Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Эпическая фантастика
Показать все книги автора:
 

«Оникс», Крис Райт

Кайвон всегда считал, что ему очень повезло с работой в Глотке Вальмара. Он получал хорошие деньги, которые, по договоренности, переводились семье, оставшейся на Герефаломе Терциус, и планировал пробыть на нынешнем месте ещё пару лет или около того. Каждые шесть месяцев глубокопустотный транспортник, помимо прочих грузов, доставлял инфопланшеты с краткими вид-пакетами от двух дочерей и единственного сына Кайвона — пикты детей помогали ему сохранить рассудок.

Управлять грузовиками, перевозящими добытую руду от забоя к жадной пасти одной из засыпных воронок комплекса обработки — непростая работа, тяжелая и опасная. В постоянно забитом доверху лазарете лежали пациенты с переломами рук и ног, заболеваниями дыхательных путей. Попадались на койках и мертвецы, с головой накрытые простынями, но Кайвон все время мысленно повторял, что всякое достойное дело таит в себе опасность. Служители Имперского Кредо часто напоминали рабочим эту истину, и он, внимая словам священников, трудился всё усерднее.

В любом случае, на Глотке Вальмара почти нечем было заняться помимо работы, сна и выслушивания утомительных проповедей. Все прочие трудяги — и мужчины, и женщины, — точно так же, и Кайвон, старались наскрести достаточно сбережений, чтобы перебраться на какой-нибудь более цивилизованный мирок. Они вкалывали, не поднимая головы, не утирая пота со лба, управляли механизмами комплекса и думали о светлых днях впереди.

Лучшие времена обязательно настанут. Они все это знали.

Горнодобывающий комплекс, на котором трудился Кайвон, считался маленьким по древним стандартам рудного пояса Фалом — всего лишь скопление зданий, оседлавших участок скалистой поверхности глубокопустотного астероида Вальмар. Когда-то на нем действовали десятки таких станций — Вальмар Прим, Грань Вальмара, Святая Виолетта, Карлспар Магна — но все они стояли покинутыми, шахты под ними опустели за столетия разработок. Лишь Глотка Вальмара продолжала добычу, но все знали, что даже этот комплекс рано или поздно закроется.

Кайвон порой размышлял, что произойдет, когда недра всех миров в Галактике иссякнут. Разведанные минеральные богатства Империума, должно быть, когда-то казались бесконечными, но, как следовало из услышанных мельком разговоров блюстителей, становилось всё труднее отыскивать месторождения любых руд, кроме самых широко распространенных. Не имеющая аналогов плодовитость человечества, его бесконечные войны и неутолимые потребности за десять тысяч лет сумели сделать почти невозможное и опустошить некогда бездонные закрома.

Впрочем, это мало что значило для самого Кайвона. В свои двадцать девять стандартных он мог, если повезет, рассчитывать ещё на пару десятков лет жизни. Рано или поздно они с Янной и детьми воссоединятся, а потом вместе подадут прошение о получении рабочего участка в аграрной коммуне. Тогда-то и пригодятся заработанные Кайвоном деньги — нужно будет покупать билеты, получать разрешения, и, когда понадобится, давать на лапу чиновникам.

Хороший план, трезвый и обдуманный. Он выглядел надежным, и, чтобы воплотить замысел в жизнь, Кайвон выполнял свой долг и обеспечивал достойное существование семье, как того и требовал Культ Императора. Всё говорило о том, что он должен преуспеть в исполнении намеченного.

Сам комплекс напоминал паразита, прицепившегося с внутренней стороны к краю откоса на склоне громадной воронки вынутой скалистой породы. Расселина под ним, созданная древними тектоническими процессами, уходила в самое сердце обсидианово-тёмного астероида, и её края освещал лишь слабый свет далекого солнца. Глотка Вальмара представляла собой скопление разнообразных построек, над которыми нависал колоссальный купол плавильных цехов. Добытая руда, доставляемая одновременно по сотням рельсовых путей, засыпалась в приемные воронки. Под ними, в многокилометровых мануфакториумах, сырье трамбовалось, сортировалось, штамповалось и очищалось, превращаясь на выходе в готовые к использованию бруски. На дальнем конце производственных линий располагались станции погрузки, каждая из которых могла принимать тяжелые рудовозы класса IX.

