Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Приключения: прочее
Показать все книги автора:
 

«В глубь веков», П. Джунковский

Приятель мой, профессор Вагнер, которого все вы прекрасно знаете, сообщил мне, что во время своего путешествия по Индии, ему случилось открыть недалеко от Мадраса целый ряд пещер, служивших, как он полагает, жилищем доисторическому человеку. Он уверял меня, что до него ни одна живая душа не проникала в эти древние обиталища и что в них хранится неоценимый научный материал. Серьезная болезнь помешала ему заняться исследованием этих памятников минувшей жизни и принудила его вернуться на родину; но, узнав, что мы собираемся совершить настоящее наше путешествие и не рассчитывая сам побывать в этих местах, он предложил мне извлечь оттуда все, что только найдется там ценного, с тем, чтобы совместно с ним заняться разработкой этого материала.

Вы, конечно, поймете, что таких предложений не заставляют делать по два раза, а потому окрестности Мадраса снились мне в продолжении всего нашего странствования, пока мы не очутились наконец здесь.

Со мной должна быть карта профессора Вагнера, если только Иоганн не забыл ее уложить в мои чемоданы…

— Вы, вероятно, изволили забыть, господин профессор, — почтительно прервал Иоганн своего господина, — что сами запретили мне, чуть не под страхом смертной казни, прикасаться к этой карте; но все же по совести могу сказать, что не будь меня, — преспокойно лежала бы теперь ваша карта в Германии, в Нюренберге, на Н…ской улице, в доме № 42, на столе в вашем кабинете.

— Скажите, пожалуйста, какая удивительная точность! Уж не хотите ли вы намекнуть таким образом на то, что я способен забыть свой собственный адрес? — с раздражением воскликнул ученый муж.

— Всякий человек может, если хочет, иметь свои собственные достоинства и недостатки, — философски-спокойно отвечал Иоганн, — я же хотел только сказать, что это как раз тот самый адрес, по которому нам следует возвращаться на родину и, если только здесь для кого-нибудь интересно знать мое мнение, то я скажу, что чем скорее мы это сделаем, тем будет лучше. Бруно, слава Богу, уже поправился, хотя, конечно, и не потому, что мы вот уже второй год не можем найти себе места на всем земном шаре; Ганс спас утопающего колдуна и выручил меня на островах Фиджи от лютой смерти на зубах людоедов, чего же еще может желать человек, мечтавший о приключениях; я, кроме ужаса окончить свои дни в желудке невежественного дикаря, был еще, сверх того, приколочен пиратами; наконец, вы, господин профессор, смело можете сказать, что на земле нет такой части света, где бы вы не забыли какой-нибудь вещи. Значит, можно считать, что мы наконец добились своего и взяли от путешествия все, что могли.

— Послушайте, любезнейший Иоганн, — запальчиво воскликнул Курц, вы прекрасно готовите бесчисленное множество аппетитных блюд и, может быть, вправе гордиться вашим искусством, но это не дает вам права молоть всякий вздор о каких-то утерях, которые, если и случались, то по вашей же вине. Что же касается островов, на которых вы могли быть съедены, то должен вам сказать, что они называются не Фиджи, где мы не встречались с антропофагами, а Маркизскими…

— Ах, господин профессор, неужели же вы полагаете, что для человека, который очутился в желудке дикого, может служить утешением то, что он твердо знал название того места, где это случилось?

— Позвольте, позвольте, господа, — вмешался в разговор Ганс, — все эти пререкания, может быть, очень интересны для вас, но они, к сожалению, ни на шаг не подвигают вперед наших планов. Вместо того, чтобы тратить время на эти споры, я советовал бы вам обратить ваше внимание вот на этого господина, — продолжал он, указывая жестом на Бруно, который в глубокой задумчивости сидел над своей тарелкой и, по-видимому, совершенно не слышал того, что происходило вокруг него.

Замечание это сразу изменило направление разговора. Несмотря на то, что споры, подобные настоящему, превратились для дяди Карла и для Иоганна в закоренелую привычку, тем не менее, оба спорщика неизменно прекращали их, если речь заходила о здоровье Бруно. Поэтому и теперь они разом перешли к этому вопросу, и бедный Бруно был выведен из своей задумчивости целым потоком посыпавшихся на него расспросов. Словно пробужденный от сна, он растеряно поглядывал на всех, совершенно недоумевая, кому и как отвечать.

— Вот этого только и недоставало! Да неужели же ты и в самом деле снова захворал, — с крайним беспокойством воскликнул господин Курц.

— О, что касается этого, — заметил Ганс, — то ты, дядя, можешь совершенно успокоиться, — здоровье Бруно находится в прекрасном состоянии.

— Ага, тогда я понимаю, в чем дело, — мрачно заметил Иоганн, — чем угодно отвечаю, что дело идет о волшебном индейце, в присутствии которого на честных людей обрушиваются неизвестно откуда взявшиеся пираты, скрывающиеся потом в морской пучине без всякого следа.

— Да, да эта догадка, пожалуй, будет поближе к истине, — улыбаясь, заметил Ганс, — не правда ли, Бруно?

Тот, в свою очередь, ответил брату улыбкой, поняв наконец причину суматохи, поднятой Гансом.

— Ну что ж, так и быть, сознаюсь, — проговорил он весело, — оба вы с Иоганном одинаково проницательны.

— Да говорите же наконец так, чтобы вас мог понять здравомыслящий человек, — воскликнул дядя Карл, решительно не понимавший полунамеков, которыми обменивались между собой его собеседники.

— Ну изволь, дядя, я объясню тебе все в двух словах. Ты знаешь, что мы с Гансом всегда спорили по поводу таких явлений, которые наука с ее наличными ресурсами до сих пор не может объяснить удовлетворительно.

— А, так значит, дело идет не более как о всегдашних твоих фантазиях на мистические темы, — успокоенным и несколько небрежным тоном заметил господин Курц, — и охота тебе, Бруно, возиться со всей этой чепухой?

— Подожди, дядя, не торопись; ведь я не называю же чепухой какой-нибудь черепок, который ты отыскиваешь на раскопках и с которым возишься потом по целым месяцам; почему же ты не хочешь допустить, что непонятные явления природы могут быть так же точно предметами изучения?

— Это совсем другое дело, — наставительно возразил профессор археологии, — мои черепки пишут для мира историю человечества, а какой-нибудь индийский факир служит лишь для того, чтобы расстраивать твои нервы и воображение.

— Ну, конечно, опять то же вечное и единственное возражение, которым с неизменным усердием угощает меня и Ганс; однако в настоящее время в моих руках, если только я не ошибаюсь, находится могущественное и неопровержимое доказательство противного; и, может быть, с помощью этого орудия, случайно попавшего в мои руки, я помогу тебе легче и вернее заглянуть в доисторическое прошлое человечества, чем это можно сделать при помощи всех твоих черепков вместе взятых.

— Послушай, Бруно, — заговорил профессор Курц, видимо, начиная снова раздражаться, — объяснись-ка ты попроще, так как до сих пор я еще решительно ничего не понимаю.

— В сущности, дядя, в словах моих нет ничего непонятного, — повторяю: я имею основание думать, что обладаю средством оторвать всех нас от настоящего времени и перенести в глубину самых отдаленных времен, с тем, чтобы ты воочию мог взглянуть на тот таинственный мир, который до сих пор изучаешь лишь по едва приметным следам его…

Дядя Карл, наклонив голову набок, как это делают иногда птицы, видимо, очень старался над тем, чтобы понять своего племянника, но наконец он безнадежно заморгал глазами и растерянно объявил, что все же не понимает до сих пор, в чем дело.

— Ах, дядя, да неужели же ты не понимаешь таких простых вещей, — иронически воскликнул Ганс, приводя тем самым еще в большее смущение господина Курца, — я вот с двух слов понял брата. Слушайте, я растолкую вам все самым обстоятельным образом. Дело в том, что мой добрый братец, заручившись протекцией своего волшебного приятеля, предлагает нам чуть-чуть изменить наш обыкновенный способ путешествия следующим образом: до сих пор мы объезжали различные страны, — он же советует нам скитаться по различным прошедшим эпохам и векам истории, — так, например, вместо того, чтобы ехать на мыс Доброй Надежды, мы можем отправиться ко временам возведения египетских пирамид; поездку в Австралию нам можно будет заменить экскурсией в эпоху столпотворения вавилонского, а может быть, пробраться даже и ко временам всемирного потопа, чтобы поплавать на его волнах вместе с Ноем, ведь для того, чтобы попасть пассажирами на его ковчег, нам стоит только прикинуться двумя парами чистых или нечистых животных и дело в шляпе.

