Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Мистика
Показать все книги автора:
 

«Кататония», Тим Леббон

Скалли подумала было спросить насчет следов крови, но воздержалась, увидев взгляд Малдера. Тот совершенно точно разделял ее мнение, но в сложившейся ситуации, чтобы добраться до истины, нужно было действовать осторожно.

Они пересекли прихожую и вышли на улицу. Миссис Коннолли провожала их. Скалли оглянулась на испуганную женщину, желая помочь, но помимо страха ту окружала и аура скрытности. Кровь под ногтями девочки тоже не давала Скалли покоя.

Придется навести справки в округе, а потом вернуться.

— Лора — хорошая девочка, — прошептала мать.

— Не сомневаюсь, миссис Коннолли. Но ей нужна помощь.

Сев в машину, Малдер завел двигатель, и они поехали дальше.

— Не слишком удачно все прошло, — сказал он.

— Они до смерти напуганы, — ответила Скалли. — Дочь для них — центр Вселенной, они готовы ради нее на все, но что-то пугает их больше, чем состояние Лоры.

— Какое именно состояние?

— Кататония обычно сопутствует шизофрении, но также встречается у наркоманов и алкоголиков, особенно в период воздержания или ломки.

— Она не похожа ни на алкоголичку, ни на наркоманку.

— Согласна.

— Могут одни и те же симптомы возникнуть одновременно у четырех человек?

Для Скалли это было главной загадкой. Если состояние других детей такое же, как у Коннолли, то причину нужно искать извне, а это лишь еще больше усложнит ситуацию.

— По легенде ацтеков, в джунглях Амазонки живет человек-ягуар, — сказал Малдер. — Он усыпляет жертв своим дыханием и отпускает, чтобы те охотились и приносили ему добычу.

Скалли демонстративно закатила глаза.

— Пограничный контроль уже не тот, что раньше, — продолжал Малдер.

В его голосе слышалась ирония, но Скалли всегда казалось, что для Малдера это было своего рода подстраховкой, а не способом самоуничижения. Она не могла с уверенностью определить, в какие из рассказанных Малдером невероятных историй он сам искренне верит, но одно было известно наверняка — он хотел в них верить.

— Серьезно?

— Скалли, все может быть. Истории ведь не рождаются на пустом месте. Может, тот, кто сочинил эту, знал о каком-то наркотическом растении, которое может усыплять людей таким образом. Такое растение вполне могло быть занесено в местные леса.

— А может, сюда был занесен демонический ягуар, который усыпляет детей и заставляет их охотиться. Так, Малдер?

— Какие еще у нас есть варианты? И почему Лора — не единственная пострадавшая?

— Других мы еще не видели.

— Вот сейчас и увидим.

Пока они ехали по городку, Скалли оставалась настороже. Ее глаза по-прежнему были готовы закрыться от усталости, но после встречи с Лорой Коннолли и ее напуганными родителями было понятно, что ситуация, с которой они столкнулись, была далека от нормальной.

Впрочем, этого стоило ожидать, раз в дело ввязался Малдер. Благодаря ему Скалли повидала множество необычных явлений, стала свидетелем событий, не поддающихся логическому объяснению. Будучи ученым, реалистом, она обязана была искать логическое объяснение всему, но сделать это зачастую было нелегко. Малдер, в свою очередь, сознательно шел наперекор всякой логике, и в этом было их самое существенное различие.

— Думаешь, могли родители просто не заметить кровь под ногтями? — спросил Малдер.

— Исключено. Перед тем как уложить дочь в постель, они дочиста ее отмыли.

— Значит, кровь появилась после.

— Наверняка.

— Когда девочка спала.

— Именно, — кивнула Скалли, нахмурившись.

«Искала добычу для ягуара, — подумала она. — Но какую добычу?»

Они пересекли центральную площадь и свернули на другую улицу, где дома располагались на значительном отдалении друг от друга, по обеим сторонам от широкой дороги росли могучие деревья, а на подъездных дорожках стояли внедорожники. Типичный зажиточный район.