Часть комплекса, отведенная под жилые помещения, занимала намного меньшее пространство. От главного зала собраний, под куполом которого могли разместиться пять тысяч рабочих — примерная численность постоянного персонала Глотки Вальмара — расходились длинные, мрачные ряды блочных общежитий, а также здания администрации, лазарет, комм-станция, храмовые модули и арсенал. Все они находились под герметизирующими колпаками, противостоящими утечкам воздуха и тепла, поскольку древняя, искусственно созданная атмосфера Вальмара к тому времени разредилась до такой степени, что едва позволяла дышать. В целом комплекс выглядел ненадёжным и существовал лишь ради выкачивания из астероида ресурсов, жизненно важных для функционирования городов-ульев и космических кораблей Империума.

Все рабочие знали, что однажды лавочка закроется. Все они верили, что к тому моменту давным-давно уберутся отсюда.

 

Когда всё началось, Кайвон возвращался в свою комнатку в общежитии после пятичасовой смены у рудной выработки.

C головы до ног покрытый густым слоем каменной пыли, он, как всегда, мечтал лишь о том, чтобы принять скребкодуш, швырнуть в угол рабочий комбинезон и доползти до койки. Все мышцы в теле дрожали от скопившейся молочной кислоты, голова начинала болеть, и, если бы Кайвон нашел в себе немного сил, то наверняка прошелся бы до лазарета и прихватил там у друга-фармацевта какое-нибудь средство от воспаления.

Пока он брел по коридору устало-нетрезвой походкой, появлявшейся у всех рабочих после смены, встроенные в стены натриевые лампы вдруг заморгали и погасли. Удивленный Кайвон застыл, слыша дыхание остановившихся коллег.

Затем освещение снова включилось, и он понял, что всё это время не дышал — странно, что обычный перебой в энергоснабжении вызвал такую реакцию.

— Конец света, — с сухой усмешкой заметила какая-то женщина рядом с Кайвоном.

— Ага, — кивнул он.

Кайвон успел добраться до конца коридора и войти в прихожую общежития, прежде чем лампы вырубились вновь. На этот раз привычное освещение не вернулось, вместо натриевых трубок вспыхнули мерцающие красным аварийные люмены.

Теперь он по-настоящему забеспокоился. Остальные рабочие, стоявшие в прихожей, так же, как и Кайвон, с глупым видом смотрели на низкий потолок, где как раз погасли светильники. Зачем они это делали?

А затем Кайвон услышал нечто вроде ветра, воющего над далекими крышами, вот только разреженная атмосфера Вальмара не рождала ветров. Что-то в странном звуке пробрало рабочего холодком до костей — он никогда прежде не слышал ничего подобного, даже на вид-лентах.

В центре прихожей находилась стойка когитатора, общественного модуля, способного подключаться к инфосети комплекса, выводить данные о ходе работ и показывать местонахождение грузовиков. Подойдя к устройству, Кайвон пробудил пикт-экран и ввел команду на полный обзор территории.

На секунду ему показалось, что инфосеть пошла вразнос вместе с осветительной системой, поскольку выданная картина оказалась бессмысленной — метки транспортных средств метались над схемой комплекса, снуя туда-сюда, словно рой мошкары. Возможно, какие-то летательные аппараты? Нет, ничего не может двигаться с такой скоростью.

Тут Кайвон услышал, как что-то с грохотом рухнуло в центре комплекса, и тут же зазвучал хор высоких, скулящих звуков. Тревожно завыла сирена, но тут же умолкла, словно придушенная. Аварийное освещение продолжало беспокойно мерцать, угрожая отключиться окончательно и погрузить общежитие во тьму.

