Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Криминальный детектив
Показать все книги автора:
 

«Расплата», Роберт Уилсон

Глава 1

9 марта 2012 года, пятница, 23:15

Лондон, Ковент-Гарден

 

Собрав последние силы, компания покидала подвал испанского бара, с трудом взбираясь по узкой винтовой лестнице. Все были пьяны в доску. Каблук двадцатипятилетней Алишии застрял в решетчатой ступеньке. Поднимавшиеся следом за ней не желали мириться с возникшим на пути препятствием. На девушку навалились, каблук с треском отломился, и Алишию вытолкнули в зал. Следом кое-как выкарабкались и остальные. Наверху все ходило ходуном. Под оглушительную музыку и дикий рев танцующих компания двинулась к выходу. С трудом протолкавшись сквозь пьяную толпу и сбив по пути пару барных стульев, она выбралась наружу.

Алишия ковыляла по Мейден-лейн, спотыкаясь на каждом шагу, как хромая лошадь. Ночной воздух холодил покрытую испариной кожу, в ушах шумело. Говорят, кислород усиливает опьянение, очень похоже на то… Невероятно уродливые образы мелькали перед ее рассеянным взором, то расплываясь, то снова обретая четкость.

– Али, что с тобой? – Джим обеспокоенно заглянул ей в лицо.

– Каблук сломала. – Стараясь удержаться на ногах, Алишия ухватилась за него.

– Нажралась до чертиков. – Щенок, как всегда, с готовностью констатировал очевидное.

Джим отпихнул его.

– Все мы нажрались! – радостно завопила Тула.

Ее ноги разъехались, и, потеряв равновесие, она хлопнулась задом на тротуар.

– Я тебе сколько раз говорил, что эта компания до добра не доведет? – прошипел Джим на ухо Алишии. – Обещай, что такое не повторится!

«Пообещать-то я могу…» – уныло подумала Алишия.

Улица ходила ходуном перед ее глазами, а голова болталась, как накачанный гелием воздушный шарик.

– Все, завязываем с пьянками, впереди поиски работы! – Джим обнял ее за плечи и слегка встряхнул. – Слышишь, Али?

– Хочу убраться отсюда, – простонала она в ответ. – И поскорее.

– Эй, а где Щенок? – сидя на тротуаре, озиралась по сторонам Тула.

Тот мигом подскочил к ней.

– Помоги встать, амиго.

Тула безуспешно пыталась подняться.

– А поцелуешь? – Высунув язык, Щенок схватил ее за руку и рывком поставил на ноги.

Компания издала дружный вопль отвращения и побрела по улице, галдя, как первоклассники по дороге в школу.

Алишия покрепче ухватилась за Джима. Улица напоминала палубу корабля во время сильной качки.

– Такси поймай, – с трудом выдавила она.

Перед слезящимися глазами плясали слепящие неоновые огни.

– Берегись! – завопил кто-то вдалеке.

На Стрэнде начался погром. Толпа подростков в капюшонах била витрины магазинов, сшибала с ног прохожих, раздавала пинки направо и налево. Две девчонки в туфлях на каблуке-стилете балансировали на решетке канализации, вцепившись друг дружке в волосы мертвой хваткой. Со стороны Чаринг-Кросс доносился собачий лай.

Внезапно раздался громкий крик, и все бросились врассыпную, исчезая в подворотнях. На противоположной стороне улицы, привалившись к опоре строительных лесов, лежал чернокожий парнишка. Он держался за живот, тщетно пытаясь остановить кровь.

– Он ранен! – на мгновение протрезвев, охнула Алишия.

– Пошли. – Джим потянул ее за собой. – Здесь нам такси не поймать.

– Надо позвонить в полицию.

Она нашарила в сумочке мобильник, позвала на помощь. Но распухшие, онемевшие губы не повиновались, и вместо слов: «Полиция, скорая, кто-нибудь!» – раздалось лишь невнятное бормотание.