Малдер затормозил у большого дома с небесно-голубыми стенами и сверился с записанным на клочке бумаги адресом.

— Нам сюда. Здесь живет…

— Вот черт, — перебила его Скалли. — Посмотри, кто к нам пожаловал.

Через дорогу, прислонившись к припаркованной машине, стоял знакомый им обоим человек.

— Заявился без приглашения, — сказал Малдер.

*  *  *

Крайчек не внушал ему доверия. С момента знакомства Малдер считал его надсмотрщиком, сторожевым псом, призванным отслеживать интерес Малдера ко всему тайному и мистическому. Он не был до конца уверен, кому и зачем это было нужно, но твердо намеревался выяснить. Их отношения были нормальными, пусть под внешней дружелюбностью и скрывались глубокое недоверие и подозрительность. Сам Малдер даже не скрывал этого, а Крайчек, как ни пытался, не мог провести Малдера. Поэтому Малдер и приехал сюда, бросив Крайчека с его бессмысленной слежкой.

По крайней мере таков был план.

Заметив приближающихся Малдера и Скалли, Крайчек зевнул и потянулся, после чего размял пальцы, громко хрустя костяшками. Он был в хорошей физической форме, но если его целью было устрашение Малдера, то у него ничего не вышло. Тот повидал достаточно, чтобы знать, что истинная сила, как правило, не выставляется напоказ.

— Как там наш приятель Моррисси? — спросил Малдер, имея в виду ничтожного гангстера, за которым они должны были приглядывать в Бостоне.

Крайчек лишь молча пожал плечами.

— Неужели он от тебя ушел?

На мгновение лицо Крайчека помрачнело.

— До завтра он никуда не денется.

— Я, скорее всего, тоже.

Тяжело вздохнув, будто разговор его уже утомил, напарник Малдера обратился к Скалли:

— Дана. Вы, как всегда, ослепительны.

— Вот уж не ожидала вас здесь увидеть, Крайчек.

— Взаимно.

— Я помогаю Малдеру с расследованием.

— Санкционированным?

Наступила гнетущая тишина. Затем Крайчек рассмеялся.

— По правде говоря, меня это не колышет. Просто не делайте из меня дурака. Я проделал долгий путь, а все потому, что знаю, какой у Малдера нюх на интересные дела.

— Как ты меня нашел? — спросил Малдер.

— У нас общие друзья.

«Должно быть, это Икс», — подумал Малдер. Он не знал ни его настоящего имени, ни его намерений и убеждений, но Икс всегда предоставлял достоверную информацию о делах, которые можно было классифицировать как секретные, пусть отдела по секретным материалам уже не существовало. Наивно было бы думать, что Малдер — единственный, с кем Икс ведет дела.

— За границами города есть закусочная, «Маршалл». Там ошивается старик по имени Паттон. Он явно что-то знает, но рассказывать наотрез отказывается. Мы с ним уже встречались; может, тебе удастся что-то из него выудить?

— Не успел я приехать, — сказал Крайчек, — как ты уже отправляешь меня на побегушки, Чудик?

— Ты же хотел принять участие в расследовании? — довольно жестко спросил Малдер. — Вот и следуй процедуре. Мы со Скалли уже занялись пострадавшими, но Паттона все равно нужно расколоть. Спроси его про ангельские гимны. Он что-то такое говорил. Возможно, это поможет выстроить картину происшедшего.

— Ну-ну, возможно. — Крайчек снова зевнул и окинул окружающую местность взглядом. — Миленькое местечко. Побываешь тут, а потом и не вспомнишь.

— Лучше б так оно и было, — сказала Скалли.

Но Малдер в этом сомневался.

*  *  *

— Легок же он на помине, — сказала Скалли.

Они с Малдером стояли на крыльце большого голубого дома в ожидании ответа на стук.