Сердце Кайвона гулко стучало в груди, во всем происходящем ощущалось нечто, пугающее до ужаса. Другие рабочие, чувствуя то же самое, спешили к своим комнаткам, выкрикивая противоречащие друг другу версии о повреждении реакторного ядра или общем сбое в обрабатывающем комплексе.

Кайвон не последовал за ними, зная, что для таких ситуаций разработаны соответствующие инструкции, которые необходимо выполнять. Развернувшись, он трусцой побежал по коридору, следуя в центр комплекса тем же путем, которым пришел в общежитие. В случае серьезного отказа систем рабочим надлежало собраться в главном зале и ожидать дальнейших указаний. По дороге Кайвон пытался не обращать внимания на холодный пот, выступивший на ладонях. Почему он так напуган?

Приближаясь к сердцу станции, Кайвон видел, что и остальным пришла в голову та же идея. Вскоре уже десятки шахтеров и представителей администрации, отталкивая друг друга, старались пробраться во внешние помещения зала собраний. Стены содрогнулись от новых мощных ударов, и все прочие звуки начали тонуть в тонком скулящем визге, становившемся все громче. Кайвон слышал, как кричали — или вопили? — люди впереди и позади него, и начинал сомневаться в правильности своего решения. Возможно, ему следовало остаться в жилой части комплекса и ждать информационных сообщений от руководства, но было уже поздно. Толпа увлекала Кайвона за собой.

Попав вместе со всеми под купол зала собраний, он мгновенно ощутил, что почти задыхается. Воздух оказался болезненно разреженным, как будто внешняя оболочка панциря утратила герметичность, а атмосферные компенсаторы ещё не заработали. Подняв голову к высокому изогнутому потолку над главной зоной отдыха, Кайвон почувствовал, как у него ёкнуло сердце. В верхней точке купола зияло идеально круглое выжженное отверстие, из которого по тонким, словно паутинка, нитям стремительно спускались захватчики.

Какое-то мгновение Кайвон только и мог, что смотреть на них — диковинных созданий, странно притягивающих взгляд, облаченных в глянцево-чёрную броню и высокие гладкие шлемы. Сперва он принял незнакомцев за людей, но тут же отказался от этой мысли, увидев, как двигаются захватчики.

Тогда Кайвон попытался сбежать, пробиться к дверям и выбраться из зала, но плотная масса тел продолжала толкать его вперед. Всё новые и новые чужаки в чёрных доспехах появлялись под куполом, словно выскальзывая из воздуха искаженными темными молниями. Потрескивающие разряды холодной энергии метались по залу собраний, насыщая воздух резким запахом нашатыря.

Окружающие толкали и пихали начинающего паниковать Кайвона, толпа всё ближе придвигалась к захватчикам, и тут чужаки открыли огонь.

Их винтовки с длинными тонкими стволами оказались почти бесшумными, но это не делало выпущенные заряды менее смертоносными. Стоящего впереди рабочего разорвало в клочья вихрем острых как бритва осколков, и горячая кровь погибшего плеснула Кайвону в лицо, заставив замереть на месте от шока.

Вот тогда люди закричали по-настоящему. Кайвон, как и все остальные в толпе, отчаянно работал локтями и раздавал пинки, пытаясь пробиться к выходу. Вокруг него разлетались на куски тела, забрызгивая стены фонтанами крови. Зазвучал нечеловеческий смех, и, услышав его, Кайвон сам начал кричать, хватая и отбрасывая окружающих, по-прежнему пытаясь добраться до дверей и спастись. Каким-то образом, словно почерпнув силы в животном ужасе, он сумел нырнуть в проем и ускользнуть от смертоносных осколков, перевалившись через порог.

