Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Космическая фантастика
Показать все книги автора:
 

«Планета-тюрьма», Кларк Дарлтон

Люди одобрительно зашумели. По их мнению, эта вступительная речь была излишней. Один из сержантов бросил взгляд на стойку в кают-компании, за которой на 312 табуретке сидел один из барменов и клевал носом.

— Мы бы хотели выпить по стакану фруктового сока, — сказал он с сарказмом.

Лейтенант Зибенгель бросил вопросительный взгляд на капитана Эдера. Капитан кивнул.

Лейтенант Зибенгель подошел к стойке и с силой ударил по ней кулаком. Бармен почти упал со своего табурета, но в последний момент-удержался. Он с трудом поднялся.

— Что желаете? — заикаясь, спросил он.

— Фруктового сока! — сказал лейтенант Зибенгель энергично. — Если можно — подогретый!

Бармен посмотрел на часы, подумал секунду, затем кивнул.

— Алкоголь разрешается на корвете за два часа до операции.

Лейтенант Зибенгель благосклонно кивнул.

— Хорошо, что эти два часа только начались, не так ли?

Бармен снова кивнул.

— Да, они только что начались, — подтвердил он.

В командном отсеке лейтенант Крамер начинал третий пространственный прыжок.

Лейтенант Крамер растянул третий пространственный прыжок на один световой год. Через десять часов полета КС-41 достиг заданной точки и вышел в нормальное пространство. Бортовые навигационные приборы начали работать, и через десять минут компьютер выдал результаты. Майор Кизом ввел перфоленты и вставил их в дешифратор. Через минуту он получил расшифрованные данные.

— Солнце — белый карлик с необычайно сильным гравитационным полем. Вокруг него вращается лишь одна небольшая планета тысяча восемьсот километров в диаметре. Я бы сказал, что это пойманный планетоид. Без всяких признаков атмосферы. На поверхности нет ничего, кроме мертвых скал. Для такой маленькой планетки сила ее притяжения слишком велика. Или масса планеты чудовищно большая, или ее поле притяжения искусственно. Температура на поверхности близка к абсолютному нулю, так как несмотря на свое расположение близко к звезде, она получает от нее слишком мало тепла. Вообще, это очень неприятный мир, от которого можно ожидать любой пакости. И если чувство меня не обманывает, халютеры на этой планете. Лейтенант, позаботьтесь, чтобы наша радиостанция была все время на приеме.

Лейтенант Крамер только кивнул. Он был занят выведением корвета на орбиту. В целях предосторожности он выбрал орбиту на высоте тридцати пяти тысяч километров от поверхности планеты.

С помощью наблюдательных приборов майор Кизом пытался найти черный корабль халютеров. Но это было не так просто, как он себе представлял. Поверхность, лишенная растительности, бесконтурные тени вершин гор запутывали панораму, вдобавок к этому наблюдательные приборы начали фальшивить.

Стрелки танцевали на шкалах и не давали никаких вразумительных показаний. Под поверхностью этой планеты должны были находиться гигантские залежи тяжелых металлов.

Но лишь на пятом витке лейтенант Крамер указал на экран и сказал:

— Это он! Это должен быть корабль халютеров.

С большой высоты ландшафт изменялся медленно. У майора Кизома было достаточно времени, чтобы внимательно рассмотреть это место. Когда лейтенант Крамер включил дополнительное увеличение, то и майор увидел это. На поверхности планеты, вблизи группы холмов, стоял круглый черный корабль халютеров. Он лишь чуть выделялся на фоне более светлой почвы. Прежде всего это была тень корабля, которая бросилась в глаза лейтенанту Крамеру. Овальная и вытянутая, она указывала, как стрелка, на запад. Прямо против этого места должно было всходить солнце.

И здесь тоже приборы зарегистрировали мощные металлические массы. Все еще не удавалось получить точные данные. С помощью специальных приборов были зарегистрированы несколько волн энергии, источник которых оставался неизвестным.

Майор Кизом приказал заложить данные о местоположении корабля халютеров в компьютер, а лейтенанту Крамеру продолжать вращение вокруг планеты, понемногу опускаясь все ниже. Одновременно через интерком он вызвал трех мутантов и руководителя специальной группы в командный отсек.

