Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Фэнтези
Показать все книги автора:
 

«Месть железного дворфа», Роберт Сальваторе

Иллюстрация к книге

Пролог

На одиннадцатый день одиннадцатого месяца Уктара, у подземных Западных Ворот Цитадели Фелбарр торжественно встречали прибывших. В верховьях Долины Сарбрин уже выпал снег. Белое одеяло покрыло горы Раувин, что над дворфьей крепостью, почти до самого подножья. Но полчища орков, что завладели некогда могучим Сандабаром, как те, что разграбили Несм, осадили могущественную Серебристую Луну, встали лагерем вокруг Мифрил-Халла, Фелбарра и Адбара, твердынь дворфов… Если они и собирались возвращаться в Крепость Темной Стрелы, или хотя бы в законные границы Королевства Многих Стрел, то ничем этого не показывали.

Обширную сеть туннелей Верхнего Подземья тоже не очистили от захватчиков. Отряд из Мифрил-Халла выяснил это по дороге на созванный в Цитадели Фелбарр совет. Почти весь Марпенот и начало Уктара легион воинов-дворфов, окружив короля Коннерада Бронанвиля и его выдающихся советников, прорывались с боями за каждый отрезок дороги. Впрочем, для длинного пути к крепости короля Эмеруса Боевого Венца дворфы Мифрил-Халла и Фелбарра были отлично вооружены и снащены.

Приветствовать отряд из Мифрил-Халла вышел сам Эмерус. Они опоздали на десять дней.

Объяснимо, да и о настоящем времени прихода стало известно куда раньше, все благодаря сообразительности дворфов Серебряных Пустошей. Те разработали для пересекающихся туннелей особую систему сообщения. Катапульта выстреливала полым дротиком с сообщением внутри вдоль длинного прохода. В его конце следующий патруль извлекал послание, заправлял в новую стрелу и посылал дальше. Таким образом, письмо от короля Коннерада к королю Эмерусу могло пролететь две сотни миль за пару дней. Если бы только часть охраняемых туннелей не наводнили орки с союзниками.

— Рад встрече, Владыка Коннерад! — распахнул медвежьи объятья Эмерус под радостный гам собравшихся у ворот Цитадели, — Мы беспокоились, дружище!

— Ну, зато мы распинали всех гаденышей на нашем пути! — усмехнулся Коннерад, — Подзадержались с парнями, помогая вам с орками на дорогах. Может быть, твоим воякам помощь не нужна, да мы просто хотели поколотить парочку этих тварей, ха!

Дворфы обоих отрядов одобрительно загудели.

— Угу, только встреча, что ты просил, не ждет, пока ты прикончишь с десяток орков, — возразил Эмерус, — Ты удивил и меня, и дворфов Адбара, созвав совет, когда такие мрачные дела вокруг творятся.

Коннерад кивнул и стащил с рук латные рукавицы.

— Я привел нескольких ребят, возможно, ты их знаешь, — пояснил он, — Выяснишь сам всю правду — поймешь, почему я собрал здесь нас всех.

Эмерус с любопытством посмотрел на него, и, кивнув, перевел взгляд на группу новоприбывших за спиной Коннерада. Они все еще стояли в проходе, как раз под ярким светом факела.

Проследив его взгляд, Коннерад обернулся и с понимающей усмешкой махнул дроу-отступнику, Дзирту До'Урдену, подойти ближе.

— Ага, так и думал, что его ты знаешь, — сказал он, когда Дзирт приблизился и почтительно поклонился старому королю Эмерусу.

— Дзирт До'Урден, — подтвердил Эмерус, кивая, — Много лет прошло с нашей последней встречи в Серебряных Пустошах, старый друг короля Бренора.

— Кажется, даже слишком много, — улыбнулся темный эльф, протягивая руку, которую Эмерус крепко и тепло пожал. И ни от Дзирта, ни от Коннерада не ускользнуло необычное обращение Эмеруса к эльфу, как к другу Бренора.