— Он же говорил про «нюх на интересные дела».

— Так я ему и поверила.

Дверь открылась. На пороге возник молодой чернокожий мужчина в футболке и шортах. Привлекательный, мускулистый, высокомерный на вид.

— Нам нужен Уолтер Рассел, — обратилась к нему Скалли.

— Ясно.

— Он дома?

Мужчина показал пальцем на себя.

— Это вы?

Молчание.

— Рози Рассел здесь живет?

Лицо мужчины просветлело, но он лишь кивнул в ответ.

— Можно ее увидеть? — спросил Малдер.

— Вы из ФБР?

Скалли полезла за значком, но мужчина жестом пригласил их войти. По словам Малдера, пропавшей и впоследствии найденной в состоянии ступора Рози Рассел было восемь лет, поэтому Скалли предполагала, что ее родителям должно быть немного за тридцать. Однако ее отец выглядел так, будто еще не окончил колледж.

Дом был просторным, благоустроенным и привлекательным, как его хозяева. Внутри их встретила жена Уолтера Рассела, такая же молодая, подтянутая и красивая. Она проводила их наверх, в спальню дочери. Последовала привычная процедура, в ходе которой Скалли осмотрела девочку, а Малдер исследовал комнату, заглядывая в шкафы и книги, осматривая полки. Пару раз он что-то буркнул под нос, но ничего не сказал. Мать девочки никуда не отходила. Они задали ей несколько вопросов, на которые она сквозь слезы ответила, и Скалли поняла, что в последнее время женщина много плакала. Непохоже было, что родители что-то скрывали; они лишь глубоко беспокоились о дочери. Осмотр у местного врача не выявил каких-либо отклонений, если не считать того, что девочка постоянно спала и не могла вставать.

Скалли осмотрела руки и ногти девочки. Они были чистыми, но этого нельзя было сказать обо всем остальном.

Выйдя на улицу и вернувшись к машине, Скалли подставила лицо солнцу, закрыла глаза и подняла голову к небу.

— Ну что? — спросил Малдер.

— Я нашла запекшуюся кровь в уголках рта и пару рубцов на нижней губе.

— Кровь — ее собственная?

— Не уверена. — Скалли казалось странным даже высказывать такую гипотезу, ибо это могло повлечь весьма серьезные последствия.

Даже не открывая глаз, она почувствовала нетерпение Малдера.

— Думаю, кровь не ее. Во рту никаких ран или других повреждений.

Скалли открыла глаза, и в них ударил ослепительный солнечный свет. Она сощурилась и отвернулась. Смотреть на солнце было больно.

— Давай навестим остальных пострадавших, — сказал Малдер.

— А надо ли? — ответила Скалли. — Скорее, им нужны психологи или психотерапевты. Коннолли и Рассел с виду здоровы, и даже если мы осмотрим остальных, то вряд ли узнаем что-то новое.

— А как же кровь?

— Она привлекла наше внимание лишь потому, что мы стремились найти что-то аномальное.

— Скалли, это на тебя не похоже.

— Думаешь, пора открыть сезон охоты на ягуара?

В этот момент на улицу вырулил полицейский автомобиль и резко затормозил, клюнув носом.

— Нет нужды, — ответил Малдер.

С пассажирского сиденья выскочил Крайчек, а с водительского — угрюмый верзила в заляпанной потом и едой униформе.

— Господа агенты, — дотронувшись до полей шляпы, произнес он таким тоном, как будто бы ФБР ежедневно почитало своим присутствием его маленький городок.

— Значит, до закусочной ты не добрался, — сделал вывод Малдер.

— Шериф Мелой подобрал меня по дороге, — сказал Крайчек. — Хочет, чтобы мы отправились к хирургу.

— Зачем? — спросила Скалли.

— Взглянуть на тела.