Когда капитан Эдер, Рас Чубай, Горачин и Гукки вошли в командный отсек, Кизом проинформировал их о положении дел. Гукки сказал:

— Само собой, мы должны спуститься ниже, майор. Если мы уже отыскали корабль халютеров, то должны принимать их радиосигналы. Если мы их не принимаем, значит халютеры их не посылают или не могут послать. Если они не могут их послать, значит они находятся в затруднительном положении и мы должны им помочь.

— Я бы не стал спешить с выводами, — ответил майор Кизом. — Нужно определить местоположение источника энергии. Ведь, может быть, что радиосигналы не проходят или сильно искажаются. Может быть даже, что Ихо Толот и Фанкан Тайк посылают их, но мы не можем их принять. Мы должны считаться со всем этим.

— Но я должен разок туда прыгнуть? — осведомился Гукки.

Рас Чубай положил ему ладонь на руку.

— Я бы не советовал тебе этого, Гукки. Ты уже однажды прыгал на энергетический экран и был отброшен назад. Ты знаешь, что это влечет за собой очень болезненные последствия.

Гукки посмотрел на экран.

— Кто это сказал, что там внизу энергетический экран? Речь идет лишь об источниках энергии.

В этот момент лейтенант Крамер доложил:

— Излучение энергии усиливается. Этому существует лишь одно объяснение:, под поверхностью планеты должны находиться машины, которые только что начали свою работу! Машины, наверное, приводятся в действие с помощью атомной энергии, иначе они бы не могли излучать такую массу энергии. Я думаю, мы должны быть предельно осторожными. На планете может кто-то быть, хотя она и кажется пустынной. А может быть, там находятся атомы, которые обслуживаются роботами. Но кто в этом заинтересован?

Гукки вздохнул:

— Я думаю, что лучше останусь здесь. — Он откашлялся. — Конечно, лишь в ваших интересах!

Между тем КС-41 приблизился к поверхности на расстояние в 10000 километров. Один из радистов сообщил через интерком, что приняты слабые и непонятные сигналы. Кизом резко встал и при этом сказал:

— Это могут быть лишь халютеры! «Крест» тоже лишь принимал сигналы Морзе. Вероятно, у них нет энергии.

Кизом направился в радиорубку. Сзади него шел Гукки, за ним следовал капитан Эдер. В радиорубке работали запоминающие приборы. Из динамика доносились тонкие писки, одни короткие, другие длинные. Несомненно, речь шла о самых примитивных сигналах Морзе, которые применялись лишь в крайнем случае. Гиперрадиоразговор требовал в сто раз больше энергии.

— Ну как с пеленгом? — спросил майор Кизом у радиста.

— Сигналы исходят с планеты. Координаты установлены.

— Хорошо, будьте все время на связи, а расшифрованный текст пришлите мне на командный пункт. И надо торопиться.

Вместе с Гукки и капитаном Эдером он ушел на командный пост.

Панорама на большом экране совершенно не изменилась — стрелки на шкалах приборов все также продолжали танцевать. Они указывали на то, что в верхних слоях атмосферы планеты имеют место огромные энергетические выбросы.

КС-41 остался на орбите в десять тысяч километров.

Пришел радист и принес радиограмму. Майор Кизом взял ее, прочел, затем неторопливо сложил пополам. Его лицо было очень серьезным, когда он сказал:

— Ихо Толот сообщает, чтобы мы ни при каких условиях не приближались к планетоиду ближе, чем на пять тысяч километров. Он утверждает, что там имеется поглотитель энергии. Этим и объясняются их слабые сигналы.

Они сообщают, что их генераторы работают на полную мощность, а энергии едва хватает. Они предполагают, что так называемый поглотитель энергии препятствует старту корабля. Из-за этого мы и не должны приземляться.

Гукки протолкнулся вперед.

— Однако, ясно, что именно я должен телепортироваться вниз. Как же иначе мы наладим связь с халютерами? Впрочем, именно поэтому Ихо Толот нас и требовал.

— Я тоже не вижу другой возможности, — сказал майор. — Если уж халютерам не уд естся стартовать на своем суперкорабле, то у нас вообще нет никаких шансов выбраться оттуда. Мы не можем нести ответственност за твой прыжок.

Вмешался двухголовый мутант Горачин. Иван сказал:

— Я думаю, что это относится и ко мне тоже.

Гукки слегка подпрыгнул и хлопнул его по плечу.

