Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Научная Фантастика
Показать все книги автора:
 

«Король четвёртой планеты», Роберт Уильямс

Пролог

Среди историй про людей, бороздящих космос и покоряющих иные планеты, о бесстрашных первопроходцах, есть одна, что заставляет даже самых отчаянных храбрецов удивленно и недоверчиво качать головами. Это рассказ о невероятных событиях, невозможных совпадениях и нечеловеческой изобретательности. Даже сами космонавты, беседуя друг с другом в тихих уголках салунов, пока их корабли стоят на приколе, пересказывают эту историю друг другу только шепотом.

Это история о Марсе, Красной планете, об удивительном человеке, прозванным Королем Красной планеты, и о Сузусилмаре, великой горе, находящейся в центре самой большой пустыни Марса, горы такой громадной, что ее гранитное основание, как полагают, упирается в само ядро планеты, и настолько высокой, что металлический шпиль, венчающий ее Седьмой Уровень, выходит за пределы атмосферы в безвоздушное пространство.

Это очень странная гора. Выше, чем Эверест на Земле, но окутанная пригодным для дыхания воздухом вплоть до самой вершины, воздухом, который синтезируется древними механизмами, созданными так давно, что люди и марсиане помнят об этом лишь то, что создала их раса гигантов, вырезавших в гранитной горе шесть разных Уровней. Правда, марсиане считают, что Первым и самым нижним Уровнем является сама пустыня, так что Сузусилмар является горой семи Уровней. Эти Уровни — громадные уступы с различной архитектурой на каждом, с домами и парками. На каждом Уровне живут марсиане, на каждом Уровне есть своя таможня и существует свой уклад жизни. Лишь нечто неуловимое под названием Закон является единым для всех Уровней. На четырех сторонах горы громадные лестницы, постепенно сужаясь, тянутся вверх от пустыни вплоть до самого верхнего Уровня, где металлическое копье-шпиль вонзается в космос.

Широкие в основании и узкие на самом верху ступени этих лестниц. Марсиане рассказывают, что многие пытались подняться по ним до самой вершины, но лишь единицы добились успеха.

Космонавты же рассказывают, что на вершине Сузусилмара живет Король Красной планеты.

Также они рассказывают, что много лет назад на Сузусилмар пришел человек, крупный мужчина с копной седых волос, бежавший с Земли. Говорят, что марсиане Четвертого Уровня, во многом напоминающего Землю, радушно приняли его, и он обрел у них дом, где работал над чем-то, о чем лучше даже не упоминать.

И еще космонавты рассказывают, что «Компания по Улучшению Межпланетных Отношений» — красивое название, под которым скрываются грабители и воры, — послало когда-то на Сузусилмар большой корабль. Что там произошло с ним и его экипажем, кажется уж совсем невероятным обычным людям.

Но обычные люди не летают в космосе и никогда не испытывают то чувство ужаса и восхищения мирами, лежащими далеко в небесах…

Глава первая

Джон Рольф был крупным человеком с копной непослушных волос, которые никогда не удавалось как следует причесать. Сейчас они казались белоснежными, но в былые времена, которые, как он сам считал, давно минули и забыты навсегда, они были чернее угля. В те далекие дни женщинам нравилось гладить его волосы и пытаться привести их в порядок. Но даже тогда он не терпел этого, заявляя, что ему не нужна женщина, чтобы придать смысл жизни, потому что это смысл был у него и без нее. Это мнение не разделяла его жена, как не разделяла и многое другое в его жизни. Давно приняв решение развестись с ним, она не полетела на Марс, а осталась на Земле. Или, скорее, Рольф сам принял такое решение. Дочь решила остаться с матерью на родной планете.

Если разлука с дочерью и оставила шрам на сердце Рольфа, то об этом шраме он давно уж забыл.

Сюда, на Марс, его звала мечта, более важная, чем жена или дочь. Великая Мечта. Да и сам Джон Рольф был тем человеком, который мог иметь лишь Великую Мечту.