Выбравшись из зала, Кайвон рискнул напоследок оглянуться через плечо. Захватчики, уже опустившиеся на уровень пола, постреливали в толпу из своих винтовок, пока остальные, скользя по воздуху на грав-досках, хватали приглянувшуюся добычу и уносились с нею под купол. Ксеносы убивали людей, не заботясь об эффективности или чёткости — они наслаждались занятием.

Кайвон, пошатываясь, побежал прочь по коридору, чувствуя, как рвота подступает к горлу, зная, что скоро чужаки погонятся за ним, и сбежать не удастся. Отдавшись во власть инстинктов, он несся, словно загнанный зверь, и лишь одна неотступная мысль мелькала в охваченном ужасом разуме.

Почему именно нас?

 

Освещение придавало покоям заговорщицкий вид. Аоарт Галлиафьоре, инквизитор Ордо Ксенос, наслаждался внешними атрибутами конспирации, и каждая станция, находящаяся под его присмотром, была оформлена в подобном, почти пародийном ключе. Обстановка напоминала декорации к пьесе о тайном обществе, повсюду переплетались мрачные тени. На стенах, освещенные неярким светом ламп, висели генеалогические древа старинных династий Терры, уходящие корнями в эпохи, что предшествовали Великому крестовому походу. Возможно, Аоарт даже разбирался в их переплетениях — ничего невозможного, ведь Инквизиция обладала долгой памятью.

Сам Галлиафьоре, худощавый человек в прекрасно пошитых одеяниях, для демонстрации своего положения удовлетворялся железным значком аквилы, приколотым с левой стороны груди. В остальном инквизитор мог сойти за какого-нибудь дворянина с любого цивилизованного мира. Гладкая кожа придавала ему почти юный вид, но резкие, натянутые черты лица указывали на излишне агрессивные операции по омоложению и говорили о столетиях службы за плечами. Все движения Аоарта выглядели сдержанными, точными и строго рассчитанными.

Инквизитор стоял в центре круглого помещения, освещенный ниспадающим потоком синего света. Его окружали семь великанов, возвышавшихся над хрупким Галлиафьоре в своих чёрных, почти ничем не украшенных доспехах типа VII. Комплекты брони отличались лишь расцветкой правых наплечников, указывавшей на родные ордена воинов отряда: Ультрадесант, Тёмные Ангелы, Кровавые Ангелы, Палачи, Ангелы Могучие, Железные Тени и Космические Волки. Никто из космодесантников не надел шлем, что давало вторую и последнюю возможность различить их. Коротко стриженный Ультрадесантник Каллимах, командир отряда, выглядел так, словно его вырубили из камня. Жоселин, Тёмный Ангел, носил длинные чёрные волосы, а бледная кожа Кровавого Ангела Леонида в полумраке казалась почти прозрачной.

Ингвар, Космический Волк, старался сохранять ледяное спокойствие своих собратьев, но манерность Галлиафьоре действовала ему на нервы. Этот смертный, такой тихонький, такой высушенный, почти дохлый, вряд ли заслуживал внимания воина. Остальные выглядели немногим лучше — смертоносные бойцы, да, Ингвар тренировался с отрядом достаточно долго, чтобы убедиться в этом, но им не хватало… страсти. Никто из них, даже Кровавый Ангел, не обладал истинной яростью и мужеством.

Возможно, они проявят себя во время миссии. Космическому Волку казалось, что он ждет задания уже несколько месяцев, хотя в бессветных туннелях инквизиторской крепости сложно было следить за ходом времени.

— Вот ваша цель, — произнес Галлиафьоре, над протянутой ладонью которого разлилось призрачное свечение гололита, схематично изображающего звездное скопление. Несколько систем оказались помеченными значком черепа. — Пояс Фаламос. Ценность для Империума: добыча сырья — родия, магния, различных редкоземельных элементов. На протяжении девяти стандартных лет подвергается хищническим атакам. Противник: ксенотип эльдар, подвид терциус. Потеряно семь комплексов, налёты на три мира-улья привели к значительным человеческим жертвам, и что более важно, серьезным проблемам со сбором десятины.

