Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Эротика
Показать все книги автора:
 

«Женский клуб», Ванесса Дэвис

Глава первая

Джулия Маркис припарковала свой «БМВ» на стоянке перед элитарным женским оздоровительным клубом «Сибариты»[?] и улыбнулась. Теперь она здесь полновластная хозяйка. По условиям бракоразводного соглашения Джулия получила право владеть и распоряжаться заведением, над развитием которого ей пришлось так долго и усердно трудиться. Ее бывший муж Лео был слишком занят другими, милыми его сердцу делами, чтобы уделять внимание их совместному предприятию, тогда как Джулия, обливаясь кровавым потом, старалась изо всех сил, чтобы поставить дело на прочный фундамент. Так что она считала своим моральным правом потребовать передачи клуба ей в собственность и не удивилась, выиграв процесс.

Теперь же всякий раз, когда Джулия входила в двойные вращающиеся двери холла, ею овладевало острое чувство гордости за каждую мелочь. Здесь все напоминало первоклассный отель: приятные интерьеры цвета морской волны, мягкие кожаные кресла и чуть уловимый, успокаивающий аромат, витающий в воздухе.

За украшенным вычурной резьбой письменным столом в окружении экзотических пальм дожидался посетителей регистратор Стивен. Приветственная улыбка расплылась по его лицу при виде хозяйки.

— Все спокойно, Стивен? — спросила Джулия.

Она была убеждена в том, что все обстоит именно так, а любая проблема, если она и существует, утрясется сама собой уже во время разговора. Джулия набирала персонал только самой высокой квалификации, так что клуб «Сибариты» из процветающего, но заурядного оздоровительного заведения превратился в совершенно особенное место.

— Полный порядок, мисс Маркис. Я назначил Уоррену еще одно собеседование — завтра после обеда. Записал у вас в ежедневнике. Да, и еще: поступило два новых заявления о приеме в члены клуба. Сегодня утром, в одиннадцать, вы встречаетесь с Ребеккой Мэйтланд, а в три часа дня собеседование с Дорин Кэдсток.

Сначала на лице Джулии проступило выражение задумчивости, но потом его сменила какая-то злорадная веселость.

— Дорин Кэдсток? Случайно не жена нашего уважаемого члена парламента?

— Она самая, — ухмыльнулся Стивен.

Оказавшись в своем кабинете, Джулия победно рассмеялась. Да, что уж тут сомневаться: клуб выходит на самый высокий уровень!

Джулия Маркис пробежала взглядом по бланкам заявлений, которые передал ей Стивен. Ребекку Мэйтланд рекомендовала Лу Марш, так что, вероятно, соискательница членства в клубе тоже работает фотомоделью. Им вечно не хватает времени на свои слабости. Бедняжки всегда в полете на какой-нибудь далекий тропический курорт.

Но куда занятнее было узнать, что поручительницей Дорин Кэдсток выступила Таня Вейнтворт, женщина, которую Джулия всегда считала любовницей Джереми Кэдстока!

Но разумеется, никаких сплетен. Все, о чем говорится в стенах «Сибаритов», никогда не проникает наружу. Члены клуба, так же как и персонал, были предупреждены о том, что до тех пор, пока Джулия заправляет делами, табу на разглашение каких-либо сведений касается абсолютно всех. Немедленное увольнение или пожизненное лишение членства в клубе ожидало того, кто посмеет нарушить заведенный порядок, а поскольку «Сибариты» быстро завоевывали репутацию самого модного местечка в городе, это наказание значило очень много для человека, заботящегося о своем положении в обществе.

Ровно в одиннадцать Ребекка Мэйтланд явилась на собеседование. У нее было изящное, словно изваянное скульптором тело (достаточно модное по нынешним временам) и заурядное лицо — типичные глаза, нос, лоб и рот, которые, однако, успешно продаются, легко превращаясь в то, что, по мнению специалистов по рекламе, поможет продвинуть товар.

— Входите, мисс Мэйтланд, — улыбнулась Джулия, вставая навстречу и протягивая ей руку. — Меня зовут Джулия Маркис. Я управляющая «Сибаритов» и беседую со всеми будущими членами нашего клуба. Моя задача — поставить вас в известность о том, какие услуги мы здесь предоставляем. Лу что-нибудь рассказывала вам о нашем клубе?