Когда он, согнувшись, трудился над настройкой небольшой серебряной антенны, для него более прекрасной, чем волосы у него на голове, — он называл ее теликнон и надеялся, что с ее помощью его мечта воплотиться в жизнь, — он услышал шум приземляющегося космического корабля. У марсиан не было космических кораблей. Хотя когда-то хозяева Красной планеты их имели, но ныне они не считали их отсутствие большим неудобством. Так что рев дюз означал, что большой корабль с Земли прибыл в Сузусилмар. Поскольку на Уровнях великой горы не существовало места для посадки кораблей, Рольф знал: корабль приземлится где-нибудь на окраине большого крысиного садка, который назывался городом и раскинулся в пустыне у подножия Сузусилмара.

Там за последние месяцы часто бывали люди, много людей. Сам Рольф не видел ни одного, но Джалнар, полуслепой нищий, с длинным посохом бродивший по обширному городу на горе, шепнул ему, что там появились люди его расы. И Таллен, учитель Рольфа с Пятого Уровня, тоже упомянул об этом, тщательно глядя за реакцией человека, которая указала бы, не изголодался ли он по общению с себе подобными. Когда Рольф не отреагировал на эти новости, Таллен тихонько вздохнул, но означал ли этот вздох удовлетворение оттого, что его ученик стал развиваться, или, напротив, отчаяние оттого, что это развитие никогда не начнется, Рольф не знал. Таллен надежно хранил свои секреты. Осознание присутствия людей на самом нижнем Уровне немного раздражало Рольфа, но не мешало ему. Его Мечта, воплотившись в жизнь будет полезной и для людей, но пока что они не могли разделить ее с ним.

Кроме того, у жителей Красной планеты существовала пословица: «Где люди, там и неприятности».

Не то чтобы сами марсиане обходились без неприятностей. На нижних Уровнях жизнь была тяжелой. Возможно, на более высоких Уровнях марсианам тоже приходилось не сладко, но там, по словам Таллена, они всегда ходили осторожно, словно ступали по яйцам с очень тонкой скорлупой, и всегда помнили, что их действия, слова, а возможно, даже и мысли могут нарушить существующее равновесие и порядок.

Иногда Рольф думал, что даже слепой Джалнар касался посохом дорожки перед собой так осторожно, словно боялся, что стуком палки взбудоражит планету вплоть до ее раскаленного ядра.

И вот шум космического корабля потревожил его здесь!

Усилием воли Джон Рольф выкинул из головы мысли о человеческих ракетах. Сунув в уши крошечные наушники, он включил теликнон. Почти немедленно в его ушах прозвучала музыкальная нота, прозвучала и тут же стихла. Больше ничего не указывало на то, что теликнон работает, хотя Рольф знал: его прибор настолько чувствителен, что мог бы обнаружить излучение от пролетающего комара.

И хотя теликнон был сделан с помощью техника Четвертого Уровня Таллена, он был изобретением Рольфа. Это также была его Великая Мечта. Не только его личная Мечта, эту Мечту он делил со всеми великими деятелями Земли, с великими социологами, великими философами и великими мыслителями.

Это была Мечта о мире без страха и ненависти, без войн, без болезней, без голода, бедности и преступлений. Эта Мечта существовала всю кровавую историю Земли то в одной форме, то в другой, засев глубоко в мыслях и душах людей. И неужели она вечно должна оставаться только мечтой?

Рольф очень надеялся, что нет. Он надеялся, что когда-нибудь она осуществится. Он надеялся, что этот маленький приборчик, лежащий перед ним, будет тем средством, с помощью которого она воплотится в жизнь.

Когда теликнон будет усовершенствован, он даст людям возможность читать мысли друг друга. Когда станет невозможно ничего скрывать, когда все планы, злые замыслы и алчные побуждения будут совершенно ясны всем, все станут честными.

Рольф надеялся производить теликнон миллионами и продавать его по минимальной цене всем, кто мог заплатить, и раздавать его даром тем, кто заплатить не мог.

Когда у всех будет теликнон, Земля, Родной Мир, станет Возвращенным Раем. Даже «Компании по Улучшению Межпланетных Отношений» придется изменить свои методы и манеры. Джон Рольф по собственному опыту знал, что улучшить нравы Компании может только чудо.