— Само собой разумеется, малыш. Ты идешь со мной. Чтобы мы без тебя делали?

— Я посоветовал бы вам надеть специальные боевые костюмы, — сказал майор Кизом. — Никто не знает, что вас там ожидает внизу. Так как мы останемся на орбите, мы вряд ли сможем вам помочь. Вы должны рассчитывать только на себя. Я надеюсь, что радиосвязь не прервется. Жалко, что у нас на борту нет телепата. Гукки тогда мог бы постоянно держать с ним связь.

Боевые костюмы выполняли все функции космического скафандра. Кроме того, они могли быть, невидимыми, обладали антигравитационными излучателями, благодаря которым они нейтрализовали любое поле тяготения. Энергетические ранцы этих костюмов могли создавать индивидуальный защитный экран высочайшего качества и защищать с его помощью своих носителей от опасностей.

— Мы должны попробовать телепортироваться, крикнул Гукки.

Рас Чубай крепко держал его.

— Никогда не торопись, малыш. Мы находимся над обратной стороной планеты. Кроме того, мы должны подготовиться. Когда мы опять будем над кораблем халютеров, майор?

— Только через двадцать минут. Мы останемся на орбите в пять тысяч километров. Если понадобится передать нам что-либо очень важное, можно одному из вас телепортироваться на корабль.

Через четверть часа три мутанта ждали команды майора Кизома. Горачин стоял между двумя телепортантами, которые крепко держали его за руки.

И вот, наконец, лейтенант Крамер, который управлял кораблем, кивнул командиру. Майор Кизом отдал команду обоим телепортантам.

Еще мгновение и оба человека и мыше-бобер исчезли.

Черный шарообразный корабль неподвижно стоял на серой каменистой пустыне. На заднем плане поднималась крутая цепь гор, резко граничащая с усыпанным звездами небом. Солнце поднялось выше. Это была маленькая белая звезда, которая давала очень мало тепла. Звезды стояли так плотно, что небо было почти белое. Это было странное, жуткое зрелище.

В центральном посту корабля сидели Ихо Толот и Фанкан Тайк. Они пристально смотрели на экран, на котором почти ничего нельзя было различить. Энергии хватало лишь на то, чтобы различать контуры предметов. С помощью приборов было установлено присутствие корабля землян. Толот мог только надеяться, что их услышат, и их сигналы будут приняты. Подтверждением приема стало то, что КС-41 спустился, но не пересек границу пяти тысячи километров. Он остался на орбите.

— Кажется, дело идет на лад, — сказал он своему спутнику. Для человеческого глаза оба гиганта были почти неотделимы один от другого. Они, как говорят, были похожи как две капли воды. — Если у них на борту есть телепортанты, то скоро у нас будут гости. Мы не знаем, было ли наше послание принято полностью. Будем ждать, что здесь появится карапуз.

На лице Фанкана Тайка не появилось никакого выражения. Как историк и ученый, он был уважаем своим народом, что однако не могло воспрепятствовать его тяге к приключениям,

— Под карапузом ты подразумеваешь этого Гукки? Я был бы очень рад, если бы он здесь появился. Его нельзя недооценивать, хотя он и невелик ростом.

— Важно качество, а не размеры, — согласился Ихо Толот. Он и мыше-бобер были закадычными друзьями.

Они иногда помогали друг другу в сложной ситуации. На этот раз и мыше-бобер должен проявить максимум активности.

На экране появились расплывчатые линии от движущихся предметов. Фанкан Тайк наклонился, чтобы лучше их рассмотреть.

— Это три фигуры и все три разные, — сказал он. — Одна очень большая, одна — средних размеров и одна — очень маленькая. Еще бы чуть-чуть энергии и я смог бы различить их лица.

— В этом нет необходимости, — сказал Ихо Толот. Большая фигура — Горачин, среднего роста — это может быть только телепортант Рас Чубай, а маленького роста — конечно, карапуз.

Толот поднялся, чтобы встретить гостей.

Так как благодаря своей изменяющейся структуре тела халютер мог находиться до пяти часов в вакууме, Толот не стал затруднять себя одеванием скафандра. Он вышел в воздушный шлюз, закрыл его за собой и открыл наружный люк. Затем он поднял все свои четыре руки, приветствуя мутантов.

Чтобы не терять времени, Гукки и Рас Чубай телепортировались в воздушный шлюз, взяв Горачина с собой.

