Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Ужасы
Показать все книги автора:
 

«Возвращение в Приют», Мэделин Ру

Посвящается моей семье, которая неизменно изумляет незыблемой верой в меня, а также поддержкой и любовью.

Если на земле есть люди лучше моих близких я их не встречала

Отвергнутая реальность возвращается, чтобы преследовать человека

Филип К. Дик

Иллюстрация к книге

Девочка в темноте

© TomaB/Shutterstock.com

Иллюстрация к книге

Смутные очертания девочки, вид сбоку

© TomaB/Shutterstock.com

Пролог

Это была игра света, и звуков, и запахов покосившихся полосатых, как леденцы, шатров, и смеха, взрывы которого, как пушечные выстрелы, доносились с петляющих между шатрами дорожек. На каждом шагу подстерегали чудеса. На возвышении стоял мужчина, изрыгающий пламя. В воздухе висел сладкий и тяжелый аромат жареных пирожков и попкорна. Дразнящий поначалу, он быстро становился тошнотворным. А в самом последнем шатре сидел мужчина с длинной бородой. Он не обещал ни богатств, ни диковинок. Он даже не предлагал заглянуть в будущее. Нет. Этот мужчина в последнем шатре обещал то единственное, чего маленькому мальчику хотелось больше всего на свете.

Контроль.

Глава 1

«Ребята, вы мне не поверите, — напечатал Дэн и покачал головой, глядя на монитор. — «Специалист по манипулированию памятью»? Это вообще возможно? Как бы то ни было, просто посмотрите видео и сообщите мне, что вы об этом думаете!»

Его курсор завис над последним предложением — в нем слишком отчетливо слышался ужас. Ну и пусть. Дэна и в самом деле начинал охватывать настоящий ужас. Три последних письма остались без ответа, и он не был уверен в том, что Эбби и Джордан все еще их читают.

Он нажал на кнопку «Отправить».

Дэн откинулся на спинку стула и покрутил шеей, прислушиваясь к тихому похрустыванию позвонков. Затем он закрыл ноутбук, возможно, несколько резко, и встал, запихивая компьютер в портфель между бумагами и папками. Едва он успел все сложить и выйти за дверь библиотеки в вестибюль, как раздался звонок.

Студенты толпой шли по длинному коридору. Дэн заметил несколько человек из своего класса по матанализу, и они помахали ему, когда он поравнялся с их шкафчиками. Мисси, маленького роста брюнетка с россыпью веснушек на переносице, украсила дверцу своего шкафчика всеми стикерами и открытками из «Доктора Кто», какие только сумела раздобыть. Долговязый парнишка по имени Тарик извлекал книги из шкафчика по соседству, а рядом с ним стоял самый невысокий парень двенадцатого класса, Бекетт.

— Привет, Дэн, — поздоровалась Мисси. — Нам не хватало тебя во время ланча. Куда ты сбежал?

— О, я был в библиотеке, — отозвался Дэн. — Нужно было закончить кое-что по литературе.

— Вам приходится так много готовиться к этим урокам, — вздохнул Бекетт. — Я рад, что ограничился английским.

— Когда ты подошел, Дэн, мы как раз обсуждали «Макбет». Ты собираешься идти?

— Угу, я слышал, что труппа просто отменная, — произнес Тарик, с лязгом захлопывая шкафчик.

— Я даже не знал, что у нас ставят «Макбет», — удивился Дэн. — Это что-то вроде драмкружка?

— Да, и в нем участвует Энни Сай. Этого вполне достаточно, чтобы не пропустить спектакль.

Бекетт многозначительно усмехнулся, глядя на парней, и Дэн едва заметно улыбнулся в ответ, после чего вся группа зашагала по коридору. Дэн не помнил, какие сейчас уроки у остальной компании, но если в библиотеке он на самом деле не готовился к занятиям, то сейчас действительно направлялся на второй этаж в кабинет литературы. Она не была его любимым предметом, но Эбби прочитала бóльшую часть книг из списка и пообещала как-нибудь пересказать ему их содержание, что несколько облегчало задачу.

— Надо бы сходить, — произнес Тарик. Он был одет в свитер на три размера больше его собственного и обтягивающие джинсы. Это придавало ему отдаленное сходство с китайским болванчиком. — Дэн, пойдем с нами. Я постараюсь раздобыть бесплатные билеты. Я знаком с главным техником.

