Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Детские остросюжетные
Показать все книги автора:
 

«Нож», Роберт Стайн

Глава 1

Неделей раньше

 

— Эй, Лори! Подожди!

На полпути до конца коридора Лори Мастерс повернулась и увидела надвигающуюся на нее тучу серебристых воздушных шариков. Впереди, вприпрыжку, шла невысокая, темноволосая, миловидная девушка и так крепко держала веревочки, будто опасалась, что гелий может поднять ее к потолку. Скай Кили, лучшая подруга Лори, неслась, тяжело дыша.

— Где праздник? — поинтересовалась Лори.

— Это для ребенка из девятьсот первой палаты, — ответила Скай. — Он уже получил столько игрушек и цветов, что, похоже, для него самого скоро там не будет места. А что ты делаешь в детском отделении?

— Меня перевели сюда сегодня утром, — пояснила Лори. — В ортопедическом отделении произошли какие-то изменения. Ты даже представить себе не можешь, как люди умудряются ломать себе кости…

Скай закатила глаза.

— Расскажи мне об этом, — произнесла она без особого интереса.

— Пойдем, — позвала Лори. — Мне надо отнести эти рентгеновские снимки в отделение медсестер.

Девушки зашагали дальше по тускло освещенному коридору. Обе были одеты в невзрачные желто-коричневые халаты, которые в Шэдисайдском госпитале носили все студенты-практиканты. Но на точеной фигурке Лори он выглядел совсем неплохо. Она оставила снимки в отделении.

— Встретимся в столовой во время обеда? — спросила Скай.

— Конечно. Вдруг наконец сегодня ты встретишь того симпатичного студента-медика, которого забыть не можешь. Тогда покинешь этот госпиталь и остаток лета посвятишь своей личной жизни.

— Очнись! В таком виде? — Скай остановилась и с отвращением дернула халат. — Не пойму, и как только тебе удается так отлично в нем выглядеть? Просто несправедливо, — проговорила она с завистью и потрясла темными волнистыми волосами. — В любом случае пока я не буду увольняться с этой работы. Между прочим, она не самая плохая из всех, что мне приходилось выполнять летом. И я уже не злюсь на тебя за то, что ты привела меня сюда.

Неожиданно из-за угла появилась медсестра в накрахмаленном белом колпаке и форменной одежде. В руках она несла поднос с медикаментами.

— Все, девушки. Приступайте к работе. Нельзя же стоять тут целый день и трепать языками, — сделав замечание, медсестра удалилась, поскрипывая тапочками на резиновой подошве.

— О! — отреагировала Скай. — Это медсестра Уилтон. Эдит Уилтон. Держись от нее подальше. Говорят, она смеялась всего один раз в жизни, но, очевидно, это было до того, как мы с тобой родились. А вот и девятьсот первая. Ну, все. Увидимся за обедом. — Она открыла дверь и не без труда внесла в палату связку шариков.

Лори сделала несколько шагов дальше по коридору.

По мере того как она приближалась к строящемуся новому крылу госпиталя, шум строительных работ становился все громче. На тяжелой двери, которая отделила новое крыло от старого здания и частично заглушала грохот, висела яркая предупреждающая надпись: «ОПАСНО! НЕ ВХОДИТЬ!»

Новое крыло строилось на десять миллионов долларов, которые Шэдисайдскому госпиталю пожертвовал Франклин Страх. При этом, унаследовав привычку своего предка Саймона Страха, миллионер называл все, что возводилось на его деньги, своим именем. Так появилось крыло Страха. «Не самое удачное название для отделения госпиталя», — с содроганием подумала Лори.

Она остановилась и прислушалась. За дверью рабочие стучали молотками и что-то пилили.

Но неожиданно во время минутного затишья Лори уловила какой-то другой, необычный звук. Девушка замерла. Нет, она не ошиблась — где-то поблизости рыдал ребенок.

Лори огляделась. Плач явно доносился из 903 палаты, расположенной прямо напротив холла. Она поспешила туда, откуда раздавались эти тихие, жалобные стоны изнуренного ребенка, судя по всему страдающего уже длительное время.

Легонько стукнув в дверь 903 палаты, Лори на цыпочках вошла внутрь. На громадной белой больничной койке, спиной ко входу, лежал маленький мальчик.

— Всем привет! — бодрым голосом произнесла практикантка.

Ребенок не шелохнулся, продолжая плакать, но теперь уже более тихим охрипшим голосом.

Лори огляделась. В палате не было ни цветов, ни игрушек, ни открыток, абсолютно ничего, что могло бы хоть как-то развеселить больного, напуганного малыша.

— Я пришла проведать тебя, — сказала она.

Плач прекратился, но у мальчика было затрудненное дыхание, и он все еще не поворачивался в ее сторону, пристально глядя в окно, расположенное напротив двери.

Лори подошла к изголовью кровати, чтобы прочитать, что написано на висевшей там медицинской карте, и проговорила вслух:

— Тоби Диан… три года… пневмония.

Его температура была в норме вот уже несколько дней, так что скоро он должен отправиться домой. Почему же малыш так несчастен?

Обойдя койку, она подошла к ребенку с противоположной стороны.

— Привет, Тоби. Меня зовут Лори. Я здесь работаю. — У него было маленькое, бледное личико, взъерошенные рыжевато-золотистые волосы и рыжие веснушки на носу. — Я — студентка-практикантка, — тихим голосом продолжила девушка. — Выполняю всякие поручения. Например, разношу разные вещи, а иногда навещаю людей, которым грустно и одиноко вдали от дома. Это ведь именно то, что ты сейчас чувствуешь?

Тоби икнул и засопел. Лори достала из коробки, лежащей на тумбочке, бумажную салфетку и приложила ее к мокрым щекам мальчика. Он снова засопел и отвернулся.

— Я тебя не виню. Я тоже плакала бы, если бы меня здесь держали. Но ты почти здоров. Держу пари, скоро вернешься домой.

Мальчик тихо всхлипнул и изо всех сил зажмурил глаза.

— Не хочешь поговорить? Ничего, все в порядке. Тогда я просто составлю тебе ненадолго компанию. — Лори ласково погладила его мягкую ручку, стараясь утешить. — Хочешь, я тебе почитаю? Могу раздобыть книжку и прочитать интересный рассказ. Идет?

Внезапно дверь резко распахнулась, и в палату большими шагами вошла медсестра Уилтон.

— Что вы здесь делаете? — грубо спросила она.

— Я… я просто разговаривала с Тоби, пытаясь его немного развеселить, — смущенно ответила Лори.

— Не теряйте зря время, — перебила ее медсестра. — Он не хочет с вами разговаривать. Он ни с кем не хочет разговаривать. Вы только беспокоите его. И вообще, вам следует быть в другом месте. Будьте добры, покиньте палату.

Пораженная грубостью Уилтон, Лори вспомнила, что большинство медсестер сильно устают и становятся ворчливыми. Одна из ее подруг по колледжу, Майра Парне, рассказывала, что ее мать, тоже медсестра, часто перенапрягаясь, даже становилась странной.

Покидая палату, она оглянулась, чтобы еще раз взглянуть на Тоби. Сейчас он смотрел на нее, выглядывая из-за широкой спины медсестры. Глаза его были полны слез, и во взгляде ощущалась недетская боль.

Почувствовав какой-то внезапный толчок, девушка подумала, что этот ребенок нуждается в ее помощи.

Глава 2

— Что это за синее мясо? — спросила Скай, со стуком поставив поднос и усаживаясь за столик напротив Лори.

— Сегодня в меню тушеное мясо, — отозвалась Лори. — Почему ты не взяла только салат?

— Слишком здоровая пища. Я его толком не разглядела, пока не вынесла на свет. Фу! — Скай уставилась на свою тарелку.

Их голоса заглушал гул столовой. Доктора и техники, в белых лабораторных халатах, толкались, занимая места за длинными столами. Бригады хирургов, в мягких зеленых колпаках, специальных ботинках и униформе, передвигались группами, тоже стараясь найти свободные места. Чуть поодаль сидели измотанные родственники больных. Возбужденные толпы медицинских работников сновали вокруг них с подносами в руках.

— Я могу одолжить у тебя несколько воздушных шариков из тех, что ты относила сегодня утром? — почти крикнула Лори и, наклонившись над столом, рассказала подруге о Тоби Диане. — Может, шарики его порадуют, если, конечно, ребенок из девятьсот первой палаты не будет против, — заключила она.

— Даже не заметит их отсутствия, — заявила Скай. — Стоит лишь открыть дверь в его палату, как игрушки оттуда вываливаются. После обеда добуду тебе несколько шариков. — Над её тарелкой закачался стетоскоп — медсестра, сидящая рядом, наклонилась, чтобы взять сахарницу, стоящую в центре стола. Скай оттолкнула своё тушёное мясо и стащила ломтик картошки с тарелки Лори, в которой лежал салат. — Сколько лотерейных билетов ты уже купила? — спросила она, похрустывая картошкой и протягивая руку за другим ломтиком.

— Всего один, — ответила Лори, отодвигая тарелку. — Кстати, я их ещё продаю, если тебе нужно.

— У меня уже есть выигрышный билет. Я в этом уверена. Собираюсь купить красный костюм, чтобы соответствовать машине, когда выиграю.

Сотни жителей Шэдисайда состязались за красный спортивный «Мерседес-бенц», выставленный в вестибюле госпиталя. Это был приз лотереи, которая собирала деньги на завершение строительства франклиновского крыла Страха. Лори уже удалось продать четыре книжки билетов соседям и знакомым, которые не могли ей отказать, даже если у них уже и были эти билеты.

— Не выбрасывай свою старую «Тойоту», пока тебе в руки не дадут ключи, — предупредила она подругу. — Что ты делаешь в эту субботу? У тебя свидание?

— Целых два. С Джимом Фарроу и Эриком Портером.

— Снова? О нет! — возмутилась Лори. — Так нельзя. — Она не одобряла манеру Скай назначать два свидания на один и тот же вечер, а потом решать, которое из них отменить.

— Знаю, — пожала плечами Скай. — Их обоих я поменяю на Энди Прайса, когда он тебе надоест.

Лори вздохнула.

— А как насчет того, чтобы сделать это прямо сейчас? Я встречаюсь с ним в субботу вечером. Надеюсь, придумаю, как с ним расстаться.

Скай сделала глоток кока-колы и кивнула головой.

— Да, я хорошо понимаю, почему ты хочешь от него избавиться. Он слишком хорош собой, слишком весел, а его отец всего лишь доктор Раймонд Прайс — самый известный и значимый человек в Шэдисайде.

— Доктор Прайс его отчим, — поправила Лори.

— Дай мне передышку, — засмеялась подруга. — Он также главный врач этого госпиталя, так что ты лучше не раскачивай лодку с Энди, пока здесь работаешь. Что же всё-таки с ним не так?

— Просто он бесцельный, бестолковый парень, — пояснила Лори, ковыряя вилкой салат.

— Не каждый мечтает стать врачом, как ты. — Скай действительно восхищалась подругой, но иногда думала, что ей не помешало бы быть чуть попроще.

— По-моему, Энди ни к чему не относится серьезно, — сказала Лори, задумчиво прожевывая салат.

— Он серьезен по отношению к тебе, — возразила Скай.

— В этом-то и проблема. Энди очень властный. Мне не нравится, что он все время пытается меня привязать. У меня много интересов, и иногда мне хочется проводить время с другими парнями.

Санитар в белом халате, сидящий рядом со Скай, собрал свою грязную посуду и покинул стол. Скай потянулась к тарелке Лори еще за одним кусочком картошки, но вдруг замерла с рукой, повисшей в воздухе, выпрямила спину и ровно уселась на стуле.

— О боже! Рассуждая о других парнях, угадай, кто сейчас вошел?

— Кто? — Лори не решилась оглянуться и посмотреть.

— Поверишь, Том Круз! — восторженно прошептала Скай.

— Это не так! Этого не может быть. — Лори все-таки повернулась. — Да, почти копия. Только Том Круз постарше, и у него не такие красные волосы.

— Они не красные.

— Ну ладно, красноватые. Скай, прекрати на него пялиться! — воскликнула Лори. — Может, он не такой взрослый, как Том Круз, но все равно слишком стар для тебя. Держу пари, он из колледжа. Мы не вызовем у него интереса.

— Он направляется в нашу сторону, — задыхаясь, проговорила Скай.

— Это место не занято? — спросил приятный низкий голос.

Скай улыбнулась. Вблизи парень был так же хорош собой, как и актер, может, даже еще привлекательнее. Высокий, с темно-голубыми глазами, а его футболка говорила, что он, возможно, спортсмен или человек, работающий с тяжестями. Футболка выглядела забавно — на белом фоне большими черными буквами было написано: «Не та дорога. Возвращайтесь обратно». На плече юноши висел желто-коричневый халат, выдающий, что он тоже студент-практикант.

— Присаживайтесь, — пригласила Скай, освобождая для него пространство на столе. — Мы припасли это место для любого студента-практиканта, который пожелает присоединиться к нам и вступить во владения госпиталя.

— Зачислите меня в вашу команду, — шутливо откликнулся он, ставя на стол гамбургер и кофе. Он беседовал со Скай, но смотрел на Лори. Усевшись на стул, даже наклонился вперед, чтобы быть ближе к ней. Я — Рик Спенсер, студент-практикант хирургического отделения с трехдневным стажем.