Вой сирен прорезал ночь. Джим выхватил у девушки мобильник, отключил и сунул обратно в сумочку.

– Идем, без нас разберутся.

– Надо помочь!

– Мы сейчас не в том состоянии, – отрезал парень.

На Веллингтон-стрит не было видно ни одного такси. Крепко держа Алишию за руку, Джим потащил ее в сторону Королевской оперы.

«Хорошо, что Джим рядом, – крутилось в голове у Алишии. – Он старше остальных, серьезнее. Неужели я правда столько выпила? Сначала джин-тоник, потом немного вина за паэльей. Щенок пил горящую самбуку, он такой, да… Ох уж эта мостовая!.. Какой крутой подъем! Не наблевать бы у храма оперного искусства… Рвотная паэлья на заре похмелья. Голова вот-вот упорхнет в небо. Так, нужно просто дышать глубже».

Сквозь хмельную пелену краем глаза девушка заметила приближающийся оранжевый огонек.

– Такси! – крикнула она и замахала рукой.

Машина свернула к тротуару.

Алишия протерла глаза. Сделала глубокий вдох. Заглянула в салон, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не заблевать все вокруг. Назвала адрес: Лавендер-гроув, недалеко от Лондон-Филдс.

В свете фонарей кожа водителя казалась желтушной.

– Давай, детка, забирайся. – Таксист облизал бледные губы. – Ну и дурдом там устроили! Приятель, ты с нами?

Джим отрицательно качнул головой. Он захлопнул дверь и помахал Алишии на прощание.

Таксист поправил зеркало, дал газу и круто развернул машину.

Алишии стало не по себе, когда дверные замки защелкнулись. Лампочки в салоне потускнели и вскоре погасли совсем. Девушка откинулась на сиденье, отчаянно борясь со сном. «Не отключайся. Скажи водителю, как ехать. Так он будет знать, что ты в порядке», – твердила она себе.

– Отсюда налево, на Тависток-стрит. Потом еще раз налево, на Друри-лейн. Дальше прямо… Ага, прямо.

– Не волнуйся, детка, я знаю дорогу.

Губы пересохли. От мелькающих за окном огней тошнило. Удары сердца отдавались в голове, от каждого вздоха закладывало уши. Боже, она никогда не была такой пьяной! Шея затекла, в горле першило, голову мотало в такт движению. «Я словно кивающая собачка. Давай, Алишия, соберись, открой глаза, вдохни поглубже».

Девушка потянулась к кнопке внутренней связи. Хотела сказать, что ей в бокал, похоже, что-то подсыпали, но язык не слушался.

– Расслабься, детка. – Голос водителя звучал успокаивающе. – Все хорошо.

Вот это – «хорошо»?! Алишия почувствовала, что лежит, прижавшись щекой к сиденью. Она с усилием открыла глаза и уставилась на резиновый коврик. Если это «хорошо», то как себя чувствуют те, кому плохо? А, папа? Скажи что-нибудь, папа!

«После одиннадцати вечера по Лондону нужно перемещаться исключительно на такси. И не на «мини» с шашечками, а на настоящем, солидном, черном, чтобы не нарваться на какого-нибудь прохвоста из Бангладеша».

«Ты прав, папа… Хотя откуда тебе знать? Ты же в Мумбаи. А я здесь, в Смоге[?]. В потемках…»

 

Темно, как в могиле. Лишь вспышки боли, раскалывающие череп. Алишия дважды моргнула, проверяя, не сон ли это. Нет, вокруг действительно кромешная тьма. Она ощупала то, на чем полулежала, – ребристое сиденье такси. Автомобиль не двигался. Стрелок часов не разглядеть. Который час? Мысли путались.

Девушка потянулась к двери – та оказалась заперта, вторая тоже. Алишия забарабанила по стеклу. Потянулась к окошку водительского отсека – заслонка не двигалась. Под ложечкой засосало.