Здесь, на Четвертом Уровне Сузусилмара, такое изобретение, как теликнон будет доведено до совершенства с наибольшей вероятностью, чем в любом другом месте на Марсе или Земле. Казалось, что-то способствующее новым открытиям витало в самом воздухе Четвертого Уровня. Никто точно не знал, было ли это или только казалось. Сами марсиане назвали эту область, окружающую великую гору посредине, Уровнем Изобретений. Они утверждали — и имели веские доказательства для таких утверждений, — что здесь может быть усовершенствовано любое устройство, не нарушающее законы природы.

Таллен, когда соглашался говорить об этом, тоже подтверждал, что так оно и было. Здесь, на этом Уровне, Рольф видел устройства, которые, как он знал, ученые на Земле пытались создать уже много десятилетий. Одно такое устройство, производящее электричество, могло освещать небольшой земной город. А было оно размером с кулак человека и могло проработать лет десять. Перезаправка его стоила несколько центов.

Таллен и марсиане более высоких Уровней, казалось, относились к подобным изобретениям с удивленной снисходительностью взрослых, любующихся яркими детскими игрушками.

А сами изобретатели Четвертого Уровня не особенно волновались из-за своих открытий. По некоторым непонятным Рольфу причинам, имелось неписанное правило. Марсиане называли его Законом. Рольф так и не смог понять его. Так вот, согласно Закону, марсиане не передавали свои изобретения на более низкие Уровни, чтобы улучшить благосостояние остального населения Красной планеты, которое прозябало в дикости и варварстве.

Марсиане не были миссионерами. Они не пытались никого заинтересовать своими открытиями. Они, фактически, не очень-то интересовались ими и сами. Открытие, которое сделало бы человека известным на всей Земле, они рассматривали как интересное упражнение ума — лишь очередная ступенька к более высоким целям.

Но каковы были эти более высокие цели? С этого места марсиане всегда начинали высказываться крайне неопределенно. Когда Рольф приехал сюда много лет назад со своей Великой Мечтой, они радушно приняли его. И сейчас ему по-прежнему все были рады. Все, от дикарей на Первом Уровне до Таллена на Пятом, включая Джалнара, полуслепого нищего, блуждающего по Уровням, все относились к Рольфу с уважением, словно в глубине души они разделяли его Мечту…

Рольф стал настраивать теликнон.

И вдруг словно огненная молния пронзила его мозг!

Все произошло без малейшего предупреждения.

Теликнон, если виновен был он, никогда еще так себя не вел.

Молния вспыхнула и исчезла. И вновь воцарилась тишина.

Но это была не та тишина, какую Джон Рольф слышал прежде. В ней был тихий шелест, писк и какой-то далекий щебет, словно голоса гномов и эльфов, которые согласно марсианским легендам все еще обитали в красных пустынях. У пораженного Рольфа возникло впечатление, что эта тишина связывала воедино многие формы жизни самой разнообразной природы, и некоторые из них были настолько чуждые, что их не считали жизнью вообще.

Рольф понимал, что все это лишь в его сознании, что теликнон внезапно открыл некий канал, или снял некий барьер между ним и другими формами жизни.

Впервые теликнон заработал.

Рольф был потрясен этим фактом. Работа, казалось, завершилась без его сознательного участия, что-то пришло ему в голову, что заставило его дернуться с такой скоростью, словно он уворачивался от размахивающего ножом убийцы с Первого Уровня. Вал эмоций. Ничего подобного Рольф никогда ранее не ощущал. В этих эмоциях был страх, гнев, наметки на сексуальную энергию, жажда, жадность, но главным образом, голод.

Голод в чистом виде! Не жажда еды или похоть. Это была жажда власти. На всем Марсе и всей Земле не было власти достаточной, чтобы удовлетворить, насытить или хотя бы как-то ослабить этот голод. Этот голод питал сам себя и становился сильнее с каждой секундой. И с ним было связано лицо, лицо человека, которого Рольф никогда прежде не видел. И хотел бы никогда не видеть. Молодое лицо с выпирающими скулами и блеском черных глаз, которые горели то с лихорадочным блеском, то с холодной расчетливостью. Разум, прячущийся за этим взглядом, интенсивно работал, пытаясь понять, как лучше всего взять Вселенную за глотку.

Когда Рольф мельком увидел это лицо, он содрогнулся, и внезапно его тело скрутили судороги. Он попытался унять их, но не смог. Эти судороги причиняли ему нестерпимую боль. Перед глазами изобретателя все потемнело, дыхание со свистом вырывалось изо рта. Рольф попытался крикнуть и услышал свой голос, хриплый и словно придушенный. Тогда он с усилием заставил себя встать на ноги.