— Я Лори Мастерс, с этой недели работаю в детском отделении. — Она прищурила голубые глаза и внезапно почувствовала тепло, исходящее, бесспорно, от Рика Спенсера и его улыбки.

— Я тоже, — сказала Скай. — Девятый этаж, детское отделение и стройка. Я — Скай Кили. Эй, мне очень нравится твоя Футболка.

Рик повернулся к ней.

— Правда? У меня самая большая в мире коллекция футболок. Это мой единственный путь к славе. — Он откусил кусок бутерброда и опять уставился на Лори. — Вам здесь нравится?

— Это грандиозно, — ответила она, заражаясь интересом Рика. — Это то, о чем я мечтала всю жизнь, — работать в госпитале. Хотя тетя предупреждала, что мне здесь может наскучить, я наслаждаюсь каждой проведенной тут минутой.

— Лори хочет стать врачом, — объяснила Скай. — Если мы вообще окончим Шэдисайдский колледж.

— Не шутите так, — предостерег Рик, потягивая кофе и фиксируя взгляд на Лори.

— Я собираюсь на второй курс Саузбэнкского колледжа, но подумываю о том, чтобы продолжить учебу в медицинской школе, — уточнила она.

— А я собираюсь стать акробатом в цирке, — пробормотала Скай. Она не любила, когда на нее не обращали внимания.

— Но думаю, прежде чем строить серьезные планы на будущее, надо набраться опыта в госпитале, — добавила Лори.

— А почему ваша тетя полагает, что вам тут наскучит? Она работает здесь? Она врач?

— Нет, — сказала Лори. — Она финансовый консультант, аудитор. Тетя воспитывала меня после смерти моих родителей и всегда заботится обо мне.

Внезапно гул столовой прервало резкое сообщение, раздавшееся в громкоговорителе:

— Код Синий, палата девятьсот три. Код Бригада, в девятьсот третью.

Несколько врачей вскочили со своих мест и выбежали из столовой.

— О, — протянула Скай. — Код Синий. Они называют только Коды.

— Что? — не понял Рик.

Лори объяснила:

— Их вызывают тогда, когда пациент попадает в кардиологическую кому или происходят какие-нибудь другие экстренные случаи. Здесь есть специальные медицинские бригады, ответственные за это. Если они поторопятся, то могут спасти жизнь пациенту. Видели, как некоторые из них вскочили и побежали?

— Полагаю, мне есть чему поучиться. Я ничего подобного не видел и не слышал. — У Рика на лице было написано, что он действительно ничего не слышал и не видел, кроме Лори.

Сообщение повторилось:

— Код Синий, палата девятьсот три.

— Вы к этому привыкнете, — сказала ему Лори и вдруг замерла с открытым ртом. 903 палата была палатой маленького Тоби Диана. Код Бригаду вызывали для него! Она резко оттолкнула стул и пулей выбежала из столовой.

Глава 3

— Где пожар? — удивилась медсестра Дженни Джирард, когда, подняв голову от документов, которые в этот момент просматривала, увидела, как Лори проносилась по коридору девятого этажа мимо отделения медсестер.

Лори не остановилась и ничего не ответила. Она пролетела по холлу, удивляясь, что здесь все спокойно в такой экстремальной ситуации. Дверь в 903 палату была закрыта, но оттуда доносился крик напуганного Тоби. Девушка открыла дверь и застыла в оцепенении. Медсестра Уилтон нагнулась над кроватью мальчика. Он плакал и брыкался, пытаясь оттолкнуть ее. Медсестра Уилтон глянула на практикантку.

— Опять вы? — Она выпрямилась, и Лори удалось рассмотреть шприц для подкожных инъекций в ее руке. — Как вас зовут?

Лори ответила, слегка заикаясь.

— Я ведь вам уже говорила, чтобы вы ушли. — Медсестра схватила Тоби за руку, потому что он пытался увернуться от нее.

— Я… я услышала, что вызывали Код Синий в девятьсот третью палату, — объяснила девушка.

— Вызывали в пятьсот третью и не в детское отделение, — огрызнулась медсестра Уилтон. — Я пытаюсь взять у него кровь, а вы мне мешаете.

Тоби посмотрел на Лори, вдыхая воздух сквозь слезы.

— Может, я смогу помочь? Если я поговорю с ним, подержу его руку, может, он отвлечется и шприц не покажется ему слишком большим? — предложила она.

— Убирайтесь немедленно, — прорычала медсестра. — От вас, студентов-практикантов, больше беспокойства, чем помощи.

Расстроенная Лори ободряюще улыбнулась малышу, повернулась и вышла из палаты. Она так рассеянно шла по коридору, что чуть было не натолкнулась на санитара, который вез тележку с обедом.