Это была проверка Лу Марш на соблюдение правил секретности. Но Ребекка лишь изобразила полуулыбку — в серо-голубых глазах не отразилось ничего, что могло бы выдать подругу.

— Лу только сказала мне, что это отличное заведение, где можно хорошо расслабиться. Я тоже манекенщица, как и она, и мне нужно место, где я могла бы спрятаться… Такое, где не будут приставать с вопросами типа: «Уж не вы ли появились на обложке «Эль» за прошлый месяц?» Возможность побыть одной — вот за что я готова платить.

— Конечно, — продолжала хозяйка «Сибаритов», — мы гарантируем вам полную конфиденциальность. Но также предлагаем еще целый ряд услуг, которых вы не найдете ни в одном оздоровительном клубе. Может, взглянете на наш рекламный буклет?

Джулия вручила собеседнице брошюру в яркой глянцевой обложке и опустилась обратно в кресло. В первой половине брошюры предлагалось описание гимнастического зала, бассейна, диетбара, солярия, сауны, водолечебного кабинета с различными водорослями, грязями и минеральными ваннами, а также маникюрного кабинета и парикмахерской. На приложенных к описанию фотографиях демонстрировались оформленные в едином стиле помещения с изысканным декором и роскошью убранства, оборудованные по последнему слову науки и техники. Одним словом, тут было все, чего только может пожелать любая занятая карьерой девушка или домохозяйка, заботящаяся о сохранении своей молодости, красоты и привлекательности.

Наконец посетительница добралась до раздела, посвященного интимному массажу, где приводился подробный рассказ о всевозможных техниках и расценках для каждой из них.

Джулия пристально наблюдала за лицом Ребекки. Вдруг длинные ресницы девушки дернулись, и испуг появился в ее глазах. Чтобы скрыть смущение, она долго не отрывала взгляд от страницы. Наконец Ребекка медленно развела длинные ноги в модных колготках и снова скрестила их, кашлянула, затем подняла глаза. На ее щеках играл озорной румянец.

— Вас поразил наш интимный массаж, — сухо констатировала Джулия, избавив Ребекку от стыдливой обязанности говорить об этом самой. — Разумеется, не все члены клуба пользуются такой возможностью, однако многие из них постоянно прибегают к подобной услуге и вполне довольны. Существуют строгие правила, регулирующие отношения между клиентами и обслуживающим персоналом. Массажист обязан носить пояс верности и может пользоваться в своей работе только руками и ртом. Любой посетитель клуба, который попытается уговорить массажиста заняться чем-либо, выходящим за рамки дозволенного, немедленно лишается членства. Надеюсь, вы понимаете, что я не могу рисковать репутацией? Если городские власти будут недовольны, у меня могут отозвать лицензию.

Ответ Ребекки прозвучал несколько нервозно:

— Да, я понимаю, мисс Маркис.

— Так вот, решите вы воспользоваться этой услугой или нет, я в любом случае настаиваю на соблюдении абсолютной секретности. К сожалению, из соображений безопасности я не могу разрешить вам оставить этот буклет у себя, но полный прейскурант цен вы найдете в любой комнате для переодевания или можете попросить его в регистратуре, когда захотите. Вы планировали обратиться к нашим услугам прямо сегодня?

— Да, пожалуй, — кивнула Ребекка Мэйтланд. — Сегодня я свободна весь день, а завтра буду занята на съемках.

— Хорошо. Тогда быстренько уладим все формальности. Вам нужно заполнить вот этот бланк…

Когда все необходимые бумаги были заполнены и подписаны, Джулия отправила нового члена клуба обратно в регистратуру, чтобы Стивен подобрал ей различных специалистов и терапевтов, а также выдал фирменные клубные аксессуары — банный халат и полотенце.

Впрочем, многие женщины все же предпочитали обходиться без халата и большую часть времени оставались полностью обнаженными, поскольку температура почти во всех помещениях клуба была как на тропическом острове. Даже у стульев в диетбаре были теплые меховые сиденья.