— А те дроу, что ведут орков, говорят… — начал было Эмерус.

— Что они из моего Дома, знаю, — перебил Дзирт, — Уверен, это не так. Нет никакого Дома До'Урден, славный король Эмерус. По крайней мере, тот Дом До'Урден, что я знал, уничтожили десятки лет назад.

— То есть ты утверждаешь, те дроу тебе не родня?

— Возможно, родня, — пожал плечами Дзирт, — Но их нападения я не мог предвидеть, если ты об этом.

— И ты утверждаешь, что это не тебя посылали сюда с предложением от Многострельного, и это не ты, в конечном счете, известил о войне? — продолжил старый король. Он все еще крепко сжимал ладонь Дзирта. Даже крепче нужного, сдавливая, будто рукопожатие было проверкой наравне с прямолинейными вопросами.

— Эй, захлопни—ка рот! — раздался сзади знакомый голос. Знакомый и Дзирту, и Коннераду со стоящим рядом дворфом по прозвищу Рваный Даин, и королю Эмерусу. Из-за спины короля Фелбарра вылетел молодой воин с огненно-рыжей бородой.

— Малыш Арр Арр! — вскрикнул Рваный Даин, и от удивления, и одновременно выругавшись на вспыльчивого юного дворфа.

Воин подошел вплотную. Выглядел он так, будто намеревался треснуть старому Эмерусу кулаком в лицо. Но его остановил оклик Коннерада:

— Сейчас не до этого, господин Реджинальд Круглый Щит!

Молодой дворф поколебался и опустил руки на пояс. Посмотрел на Дзирта — тот кивнул — и с ворчанием пошел назад. Обратно в группе, он встал рядом с рыжеволосой женщиной из рода людей.

Рваный Даин все еще сердито поглядывал на парня. Однако сам он прошептал собравшимся вокруг него:

— Не бери в голову, господин До'Урден. Кроме как в людских городах, никто слова плохого не скажет о короле Бреноре и его старых товарищах.

— Впустим ребят, — предложил Эмерус Коннераду, — Всех их. Покажем ваши покои, как и настоящее фелбаррское гостеприимство, не сомневайся.

— Проводи парней в их комнаты, — отозвался Коннерад, — А меня и еще кое-кого проводи лучше сразу к столу собрания. Много чего сказать надо, и это не ждет. И короля Гарнота с ребятами зови, поговорим!

Король Эмерус покачал головой:

— Владыка Гарнот не пришел, — развел он руками, и Коннерад выпучил глаза.

— Я твердо верил, что все…

— Его заместители здесь, — заметил Эмерус, — Соберем всех для разговора. — Он кивнул Рваному Даину, — Проводи за стол короля Коннерада и всех, кто хочет с ним.

 

Пыхтя и отдуваясь, Франко Олберт вскарабкался вверх по толстому стволу дерева. Только сейчас он решился бросить взгляд назад через заснеженное поле. Там, вдалеке, виднелись стены города, который Франко звал домом большую часть своей жизни.

Очертания Несма остались совершенно такими же, какими их всегда помнил Франко. Но тот больше не видел дома в этом разрушенном, проклятом месте. С тех пор, как пришли орки. С тех пор, как пришли дроу.

С тех пор, как пришел Герцог Тиаго До'Урден.

Франко пошел дальше, полный решимости добраться до племен утгардов, поднять армию, найти хоть какой-нибудь способ отплатить занявшим город подонкам. Его мать была из утгардов.

Он знал их язык, их пути; знал и их спесь. Горделивые варвары не потерпели бы того, что орки и дроу обосновались в городе у самых их границ.

Он перескочил с одного дерева на другое, затем быстро побежал в лесок неподалеку. Но, увидев фигуру человека, Франко притормозил. Тот лежал на земле лицом вниз; на нем был доспех — латы и шлем с забралом, как у какого-нибудь рыцаря из Эверлунда.