Через две минуты они были в центральном отсеке. Они сняли шлемы. После короткого, но сердечного приветствия, Рас Чубай сказал:

— Ну как, Ихо, какова ситуация, что вы предлагаете?

Халютер указал на единственное кресло и сказал:

— Будет лучше, если вы сядете. Для объяснения всегда нужно время. На этой планете должны быть автоматические устройства, которые реагируют на любой приземляющийся корабль из космоса. Они прочно держат нас здесь. Они забирают у нас энергию, которая необходима нам для старта. Мы должны быть довольны, что у нас остается достаточно энергии для поддержания жизненно важных функций корабля. Таким образом, они не желают нашей смерти. Дело только в том, что нам не дают возможности покинуть этот мир. Это все, что мы знаем. Фанкан Тайк вернулся на судно полчаса тому назад. Он совершил прогулку. Я думаю, что будет лучше, если он сам обо всем расскажет.

Три мутанта напряженно смотрели на халютерского историка. Фанкан Тайк, неподвижно сидя в кресле, начал рассказывать.

— Нам никогда бы не пришло в голову приземляться на этой планете, но мы заметили гигантские массы металла на этой планете. Мы засекли их, когда приближались к этой планете. До этого мы исследовали несколько других планетных систем, но ничего подобного не обнаружили. На этот раз было по-другому… Приборы установили, что наличие металлов было не на маленьком белом солнце, а на маленькой планете. Если верить приборам, то половина планетки была из металлов. Это возбудило у нас любопытство. Мы вышли на орбиту и, наконец, приземлились.

После этого мы были «пригвождены» к почве, так как машины заработали автоматически. Они держат нас крепко.

Гукки, который сидел в гигантском кресле, которое могло вместить десятерых таких как он, подался вперед.

— Я могу вас прервать? Если здесь так опасно, то не лучше ли просто тслепортироваться на корвет? Это ведь очень просто!

Фанкан Тайк сделал верхней правой рукой жест, словно защищаясь.

— Мой рассказ еще не окончен, Гуки. Когда ты его дослушаешь до конца, ты будешь думать по-другому. Кроме того, исключено, что мы покинем наш драгоценный корабль. Ты знаешь, что он незаменим. Это было бы первый раз, когда мы капитулированы перед автоматикой. Если бы дело шло о чем-нибудь другом. Вполне возможно, что эта планета сотни или тысячи лет назад была заселена. Сейчас на ней уже никого нет. Но разреши мне говорить дальше. Я покинул корабль и взял с собой ручной металлоискатель. Он облегчил мне поиски. Прошло не более получаса, когда я нашел то, что искал. Я обнаружил шлюз, который вел в глубину планеты. К этому времени нам уже было ясно, что мы сможем покинуть планету только тогда, когда деактивируем автоматические устройства и поглотитель энергии. Тогда я сделал попытку открыть шлюз, и это мне тоже удалось. Сразу же предупреждаю! Эта планета выдолблена внутри. У планеты значительная гравитация, но мы знаем, что ее создают расположенные над поверхностью механизмы.

— Но для какой цели? — смущенно спросил Рас Чубай. — Ведь это маленькая незначительная планетка. Это единственная планета в этой системе. На ней нет атмосферы. К чему эти затраты?

— Я не могу вам дать никакого окончательного ответа. Но разрешите же мне рассказать все до конца. Затем вы сможете сделать свои выводы, и я думаю, что вы придете к такому же мнению, что и я. Итак, я через стальной шлюз проник внутрь планеты. С Ихо Толстом я обо всем договорился. Я поддерживал с ним постоянную радиосвязь, так как ручные приборы работали нормально. Он просил меня не проникать глубже. Но я все же решил проникнуть подальше и достиг большой шахты, которая вдруг открылась передо мной. Я думаю, что это была антигравитационная шахта, которая, однако, не функционировала. Она была наполнена скелетами.

Фанкан Тайк замолчал. Горачин и Рас Чубай с ужасом смотрели на него. Гукки беспощадно ерзал в кресле, не задав ни одного вопроса.

После небольшой паузы Фанкан Тайк продолжал:

— Скелеты могли там лежать целые века и тысячелетия. Несмотря на стальные шлюзы, в шахте не было атмосферы. Это тоже было одной из причин, почему скелеты так хорошо сохранились. Я стоял на краю шахты и смотрел вниз. Свет моего прожектора тысячекратно отражался от белых костей. В этот момент мне казалось, что я опускаюсь в мое прошлое.