Спустя десять минут Джулия вывела на монитор своего компьютера график процедур, назначенных Ребекке Мэйтланд. Пробежав взглядом по списку гимнастических занятий, лечебных ванн с плаваниями и сауной, она остановилась на массажном листе. В четыре тридцать ей был назначен массаж у Марлона. Очень хорошо. К этому времени нужно постараться закончить встречу с Дорин Кэдсток.

Жена политического деятеля опаздывала на полчаса, из-за чего хозяйке «Сибаритов» пришлось изрядно поволноваться: слишком много надежд возлагалось на такую клиентку.

Дорин Кэдсток влетела в кабинет без извинений, и Джулия почувствовала, что просто обязана разъяснить этой даме некоторые правила приличия. У управляющей клубом весь день расписан по минутам и совсем нет времени ждать.

— Прошу прощения за то, что упоминаю об этом, миссис Кэдсток, — сухо сказала она после взаимных приветствий, — но если вы будете опаздывать на встречи с нашими терапевтами, то, боюсь, останетесь без консультаций специалистов. Видите ли, у них очень плотное расписание.

— Должно быть, вы правы. Сегодня я так и так задержалась бы, — немедленно ответила Дорин, небрежно кидая огромную дамскую сумку на стол Джулии. — У меня и сейчас времени совсем чуть-чуть, так что буду очень признательна, если вы побыстрее внесете меня в свой список — или что там у вас еще?

Усилием воли Джулия подавила раздражение и принялась рассказывать о своем клубе и предоставляемых услугах, однако ее сомнения насчет принятия этой зазнайки в действительные члены «Сибаритов» крепли с каждой минутой. Джулия Маркис была вольна отказать в членстве любому, не давая при этом никаких объяснений. Однако она не могла позволить себе нажить врага в лице столь известного в городе человека, каким являлась Дорин Кэдсток. Если жена члена парламента останется довольной методами лечения и релаксации, практикуемой в «Сибаритах», она наверняка будет рекомендовать это заведение своим могущественным подругам.

— А Таня Вейнтворт говорила вам что-нибудь о нашем интимном массаже? — бесстрастно спросила Джулия.

Бледно-персиковые щеки Дорин Кэдсток, казалось, окрасились чуть ярче. Она наклонилась вперед, глаза блеснули затаенным лукавством. Джулия подозревала, что Таня делилась со своей подругой многозначительными намеками, если не выкладывала вообще все.

— Таня мне рассказывала только то, — быстро ответила посетительница, — что ваши массажисты — большие профессионалы своего дела и что они дарят женщине ощущение удивительной легкости. Я так понимаю, все они мужчины?

— Да, — кивнула Джулия. — Как и остальные мои сотрудники. Мне кажется, что члены нашего клуба предпочитают мужские руки. Особенно ценятся специальные услуги наших массажистов. Не хотите посмотреть наш рекламный буклет?

Увидев, с каким нетерпением женщина пролистывает страницы брошюры, добираясь до раздела, посвященного интимному массажу, Джулия еще раз убедилась в собственной правоте — Таня абсолютно не умеет держать язык за зубами. Но доказательств этому нет, а посему и какие-либо замечания в адрес болтушки неуместны. Джулия не могла позволить себе рассориться с двумя влиятельными дамами города.

И все же завуалированное и тактичное предупреждение пришлось бы весьма кстати.

— Наши сотрудники, — пояснила хозяйка клуба, — как лица заинтересованные, разумеется, гарантируют вам сохранение полной секретности. Того же мы ждем и от членов клуба.

Дорин Кэдсток посмотрела собеседнице прямо в глаза.

— Ну естественно, — скривились в улыбке губы супруги известного политического деятеля. — Смею полагать, вам отнюдь не хотелось бы, чтобы ваше заведение причислили к разряду борделей.

Джулию аж передернуло.

— Прежде всего, миссис Кэдсток, «Сибариты» — это оздоровительный клуб, насколько вы можете заключить из нашего буклета. Интимный массаж является дополнительной услугой, предоставляемой по желанию, и пользуется большим успехом у женщин. В конце концов, любой бизнесмен может расположить массажистку по вызову к тому, чтобы она помогла ему руками, или даже подбить ее на полноценный половой контакт, а вот у женщин такого богатого выбора нет. Мы лишь стремимся подарить членам нашего клуба полное расслабление в обстановке изысканности и благопристойности. Кстати, абсолютно конфиденциально. И, судя по отзывам, мы преуспели в этом.