И тут же мышцы его расслабились, стали словно кисель, Рольф упал ничком и потерял сознание еще до того, как его тело ударилось об пол.

Во время падения порвались проводки, соединявшие наушники в его ушах с теликноном.

Глава вторая

Когда сознание частично вернулось, Рольф услышал идущий откуда-то голос, с непонятной мукой повторяющий по-марсиански:

— Рольфен! Ваден ас! Ваден ас!

Рольф понял, что это голос Таллена, который просит его очнуться, но его удивило звучащее в нем страдание. Ему всегда казалось, что Таллен не способен испытывать эмоции.

Открыв глаза, Рольф увидел Таллена, склонившегося над ним. Морщинистое лицо старого марсианина было несчастным.

— Ис ервилл тенсан? — спросил Таллен. — Что случилось?

— Я… Я не знаю, — ответил Рольф.

Он огляделся с растущим замешательством, вспомнив о вспышке молнии, тишине и человеческом лице, а также о вале грубых эмоций. Однако воспоминания мгновенно поблекли, и Рольф даже не мог бы сказать, случилось ли все это на самом деле. В растерянности он уставился на Таллена. Потом он попытался встать на ноги и обнаружил, что у него совершенно нет сил.

— Оставайтесь здесь и не двигайтесь, — быстро сказал Таллен по-марсиански. — Я найду кого-нибудь, кто поможет отвести вас к моему врачу.

Таллен вышел из большой комнаты, которую Рольф использовал в качестве лаборатории, но вскоре вернулся с четырьмя марсианами и устройством, которым пользовались для перевозки мусора.

Невзирая на протесты Рольфа, марсиане положили его на носилки и принесли к широкой лестнице, ведущей на Пятый Уровень. По вежливой просьбе Таллена они начали подъем. С носилок Рольф увидел далеко внизу несколько мужчин и женщину, поднимавшихся вверх. Возможно, они были с корабля, прилет которого Рольф услышал перед тем, как с ним что-то произошло. Он бы с удовольствием подождал их и побеседовал с ними. Внезапно Рольф понял, что он соскучился по звукам языка, на котором говорил на Земле.

Но Таллен не разрешил бы. Мусорщики — марсиане Четвертого Уровня, повиновались ему, ведь он принадлежал к Пятому Уровню. Здесь, на Сузусилмаре, считалось мудрым законом оказывать любую помощь, которую попросит представитель более высокого Уровня.

Рольф, снова внезапно почувствовав слабость, откинулся на носилки и порадовался тому, что его несут. Но на половине пути по выщербленным ступеням он внезапно сел. Таллен подошел к нему.

— Что, Рольфен? — спросил он с беспокойством на лице.

— Меня снова коснулось безмолвие, — ответил Рольф.

— Тишина…

— Да, тишина. И голос, шепчущий у меня в голове. Остановитесь здесь. Ни шагу дальше! Какого дьявола, что это такое, Таллен? Часто, поднимаясь на этим ступеням, чтобы посетить вас, я чувствовал барьер, тонкий, словно паучья сеть…

— Этот барьер существует. Его цель… — Пристальный взгляд Таллена, казалось, спустился на многие мили вниз, к разбросанному крысиному садку в пустыне у подножия горы. — Это не физический барьер. Он касается разума и… Но больше ни слова! Давайте быстрее вперед! — велел он носильщикам мусора.

Наверху лестницы, где начинался Пятый Уровень, стоял некто, напоминающий заблудившееся и чудом оказавшееся здесь чучело с фермерского поля с Земли. Это был Джалнар, полуслепой нищий Сузусилмара. Джалмар не носил обуви, даже сандалий. Одежда его была черной и заплатанной. Облокотившись на деревянную палку, он смотрел почти слепыми глазами на поднимавшуюся процессию.

Таллен поклонился ему. Мусорщики поклонились ему.