— Не знаю. Честно говоря, я никогда не был большим поклонником «Макбета». Людей с обсессивно-компульсивным расстройством личности, вроде меня, эта пьеса чересчур уж задевает за живое, — невозмутимо заявил Дэн, яростно оттирая несуществующее пятно на рукаве пиджака.

Мисси и Тарик, как по команде, изумленно уставились на него.

— Помните? — Он слабо улыбнулся. — «Прочь, проклятое пятно…»?

— А, это из пьесы? — уточнил Тарик.

— Ну да… Это вроде как одна из самых знаменитых строк.

Он нахмурился. Эбби и Джордан его бы сразу поняли. А он-то был уверен, что «Макбет» входит в список литературы, обязательной к прочтению для всех без исключения.

— В общем, ладно. Увидимся позже.

Дэн отделился от группы и начал подниматься по лестнице. Вытащив из кармана телефон, он отослал Джордану и Эбби одинаковые сообщения: «Здесь никто не воспринимает мой юмор. Спасайте!» Спустя двадцать минут, когда он скучал на уроке, Джордан все еще не ответил, а Эбби прислала равнодушное «Ха-ха-ха».

Что случилось? Куда подевались его друзья? Нельзя сказать, что они так уж загружены… Всего лишь на прошлой неделе Джордан рассказывал ему в чате Фейсбука, какие безумно нудные у него занятия. Он говорил, что после подготовительной программы в колледже Нью-Гемпшир учеба не представляет для него никакой сложности, а значит, и интереса. Дэн ему посочувствовал, но, честно говоря, занятия были последним, что ему запомнилось из лета, проведенного в Нью-Гемпшире. Что не шло у него из головы, так это происшествие в их общежитии, Бруклине — в прошлом психиатрической клинике, которой управлял чокнутый главврач Дэниел Кроуфорд.

Если он не думал об этом небольшом эпизоде, он думал о Джордане и Эбби. Когда они разъехались, первое время ребята постоянно слали ему эсэмэски и электронные письма. Но теперь они почти не общались. Он считал Мисси, Тарика и Бекетта неплохими ребятами, но Джордан и Эбби были другими. Джордан знал его слабые места и умел на них давить, но он всегда делал это совершенно беззлобно и только веселил всю троицу. Если же Джордан заходил слишком далеко, Эбби всегда спешила поставить его на место и восстановить равновесие. Она и в самом деле была душой их небольшой компании и вдохновителем отношений, которые, по мнению Дэна, стоило поддерживать.

Так почему же теперь друзья его игнорируют?

Дэн едва не застонал, взглянув на часы. Еще два часа до конца уроков. Только через два часа он сможет прибежать домой и выйти в Интернет, чтобы узнать, не хотят ли его друзья поболтать.

Он вздохнул и сполз на стуле пониже, неохотно пряча телефон в карман.

Трудно было поверить в то, что такое опасное место, как Бруклин, их сблизило, а обычная жизнь только отдаляет друг от друга.

*  *  *

Рядом с ноутбуком стояла тарелка с недоеденным бутербродом с арахисовым маслом. У ног лежал учебник истории, который уже начало заносить листьями. Обычно свежий осенний воздух помогал ему сосредоточиться, но, вместо того чтобы делать домашнее задание, он с головой ушел в изучение своего файла о Бруклине. По окончании подготовительных курсов Дэн позаботился о том, чтобы упорядочить сделанные им заметки, результаты исследований и собранные фотографии, превратив это все в один аккуратный файл.

Он понимал, что возвращается к этим материалам гораздо чаще, чем следовало бы. Даже с учетом подлинных документов история коменданта изобиловала пробелами. Узнав же, что этот ужасный человек может быть родственником его биологических родителей, а значит, и его родственником, двоюродным дедушкой и даже тезкой, Дэн почувствовал, что это дыра в его личной истории, загадка, которую необходимо разгадать.

Впрочем, в настоящий момент этот файл был лишь способом скоротать время ожидания, пока в сети не появятся Джордан и Эбби. Как там любит говорить папа? Торопитесь ждать

— Какой же я жалкий! — пробормотал Дэн, запуская пальцы обеих рук в свои темные взлохмаченные волосы.