Пару мгновений беглец стоял в нерешительности, затем осторожно осмотрелся. Следов борьбы он не видел. Но, тем не менее, человек был, совершенно очевидно, мертв: он распластался на снегу в неуклюжей, изломанной позе, и лежал абсолютно не двигаясь. Подобную неподвижность Франко приходилось наблюдать слишком часто с тех пор, как чудовищные орды заполонили Несм.

Вокруг беглец никого не заметил. Шаг за шагом, он начал подбираться к павшему рыцарю.

Опасливо схватив воина за руку, он перевернул тело, чтобы увидеть лицо.

От отвратительного зрелища, что открылось ему, Франко затрясло. Один глаз был выклеван, большая часть лица превратилась в кровавое месиво. Уронив труп обратно в снег, Франко отшатнулся и, не удержав равновесия, сел на землю. С трудом тот заставил себя дышать медленно и глубоко, чтобы успокоиться.

Франко заметил меч, торчащий из-под бедра трупа. Тут же он рванулся к нему и вытащил клинок из ножен. Франко был опытным воином, ездил с Всадниками Несма и знал толк в оружии.

Этот меч был очень, очень неплохим! Как и доспех, отметил Франко, а человек почти совпадал с ним самим комплекцией.

— Спасибо, брат, — с уважением обратился он к погибшему и начал снимать с того латы.

С каждым предметом, что он надевал — поножи, нагрудник, наплечники — Франко чувствовал себя все увереннее. Когда он застегнул на себе пояс с ножнами, то не смог удержать вздоха облегчения. Даже если преследователи схватят его сейчас, он был уверен, что погибнет как воин, в бою. А о большем Франко и не просил; он вспомнил свирепые казни, свидетелем которых стал в Несме. Вспомнил жестокий взгляд тирана Тиаго. Весь город пропитался вонью от валявшихся на улицах раздутых трупов.

— Я должен похоронить тебя, друг, но времени нет, — прошептал Франко, — Прости, что оставляю тебя воронам. Прости, что забираю твой меч. Но твою доблесть никто никогда не заберет.

Он преклонил колени и произнес утгардскую молитву об умерших. Затем очень аккуратно, с почтением, снял с разбитой головы шлем.

Но, еще не успев закончить, Франко понял — что-то было не так.

Он быстро нахлобучил шлем на голову и вскочил на ноги, собираясь уйти как можно скорее. Но не успел и шага сделать, как любопытство заставило его обернуться.

Его грызло странное чувство, которое он не мог описать.

Раны на спине?

Он вернулся к трупу. На этот раз Франко смог подавить отвращение и рассмотреть мертвеца внимательнее. Снимая доспех, он перевернул тело, и теперь искалеченное лицо было прекрасно видно.

— Марквен? — выдохнул он, и всмотрелся еще внимательнее, чтобы удостовериться, — Марквен!

Без всякого сомнения, погибшим воином был Марквен из Серебристой Луны, что прибыл в Несм дней десять назад. Но на смену потрясению у Франко быстро пришла озадаченность. Он видел, как умер Марквен. Это случилось как раз десятью днями ранее, во время одной из казней на площади Несма.

Марквен был привязан к двум столбам, а жена Тиаго, подлая Герцогиня Сарибель До'Урден, без всякой жалости избивала его ужасающим змееголовым хлыстом. Франко видел, как раз за разом взвивались гадюки, как они рвали рубашку Марквена, терзали плоть, наполняли тело жгучим ядом.

И сейчас на мертвеце была та изодранная, окровавленная рубашка. Франко не требовалось убирать лохмотья, он знал и без того под ними окажутся страшные раны, оставленные клыками змей. О да, это был именно Марквен, чью смерть видел Франко.

Так как же он оказался здесь, в снегу, в миле от города, в доспехах и при мече?

— О, боги, — прошептал, осознавая, Франко, и бросился бежать так быстро, как только мог.

Он промчался мимо маленького оврага, но притормозить не решался. Не решался до тех пор, пока внезапно не ослеп.

Нет, не ослеп, понял Франко когда, споткнувшись, упал с уступа и кувырком покатился вниз, вылетев из сферы магической темноты.

Он почувствовал, как плечо выскочило из сустава, когда он рухнул на дно каменистой лощины. Но Франко поднялся, и с силой ударил себя об дерево, вправляя кость на место. На темные пятна перед глазами и подкатывающую тошноту он не обратил внимания. На них времени не было.

Впрочем, времени у него не было вообще ни на что. И понял он это, когда, обернувшись, увидел невысокую фигуру. Крайне опасную. Того, кто стоял перед Франко, происходящее явно забавляло.

Тиаго, Герцог Несма.

Темный эльф улыбнулся и поаплодировал Франко. Руки его были затянуты в перчатки, к левому предплечью крепился маленький полупрозрачный щит-баклер[?].

— Неплохо, иблис[?], — сказал Тиаго, — Ты продвинулся дальше, чем я ожидал. Весьма увлекательная охота, пусть даже добыча — всего лишь жалкий человек.

Франко кинул взгляд по сторонам, ожидая увидеть орков-лучников, или великана с куском скалы. Или других дроу.

— Здесь только я, — заверил его Тиаго, — Зачем мне нужен кто-то еще? — развел он руками.

И тут Франко кинулся на него, меч нацелен гнусному дроу точно в голову.

Но тот поднял великолепный волшебный щит, что вращался по спирали и становился больше и больше с каждым витком. Закрывшись им, Тиаго с легкостью ушел из-под атаки.

А затем эльф выхватил меч. Франко не заметил момента, когда это случилось, не услышал, как выскользнуло из ножен искрящееся лезвие — слишком быстро все произошло.

Но Франко почувствовал укол, когда клинок вонзился ему в ногу. Скорчившись от боли, он чуть присел, обороняясь. Чтобы не подпустить противника, он резал перед собой по диагонали, размашисто, во всю длину меча.

Но Тиаго не наступал. Вместо этого он легко кружил вокруг Франко, так близко, что тот почти мог достать его.

— Сражайся, — приказал дроу, — Тут только я. Со мной никого. Один только я, один только Тиаго между тобой и твоей свободой.

— Ты считаешь это развлечением? — крикнул ему Франко, вновь атакуя. Он рубанул мечом, но хитро — как он думал — остановил замах и уколол точно в цель.

— А разве это что-то еще? — рассмеялся Тиаго с другой стороны. Неизвестно как, он ускользнул от атаки. Притом таким образом, что, уколов, Франко отвел меч от тела дроу еще дальше, чем в начале нападения.

Франко облизнул губы. Серьезность ошибки не предвещала ничего хорошего.

— Только я, — поддразнил Тиаго, начав двигаться по кругу в другую сторону.

Франко тоже начал кружить. Глаза его изучали местность: вдруг среди скал и деревьев удастся найти что-то, чем можно будет воспользоваться.

— Это честная игра, так ведь, человек? — спросил Тиаго, — В конце концов, я даже дал тебе оружие и броню! Я мог зарезать тебя, пока ты грабил труп. Мог остановить, когда ты удирал из Несма — твой побег видела дюжина лучников. Они целились в тебя даже когда ты протискивался через трещину в стене. Я приказал не стрелять. Я дал тебе шанс. Все, что нужно — одолеть меня. Ты почти вдвое больше — это не так уж трудно!

Тиаго ни разу не сбился, не повысил голос, хотя еще в середине его речи Франко атаковал.

Тот рубил и колол яростно, напирал, стараясь силой сокрушить крохотного дроу.

— Хотя признаю, ты немного неуклюж, — добавил Тиаго, внезапно оказавшись за спиной Франко. А затем он наискось полоснул человека в голень, оставив длинную рану.

Франко развернулся и рубанул мечом наотмашь. Но пошатнулся и неловко подскочил на одной ноге. Вторую захлестнула жгучая боль.

Тиаго перед ним молниеносно приблизился для укола. Слегка развернулся, тем самым уйдя от отчаянного удара Франко, и, когда человек пролетел мимо, вогнал клинок ему в плечо, точно встык между наплечником и кирасой. Через мгновение меч ударил еще раз, точно в это же место. И снова, но на этот раз Франко всеми силами старался защитить горящую руку. Тогда Тиаго, моментально развернув Видринат[?], ткнул им в другое плечо, правое.

Человек шагнул назад. Он дико вращал мечом, чтобы защититься от следующих ударов, но дроу больше не нападал.

Стоило Франко нечаянно опереться на раненную ногу, как он потерял равновесие и чуть не упал назад. Всеми силами воин попытался вновь встать прямо, одновременно отчаянно рубя мечом, чтобы не дать дроу подойти.

Вот только темный эльф так и остался спокойно стоять на том самом месте, где пронзил человеку оба плеча.

Франко тяжело взглянул на него, полный решимости, и, наконец, ровно встал на ноги. С каждым мгновением он ненавидел дроу все больше и больше. Тиаго всего лишь играл с ним, издевался, даже не собираясь пользоваться оказавшимся у него преимуществом.

Невероятно самоуверенно.

Франко молча выругался. Он явно переоценил свои способности. Вероятно, из—за разницы в росте и телосложении, на которую намекнул Тиаго. А может быть, всепоглощающая ненависть к лжегерцогу, к этому тирану, не давала ему мыслить здраво. Франко знал, он мог сражаться куда лучше того, что он показал сейчас против Тиаго. В конце концов, он был Всадником Несма, отлично обученным, и знал, что поддаться гневу — не лучший выход.

Все это Франко проговорил про себя, не переставая отвечать на хитрые маневры дроу. Сохранять спокойствие — согласился он сам с собой — самый хороший вариант, когда имеешь дело со столь умелым мечником.

Медленно, он двинулся вперед. Тиаго спокойно стоял перед ним, левая рука на бедре, клинок острием смотрит в землю. Дроу всей своей позой приглашал Франко напасть.

Однако в этот раз человек сдерживал себя, приближаясь осторожно. Он крепко сжимал меч, готовый защищаться. Франко видел, что кажущаяся расслабленной поза Тиаго была именно что «кажущаяся». Темный эльф реагировал слишком быстро, чтобы надеяться достать его обычным ударом. К тому же, одно неверное движение — и Франко снова ранят.

Но теперь он знал. Он поднял меч для блестяще выверенной атаки. Ленивой, ничего не значащей. Слишком ленивой, понял Франко. Слишком медленной. А собственные руки показались ему слишком тяжелыми. Он ничего не понял. Франко не знал, что чаще всего меч Тиаго называют «Колыбельная». Не знал, что с каждой раной в его кровь попадает больше и больше усыпляющей отравы. Но он почувствовал, что стал куда медленней. И выставил меч, надеясь, что это задержит темного эльфа, пока Франко выяснит, что произошло. Но там, где думал человек, дроу уже не было. За спиной Франко услышал смех. Он развернулся так быстро, как мог, взмахнув клинком.

Но меч не описал и половины дуги, когда грянул ужасный удар Тиаго. Меч Франко улетел прочь, отсеченная кисть все еще сжимала рукоять. Человек прижал к себе обрубок, завопив от боли и потрясения, и с силой обхватил окровавленное запястье.

— Беги, — фыркнул Тиаго и снова уколол, на этот раз в копчик, — Улепетывай, дурак!

И вновь укол, когда человек побежал, и Тиаго за ним, держась чуть сзади, больно жаля мечом. Затем он оказался рядом, смеясь над Франко. А уколы все продолжались, но ни одного действительно глубокого, способного убить.

В полном отчаянье, Франко кинулся на дроу. Но быстрый эльф, увернувшись, пнул его в лодыжку, и человек тяжело рухнул на землю.

Взмах Видрината — и кусок уха Франко отлетел в сторону.

Он кричал — от бессилия, злости и боли, — но упрямо поднялся на ноги и поволочился прочь.

И снова Тиаго нагнал его:

— Слышишь, человек, — смеялся дроу, — Да, ты. Ты дурак. — Его меч еще раз просвистел у плеча Франко. Но сейчас он не задел тела, скорее, указал кончиком на что-то впереди, — Видишь тот просвет за березой? — спросил Тиаго, — Беги туда, кретин. Добежишь — и больше я тебя не преследую.

Свою речь он окончил, чувствительно шлепнув Франко по заднице плоской стороной клинка.

— Ах, но ты же так устал, — поддразнил Тиаго, держась прямо за человеком, так близко, чтобы убить самым слабым ударом, — Ноги не двигаются, ох, еле стоишь! Эх, видимо, придется все же тебя убить!

Он снова кольнул Франко пониже спины, для пущего эффекта провернув клинок в ране.

Тиаго смеялся.

Но у Франко появился план. Ему показалось, что он разгадал замысел наслаждающегося болью темного эльфа. Он еще больше замедлился, виляя из стороны в сторону, с каждым шагом все сильнее и сильнее. Франко подозревал, что Тиаго не убьет его до последнего момента, до самой березы. Это заставило его поменять скорость.

И снова уколы, множество, но все раны были поверхностными. Они не сильно повреждали тело, но добавляли все новую боль. Но Франко прочно держался плана. До березы осталось недалеко.

Франко споткнулся и начал падать — весьма убедительно. И внезапно рванулся вперед, используя последние силы, что удалось собрать. До березы и мимо, и он вылетел на открытое место.

Человек повалился на спину, ожидая, что подлый дроу окажется совсем рядом, готовый убить. Как же он удивился — поразился до глубины души, на самом деле — увидев, что Тиаго так и остался стоять за березой.

— Отлично сработанно! — похвалил самопровозглашенный Герцог Несма и отсалютовал ему мечом.

— Ну, давай же! — завопил ему Франко. Он всерьез думал, что это очередное жестокое издевательство.

— Я — дроу слова, кретин, — фыркнул Тиаго, — Благородный герцог, как-никак. И раз я сказал, что не буду гнаться за тобой дальше, то я и не буду. Серьезно, больше мой клинок тебе вреда не причинит. Если не считать уже имеющихся ран, от которых ты, вероятно, в этом лесу и умрешь. А если нет… Тогда ты, конечно же, притащишься назад с какой-нибудь жалкой армией.

Вот тогда я вновь найду тебя и добью. В следующий раз начну с глаз, чтобы ты потом не видел, куда прилетит клинок. Да, но ты будешь слышать. Слышать голос, мой голос, и бояться его. Ведь он будет предвещать удары Видрината, кромсающие твое тело.

Темный эльф зашелся жутким смехом, а Франко поковылял через широкое поле прочь. Он продолжал оглядываться, но Тиаго не преследовал.

Он устремился вперед, собираясь найти утгардов, собираясь…

Земля перед ним разверзлась, и сияющая тварь, белее и холоднее самой зимы, поднялась из снега.

— Ой, — сокрушенно вздохнул Тиаго, — Забыл предупредить — мой дракон ждет.

Франко завопил. Он почувствовал, как что-то горячее потекло вниз по его ногам, когда ужасающие челюсти с зубами как наконечники копий сомкнулись вокруг него.

Человека подняло в воздух. Он висел поперек драконьей челюсти, ноги свешивались с одной стороны, голова и плечи — с другой.