Поведение инквизитора, больше подходящее писцу-бумагомараке, а не одному из владык вечного царства Всеотца, не переставало раздражать Ингвара.

— Обратите внимание на прослеживающуюся систему, — обратился к воинам Галлиафьоре. — Что вы можете сказать?

Космический Волк уставился на карту звёздного океана, но не увидел ничего, кроме следов разрушений. Метки, обозначающие места вторжений, содержали даты налётов, но они ничего не говорили Ингвару.

Первым ответил Ксаташ, воин ордена Железных Теней. В его облике, и правда, было нечто призрачное.

— Знак не завершен, — произнес космодесантник своим полушёпотом.

Инквизитор кивнул.

— Поясни.

— Сведения о ксенотипе эльдар, код 347, — продолжил Ксаташ, вспоминая соответствующую часть теоретической подготовки Караула Смерти. — Направления атак подчинены эстетическим соображениям. Данная порода чужаков находит удовольствие в нанесении на карту Галактики определенных символов. Они рисуют руну.

Изображение увеличилось, наводясь на некую точку у самого края подверженной нападениям зоны. Вскоре гололит отобразил одинокий астероид, помеченный плашкой «Вальмар».

— Знак завершится здесь, — сказал Галлиафьоре. — Ксеносаванты ордоса идентифицировали руну «иллиануа», известную по своей значимости для семи различных фракций эльдар, действующих в субсекторе. Нас более всего интересует одна из них, сопровождаемая, судя по отчетам, исказителем плоти.

Исказитель плоти. Так в обиходе называли представителей ксено-подтипа «гемункулы», которые, согласно имеющимся у Инквизиции данным, входили в правящие круги своей расы. Их редко удавалось заметить на поле боя, да и атаки чужаков всегда оказывались настолько стремительными и хорошо скоординированными, что записей о них вообще оставалось немного. Ингвар вспомнил разрозненные обрывки вид-захватов, показанных ему в ходе вводного инструктажа — покрытые зернистыми помехами изображения деформированных, сгорбленных уродов, облаченных в длинные, увешанные крючьями плащи и парящих на суспензорных опорах. Замыслы гемункулов не удавалось понять полностью, но никто не сомневался в том, что именно эти создания зачастую планировали налёты и, соответственно, являлись основной целью отмщения.

— Тогда мы знаем, где враг нанесет удар, — произнес Каллимах. — Мы можем защитить астероид.

Ультрадесантник всегда вылезал со своим мнением о том, как следует действовать отряду, словно напрашиваясь на похвалу от инквизитора. Ингвар, который просто ненавидел его за это, с удовольствием отметил пренебрежительный взгляд, брошенный Галлиафьоре на Каллимаха.

— Как ты думаешь, нападут ли они, зная, что мы обороняем станцию? — спросил инквизитор.

Не смутившись собственной промашки, Ультрадесантник взглянул на статистические данные по комплексу.

— Объем ежегодной десятины весьма значителен. Потеря станции навредит производству оружия в субсекторе.

Галлиафьоре ответил ему натянутой улыбкой, подразумевавшей «заткнись уже».

— Наша цель — исказитель плоти. Он будет обездвижен, скован и доставлен сюда, после чего помещен в устройства добычи информации. Все прочие соображения в расчет не принимаются.

Подняв безупречную голову, инквизитор поочередно оглядел космодесантников.

— Это ваша первая миссия, «Оникс», — произнес Галлиафьоре, используя обозначение отряда. — Судя по опыту, весьма щекотливый момент, и, если вы достойно проявите себя, последуют новые, более серьезные испытания.

На Ингвара он смотрел особенно долго.

— Работайте в команде. Не отклоняйтесь от полученного задания.

Напоследок Галлиафьоре улыбнулся, всё так же невесело и натянуто.

— Император защищает, — произнес он, давая понять, что инструктаж окончен.