— Я думаю, ты совершенно нормальный парень, мой милый.

Ясно. В будущем лучше воздержаться от произнесения вслух подобных мрачных заявлений.

Дэн поднял голову и увидел, что на крыльце стоит его мама. Сэнди улыбалась, держа в руке дымящуюся чашку с какао, которое, как надеялся Дэн, предназначалось для него.

— Весь в учебе? — поинтересовалась она, кивая на забытый учебник на земле у его ног.

— Я почти закончил, — пожал плечами Дэн и взял у нее чашку, натянув на ладони и пальцы рукава свитера. — Могу же я хоть изредка отдыхать?

— Конечно, можешь. — Сэнди слегка улыбнулась и извиняющимся тоном произнесла: — Просто… несколько месяцев назад ты так мечтал досрочно поступить в Пенн, но уже октябрь и срок подачи заявлений скоро истекает…

— Времени еще полно, — неубедительно ответил Дэн.

— Возможно, для написания эссе его и достаточно. Но приемной комиссии может показаться странным, что в выпускном классе ты внезапно прекратил всю свою внеклассную и общественную деятельность. Ты не мог бы заняться практикой? Даже если бы ты посвящал ей всего один день в неделю, выходной, это уже было бы немало. Может быть, стоит рассмотреть и другие варианты. Досрочное поступление подходит не всем, знаешь ли.

— Пока у меня хорошие оценки, я могу обойтись и без общественной деятельности. Кроме того, украшением моего заявления будет колледж Нью-Гемпшир.

Сэнди нахмурилась и отвернулась, обхватив себя обеими руками и качая головой. Она глядела на растущие вокруг террасы деревья, и прохладный ветер трепал пряди ее волос. Она всегда так реагировала на каждое упоминание об этом колледже. Джордану и Эбби удалось причесать и пригладить правду о Бруклине, но родители Дэна в целом были ознакомлены со всей историей в том виде, в котором она произошла. Они присутствовали, когда полиция допрашивала Дэна. Они слушали рассказ о том, как на него напали и прижали к земле… Упоминание в их присутствии этого места приравнивалось к грязному ругательству.

— Не волнуйся, — произнес Дэн, дуя на горячее какао, — я могу подыскать себе какую-нибудь практику, это не проблема!

Лицо Сэнди просветлело, и она расслабленно опустила руки.

— Правда? Это было бы потрясающе, малыш.

Дэн кивнул и даже открыл новое окно в браузере, демонстрируя, что собирается что-то поискать в Гугле. «Смотритель зоопарка» — вбил он и слегка отвернул от нее компьютер.

— Спасибо за какао, — добавил он.

— Не за что. — Она взъерошила его волосы, и Дэн с облегчением вздохнул. — В последнее время ты почти никуда не ходишь. У Мисси, кажется, скоро день рождения? Я помню, что в прошлом году ты ходил к ней незадолго до Хэллоуина.

— Возможно, — пожал плечами он.

— А твои… твои другие друзья? — Она запнулась на слове друзья. — Эбби, кажется? И тот мальчик?

Спрашивая об Эбби, она всегда делала это так, как будто не помнила точно, как ту зовут. Казалось, она не может поверить или принять, что у него на самом деле появилась девушка. Честно говоря, иногда Дэну и самому с трудом в это верилось.

— Угу, — уклончиво пробормотал он. — Но они заняты, мама… школа, работа и все такое.

Потрясающе сработано, Дэн! «Оскара» тебе пришлют по почте.

— Работа? Так, значит, у них есть работа?

— Намек понял… — пробормотал он.

— Не сомневаюсь, мой хороший. Ах да, чуть не забыла: принесли почту. Там есть что-то для тебя…

Это было нечто странное. Он никогда и ничего не получал с обычной почтой. Сэнди перелистала конверты, которые лежали в кармане ее пиджака, прежде чем уронить один из них ему на колени. Письмо выглядело так, как будто его выстирали в стиральной машине, а потом изваляли в грязи. Дэн взглянул на обратный адрес, и у него внутри все свело холодной судорогой.

Сэнди медлила.

— Скорее всего, это какая-то рассылка, — небрежно пояснил Дэн, бросая конверт на учебники.

Она поняла намек и улыбнулась одними губами, прежде чем отвернуться и направиться к дому. Едва успев дождаться, пока за Сэнди закроется дверь, Дэн схватил письмо.

Лидия и Ньютон Шериданы

Шериданы? В смысле, Феликс Шеридан? Его бывший сосед по комнате, тот самый, который летом попытался его убить либо потому, что сошел с ума, либо потому, что был… одержим? Закрывая глаза, Дэн до сих пор видел маниакальную ухмылку Феликса. Было это одержимостью или нет, но Феликс непоколебимо верил в то, что является реинкарнацией Скульптора.

Дрожащими руками Дэн вскрыл конверт. «Возможно, это всего лишь извинения», — подумал он. Вполне вероятно, родители Феликса захотели с ним связаться, чтобы попросить прощения за все беды, которые свалились на него из-за их сына.

Дэн сделал глубокий вдох и еще раз огляделся, чтобы убедиться, что он один. Через приоткрытое окно он слышал, как мать моет на кухне посуду.

Дорогой Дэниел,

ты, наверное, удивлен, что я тебе пишу. Я надеялась, что мне удастся этого избежать, но стало ясно — другого выхода просто нет.

На самом деле я не имею права обращаться к тебе с этой просьбой, но, пожалуйста, позвони мне, как только получишь это письмо. Если ты не свяжешься со мной Что ж, я тебя пойму.

603-555-2212

Пожалуйста, позвони.

С уважением,

Лидия Шеридан

Глава 2

Дэн не мог решить, следует ли ему выбросить письмо в мусорную корзину либо немедленно набрать указанный в нем номер. Из дома по-прежнему доносился тихий звон посуды, которую мыла и вытирала его мать. Он перечитал письмо и задумался, постукивая по бумаге костяшками пальцев, взвешивая все за и против.

С одной стороны, он был бы счастлив забыть о Феликсе и больше никогда о нем не вспоминать. С другой стороны…

С другой стороны, он солгал бы, если бы сказал, что его не интересует судьба его бывшего соседа. Все осталось в совершенно подвешенном состоянии. Холод, которым свело его внутренности, отказывался их покидать.

Возможно, Феликс нуждается в твоей помощи. Ты тоже нуждался в помощи. Справедливо ли считать хоть кого-то безнадежно пропащим?

Он снова посмотрел на окно справа от себя. Теперь его мама что-то напевала, и мелодия плавно струилась из окна, достигая его слуха. С нависшего над террасой клена спорхнули, покачиваясь, несколько листьев. Сколько бы раз Пол ни обрезáл его ветки, он продолжал тянуться к дому. Но папа и не думал сдаваться.

Не дав себе времени придумывать причины, по которым этого делать не следует, Дэн достал мобильный телефон и набрал номер Лидии Шеридан.

Он звонил и звонил. И в какое-то мгновение ощутил уверенность, что она не ответит. Он почти надеялся на то, что она не ответит.

— Алло?

— Привет… Лидия? Я хотел сказать, миссис Шеридан.

Собственный голос показался ему высоким и неестественным.

— Это я… Кто это? Я не узнаю этот номер.

У нее были такие же мягкие интонации, как и у Феликса, хотя ее голос был более раскованной и женственной версией того голоса, который он так отчетливо помнил до сих пор.

— Это Дэн Кроуфорд. Вы прислали мне письмо с просьбой связаться с вами. Так что… Ну, вот я и связываюсь.

В трубке воцарилась тишина, которая длилась, казалось, целую вечность. Наконец с противоположного конца линии до него донеслись судорожные вздохи.

— Спасибо, — произнесла женщина таким тоном, как будто едва сдерживала слезы. — Просто мы… Мы больше не знаем, что нам делать. Казалось, ему становится лучше. Врачи, которые его лечат, были уверены, что он идет на поправку. Но теперь он как будто зашел в какой-то тупик. Все, что он делает целыми днями, это зовет тебя: Дэниел Кроуфорд, Дэниел Кроуфорд.

Это сообщение показалось ему очень печальным.