Девушка судорожно вглядывалась в темноту, пытаясь уловить движение или звук. Тишина. Алишия прижала дрожащие пальцы к губам. Дыхание резко участилось, колени затряслись от страха. Внезапный выброс адреналина прояснил сознание. Похмелье как рукой сняло. Собрав все силы, Алишия попыталась успокоиться и подавить зарождающуюся панику, но та с каждым мгновением нарастала, становясь неуправляемой, билась в легких и выла в ушах. Наконец она вырвалась вспышкой белого света, и девушка бросилась к двери, потом к другой, заколотила в них руками и ногами и закричала, срывая голос.

Внезапно темноту прорезала узкая белая рамка, и через мгновение свет хлынул в помещение. Похоже, такси стоит в гараже. Она замерла, ожидая, что будет дальше. В дверном проеме показались двое бритоголовых мужчин в улыбающихся белых масках. Алишия уже когда-то видела такие, и выглядели они жутко. Она с трудом подавила рвущийся из горла крик и сгруппировалась на сиденье, опершись на локти и подтянув колени к груди. Пусть только сунутся – сразу получат острым каблуком!

Мужчины обошли такси сбоку. Дверные замки щелкнули. С обеих сторон к ней потянулись руки. Алишия изо всех сил ударила ногой вправо, потом влево и услышала, как кто-то всхрипнул от боли. И продолжала брыкаться, пока один из мужчин не ухватил ее за ногу, да так, что чуть не вывихнул лодыжку. Он потянул сильнее, и девушке пришлось повернуться, чтобы избежать перелома. Мужчина потащил ее к себе. Другая нога подвернулась, и Алишия повалилась на пол, лицом вниз. Она оказалась на коленях, уцелевший каблук больно впился в ягодицу. Незнакомец схватил ее за волосы и сильно потянул. Шея выгнулась так, что девушка не могла издать ни звука. Она попыталась отбиться кулаками, но одну руку тут же перехватили, а другую заломили за спину. Алишия уткнулась лицом в пах незнакомца. Не выпуская ее запястья, мужчина вытащил из кармана смоченный чем-то платок и сунул ей под нос. Через несколько секунд она отключилась.

 

По улицам восточного Лондона медленно катил белый фургон. В тускло освещенной кабине сидели двое высоких, крепко сбитых мужчин. Обоим было чуть за тридцать. Тот, что был повыше и постройнее, с круглым, почти детским лицом, голубыми глазами и лысой головой, отзывался на кличку Бритый. Справа по шее и щеке у него тянулась татуировка: паук карабкался по паутине, словно пытаясь забраться в ухо. Бритый заметно нервничал, постоянно поправляя белую кепку с красным крестом святого Георгия по бокам и эмблемой футбольного клуба «Вест-Хэм юнайтед» спереди. Путеводитель в его руках был открыт на странице с картой Лондона, на которую падали отблески света уличных фонарей. Водитель, Дэн, не был похож на напарника. Короткие волосы на пробор, ни татуировок, ни пирсинга – он выглядел вполне прилично. Вместе они работали второй раз.

– Опаздываем, – спокойно заметил он, высматривая по сторонам таблички с названиями улиц.

– Знаю, черт побери! – рявкнул Бритый. – Где мы сейчас?

– Похоже, на Нью-Барн-стрит.

– Нью-Барн-стрит? – озадаченно повторил Бритый. – В какую жопу мира мы забрались?

– Понятия не имею. Так на указателе было написано, – невозмутимо пожал плечами Дэн.

– Эй, не умничай. Никто не любит умников.

– Тогда скажи, куда ехать дальше. Прямо, налево, направо?

– А хрен я знаю!

– Карта тебе на что?

– Навигатор бы сейчас больше пригодился.

– Дай карту сюда. – Дэн выхватил путеводитель из рук Бритого. – У тебя даже не та страница открыта.

– Я в жизни не бывал восточнее Лаймхауса!

Дэн кинул брошюру Бритому на колени, проехал несколько сотен метров вперед и свернул налево.

– Вот и Грейндж-роуд, – заметил Бритый как ни в чем не бывало. – Видишь, я совсем чуть-чуть ошибся.

– А дом какой?

– Ищи тот, возле которого такси стоит.

– Ты что, даже номер не спросил?

– Да просто отыщи это долбаное такси!

– Пайк сказал, что такси будет в гараже.

– Твою мать…

Пошарив в карманах, Бритый выудил мятый клочок бумаги с номером дома. Тот находился в самом конце улицы. Заехав на подъездную дорожку, Дэн развернул фургон задом к воротам гаража и погасил фары.

– Прибыли. Давай передохнем пару минут, – предложил он.

– Надень. – Бритый передал ему вязаную маску. Свою кепку «Вест Хэма» он сунул в бардачок. – Только не задом наперед.

– Спасибо большое, без тебя не разобрался бы.

– И это тоже тебе. – В руках у Дэна очутился пистолет с глушителем.

– Я думал, мы просто заберем девчонку, – насторожился он.

– Ты же сам вызвался со мной работать, – отрезал Бритый.

– Пайк ничего не говорил про оружие.

– У меня свои методы.

– Какие еще методы?

– Решения проблем.

– Зачем нам пушки, если мы за девчонкой приехали? И как мне, по-твоему, одновременно со шприцем управляться?

– Придумай что-нибудь, – отмахнулся Бритый. – Возьми еще вот эту штуку.

Он передал Дэну скрученную хирургическую нить – лигатуру.

– Этого еще не хватало!

– И напоследок самое важное. – Словно не слыша напарника, Бритый сунул ему в руки пару латексных перчаток.

– Что мне с этим делать? – Дэн озадаченно разматывал лигатуру.

– Пушки нужны на случай, если что-то пойдет не так. От этих ребят всякого можно ожидать, а Пайк велел сделать все без лишнего шума. Тут-то и пригодятся нитки.

– Каких еще ребят? – удивился Дэн. – Пайк сказал, что таксист будет один. Отдаем ему пять кусков в обмен на девчонку, я вкалываю ей снотворное, и мы сматываемся. А он дожидается второй половины суммы.

– Это он тебе сказал. – Бритый уже натягивал перчатки. – А мне сказал, что прежде не вел дел с этим таксистом и не знает, что у того может быть на уме. Поэтому лучше перестраховаться.

– А что у него может быть на уме?

– Может позвать друзей. Отказаться отдавать девчонку. Потребовать больше денег. Связи у него есть. Понял?

– Вот дерьмо, – не на шутку разозлился Дэн.

– Хватит строить из себя святошу. Бери нитку, и пошли.

Дэн запихнул лигатуру в карман брюк, а пистолет – во внутренний карман куртки. Натянув маски, они вылезли из фургона и направились к черному ходу позади гаража.

 

В комнате сидели трое мужчин. Перед ними на столе стояла доверху забитая окурками пепельница и два стаканчика дешевого кофе, рядом валялись две уродливые пластмассовые маски на резинках. Никакого алкоголя – так было условлено. Когда имеешь дело с красотками, всегда случаются проблемы.

Таксист молча смотрел на своих подручных. Два нелегала. Крепкие, коренастые ребята из Страны-Черт-Знает-Где. Оба стрижены под ноль, круглые головы в шрамах и вмятинах – то ли часто падали с лошадей во время своих степных состязаний, то ли регулярно ввязывались в потасовки в тюрьме. Последнее казалось более вероятным. Младший не упустил возможности заглянуть девчонке под юбку. Выглядел он абсолютно бетонноголовым – этот термин таксист специально изобрел для дураков, которым довелось на него работать. Поэтому ему пришлось объясняться со старшим, который хоть немного понимал по-английски, и сказать, что такого он не потерпит.

– Долго ждать? – поинтересовался старший на ломаном английском.

Его спортивная куртка была заляпана штукатуркой.

Таксист не удостоил его ответом, лишь взглянул на часы и перевел взгляд на плотно занавешенное окно. Ожидание действительно затянулось.

Младший едва заметно ткнул старшего напарника локтем в бок. Тот подался вперед и потер сложенными щепотью пальцами перед носом таксиста. Тот облизал губы сухим обложенным языком и поднял вверх указательный палец. Жест смутил нелегалов, и они вновь о чем-то заговорили на своем тарабарском языке. Таксист откинулся назад, убедившись, что «дерьмо» в их языке, по всей видимости, звучит примерно так же, разве что гласных поменьше. Он нервно забарабанил по бедрам.

– Подождите еще немного. Скоро получите все, что причитается. – Он продемонстрировал в улыбке кривые серые зубы. – Бьюсь об заклад, такой калым даже за ваших сестер не давали.

Слова сыпались на помятые головы нелегалов осколками разбитой свиньи-копилки, среди которых им так и не удалось поймать ничего ценного. Они продолжали шушукаться. Таксист разглядывал их с нескрываемым удовольствием. За последние двадцать лет он полюбил слушать чужую речь. То, как представители разных национальностей извлекали звук, поражало его. Арабы будто давились словами. Индийцы булькали, словно разговаривая на валлийском под водой. Китайцы то шипели, то трещали, как бенгальский огонь. А речь этих двоих звучала как пердеж козлов в открытом поле.

– Деньги давай, – потребовал старший, снова протягивая руку.

Снаружи раздался звук подъехавшей машины, и спустя несколько минут снизу донеслись шаги. Таксист поднялся, прикрывая за собой дверь, но та распахнулась, и спины нелегалов были отчетливо видны в проеме.

– Как дела? – спросил Бритый.

Из прорезей на маске были видны только его глаза и губы.

– Заждались мы вас, – ответил таксист, натягивая белые перчатки.

– Надеюсь, никаких проблем?

– Какие могут быть проблемы?

– Тебе виднее. – Заметив нелегалов, Бритый насторожился. – Это еще кто такие?

– Помощники. На случай задержки.

– Пайк ничего не говорил ни про каких… помощников.

– Знаю. Но не одному же девчонку тащить? Придя в себя, она словно с цепи сорвалась.

– Где она? – спросил Бритый.

– В комнате.

– Как она? – поинтересовался Дэн.

– Минут пятнадцать назад спала, – ответил таксист. – Потом не проверял.

– Без хлороформа было не обойтись?

– Нет. Она просто взбесилась. Похоже, у нее клаустрофобия или что-то в этом роде.

Дэн то и дело поглядывал в сторону нелегалов. Те о чем-то шептались.

– Надо позвонить Пайку. – Кивком Бритый показал напарнику на дверь.

– Приехали… – прошептал Дэн и пошел за ним следом.

Он нервно переминался с ноги на ногу, пока Бритый что-то бурчал в трубку. Закончив разговор, тот многозначительно чиркнул большим пальцем поперек горла. Дэн почувствовал, как душа уходит в пятки.

– Черт, – только и смог выдохнуть он.

Достав пистолеты, они вернулись в дом.

– Какого хрена? – Таксист с изумлением уставился на оружие в их руках.

– Буди девчонку. Пусть будет готова, – приказал Бритый и вытолкал таксиста в коридор.

– К чему?

– К отъезду, к чему еще?

– А пушки зачем?

– Ты нарушил уговор. – Губы Бритого казались кроваво-красными на фоне черной маски. – А мы делаем, что велено. Буди девчонку.

– Объясни все-таки, – настаивал таксист.

– Делай, что говорят, – отрезал Бритый и подтолкнул его к двери в спальню.

Дэн и Бритый вошли в комнату. Нелегалы повернулись им навстречу. Понимание того, что в награду им уготованы вовсе не деньги, росло с каждым мгновением, пока темные отверстия стволов не заслонили, казалось бы, весь остальной мир. Руки в белых перчатках сорвали их со стульев. Несколько пинков по коленям заставили опуститься на вздувшийся линолеум. Стволы уперлись им в затылки, кровь отлила от губ, и нелегалы с мольбой посмотрели вверх, осознав наконец свое истинное место в жизни, которая привела их в утробу этого мрачного, ненасытного мегаполиса. Спрятав пистолеты, Дэн и Бритый достали из карманов лигатуры и накинули на шеи склонившихся перед ними мужчин. У них за спиной таксист захлопнул дверь спальни.

Шум в соседней комнате разбудил Алишию. При виде таксиста девушку вновь охватил страх. Немигающим взглядом она уставилась на дверь. Снаружи доносились звуки отчаянной борьбы. Что-то тяжелое ударилось о пол за стеной, и девушка вздрогнула. Таксист лишь молча глядел в потолок, зажав уши руками.

– Что происходит? – шепотом выдавила Алишия.

Ответа она не дождалась. Сквозь хрип и пыхтение слышалось, как судорожно скребут о линолеум каблуки. Внезапно все прекратилось. Наступила пугающая тишина, которую нарушил лишь звук очередного падения. Таксист опустил руки и угрюмо покачал головой. Алишия отползла к стене, продолжая в ужасе таращиться на дверь. Снаружи не доносилось ни звука.

– Ладно, – вздохнул наконец таксист. – Пойдем.

Он открыл дверь. В спальню потянуло вонью.

– Рано, придурок! – заорал Бритый.

Алишия увидела мужчин в масках и распростертые на полу тела. На мертвых распухших лицах застыл ужас. Ее вырвало. Таксист втолкнул девушку обратно в спальню.

– Вытри ее, – приказал Бритый. – Есть во что этих завернуть?

– Гляньте в гараже, – ответил таксист. – Пара кусков брезента должна найтись.

Дэн, все еще в шоке от содеянного, спустился в гараж, отыскал брезент и принес его наверх. Вместе с Бритым они завернули в него трупы и перевязали веревкой. Запах в комнате заставил обоих закашляться. Они перетащили тела в гараж. Дэн вышел через черный ход и оглядел улицу. Ни души. Он вернулся в гараж и открыл задние двери фургона. Погрузив трупы, они отправились за девушкой.

Таксист открыл окна, и вонь постепенно выветривалась из комнаты.

– Вот на хрена ты это сделал? – упрекнул его Бритый. – Не мог просто следовать указаниям?

– Откуда мне было знать, что все так закончится? – пожал плечами тот. – Деньги у вас?

Бритый передал ему пухлый конверт. Они вошли в спальню. Испачканные блевотиной юбка и блузка Алишии валялись на полу. Сверху лежали коричневые колготки. Девушка в одном нижнем белье испуганно смотрела на похитителей с кровати.

– У тебя есть пароль от сигнализации ее квартиры? – спросил Дэн.

Поглощенный пересчетом денег, таксист лишь отрицательно помотал головой. Дэн с Бритым многозначительно посмотрели на Алишию. Та сообщила пароль. Бритый достал мобильник, набрал номер, назвал нужные цифры.

– Найди нам какой-нибудь пакет, чтобы положить ее вещи, – сказал Дэн.

Таксист принес из кухни пакет и сложил туда одежду Алишии. Вынув из кармана маленькую черную коробочку, Дэн извлек оттуда наполненный прозрачной жидкостью шприц. При виде иглы Алишия еще крепче прижалась к стене и зарыдала.

– Ты делал такое раньше? – Таксист попытался заглянуть Дэну через плечо.

– Нет, первый раз в жизни. – Дэн драматически закатил глаза.