По мере того, как Ганс продолжал свою болтовню, лицо дяди Карла становилось все более и более недоумевающим и недовольным.

— Да-с, — продолжал между тем Ганс, — вы, конечно, и сами понимаете, какое огромное преимущество заключается в таком способе путешествия: во-первых, нам не придется платить за проезды по железным дорогам и на пароходах, во-вторых…

— Ах, да перестанешь ли ты, наконец, когда-нибудь шутить, — с раздражением прервал его профессор, — неужели же, Бруно, ты и самом деле хотел сказать глупость, хоть сколько-нибудь похожую на ту, которую вот уже пять минут несет твой любезнейший братец!

— Послушай, дядя, — спокойно отвечал Бруно, — для того, чтобы доказать нелепость моей затеи, вам стоит только пожертвовать пятью минутами вашего времени, вот и все; жертва, как видишь, небольшая.

— Вот это первые разумные слова, которые я слышу из уст этого закоренелого мистика, — воскликнул Ганс. — Послушай, дядя, мы непременно должны согласиться на этот опыт, несмотря на всю его нелепость; если мы не попадем посредством заклинаний Бруно в доисторические времена, то мы, наверное, раз навсегда вылечим его от этого увлечения всем чудодейственным.

Ввиду столь важной цели, каковой являлось излечение Бруно от мистических наклонностей, господин Курц сдержал гнев, который готов был уже прорваться наружу.

— Любезный друг, — обратился он к Бруно, — вся эта чепуха, очень вероятно, чрезвычайно забавляет тебя, но я очень прошу не забавлять этим меня, так как я и так достаточно занят. Можешь делать твои опыты, когда и где тебе угодно, я решительно против этого ничего не имею, а сейчас нам надо решить вопрос о том — едем ли мы завтра на поиски за катакомбами, или же отложим нашу поездку на послезавтра!

— Позвольте, позвольте, господа, — заговорил вдруг молчавший до сих пор Иоганн, — к сожалению, в этой игре есть и моя доля и притом, кажется, довольно печальная. Я, как вам известно, облечен фрау Курц — вашей мамашей, господа, и вашей сестрицей, господин профессор, — некоторыми наставлениями и указаниями касательно нашего путешествия, да и сам заинтересован в этом деле, а потому покорнейше прошу ответить мне на следующий вопрос. Предположим на одну минутку, что наперекор неверию господина профессора и Ганса, затея Бруно каким-нибудь нечаянным образом возьмет да и осуществится. И вот мы действительно попадем, — ну хотя бы во времена Ноя, но только не в ковчег, что, пожалуй, было бы еще полбеды, а прямо в волны всемирного потопа. Так вот я и спрашиваю вас, как нам придется поступить тогда для спасения нашей жизни?!.. Да и вообще, я хотел бы знать, сможем ли мы, забравшись так далеко в прошедшее, дожить до наших собственных времен, чтобы вернуться когда-нибудь к себе, в Нюренберг.

— О! на этот счет, милый Иоганн, вы можете быть совершенно покойны, наше возвращение к настоящему времени так же обеспечено, как и переход ко временам прошедшим, — успокоительно отвечал Бруно.

— Ну, вот видите, — шутливо заметил Ганс, — у нас все предусмотрено и вам положительно нечего опасаться. А теперь отложим пока вопрос о путешествии по вновь открытому способу Бруно Курца и поговорим о путешествии при помощи обыкновенных способов.

Бруно, давно уже привыкший к шуткам брата и относившийся к ним очень добродушно, не находил нужным распространяться далее о своем предложении и потому речь пошла теперь исключительно о предстоящих поисках столь интересных катакомб, на которые некогда набрел профессор Вагнер.

Разговор на эту тему затянулся, и в этот вечер Ганс не успел уже хорошенько расспросить брата о сущности его опыта, хотя и предполагал было это сделать.

Отъезд решен был на завтра, а потому необходимо было хорошенько отдохнуть. Вот почему, через час после ужина, все наши путешественники уже покоились мирным сном, запасаясь силами для предстоящей им экскурсии.

Впрочем, засыпая, Ганс попытался разобраться в том странном происшествии, которое случилось с ними на «Волшебной стреле»; хотелось ему также уяснить себе: какого рода связь установилась между индусом и его братом, на которого, по-видимому, он оказал столь сильное влияние; но чем больше Ганс думал об этом, тем больше приходил к заключению, что дядя Карл своими объяснениями совершенно запутал всю эту историю. С этой мыслью молодой человек и заснул, рассчитывая, что само время рассеет туман, окутывающий все случившееся с ними на малайском судне.