— Мне очень жаль, но я не совсем понимаю, что вы хотите, чтобы я по этому поводу сделал, — ответил Дэн. Возможно, это прозвучало холодно, но что еще оставалось сказать? Он же не врач, в конце концов. — Я думаю, это пройдет. Ему просто нужно дать время.

— А как насчет тебя? — спросила Лидия.

Ледяной тон, которым это было произнесено, заставил Дэна вздрогнуть.

— Прошло? — продолжала она и, помолчав, вздохнула. — Извини. Я… Я ночами не сплю. Я так из-за него переживаю. Мне очень неприятно обращаться к тебе с этой просьбой…

— Но? — подсказал Дэн.

В этом не было необходимости. Он заранее знал, какой вопрос она собирается ему задать.

— Ты не мог бы просто съездить в Мортвейт? Навестить его. Посмотреть… я не знаю. Я тебя просто умоляю, это ты понимаешь? Умоляю. Я просто хочу, чтобы он выздоровел. Я хочу, чтобы все это закончилось. — В ее голосе снова зазвенели слезы. — Дэн, для него это не закончилось. А для тебя?

Ему захотелось рассмеяться. Что он об этом думает? Что ничего и близко не закончилось. Ему продолжали сниться сны, такие же пугающие, как и прежде, в которых часто фигурировал и сам главврач. Это не закончилось, и, даже чувствуя, что это очень дурно, Дэн испытал какое-то облегчение, узнав, что он не единственный, кого это все еще касается.

— Возможно, это не поможет, — медленно произнес он. — Ему может стать хуже. Вы ведь это понимаете? Я не хочу брать на себя ответственность. Я не могу брать на себя эту ответственность.

Он и без того испытывал чувство вины за то, что втянул в эту историю в Бруклине Эбби и Джордана. По крайней мере, в том, что касалось Феликса, он имел право считать себя непричастным к тому, что… эта двуличная профессор Рейес практически призналась, что она заманила Феликса в подвал, где его рассудок… В общем, это звучало так: в котором остался его рассудок.

— Но ты съездишь? — В голосе миссис Шеридан прозвучало столько счастья. Столько надежды. — О, спасибо, прошу тебя, я просто… Спасибо.

— Куда именно я должен съездить? — спросил Дэн, продолжая ощущать у себя в животе огромный узел ледяного страха. — И как туда добираться?

Глава 3

В следующую субботу Дэн уже сидел на пассажирском сиденье темно-серого «приуса» Лидии Шеридан. Высокая и гибкая женщина сгорбилась над рулем, вцепившись в него обеими руками. Вьющиеся каштановые пряди то и дело ускользали из заколки-«краба», которая пыталась удержать ее волосы на затылке. Очки в тонкой оправе упрямо съезжали по крутой спинке ее носа.

— Ты уверен, что твои родители не возражают против этой поездки? — спросила миссис Шеридан, когда Дэн подошел к ее автомобилю, ожидающему его на парковке «Макдональдса».

— Да, конечно, — ответил он, ожидая, пока она отопрет замок пассажирской двери. — Просто у нас сейчас ремонт. Родители перестраивают дом, и повсюду грузовики. Даже припарковаться негде. Но они обрадовались, когда узнали, что я собираюсь навестить Феликса.

После этого неловкого обмена репликами Дэн сел в машину, и теперь они ехали молча.

Не то чтобы ему было безразлично, во что он снова впутывается. Вообще-то, он сгорал от нетерпения, но никак не мог набраться смелости и задать вопрос.

Вместо этого он достал телефон и начал читать ответы Эбби и Джордана на сообщение, которое отослал им еще утром и в котором написал, что собирается навестить Феликса. Это доказывало, что они, во всяком случае, все еще читают его сообщения. Но сейчас Дэн уже сожалел о том, что они не ответили ему раньше, до того, как он успел попасть в ловушку, сев в машину.

Джордан Липкотт

Мне, эвальдес

Я прочитал твое сообщение и подумал: «Ты хорошо подумал?» И это было до того, как мама принесла почту. Дэн, кто-то прислал мне фотографию. Эбби тоже ее получила. Это похоже на какую-то извращенную шутку. Цирки, ярмарочные выступления и прочая ерунда. Я пересылаю тебе это фото, но обратного адреса на нем не было. Что, черт возьми, происходит?

…Дж