— Ничуть не сомневаюсь, мисс Маркис. Вы убедили меня. Я только хотела удостовериться, что тут у вас нет ничего пакостного.

Джулия продолжила объяснять правила и положения. Затем, когда Дорин Кэдсток уже подписала и передала ей банковский чек с проставленной на нем суммой вступительного взноса, Джулия, стараясь говорить как можно более небрежным тоном, спросила:

— Таня Вейнтворт, кажется, здесь сегодня. Присоединитесь к ней? Если хотите, я посмотрю ее расписание и скажу, где ее можно найти.

На мгновение в глазах Дорин Кэдсток вспыхнули злобные огоньки, мгновенно подавленные деланной улыбкой.

— Ах нет, не беспокойтесь! — отмахнулась она. — Сегодня я не смогу остаться у вас, поскольку спешу на еще одну встречу. Ах, мисс Маркис, у меня очень напряженная жизнь! Так что ваш замечательный комплекс я смогу посещать лишь изредка.

— Что ж, очень хорошо. Всегда ждем вас.

Джулия поднялась, чтобы открыть дверь, и как бы случайно заметила:

— Я и не думала, что вы с Таней Вейнтворт знаете друг друга.

— Мы школьные подруги, — холодно ответствовала Дорин, выходя из кабинета.

«Когда-нибудь, — с улыбкой подумала Джулия, — я напишу мемуары!»

И тут она вспомнила, что Ребекка Мэйтланд уже на массаже у Марлона. Торопливо отыскав на связке ключ, Джулия вошла в маленькую, совмещенную с кабинетом секретную комнатку, где размещались мониторы. О том, что Джулия может наблюдать через скрытые видеокамеры за всеми помещениями клуба, включая массажные кабинеты, знал только Стивен, а ему она полностью доверяла.

Включив канал, отведенный для наблюдения за массажной Марлона, Джулия застала мастера за работой.

Марлон, загорелый и сильный, с длинными локонами черных волос, трудился над спиной Ребекки, массируя и гладя ее попеременно. Джулия следила за тем, как его рука скользила по ягодицам молоденькой фотомодели, щипками оттягивая кожу, а затем осторожно проводя по ней намасленными большими пальцами.

Лежа на массажном столе с закрытыми глазами, Ребекка Мэйтланд улыбалась от удовольствия. Джулия поняла, что девушкой постепенно завладевает возбуждение.

И Ребекка далеко не первая. Джулия обожала смотреть, как новые члены клуба впервые знакомятся с чудом интимного массажа Марлона, Уоррена, Эррола, Рудольфа, Кларка или Сильвестра. Названные так в честь секс-идолов Голливуда, они довели свое мастерство до совершенства. Эти парни знали наверняка, как отвлечь женщину от мрачных мыслей, расслабить ее, потом возбудить и доставить ей удовольствие, — но все постепенно, так, чтобы она ни разу не почувствовала стеснения или какого-либо неудобства. В их руках вся процедура казалась самым естественным делом в мире.

Ладони Марлона скользили по бедрам Ребекки, опускались до икр и возвращались назад пощекотать чуткими подушечками пальцев наружные губы влагалища. Следуя собственным желаниям, девушка развела ноги чуть шире, предоставляя мастеру доступ к сокровищам своего тела.

Джулия заметила, что девушка давно перестала сопротивляться. Даже если у нее и возник поначалу подобный позыв — стеснение уступило место наслаждению. Владелица «Сибаритов» почувствовала, как постепенно увлажняется тонкая ткань ее собственных трусиков.

По своему обыкновению Марлон отклонил молчаливое приглашение клиентки поиграть с ее самым сокровенным местом, сосредоточившись вместо этого на долгих поглаживаниях ее ног. Марлон знал, что чем дольше растягивать это приятное возбуждение, тем сильнее будет удовольствие, полученное клиенткой.

Джулия наслаждалась видом крепких ягодиц массажиста, восхищалась совершенством его мускулатуры. Тем не менее его член, заключенный внутрь черного кожаного мешочка, оставался по-прежнему вял.