Глава II

Поездка к пещерам профессора Вагнера. Неудачный опыт Бруно

а другой день, часам к десяти утра, наши путешественники были уже милях в восьми от города, подымаясь по предгорью бесконечными полями хлопчатника и неуклонно направляясь к северо-западу.

Дядя Карл весьма величественно рисовался верхом на коне. Эту простую, но необыкновенно тряскую лошадь можно было считать не более ни менее, как алтарем, на котором в настоящую минуту профессор приносил человеческую жертву своей излюбленной науке, археологии. Рядом с ним, в буквальном смысле слова, скакал на своей лошадке Иоганн, старавшийся при помощи растопыренных локтей поймать равновесие, ежеминутно ускользавшее от этого недостаточно опытного кавалериста. За ними следовал проводник-туземец, ехавший рядом с вьючной лошадью. Наконец, Бруно и Ганс составляли арьергард.

Братья, словно позабыв о вчерашнем разговоре, весело болтали о совершенно посторонних предметах.

— Знаешь ли, милый Бруно, сегодня утром я сделал весьма интересное открытие: оказывается, что лавры профессора Курца не дают спать нашему Иоганну, вследствие чего он также решил прославиться в ученом мире.

— Да ты что же, шутишь или говоришь серьезно? — с улыбкой спросил Бруно.

— И не думаю шутить. Сегодня утром, во время укладки вещей дядя, схватил какую-то толстую тетрадь, сунул ее мне в руки и, уверяя, что это какие-то его записки, которыми он особенно дорожит, просил меня спрятать их в одном из наших чемоданов. Я как-то машинально открыл их и на первой странице, к удивлению своему, прочел следующее заглавие: «Всемирная гастрономия или искусство есть у всех современных народов, усвоенное собственными опытами Иоганна Дикка из Нюренберга». А! Как это тебе понравится?

— Да ведь это, должно быть, прелюбопытное произведение, — заметил Бруно.

— Еще бы, во всяком случае, Иоганн думает именно таким образом, потому что, застав меня за перелистыванием своего сочинения, он не только не смутился, а наоборот, очень снисходительно обещал мне объяснить все те места, которые в его ученом труде окажутся выше моего понимания.

— Ну, значит, в этом отношении он очень похож на дядю Карла, который тоже с большим удовольствием читает всем свои археологические исследования.

— И при этом совершенно не справляется о том, — доставляет ли это чтение кому-нибудь из слушателей хотя бы половину того удовольствия, которое испытывает сам автор!..

Болтая таким образом, наши путешественники довольно быстро подвигались вперед.

Местность, по которой они ехали, по мере приближения их к горной цепи Восточных Гатов становилась мало-помалу возвышенной и более пересеченной. Ко времени обеда они миновали довольно значительный поселок и остановились на покатости, украшенной группами красивых деревьев. Выбрав тенистую лужайку, они остановились для отдыха и обеда, которым, конечно, как и всегда в таких случаях, занялся Иоганн, и на этот раз не ударивший лицом в грязь. Положим, что вьючная лошадь оказалась наполовину занятой его кулинарной лабораторией и ее препаратами, но зато в этот день Иоганн превзошел все, даже самые смелые ожидания своих спутников. В течение часа он смастерил на воздухе, в довольно пустынной местности, прекрасный обед из четырех блюд, причем на последнее подал не более ни менее, как мороженое. Можно себе представить, как были поражены такой неожиданной роскошью наши путешественники, утомленные знойным солнцем Декана.

— О, Иоганн! — восклицал Ганс, с наслаждением глотая прохладительное блюдо, — в Нюренберге я готов посвятить один вечер в неделю на то, чтобы в память о сегодняшнем мороженом слушать чтение вашей знаменитой «Всемирной гастрономии»!

— Но скажите же, каким образом сохранили вы лед в этой невыносимой бане? — с непритворным изумлением спрашивал дядя Карл.

— Мороженое, господин профессор, при современном умственном развитии европейца и при настоящих успехах науки, более не требует льда для своего приготовления. Одно слово, господа, объяснит вам все: в Мадрасе я случайно имел возможность достать жидкий воздух!