То, что я видел — было прошлое. Только неизвестное нам всем прошлое, остатки которого сохранились до нашего времени. Все скелеты были от существ, обладающих двумя ногами и четырьмя руками, которые имели по шесть пальцев. Они, должно быть, были больше трех метров. Другими словами: в шахте под поверхностью этой планеты лежали тысячи скелетов моего народа.

В центральном отсеке висела глубокая тишина. Было слышно лишь дыхание землян, да стоны мыше-бобра.

Если, однако, сходство между шестичленными скоарс и халютерами сбивало с толку, то то, что рассказал Фанкан Тайк, было просто невероятно. Это было потрясающе и указывало на возможность, которая могла стать для земного ума поворотным пунктом.

Гукки явно забыл о своем предложении доставить халютеров на корвет. Сообщение Фанкана Тайка его буквально сразило. Он понял состояние халютеров и напрасно старался установить с ними телепатическую связь. Сходство это было предельно ясно и ни в коем случае не могло быть случайностью! Шесть конечностей — это был ключ к тайне. И думфрис, жабоподобные солдаты планеты Труктан, имели по шесть конечностей. Казалось, что для очень многих народов и рас внутри гигантской круглой галактики М-67 были характерны шесть конечностей.

После паузы Гукки спросил слабым голосом:

— Фанкан, ты придерживаешься мнения, что фактическое место, откуда произошли халютеры, не наш Млечный Путь и не Магелланово Облако, а, возможно, это галактика. Это, однако, трудно себе представить из-за такого расстояния.

Оба халютера молчали. Исторические записи их народа уходили вглубь прошлого лишь на восемьдесят тысяч лет. Многие подробности этой истории неизвестны… Но галактика, расположенная в трехстах миллионах световых лет от Млечного Пути, ни разу не была упомянута в их истории. И все же, должна была существовать связь. Такого рода случайности не могло быть.

— Что вы думаете обо всем этом? — осторожно осведомился Рас Чубай.

Фанкан Тайк ответил ему:

— Мы уверены, что связь имеется. Это все не может быть лишь, одной из причуд природы. Сходство поразительно. Я только не знаю, что нам это принесет, когда мы эти связи разгадаем. Могут быть такие последствия…

Он замолчал.

Гукки вспомнил и другие события.

Он вспомнил о вторжениях халютеров более чем пятьдесят тысяч лет назад. Тогда четырехрукие гиганты опустошали все, как бешеные, и на любую разумную расу, которая им противостояла, нападали и уничтожали.

Все это они проделывали совершенно безжалостно. Им удалось захватить почти весь Млечный Путь. Тогда и появились так называемые Кондиционаторы-2. Они были гораздо больше и ужаснее, чем халютеры. Не было никакого сомнения в том, что Кондиционаторы-2, во всяком случае, были родственны с халютерами. Органически они были развиты гораздо лучше. Они были воистину неприступны и непобедимы. В отношении развития кондиционатор так относился к халютеру, как халютер к скоарс. Исходя из этого, напрашивался вывод, что скоарс была для остальных первоначальной расой. Халютеры должны были происходить от нее, а позднее из халютеров появились кондиционаторы.

Это и были воспоминания, которые заставили Гукки замолчать. Он беспомощно сидел в гигантском кресле и смотрел на людей и халютеров. В его глазах блестело чтото, напоминающее страх.

Ихо Толот понял состояние собравшихся и изменил тему. Одной из своих рук он указал на оборудование контрольного пульта.

— Вы видите, что наши генераторы работают на полную мощность. Вы видите также, сколько вырабатывается энергии. Ее недостаточно для двигателей и для защиты. Ее недостаточно даже для эффективного защитного экрана. Мы беспомощны. Если сейчас на нас кто-нибудь нападет, мы совершенно беззащитны. С другой стороны, мы не можем покинуть наш корабль. Что вы предлагаете?

Иван и Иванович Горачин начинали шепотом беседовать. Для них это было не фокусом, так как у него было две головы, Иван и Иванович, которые имели одно и то же тело. Казалось, они не во всем были согласны между собой. Никто не мог понять, о чем они говорили. Наконец, они закончили спорить, и Иван сказал: