Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Эротика
Показать все книги автора:
 

«Сладострастие», Мария Лайонес

Глава 1

— Знаешь что? — пробормотал Ник, проводя влажным пальцем по округлости ее груди. — Когда мои бухгалтера придут завтра утром и станут мне докладывать, как успешно идут дела нашей компании, я буду сидеть за этим же столом и думать о том, чем я занимался здесь со своей аппетитной управляющей по маркетингу и каким колом торчал мой член.

Стоящая над ним на четвереньках Дженна, груди которой соблазнительно покачивались перед его лицом, захихикала. Ею снова овладевало возбуждение. Ее самолюбие тешила мысль о том, что деловой костюм Ника валяется на полу, а сам он лежит под ней с торчащим членом. Ощущение собственной власти возбуждало ее со страшной силой.

Ник провел рукой по ее спине, затем по ягодицам, пощупал мягкую подушечку в промежности и погрузил пальцы между увлажнившими срамными губами. Одновременно он принялся дразнить затвердевший сосок. Дженна стонала и елозила грудями по его лицу. Оба понимали, что это означало. До начала этой игры Дженна думала, что они наскоро перепихнутся в течение нескольких минут после работы. Сейчас у нее созревала уверенность, что очень скоро она снова почувствует как ствол Ника войдет в нее второй раз.

Внезапно он остановился.

— Так как насчет моего предложения? Ты наконец решила?

— Прости, ты о чем?

— О тусовке по случаю моего дня рождения через две недели. Давай скажи, что ты будешь там. Это будет происходить в одном из наших отелей, я заказал стол и развлечения. Точнее, это сделала Лизетт. Никаких других дел, нужно будет только развлекаться.

— А Лизетт будет там?

— Она моя жена, и поэтому, конечно же, будет. Ну и что из того? Отель огромный.

Ник возобновил поглаживание сосков, делая это легонько, чтобы лишь поддержать в ней желание и в то же время не утолить голод. Господи, ну почему Ник всегда так поступает? Он играет с ней просто виртуозно. Даже если она находится наверху, как сейчас, все равно ситуацию контролирует он. Впрочем, ей это нравилось. Раньше она не думала, что так будет.

— Ты знаешь это место, — продолжал Ник. — Недердин-Холл. Достаточно большой отель, чтобы на несколько часов скрыться от Лизетт.

Он помолчал, снова обхватил ее грудь и забрал весь сосок в рот. Он закрыл глаза и застонал, как будто ему предложили съесть что-то изумительно вкусное.

Затем неожиданно отстранил голову и заулыбался при виде соска, который нахально уставился на него. Ник лениво лизнул его кончиком языка. Дженна застонала. Ей сейчас хотелось, чтобы он перестал разговаривать и загнал в нее на полную глубину свой член.

— Соглашайся, — пробормотал Ник. — У нас будет достаточно времени, чтобы заняться этим, — он по очереди поцеловал ей груди, — и этим, — тут он погрузил палец меж скользких срамных губ.

— Ник, я не уверена, понимаешь, я…

— Дженна, ты мне нужна там. — В голосе его послышались суровые нотки. — Там будут не только друзья. Надо наладить кое-какие деловые контакты. Ты у меня правая рука.

— Значит, бизнес… Ты не упускаешь ни одной возможности…

— Разумеется. — Похоже, Ник расслабился. В ее словах звучало скорее восхищение, нежели обвинение. — А иначе как бы я, по-твоему, стал главой крупнейшего европейского отеля и компании по обеспечению досуга к двадцати девяти годам?

«С помощью женитьбы на женщине, которая старше тебя на десять лет», — хотела сказать Дженна, но промолчала.

— Будет очень забавно, — доверительным тоном проговорил Ник, уже почти веря в то, что получит от нее согласие. — На этот вечер все должны будут прийти в наряде какого-либо исторического персонажа.

— Что?

— И это справедливо. Дело не только в том, что все будет происходить в старинном красивом здании, но ведь к тому же мне исполняется тридцать лет… Кем могла бы быть ты? Гм… надо подумать.

— Ник, я еще не сказала…

— Леди Годива! — весело заявил он. — Будешь ехать на белой лошади голой, и твою ослепительную наготу будут прикрывать только волосы!