*  *  *

«Тела, — подумал Малдер. — Куда же без них». Он надеялся, что в этот раз обойдется, но, по-видимому, удача им изменила. Он не стал заходить в кабинет для осмотров. Пока они ждали машину скорой помощи, на которой их должны были доставить в госпиталь, Скалли осмотрела тела, к недовольству шерифа. Малдер не вмешивался. Он стоял в уголке, тяжело дыша, будто выброшенный на берег кит, и перешептывался со старым доктором, который, должно быть, лечил местных жителей никак не меньше полувека.

Крайчек дожидался в приемной, сославшись на то, что ему нужно кому-то позвонить. Малдер решил, что тот собирался отчитаться перед Скиннером. Это грозило ему серьезными неприятностями, но куда уж серьезнее, когда перед тобой лежат три трупа.

Эти люди умерли жестокой смертью.

— Я закончила, — объявила Скалли шерифу и доктору. — Действительно, похоже на нападение дикого зверя. Возможно, барибала или койота.

Малдер удивленно вздернул бровь, но не стал возражать. Даже с расстояния ему было видно, что Скалли намеренно не упоминает об очевидных следах. Видя, как облегченно вздохнули шериф с доктором, он понял, зачем она это делает.

— Сворачиваемся, — скомандовал из-за спины Малдера Крайчек.

Он подошел настолько тихо, что Малдер напомнил себе быть внимательнее в будущем.

— С какой стати?

— Скиннер приказал возвращаться в Бостон. Отсутствие Скалли заметили в Академии. Малдер, по твоей милости у нас большие проблемы.

— Мне не впервой.

— А вот мне — впервой.

Крайчек не смог сдержать улыбку, и Малдер почувствовал в его глазах скорее возбуждение, нежели страх быть отчитанным.

— Обратитесь к специалистам по отлову животных, пусть займутся тем, кто это натворил, — сказала Скалли.

— Разумеется, разумеется, — сказал шериф и обратился уже к Крайчеку: — Значит, вы уезжаете?

— Завтра, — ответил за того Малдер. — Мы устали, а путь предстоит неблизкий. Где в вашем городе можно переночевать?

Если подходящие места и были, шериф явно не испытывал большой охоты им об этом сообщать.

— Тогда мы еще поездим по городу да порасспрашиваем, что да как.

— Отель Дикина на Двенадцатой улице вам подойдет, — сказал наконец шериф. — Передайте, что вы от меня.

— А скидка за это будет? — поинтересовался Малдер.

Шериф промолчал, устремив внимание на доктора, который уже накрывал тела.

— Что ж, тут нам больше делать нечего, — сказал Малдер.

— Надо возвращаться сейчас, — сказал Крайчек, когда они оказались на улице. — Еще не слишком поздно. Мы успеем вернуться до полуночи и уже завтра заступить на посты.

— Я должен остаться, — ответил Малдер.

Он осмотрел маленькую городскую площадь, пытаясь взглянуть на вещи свежим взглядом, а не сквозь призму произошедших здесь событий. Четверо в кататоническом ступоре, еще трое мертвы.

— Нападение диких зверей, — сказала Скалли, взвешивая каждое слово. — И все жертвы — приезжие.

— Совпадение, — заявил Крайчек.

— Я не верю в совпадения, — парировал Малдер.

Крайчек рассмеялся так громко, что заставил остановиться группу возвращавшихся из школы детей.

— Серьезно? Неужели есть что-то, во что ты не веришь?!

— Я устал и проголодался, — сказал Малдер.

Он хотел отвязаться от Крайчека и остаться наедине со Скалли, чтобы обсудить все догадки и разобраться в этом деле. Недолгий период их знакомства казался Малдеру вечностью. Они отлично сработались, были настоящей командой и, несмотря на вынужденную разлуку, тянулись друг к другу сильнее, чем прежде. Потому он и позвал ее с собой.

— Вы что, всерьез собираетесь заночевать в этой захолустной гостинице?

— Почему бы и нет? Увидимся там.

Малдер и Скалли направились к своей машине.