Джалмар поклонился им в ответ. Когда мусорщики пронесли носилки мимо него, Рольф почувствовал, что полуслепые глаза нищего, не отрываясь, глядят на него. Если в нем и крылась тайна, то Рольф был согласен оставить ее нераскрытой, потому что его интересовала совсем другая тайна. Когда они поднялись на Пятый Уровень, покой охватил его душу. У него появилось ощущение того, что он достиг цели. К которой так давно стремился. Был ли Пятый Уровень Раем, как утверждали многие марсиане? Если и так, то Рольф внес в этот Рай частичку своего мира, свои тревоги.

В свете далекого солнца Пятый Уровень и правда походил на Рай. Здесь не существовало никакого производства, ни промышленности, ни давки и торговой суеты. Вместо этого весь Уровень был громадным кругом похожих на парк лужаек, где раскрывшиеся цветы и кустарники испускали сладкие ароматы. Местами между деревьев плескались фонтаны и мерцали, словно полированное серебро, небольшие озерца. Среди деревьев укрылись небольшие дома, в которых жили марсиане Пятого Уровня.

Выше Пятого в бесконечное небо поднимался Шестой Уровень. Там мало кто жил. А над ним копьем пронзал вечный космос металлический шпиль Седьмого Уровня. Там не жил никто. Иногда отдельные марсиане посещали эту головокружительную высоту, но надолго там не задерживались.

Удивленный врач поднялся, чтобы встретить их. Это был типичный марсианин, высокий и стройный, с глазами, взгляд которых, как казалось, он мог по желанию направлять во вне или внутрь себя. Речь Таллена журчала, словно ручеек, пока он объяснял, в чем дело. Затем врач разрешил им пройти в смотровую. Там Рольфа уложили на стол. Мусорщики бесшумно вышли. Смотровая оказалась обставлена очень просто. Свет струился со всех сторон и из круглого окна в крыше, увенчанной маленьким металлическим шпилем, очевидно, копией громадного шпиля, венчающего Седьмой Уровень, только гораздо меньше. Единственное оборудование, которое увидел Рольф, было устройство, напоминающее китайский абак с разноцветными бусинками на струнах. Врач, которого звали Унардо, сел за стол, на котором лежал абак, а Таллен с бронзовым лицом, таким же неподвижным, как у статуи одного из древних богов Марса, встал возле Рольфа.

Унардо глянул на Рольфа, затем взгляд его стал рассеянным; врач, казалось, задумался о чем-то своем. Глядя на него, Рольф был уверен, что марсианин его не видит. Потом Рольф взглянул вверх, на возвышающего над ним Таллена. Тот, казалось, даже дышать перестал.

Неожиданно врач поднял руку и одним пальцем коснулся бусинки абака, перемещая ее. Где-то тихо прозвучала и тут же стихла музыкальная нота. У Рольфа сложилось впечатление, что это устройство звучало в резонансе с мелодией его собственного тела, только на октаву выше. Это изумило его. Как его тело может издавать музыкальные звуки? Пока он пытался понять это, врач переместил еще одну бусинку абака. Снова раздался звук в резонансе со звучанием тела Рольфа, но теперь на октаву ниже. Затем врач стал перемещать бусинки абака так быстро, что глаза не могли уследить за его мелькающими пальцами, и смотровая заполнилась странной мелодией. И опять тело Джона Рольфа эхом отозвалось на нее. Пока он пытался понять, что происходит, он начал ощущать, что чувствует себя гораздо лучше. Слабость покинула его тело, и он начал обретать силу и равновесие.

Затем врач взял заключительную ноту, и его взгляд вновь сфокусировался на Рольфе, словно проверяя результаты лечения. Марсианин улыбнулся и поднялся со своего места. Таллен шумно вздохнул. Рольф встал со стола; он обнаружил, что может двигаться и даже стоять на ногах. Запинаясь, он поблагодарил врача и попытался задать вопросы, которые вертелись у него в голове, но Таллен отмел их нежной улыбкой, которая походила на реакцию отца на вопросы молодого и очень любопытного сына. Потом Таллен повел Рольфа к двери, давая понять, что время визита закончилось.

— Но я же должен заплатить ему, — уперся Рольф и повернулся к врачу. — Сколько я должен?

Унардо непонимающе посмотрел на него, затем вопросительно глянул на Таллена.

— Тише, — мягко сказал Таллен Рольфу. — Вы ничего ему не должны. Здесь Пятый Уровень Марса! Здесь не бывает должников и одалживающих, и невозможны никакие расчеты.