Он принялся освобождать ее волосы от заколок и закрывать ими ее тело. Отдельными локонами он прикрыл темные ореолы вокруг сосков, в то же время сознательно оставив сами соски открытыми. Дженна трепетала от щекотливых прикосновений, покачивая свисающими перед его лицом грудями. Ник расплылся в широкой улыбке.

— Нет, я подумал и решил, что это не пойдет, — внезапно заявил он. — У тебя недостаточно волос, чтобы прикрыть такие пышные груди. А что, если…

Дженна ощутила движение между своими бедрами. Она скатилась с Ника и посмотрела на него. Неизвестно, какие фантазии роились в голове Ника, но они явно оказывали свое действие. Его фаллос поднимался и твердел прямо на глазах. Дженна зачарованно наблюдала за процессом. Она всегда любила смотреть на то, как член постепенно набухал, подергивался и покачивался между бедрами. Красивая, аппетитная игрушка. Должно быть, ей никогда не надоест смотреть на него, брать его в руки, медленно дрочить, сжимать его головку губами.

— Ты будешь Нелл Гвин, — предложил Ник. — Конечно же, на тебе должно быть платье с глубоким декольте и корсет Он приподнимет твои сисечки вот таким образом… И в руках у тебя будет корзинка.

Ник руками показал, как это может быть, образовав между грудями глубокую пикантную ложбину.

— А в корзинке будет много апельсинов, — продолжал фантазировать Ник. — Много, очень много. Когда наступит ночь, я заберу их один за другим. И пусть все, кто будет в зале, увидят твои пышные груди. Но конечно, не целиком. Однако этого будет достаточно, чтобы у каждого мужчины член встал колом. А я подумаю: «Дурачки вы все, вы можете сколько угодно хотеть, но только я получу то, что вам так хочется!»

Он снова прижался к левой груди Дженны и втянул ее маковку в рот. Его язык энергично и безжалостно скользил по соску. Если до этого все его действия были выверенными и расчетливыми, то теперь в них ощущалась животная похоть. Дженна охнула и застонала. Ей не хотелось, чтобы с ней обращались словно с фарфоровой куклой. Она хотела почувствовать в себе здоровый член здорового мужчины.

— Ой, Ник, пожалуйста…

Протянув руку, она, даже не глядя, отыскала его толстый ствол. Теперь это был полностью восставший ствол. Дженна прошлась пальцами по всей его длине. О, это были божественные ощущения — чувствовать твердость, бархатистость и тепло этого могучего органа, который хотел ее. Она всякий раз восхищалась и думала: «Какой красивый фаллос у Ника!» И это помимо чувства физического удовлетворения, когда сей красавец глубоко погружался в ее лоно.

— Давай же, Ник, — прошептала она. — Прошу тебя, он уже готов. Как и я. Засунь его как можно глубже и отдери меня так, как ты сделал прошлый раз.

Ее пальцы скользили по крайней плоти и округлой головке. Как бы подтверждая ее правоту, член задергался, ее пальцы ощутили маслянистую капельку. Она размазала ее по члену, главным образом по нежной складке возле головки. Член дрожал в ее руке, она ощущала движение крови в стволе. Однако у Ника были другие идеи.

Он отстранился от нее и встал.

— Дженна, ты знаешь правила. Ты не должна меня всего выдаивать. Иначе, стоит мне предстать сегодня перед Лизетт, как она поймет, что со мной что-то происходит Завтра она уезжает в Париж и пробудет там до конца недели. И она захочет потрахаться перед отъездом.

Дженна оперлась на локти и уставилась на Ника. О, это было зрелище! Он стоял перед ней, и конец его вздыбленного фаллоса был нацелен прямо на нее. Да, член у Ника был длинный и тяжелый, он торчал, словно у какого-нибудь подростка.

— Ведь она не возбуждает меня так, как ты. Ты и сама это знаешь. Мне нужно очень сильно завестись, чтобы дать ей то чего она хочет. Конечно, сиськи у нее большие, но они обвисшие. И потом, она никогда не бывает такой аппетитной, как ты.

Ник приблизился к Дженне, медленно раздвинул ей срамные губы, сунул между ними указательный палец, отыскал набухший клитор. Дженна тут же развела бедра в надежде на то, что он наконец-то по-настоящему ее приласкает.

— И потом, — шаловливо добавил он, — ты не была умницей. Ты не сказала «да».

— Ну ладно, Ник, ладно. Я сделаю, что ты хочешь, только…

— Только — что?

— Только засунь своего красавца в меня, прошу тебя.

Ник торжествующе ухмыльнулся, схватил ее за колени и подтянул к себе настолько, что ее бедра оказались на одном уровне с краем письменного стола. Он широко раздвинул ей ноги, так что Дженна почувствовала себя совершенно беспомощной. Впрочем, эта уязвимость лишь увеличивала ее возбуждение.

Стоя у стола, Ник взял торчащий член в руку и медленно провел им по пушистой киске, губы которой в предвкушении роскошного пиршества приоткрылись. Дженна застонала и почувствовала, как из зияющей расщелины закапала на дорогой полированный стол горячая жидкость. Ник улыбнулся и вставил свою громадную тычину между трепещущими от нетерпения розовыми губками. Он принялся неспешно загонять ствол в глубину полыхающего жаром влагалища. Дженна постанывала, прислушиваясь к тому, как кишкообразная головка проникает в ее глубины. Вот головка достигла предела. Дженна затаила дыхание, ожидая, что сейчас испытает не менее сладостное ощущение, когда ствол начнет движение назад, почти выскочит из влагалища и вновь возобновит движение вперед, к матке. Однако этого не произошло. Что-то было не в порядке.

Похоже, Ника устраивало, чтобы его член оставался погруженным во влагалище. Он медленно наклонился и прикоснулся губами к ее грудям, после чего принялся ласкать и покручивать пальцами ей соски. Дженна отчаянно закрутила головой и захныкала. Она гордилась своими полными, упругими грудями и тем, что они оказывали столь возбуждающее воздействие на ее сексуальных партнеров Она испытывала огромное возбуждение, когда ей сосали и ласкали соски. Однако на Ника они действовали совершенно особым образом. Она знала, что они настолько возбуждают его, что он способен достичь оргазма, лишь лаская ей груди. Сейчас он собирался обмануть ее.

Однако она не позволит этому случиться. Она заерзала и закрутила бедрами, пытаясь ввести в игру клитор, чтобы спустить раньше его. И она была уже близка к успеху. Еще несколько прикосновений к ее ноющему похотнику — и она ощутит первые волны оргазма. Однако Ник знал, что делает. В нынешней позиции она действительно была беспомощной. Интересно, скольких женщин он перетрахал в такой позиции, прежде чем нашел этот идеально удобный для него вариант?

Чем энергичнее Дженна пыталась заставить его член пошевелиться в ее влагалище, тем интенсивнее он ласкал ей груди руками и губами. Это заводило ее, но еще более заводило Ника. Она была зла на него. Мышцы ее живота автоматически сжались, но одновременно сжались мышцы ее вагины. По внезапному прерывистому вздоху Ника она поняла, что это подарило ему наслаждение, которое он не смел даже ожидать.

Дженна хорошо знала Ника, знала все признаки приближения оргазма. За восемнадцать месяцев их любовной связи его член побывал в ее влагалище столько раз, что невозможно вспомнить или сосчитать. Сейчас он замер, не бился внутри, не наполнял своей теплотой. Ей этого было недостаточно.

— Ну и скотина ты, — сказала она, когда Ник открыл глаза. Впрочем, сказала это без особой злости. Он еще мог пожалеть ее. Мог еще наклониться к ее промежности и языком провести несколько раз по клитору, доведя ее тем самым до желанного оргазма. Он хорошо это умел делать. Вообще он был хорош во всем, имеющем отношение к сексу. А также к деньгам. Он знал об этом. Но он хотел оставить ее неудовлетворенной. Несмотря на то что много раз в самых различных условиях — в дорогих отелях, в его офисе в промежутках между деловыми заседаниями, в его машине, остановившейся где-нибудь в лесу во время деловых поездок, — Дженна охотно брала его член в рот и сосала до тех пор, пока он не выстреливал спермой, Ник доставлял ей подобное удовольствие всего четыре-пять раз. И она не ожидала, что сейчас этот счет увеличится.

Ник быстрым движением извлек из влагалища фаллос и стал собирать одежду.

— Ты скотина, — повторила Дженна уже более выразительно.

— Это первый закон в бизнесе, Дженна. Оставлять их голодными еще на какое-то время. Иначе как я смогу быть уверен, что ты придешь?

— Я сказала, что приду, разве не так?

— Как будто бы сказала. Но могу ли я верить, что ты действительно придешь? Ты ведь еще сказала: «Только засунь своего красавца в меня». — Ник поднял голову и встретился с ее взглядом. — Так что ловлю тебя на слове.

— Господи, какой же ты можешь быть иногда противный!

— Я знаю. — Наклонившись, он поцеловал ее. — Бывает. Но я также знаю, что, если ты хочешь, чтобы я тебя ублажил, ты должна прийти на вечер через неделю. А поскольку ты хочешь меня, то ты придешь.

*  *  *

Лучи горячего июльского солнца отражались от дороги и слепили глаза. Дженна испытала облегчение, когда увидела указатель поворота на Недердин-Холл. Под колесами в течение нескольких минут шуршал гравий, пока она добралась до озера. Черт бы побрал это озеро! Ник частенько докучал ей своими планами о том, как он намерен вернуть озеру его прежнюю славу. Она должна будет углубить его и превратить в своего рода аттракцион, где американцы и японцы будут ловить форель. Она отправила по факсу письмо с предложением, но ответа не последовало.

Однако когда Дженна въехала под причудливую арку главного входа, ее настроение снова улучшилось и приобрело праздничную окраску. Она вспомнила их первую поездку сюда, когда у них только зародилась идея о том, чтобы присоединить ветхое поместье шестнадцатого века и обширные лесные угодья к холдингу. Ник сидел непринужденно за столом в помещении, которое сейчас было превращено в утреннюю столовую, и старался сохранить серьезное выражение лица в разговоре с предыдущим владельцем, когда Дженна сняла туфлю и сунула пальцы своей ноги ему между ног. Он старался выглядеть спокойным и непринужденным, пока Дженна елозила по его члену, который с каждой секундой все сильнее возбуждался и увеличивался в размерах.

А позже он гнал свою «тойоту» по гравийной дорожке, словно за ним кто-то гнался. Переключая скорость, он левой рукой дотянулся до юбки Дженны и обнаружил влагу между ее ног. Его пальцы мгновенно оказались во влагалище. Ею овладело невероятное возбуждение; она бросила взгляд на его брюки и поняла, что он возбужден не меньше.

Была зима. Уже смеркалось. Ник свернул в первый попавшийся переулок и завалил Дженну на заднее сиденье. Ее лицо оказалось прижато к кожаной обивке. Содрав с нее лишь трусы, он овладел ею сзади. Он трахал, не зная жалости. Дженна пережила несколько таких могучих оргазмов, что у нее горело между ног до самого Лондона. К тому времени они были любовниками всего две недели. Но даже с учетом этого Дженна понимала, что Ника возбудили до такой степени отнюдь не ее действия под столом. Ник всегда становился крайне сексуально возбужденным после завершения сделки.

И вот они снова здесь. С какой целью? Ник мог быть до нелепости сентиментальным, хотя никогда не хотел этого признать. Тем не менее, когда она подъехала к месту парковки автомобиля, Дженна почувствовала сладостный прилив крови к пробудившемуся клитору. Она и Ник не трахались после того совокупления на столе офиса, когда она осталась неудовлетворенной. Но это великолепный пример того, насколько хорошо он знал ее и ее аппетит. У Дженны задергался клитор, когда она подумала о том, что Ник должен компенсировать ей ту неудовлетворенность.

Однако на стоянке не было могучего «лэндкрузера» Ника. Как не было и желтой спортивной машины Лизетт. Дженна была огорчена, но не слишком, ибо она сознательно приехала рано, чтобы не попасть в транспортные пробки во время часа пик. Она вылезла из машины и стала доставать из багажника сумку.

— Вы не в костюме.

Дженна обернулась на голос. На мгновение ей показалось, что это был Ник, но она увидела незнакомого мужчину. У него были длинные волосы и темная, коротко подстриженная бородка. Фигура у него была стройная и жилистая от природы, ему не требовалось, как Нику, поддерживать форму на гимнастических снарядах. Он был одет — как бы это получше сказать? — в костюм варвара. На шее его висело тяжелое серебряное ожерелье. И тут Дженна отпрыгнула в сторону. Оказавшаяся на его левой руке змея открыла глаза и зашипела. Дженна никак не ожидала, что змея настоящая.