— Вы великий и гениальный человек, Иоганн, — в Нюренберге я готов слушать вас по два раза в неделю, если, конечно, тому не помешают обстоятельства, — предусмотрительно оговорился Ганс, принимая от Иоганна, кажется, третью порцию мороженого…

Роскошное угощение Иоганна, относительная прохлада возвышенности, и, наконец, продолжительный отдых почти совершенно восстановили силы утомленных путешественников.

Ганс развернул прекрасную карту местности и, указав на ней пройденный за день путь, с общего согласия наметил вечерний привал. Ночь решено было провести под открытым небом, потому что местность, в которую им предстояло теперь углубиться, мало-помалу становилась гористой и пустынной и отыскивать здесь какое-нибудь жилье, значило бы потратить понапрасну немало времени. Действительно, когда, отдохнув после обеда, караван снова тронулся в дальнейший путь, то вплоть до самого вечера ему не встретилось ни одного поселка, а если и попадалось отдельно стоящее жилье, то только лишь в виде какой-нибудь полуразрушенной хижины или жалкого покинутого шалаша.

К вечеру утомленные путешественники набрели на прекрасную горную лужайку, с трех сторон окаймленную прекрасным нагорным лесом. Площадка эта служила подножием новому горному подъему и в обнаженных, обрывистых напластованиях его Ганс открыл довольно обширную и удобную пещеру, которой и решили воспользоваться для ночлега, тем более, что тут же, невдалеке, протекал ручеек чистой и прохладной воды.

Было уже около семи часов вечера, когда Иоганн снова принялся за свои научные опыты по кулинарии, как говорил о его стряпне Ганс. Дядя Карл, совершенно разбитый тропической жарой и утомительным переездом, с наслаждением растянулся на мягкой траве, а Ганс и Бруно принялись деятельно устраивать ночлег.

Найденная Гансом пещера представляла огромный каменный навес, образованный мощным пластом известняка, из-под которого вода вымыла более рыхлую, зеленоватую глину; обвалившиеся глыбы образовали внешнюю стену этой пещеры, оставив свободными несколько проходов, полузаросших кустарниками и ползучими растениями.

Благодаря песчаному дну пещеры, ее каменным стенам и гладкому потолку, она отличалась той девственной чистотой и опрятностью, которой всегда характеризуются места, не загрязненные еще присутствием животной жизни; когда же братья развели в ней костер, устроили постели из мха, покрытого коврами и одеялами, а длинный кусок обвалившегося пласта превратили в стол и вместо стульев подкатили к нему несколько каменных обломков, то помещение приняло весьма комфортабельный вид.

Окончив работу, молодые люди вышли из пещеры и, в свою очередь, прилегли немного отдохнуть.

Тропическая ночь уже глядела на землю своими бесчисленными яркими звездами, сверкавшими в темной и таинственной глубине безлунного неба.

Расположившись среди густой, душистой травы, братья наслаждались теперь той приятной бодрящей свежестью, которая особенно сильно ощущается молодыми организмами после утомительно-жаркого дня, сменившегося отрадной прохладой ночи. Некоторое время оба лежали молча. Наконец Бруно первым обратился к брату.

— Ну что же, Ганс, попробуем мы сегодня произвести мой опыт? Я считаю особенно подходящей для него ту обстановку, в которой мы находимся в данное время.

— Ах Бруно, Бруно, да неужели же ты и в самом деле придаешь всему этому хоть тень вероятия? — с печальной укоризной спросил Ганс.

— Да, да, — с живостью заговорил Бруно, — ты, хотя и случайно, но совершенно верно определил мой взгляд на это дело, — да всему этому я придаю только тень вероятности и она-то меня и беспокоит, потому что я боюсь тех последствий, которые даст опыт, если эта тень превратится в действительность.

— О, если тебя останавливает только это, то я советую не откладывать опыта в долгий ящик. Твое увлечение всей этой каббалистикой, правду сказать, начинает меня тревожить и чем скорее ты разочаруешься, тем для тебя будет полезнее. Если тебе интересно знать мнение дяди Карла, то я могу сказать, что взгляды наши на этот предмет совершенно сходны. Сегодня утром я говорил с ним по этому поводу и оба мы пришли к заключению, что тебе, тем или иным способом, раз навсегда нужно отделаться от мистицизма, чему, как я думаю, немало будет способствовать и твой опыт.