Марлон, как и большинство других массажистов, был голубым, и женщины, которых он обслуживал, ничуть его не возбуждали. Если бы Джулия могла нанимать на работу только гомосексуалистов, она бы так и поступала, однако большинство из них предпочитали работать в заведениях для геев, где удовлетворение было взаимным.

Теперь Ребекка Мэйтланд получала двойное удовольствие: ей массировали ступни, отчего ее груди легонько терлись о мягкое покрытие стола.

Джулия не сомневалась, что девушке не терпится перевернуться на спину и позволить Марлону заняться ее самыми чувствительными участками тела.

Но всему свое время. Многие женщины в этом клубе внезапно открыли для себя, что простое прикосновение пальцем к ноге не менее возбуждает, чем самый интимный жест. Главное — обращаться со знанием дела.

Джулия тоже почувствовала приятное покалывание в пальцах ног, а между ее бедрами разливалось блаженное тепло. Она завидовала своим клиенткам — Джулия никогда не пользовалась интимным массажем, за исключением лишь тех случаев, когда, подбирая новых сотрудников и желая проверить их в деле, она ложилась на массажный стол сама.

Было бы неэтичным передавать себя в руки кого-то из своих же работников. Во-первых, это возбудило бы зависть у остальных, а Джулия не хотела соперничества в своем клубе. А во-вторых, она боялась, что таким образом подорвет свой авторитет. Джулия считала, что мужчина, часто прикасающийся к ее интимным местам руками и ртом, непременно возомнит о себе Бог знает что и едва ощутимый недостаток уважения к начальству в его поведении распространится на всех, подобно заразе.

Каждый перспективный массажист, желающий устроиться на работу в клуб, имел только один шанс показать ей лично, на что он способен, но после приема все имели дело исключительно с клиентами.

Наконец Марлон прошептал те слова, которые Ребекка, должно быть, давно мечтала услышать:

— Пожалуйста, теперь перевернитесь на спину, мисс Мэйтланд. Я хотел бы помассировать вас спереди.

Джулия не слышала Марлона — микрофоны она не устанавливала. Да и вряд ли от возбужденных женщин можно услышать что-то интересное. К тому же она всегда убеждала себя, что не шпионит за своими клиентками, а контролирует работу сотрудников. Массажист, переступивший черту, не задержится в клубе и пяти минут.

Марлон начал с того, что встал позади головы девушки и принялся разглаживать ее лицо, нежно массируя бледные щеки, лоб и пощипывая подбородок.

Джулия с интересом разглядывала обнаженное тело Ребекки. Ее небольшие груди чуть обвисли, маленькие соски были тверды, как розовые горошины, а бедра походили на перевернутую чашу. Впрочем, руки девушки были так же прекрасны, как и ее ноги. Именно эти части тела и выставлялись напоказ. Все прочее являлось лишь знаменитой «вешалкой» для одежды. Более того, сочетание мальчишеской стройности с едва заметным профилем мышц делало ее несколько похожей на мужчину.

«Этого почти достаточно, чтобы соблазнить гея, — подумала Джулия с улыбкой. — Хотя, надо отдать должное, Марлон не проявляет ни малейшего признака влечения».

Меняя по очереди руки, Марлон легкими поглаживаниями массировал снизу вверх шею Ребекки. Она лежала раскинув ноги, груди быстро вздымались и опускались. Может быть, в своих фантазиях она предвкушает прилив новых, еще более утонченных ощущений?

Мастер по-прежнему стоял позади нее. Теперь он почти скрылся из поля зрения видеокамеры, переменив позу, чтобы перейти к массажу верхней части груди Ребекки. Заканчивая каждое поглаживание, его ладони легонько щекотали ее возбужденные соски. И каждый раз бедра Ребекки слегка приподнимались в ответном движении.

Когда Марлон перешел непосредственно к массажу груди, Джулия сама едва ли не задохнулась. Ребекка жарко задышала, сладострастно ерзая бедрами по покрытию стола, когда его громадные руки принялись ласково мять ее груди, легонько зажимая соски между большим и указательным пальцами. И на глазах Джулии маленькие груди девушки увеличились и поднялись, требуя, чтобы эта приятная пытка продолжалась.