя на нее.

— Но, сэр…

— Завтра рано утром у меня конференция. Будь здесь вовремя. Хорошего вечера, — говорю я ей, прерывая её слова.

Я встаю из-за стола, когда она выходит из кабинета и закрывает дверь. Я иду в свою ванную комнату и надеваю смокинг. Ненавижу это дерьмо. Почти так же сильно, как ненавижу новую жену моего отца. Я не понимаю, почему нужен строгий дресс-код на вечеринке в честь Дня Благодарения, но это — её идея.

Мне жаль, что я не ненавидел её, когда она слишком быстро переехала в квартиру моей мамы. Реальная причина, почему я ненавижу её, потому что я вижу её настоящую. Плюс, моя мама никогда бы не сделала такое дерьмо. Чёртов смокинг на вечеринке в доме, где мы никого не знаем. Я хвастаюсь за края раковины, думая о том, каким весёлым будет вечерний ужин в этом доме.

Я залезают под раковину, где держу бутылку ликёра и открываю её. Я наливаю немного в стакан и быстро выпиваю, прежде чем сделать это снова. Мне нужно заглушить нахлынувший поток воспоминаний, но даже ожог от алкоголя не останавливает их.

Мама заставляла нас всех помогать ей готовить, донимая вопросами, когда мы собираемся подарить ей внуков и невесток. Когда-то я подумывал об этих вещах, но не сейчас. Теперь я знаю, что никогда не женюсь и не заведу детей. Если я потеряю их однажды, но не смогу этого вынести. Я и так потерял в жизни больше, чем могу вынести. Я не могу представить, что почувствую эту боль снова.

Я медленно одеваюсь, пытаясь потянуть время, но всё же слишком быстро я стою в вестибюле своего офисного здания. Когда я выхожу, водитель открывает для меня дверь, и я проскальзываю внутрь. Я улыбаюсь, когда вижу, что внутри салона есть бар и начинаю пить. Может быть, если я буду достаточно пьян, жена моего отца, чёрт возьми, будет раздражать меня не так сильно, или, может, в конечном итоге я скажу, то, что не должен говорит. В любом случае, меня это не волнует. Я откидываю голову назад, позволяя своим глазам закрыться.

— Сэр, мы на месте, — говорит мне водитель. Он стоит у моей двери, держа её открытой. Я вылезаю из машины и осматриваюсь вокруг, замечая добрых двадцать машин, стоящих на улице.

— Чёрт, — бормочу я про себя. Может быть, он будет так занят, что я смогу незаметно уйти. — Я напишу тебе, когда буду готов, — говорю я водителю. Он кивает, закрывает дверь и идёт к передней части автомобиля. Я подхожу к двери.

Я стискиваю зубы, когда она открывается, и я вижу, что вечеринка в полном разгаре. Люди смеются и шныряют по комнате.

— Хантер! — Слышу я, как восклицает моя мачеха Порша, пока мчится ко мне. Она пытается обнять меня, но я делаю шаг назад. Её руки любят бродить и слишком долго задерживаться на определенных частях тела, о чем я и рассказал отцу. На что он покачал головой, как будто в том, что его жена бросается на всех, у кого есть член, совершенно нормально.

— Где он? — спрашиваю я.

Мой отец почти также плохо, как и я переносит такие мероприятия. Я не знаю, почему он позволил ей устроить эту вечеринку, если сам посещает их крайне редко. Обычно он показывается на несколько минут, а затем снова исчезает в своем кабинете.

Она вздыхает.

— Ты знаешь, где он.

Я киваю и поворачиваю голову к задней части дома. Когда я открываю дверь захожу в его кабинет, то вижу, что он сидит за своим столом, уставившись в компьютер. Я оглядываюсь на большие картины позади него. Это он и моя мама, когда они поженились. Она весит здесь, сколько я себя помню. Дом совсем не изменился. Изменились только люди, которые живут внутри него.

— Папа, — я подхожу к его мини бару, наливаю себе выпить, а затем падаю в кресло, стоящее напротив него. Я тянусь к воротнику рубашки и развязываю галстук. Думаю, я завязывал его минут двадцать.

Лицо отца озаряется светом, когда он видит меня, и я чувствую себя мудаком.

— Я вижу твоя золотоискательница тратит деньги так быстро, как может.

Папа пожимает плечами, будто ему всё равно. Я сжимаю зубы. Я знаю, что эта женщина может потратить много денег, хоть они никогда не кончатся, но меня всё равно это бесит.

Я залпом выпиваю алкоголь и ставлю стакан с громким хлопком. Я чувствую кайф, который течёт через мое тело. Я открываю рот, чтобы заговорить, но он перебивает меня.

— Дочь Порши здесь. Я хочу, чтобы ты познакомился с ней.

— Одна деньги-высасывающая пиявка — это всё, что я могу вынести за одну ночь. Я не хочу встречаться с её мини «я».

— Хантер, — вскрикивает отец. Я смотрю на него. Это первая вспышка эмоций, которую я увидел у него за долгое время. Это напоминает мне время, когда он думал, что моя мама нашла себе кого-то, и он ее потерял. — Ты не будешь говорить так о Отем, — его челюсти сжимаются. — Никогда.

— Знаешь что, папа? Почему бы тебе не наслаждаться своей новой семьёй? Ты, казалось, так хотел заменить старую, что решил их использовать для этого.

На его лице вспыхивает боль. Я знаю это чувство. Я изучаю его секунду, и он выглядит усталым. Его волосы стали более седыми с тех пор, как я видел его всего лишь месяц назад. Я должен чувствовать себя плохо, но я слишком зол.

— Сын, — на этот раз тихо говорит он, и я знаю этот голос. Этот голос он использует, когда хочет преподать мне урок. Но я не чувствую, что мне нужен он прямо сейчас. Сейчас, я вообще не хочу ничего чувствовать, и спиртное помогает мне с этим. На самом деле, я думаю, что хочу выпить побольше.

— Не сегодня, папа, — я поворачиваюсь, чтобы уйти, но останавливаюсь у двери. — Я люблю тебя, — говорю я, не оборачиваясь, чтобы взглянуть на него. Я вздыхаю и ухожу, оставляя дверь за собой открытой.

Я могу злиться, но моя мать перевернулась бы в гробу, если бы я ушел и не сказал этих слов. Даже когда мы очень злились, мы всегда должны были говорить это друг другу. Мы бы никогда не ушли без этих слов.

Я, спотыкаясь, иду вниз по коридору в поисках бара, я знаю, что моя мачеха-монстр должна быть где-то рядом. Я уворачиваюсь от людей, пробираясь сквозь толпу. Несколько человек пытаются остановить меня и поговорить, но я продолжаю идти. И даже игнорирую мэра, когда он пытается привлечь моё внимание.

— Скотч, — говорю я бармену, когда, наконец, нахожу его. Он наливает мне выпивку, и я проглатываю её. Я оборачиваюсь и осматриваю гостиную. Теплый ликёр на пустой желудок бьёт прямо мне в голову, а комната начинает выглядеть нечётко. Я не помню, сколько выпил, но это слишком много и слишком быстро.

Мне нужно подышать свежим воздухом. Я смотрю на дверь, которая ведёт на улицу и вижу, что там стоит Сара. Мой желудок протестует при виде неё, и я иду в противоположную сторону. Она подруга Порши и всегда пытается прилипнуть ко мне. В конце зала я вижу Поршу, стоящую слишком близко к незнакомому мне парню, с которым она разговаривает. Я поднимаюсь по лестнице, направляясь в свою комнату. На данный момент это единственный способ сбежать, и мне нужно время, чтобы прийти в себя, прежде чем я выберусь отсюда. Это была ужасная идея.

Я не был в своей комнате целую вечность, но когда я дохожу до нее, то поворачиваю ручку и вхожу. Я не обращаю внимания на внешний вид комнаты, чтобы определить моя ли она. Я просто падаю на кровать и закрываю глаза.

Глава 3

Отем

Когда я захожу в кабинет, то вижу, что Нил стоит за своим столом. Я полагаю, он думает, что Хантер ещё вернётся.

— Ты тоже так думаешь обо мне? — спрашиваю я мягким голосом. Я ненавижу то, что Нил мог думать обо мне, как о золотоискательнице. Я знаю, что моя мать падкая до денег, и, возможно, в его глазах я выгляжу такой же. Я никогда не возражаю ей и, технически, я использую деньги, которые она получает от Нила, чтобы оплачивать школу. Я думаю, она делает меня такой же плохой, как и она сама.

— Нет, дорогая. И Хантер тоже так не думает. Подойди сюда.

Я делаю, как он говорит. Захожу в его кабинет и закрываю за собой дверь.

— Я бы не была так уверена, — мямлю я.

Слова Хантера задели меня. Я знаю, что не должна была подслушивать их, но ничего не могла с собой поделать. Когда из окна спальни я увидела, как Хантер выходит из машины, то вдруг поняла, что вышла из комнаты, чтобы его найти. Мне хотелось получше его рассмотреть.

Его голос даже глубже, чем я думала, но его слова ранили меня. Он даже не знает меня, но уже решил какой я человек.

— Ему больно и он одинок. Такие люди могут наговориться лишнего, — Нил выходит из-за стола. — Хотя это не про тебя. Ты никогда не обидишь другого человека. — Я смотрю в тёмные глаза Нила, а он печально улыбается мне.

Я качаю головой. Нет, я не тот тип человека, который говорит ужасные вещи, когда расстроен. Во мне нет этого. Порой мне становиться жалко, что во мне нет стержня, потому что он бы мне очень помог.

— Ты напоминаешь мне её, — взгляд Нила переходит на их с женой свадебную фотографию, висящую над камином рядом со столом.

— Правда? — спрашиваю я, не веря ему. Мы вообще не похожи. У меня темно- каштановые волосы и серо-голубые глаза. А она могла бы быть моделью.