В следующую секунду она ощутила непонятный запах. Казалось, он исходил от мужчины. Это был запах мускуса и опавших листьев. Несомненно, это был запах мужчины. Он обволакивал ее и, похоже, был способен обезоружить.

— Я видела нескольких людей, едущих из Лондона, одетых в наряды служанок в таверне. Похоже, вы их опередили. Кем нарядились вы?

— Я Цернунн.

— Кто?

— Цернунн. Вы наверняка слышали о греческом боге Пане. А Цернунн — это его доморощенная версия. Кельтский бог, покровитель животных. — Мужчина снова поднял руку, и змея зашипела. — Вот поэтому у меня и змея. Но вы не смотрите с таким страхом на Лилит, она вам не причинит зла. Это всего лишь детеныш боа-констриктора.

Набравшись смелости, Дженна погладила змею по спине. На ощупь она оказалась удивительно сухой и теплой.

— Ну вот так-то лучше, — одобрил мужчина. — Я всегда с подозрением относился к людям, которые не способны справиться со змеями. Они для меня символизируют необузданную сексуальность. Как Цернунн.

Дженна метнула в сторону мужчины быстрый взгляд. У нее возникло ощущение, что ей бросают вызов. И она не могла отдать себе отчета в том, как к этому относиться.

— Вы один из деловых партнеров Ника? — спросила она. — Я что-то вас не припомню.

Мужчина хмыкнул:

— Нет, я менеджер по развлечениям во время уикэнда. Моя задача — следить за тем, чтобы каждый смог расслабиться и хорошо провести время. Внештатно, разумеется. — Он подмигнул. — Вы можете звать меня Робин. А вы…

— Дженна Миллс, — сдержанно сказала она. — Управляющий по маркетингу компании «Треганза-Леже интернэшнл».

— Ага, в таком случае вот ключ от вашей комнаты, — сказал Робин, доставая что-то из кармана.

— Который, конечно же, у вас оказался совершенно случайно, — проговорила Дженна, вырывая протянутый ключ.

— Скажем так, я располагал некоторой информацией. Первая комната слева, после того как подниметесь по лестнице. Наслаждайтесь отдыхом.

Дженна прошла с чемоданами по длинной мрачноватой лестнице. Зато ее комната оказалась удивительно светлой. Из окон открывался вид на газоны, которые тянулись вплоть до озера и опушки леса. Что еще более важно, здесь же была ванная комната. В ожидании Ника Дженна приняла душ.

Когда она стояла под теплой струей, до нее долетел запах опавших листьев. Должно быть, он исходил от экзотического мыла. Запах дразнил ее, хотя и был еле ощутимым. Под воздействием этого запаха у нее сладостно заныло внизу живота. Она стала намыливать себе груди, представляя себе, что это делает не она, а руки любовника. Чувственные волны пронизали все ее тело. Она сейчас была полностью готова к тому, чтобы рядом оказался Ник и овладел ею. А может, родилась подстрекательская мысль, пусть даже это будет не Ник. Например, чья-то рука перебирает волосы на лобке, проникает между полыхающих губ… Уф!

Дженна поспешила выйти из-под душа и вытереться, дабы не доводить дело до мастурбации. Распаковав чемодан, она достала маскарадный костюм и расположила его на плечиках, чтобы он смог отвисеться. Это то, что она сумела достать неподалеку от офиса в театральной мастерской. Если верить тому, что она хорошо знает Ника, то она готова биться об заклад, что он его одобрит.

«Я хочу, чтобы ты выглядела сногсшибательно, — сказал ей Ник несколькими днями раньше. — Там будут такие люди, которые тебе очень понадобятся. Так что имей это в виду, малышка».

Платье было с глубоким декольте. Кружевной лиф приподнимал груди, а почти прозрачная материя не могла скрыть выпуклые соски от похотливых взглядов. Дженна погладила сверху груди, словно пытаясь вспомнить, какими полными и аппетитными они выглядели, когда она впервые примеряла лиф. Она нередко одевалась подобным образом для своих любовников — в блузку в обтяжку и соответствующие лифчики. Но сейчас совсем другое дело: в зале будет полно мужчин, и все будут глазеть на ее пышные, вызывающе открытые формы. Подобное бесстыдство опьяняло и страшно возбуждало. Дженна опустила руку к срамным губам, сунула между ними палец и обнаружила, что они набухли и стали мокрыми. И в этом не было ничего удивительного.