Девушка направилась в отделение медсестер. Может, медсестра Дженни Джирард подскажет, как ей помочь Тоби, не сталкиваясь больше с медсестрой Уилтон?

В отделении медсестра Джирард мило беседовала с взволнованной женщиной.

— Мне очень жаль, миссис Диан. Я знаю, как вы хотите забрать вашего сына домой, но врачи не отпустят его, пока не будут уверены, что он вне опасности.

Это оказалась мать Тоби — грузная женщина в бесформенном платье. Она так крепко сжимала маленькую дамскую сумочку, что Лори обратила внимание на побелевшие суставы ее пальцев.

— Постарайтесь не расстраиваться, — успокаивала женщину медсестра Джирард. — Это не затянется надолго. Ему гораздо лучше. Может быть, его выпишут даже завтра.

Лори хотела поговорить с миссис Диан, но побоялась, что расстроит ее еще больше. Она пронаблюдала, как мать Тоби зашла в лифт, затем повернулась к отделению медсестер. И тут увидела, что медсестра Уилтон, удаляясь от нее, идет по коридору. Это был шанс! Быстро добежав до палаты малыша, Лори проскользнула в нее. Теперь мальчик молчал и просто смотрел в окно.

— Привет, Тоби. Это опять Лори. Я только что услышала хорошие новости, касающиеся тебя. — Он не шелохнулся. — Правда! Медсестра сказала, что очень скоро ты вернешься домой. Разве это не замечательно? — Ребенок повернул к ней заплаканное лицо. — Может быть, даже завтра. — Луч надежды осветил его маленькое личико. — Твоя мама придет и заберет тебя.

Тоби снова отвернулся, не произнеся ни слова, и закрыл глаза. Лори обошла кровать, подошла к нему с другой стороны и взяла его маленькую мягкую руку. Дыхание мальчика было ровным. Перед тем как он уснул, девушка почувствовала, что его крошечные пальчики сжали ее руку. Она на цыпочках вышла.

В конце коридора ей снова попалась на глаза зловещая вывеска нового крыла Страха: «ОПАСНО! НЕ ВХОДИТЬ!» Лори вздрогнула. Почему это предупреждение так ее пугает? Взглянув на него еще раз, она заметила, что дверь медленно закрывается. Это ее удивило. Почему там кто-то находится в такое время? Ведь все рабочие ушли на перерыв. А что, если на стройке кто-то прячется, следя за палатой Тоби или, может быть, за ней? Девушка продолжила путь, но кровь застыла в ее жилах. Не удержавшись, она оглянулась и увидела мужчину, выходящего из двери. Однако, заметив ее, он быстро нырнул обратно.

Это произошло со скоростью света, но Лори показалось, что она успела разглядеть желто-коричневый халат и черно-белую футболку.

Это был Рик Спенсер, новый студент-практикант, с которым они со Скай познакомились в столовой.

Глава 4

За окном стемнело. Уютно пристроившись на диване, Лори перевернула страницу книги, которую читала, и снова глянула на часы. Было уже больше десяти, а тетя Хиллари все еще не вернулась с работы.

Девушка поудобнее устроилась на диване в их большой, уютной библиотеке, надеясь, что тетя все же скоро вернется. Иногда в их огромном старом доме на Северных холмах становилось одиноко.

Лори всегда очень гордилась своей тетей. Хиллари Бенедикт была самым успешным финансовым консультантом их округа. Плохо только, что работа в банках и других крупных учреждениях вынуждала ее то уезжать из города на несколько дней, то возвращаться домой за полночь.

Лори не помнила ничего, кроме того, что всю жизнь прожила с тетей Хиллари. Ее родители утонули, путешествуя на корабле, когда она была еще очень маленькой, и Хиллари, сестра мамы, заменила ей семью. Они были настолько похожи друг на друга, что многие люди принимали их за мать и дочь. В целом Лори считала себя счастливой. Ее друзья нередко жаловались, что родители стараются контролировать их жизнь. А Хиллари предоставляла племяннице полную свободу действий, хотя и постоянно беспокоилась о ней. Но теперь Лори волновалась из-за тети. Часы показывали уже половину одиннадцатого. Где же она может быть?

Вдруг зазвонил телефон. Лори быстро сняла трубку в надежде, что это Хиллари. Однако на другом конце провода молчали.

— Алло? Алло? — несколько раз повторила девушка.

В ответ была тишина. Слышно лишь чье-то дыхание, как будто кто-то прислушивается. Возможно, какие-то недоумки-школьники развлекаются? Неужели не понимают, какая это тупая шутка?