— Я же припарковался на другом конце города! — запротестовал Крайчек.

— Что ж, приятной прогулки, — сказал ему Малдер.

*  *  *

— Нападение дикого зверя? Скалли, ты серьезно?

Она завела двигатель и повела машину, то и дело поглядывая в зеркало заднего вида. Крайчек провожал их взглядом, и в его позе было что-то пугающее. Он был на взводе и буквально сверлил их глазами. Скалли поддала газу, желая как можно скорее убраться от него подальше. От одного вида Крайчека у нее начинались мурашки.

— Эти люди были избиты, изранены и искусаны до смерти другими людьми, — сказала она. — Следы укусов определенно от человеческих зубов, царапины оставлены ногтями, а не когтями животных. Просто невероятная жестокость. Боюсь подумать, к каким выводам это может нас привести.

— Вести уже некуда, все и так очевидно.

— Неужели маленькая дочка Расселов способна на…

— Погоди-ка, что это там? — Малдер указывал вперед и вверх.

Над крышами домов возникло тусклое голубоватое сияние. Оно пульсировало и вскоре стало столь же ярким, как солнце, а затем и еще ярче, то увеличиваясь по площади, то уменьшаясь. Несколько автомобилей резко затормозили, водители повыскакивали из кабин и, как угорелые, рванулись к ближайшим зданиям. Пешеходы разбежались во все стороны. Через мгновения улица опустела.

— Плохо дело, — сказал Малдер.

Скалли вцепилась в руль, и тут раздался звук. Громкий, внезапный, ясный и режущий слух призывный вой, похожий в равной степени на крик и на пение на каком-то неизвестном языке. Звук разносился снаружи и проникал внутрь, прямо в голову Скалли, эхом отражаясь от стенок черепа, словно фантастический гимн под куполом собора. Он был прекрасен и ужасен одновременно, он причинял боль и вводил в экстаз.

У Скалли перехватило дыхание, она зажала уши руками и на мгновение потеряла над собой контроль, забыв, где находится и что делает. Она успела убрать ногу с педали газа, но машина ушла вправо, подскочила на высоком поребрике, основательно тряхнув пассажиров, и уткнулась в корму припаркованного грузовика.

Скалли откинулась на спинку сиденья, продолжая крепко сжимать уши, но постепенно ослабила хватку. Ей хотелось, чтобы звук снаружи прекратился и звучал только в ее голове. «Это гимн вечности, — подумала она, — и я буду рада подпеть ему».

Перед ее глазами метнулась тень, расплывчатая и искаженная. Скалли увидела, что оживленная прежде улица теперь была пустынной.

— Скалли! — Сквозь пение прорвался голос, резкий и нескладный, полностью лишенный красоты и ужаса того звука, что она слушала.

Она попыталась не обращать на него внимания, но кто-то тут же отвесил ей пощечину. Скалли повернулась и увидела Малдера. Он что-то кричал и протягивал ей что-то маленькое и серебристое.

Она не слышала, что он говорит. Не хотела слушать. Скалли брыкалась и старалась отпихнуть его, она подняла руки и… Малдер схватил ее, и она почувствовала, как что-то проникает ей в уши. Что-то холодное, тяжелое и шероховатое.

— Нет! — закричала она, когда пение прекратилось.

Ее собственный голос звучал приглушенно.

Малдер обхватил ее лицо руками и посмотрел в глаза. Он показал палец, затем взял другой рукой магазин своего пистолета и вытащил гильзу. Повернувшись, он дотронулся пальцем до уха, и Скалли увидела, что из ушного канала торчит кончик такой же гильзы.

— Какого… — сказала было она, но тут же поняла, что Малдер ее не слышит.

Она и сама почти не слышала себя.

Малдер помахал руками и вдруг замер, заметив что-то позади машины.

Скалли обернулась и посмотрела туда же.

На улице, в той стороне, откуда они приехали, Крайчек боролся с двумя подростками — незнакомым высоким парнем в одних лишь шортах и Лорой Коннолли.

Скалли толкнула дверь и выкатилась наружу. Быстро вскочив на ноги, она выхватила пистолет.

Малдер уже несся по затихшей улице. Кругом стояли наспех припаркованные автомобили; их владельцы даже позабыли в спешке захлопнуть двери. Больше вокруг не было ни души.

Крайчек одной рукой оттеснял парня, а другую угрожающе сжал в кулак. Он выглядел напуганным и растерянным, лицо исказила гримаса боли, будто бы он одновременно вел и какую-то внутреннюю борьбу. Пока он возился с мальчишкой, Лора Коннолли вцепилась ему в рубашку и начала кусать за бедро и живот. Не просто кусать, а грызть. Приблизившись, Скалли увидела кровь.

Раздался вкрадчивый шепот, отзвук странного пения, которое слышала Скалли. Ей захотелось вынуть из ушей гильзы и послушать, но тут Малдер налетел на парня, отталкивая от Крайчека. Тот врезался в витрину книжного магазина, стекло задрожало, но выдержало. Скалли подскочила к Лоре Коннолли, схватила под мышки и попыталась оттащить в сторону. Девочка крепко вцепилась зубами в подтянутую, почти без следа жира талию Крайчека и, когда Скалли потянула ее, оторвала клочок одежды вместе с кожей. Брызнула кровь.

Крайчек испустил слабый, неестественный крик. Он таращил глаза и, похоже, не замечал Малдера и Скалли. Он высматривал что-то иное.

Скалли отшвырнула девочку, та ударилась о припаркованный автомобиль и тут же вскочила на ноги, как ни в чем не бывало, готовая к новому нападению. Скалли направила на нее пистолет, но девочка не обратила на это никакого внимания.

Стрелять Скалли не решилась. Вместо этого она шагнула в сторону, поставила Лоре подножку и толкнула в спину. Лора упала, ударившись головой о бетонную мостовую, и замерла. Скалли порадовалась, что не услышала звук удара. Она пощупала пульс девочки — он был медленным, едва заметным, будто Лора все еще спала.

Малдер отбился от высокого мальчишки, повалил его наземь и приковал наручниками к стойке для велосипедов. Утерев кровь с лица и кивком дав Скалли понять, что с ним все в порядке, он перевел внимание на Крайчека. Тот рассеянно брел по улице, спотыкаясь и воздев руки к небу, словно моля о дожде.

Скалли побежала к нему, на ходу извлекая из пистолета магазин. Ее тяжелое дыхание гулко отдавалось в голове, но она была только рада, ведь оно заглушало любые отзвуки странного пения. Вытряхнув из магазина пару гильз, Скалли сунула его и пистолет в карман и встала за спиной у Крайчека.

«А если с ним произошло то же, что с остальными?» — подумала она.

Малдер не оставил ей времени на раздумья. Он выхватил гильзу из ее руки и сунул в левое ухо Крайчека. Скалли повторила процедуру с правым ухом. Крайчек тут же обмяк, упал на колени и растянулся на мостовой. Голова свесилась набок, и Скалли увидела его вытаращенные, испуганные глаза.

Малдер и Скалли смотрели друг на друга, успокаиваясь, затем огляделись вокруг. В ближайших домах защелкали жалюзи; обернувшись, Скалли заметила, как в одном из окон кто-то задернул шторы. Парень пытался освободиться от наручников, Лора Коннолли поднималась на ноги, будто у нее на голове и не было огромного кровоподтека.

Внезапно они оба упали и затихли. Давление, которое Скалли чувствовала кожей, спало. Окружавший их тяжелый, густой воздух мгновенно развеялся. Скалли набрала в грудь воздуха, сунула в правое ухо ноготь и вытащила гильзу. Ни звука. Лишь шорох прохладного ветра. Она и не думала, что тишина может быть такой глубокой. Но тут тишину нарушил Малдер:

— Ни хрена себе.