Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Фэнтези
Показать все книги автора:
 

«Покаяние», Кэмерон Джейс

1

Айрис Бьюмонд гадала, что если парень в которого она была влюблена, один из Чудовищ. Не смотря на то, что ему было всего лишь семнадцать, он никак не выглядел на свой возраст. Он был накачанным, гораздо выше и стройнее, чем большинство парней, и обладал телом двадцати-четырехлетнего спортсмена. Его глаза были голубыми, словно ночные волны океана под полной луной. Естественно у него был грубый голос, и в школе он был лучшим игроком в Стил Бол. Все девять лучших качеств собраны в одном парне. Колтон Рэй был слишком хорош, чтобы быть реальным. Он просто обязан был быть одним из Чудовищ.

Айрис, полнейшая его противоположность, болтала босыми ногами на краю школьной крыши. Дожевывая шоколадку, она наблюдала, как он грациозно вышагивает по школьному двору, будто бы он король мира. Воистину сказочная сцена. Настоящая, но мечтательная. Она выдыхает сквозь плотно сжатые губы и откусывает еще. Самым худшим было наблюдать за этой пчеломаткой, Евой Вашингтон, которая так и висла на руке короля, то и дело, одаривая его поцелуями, во время их совместной прогулки.

— Нам обязательно тут торчать, — пыхтит Зои, сидя рядом со своей подругой. Она пыталась не смотреть вниз из-за головокружения.

Айрис не ответила, медленно пережёвывая шоколадку, представляя, что пережевывает кости Евы меж зубов.

— Ты хоть представляешь, насколько ты уже влипла? — начала Зои свою родительскую речь. — Ты то и дело пропускаешь занятия и рискуешь вылететь, в то время как ты знаешь что это наш последний год перед колледжем, — она прибегла к счету на пальцах. — На прошлой неделе ты прогуляла школу, перенастроив роботов безопасности. А теперь ты притащила меня сюда, прямо на крышу директорского кабинета, что бы поглазеть на Колтона. Но кстати, он даже не знает о твоем существовании.

— Разве ты не считаешь, что он заслуживает лучшего? — спросила Айрис совета Зои. Лучший способ сохранить их дружбу это не воспринимать Зои всерьез.

— Лучшего? Ты шутишь? — произнесла Зои. Айрис увидела, как та борется с желанием взглянуть вниз и найти самую красивую пару в школе. — Она ведь одна из самых красивых девушек в школе.

— Неужели всем парням нужна от девушек только красота? — Айрис позволила шоколаду просто таять на языке. Она вдруг пожалела, что не была каким-нибудь огнедышащим драконом, который сможет запросто поглотить Еву одним, наполненным ревности, укусом. Это была не злобная мысль. Айрис никогда бы не осмелилась причинить кому-либо вред. Ей просто невероятно нравился Колтон — даже при том, что она считала его одним из Чудовищ. Если бы только он заметил ее, она доказала бы ему, что она особенная девушка.

— Не все парни, — произнесла Зои. — Но большинство из них.

— Не думаю, что парни настолько мелочны и недалёки, — отозвалась Айрис. — Им просто кажется, что все, что им нужно для счастья — это красивая мордашка. Взгляни на Колтона. Тут только я вижу, что он притворяется, будто любит Еву? Я имею в виду, что он разговаривает и улыбается словно статуя. Как политик какой-нибудь. На самом деле, он несчастлив с ней. Он просто притворяется.

— Мне не по нраву твои разглагольствования, Айрис, — призналась Зои. — Но ты ведь говоришь все это от ревности к Еве. Ты ведь тайно хочешь, чтобы она исчезла. Растворилась на ветру.

— Или ее заберут Чудовища, — не подумав, произнесла Айрис.

Зои мгновенно вскрикивает.

— Как ты можешь так говорить? — ее взгляд мечется по сторонам, убеждаясь, что никто не слышал ее подругу.

Айрис поворачивается к Зои с плиткой шоколада в зубах. Глаза у нее на мокром месте. Она вдруг поняла весь ужас своих слов.

— Мне очень жаль. Я не это имела в виду. Я, правда, не хочу, чтобы Еву выбрали в качестве Невесты для Чудовищ. — Шоколадный батончик падает ей на колени. — Ты же знаешь, я не люблю держать мысли в голове. Я просто говорю то, что думаю.

— Но это было серьезно, — Зои всегда изображала семнадцатилетнюю мать Айрис, складывая руки на груди, не смотря на то, что ей даже не нравилась Ева. Ох уж это ее стремление к хорошим манерам. — Последнее, чего хотела бы любая из нас, это быть выбранной Чудовищами. Разве не достаточно того, что одну из нас каждый раз забирают и мы ничего не можем с этим поделать?

— Мне очень жаль, мам, — Айрис закатила глаза. Извиниться единожды, уже само по себе было проявлением вежливости. Ожидать бесконечной череды извинений было просто верхом глупости. — Просто оговорилась.

Она бросила взгляд на металлические небоскребы вдалеке, наблюдая, как они пронзают небо, словно кинжалы. Солнце стояло необычно высоко, отбрасывая свои лучи на серебристый город. Айрис никак не могла понять, почему она так презирала свой город. Тем не менее, всякий раз, когда она смотрела вверх, она не могла налюбоваться. Она подозревала, что Чудовища жили где-то там, в облаках.

— И нечего меня отвлекать этим своим восторженным и зачарованным взглядом, которым ты смотришь на город, — Зои бросила взгляд вниз.

— Я ничего не имела в виду, Зои. — Произнесла Айрис. — Ты же знаешь, я просто отвлекаюсь, когда смотрю туда. — Не смотря на то, что Айрис была гражданкой Вторых Соединенных Штатов Америки, она чувствовала себя чужестранкой на чужой земле.

— Тогда не смотри так, когда я разговариваю с тобой. — Прокомментировала Зои. — Ты знаешь, что… — она вдруг замолчала, услышав доносящийся снизу смех Евы. У Евы был нежный голос, что нравилось многим девушкам и парням. Но Зои делала вид, что ей он не нравиться, впрочем, это было не так. Большинство девушек жалели, что не могли быть такими же элегантными как она.

Айрис взглянула вниз на Колтона и Еву, самых счастливые лица во всей школе. Они были похожи на кинозвезд, всегда в окружении своих поклонников. Но на этот раз Айрис старалась быть честной с собой. Ева была красивой. Такой красотой, которой бы Айрис не хотела обладать, так как в противном случае, она бы всей сущностью боялась смотреть в зеркало, на случай если хоть что-то изменилось. Айрис замечала это у самых красивых девушек в дамской комнате. Хотя они, как правило, игнорировали ее, она замечала, что малейшие появления недостатков на их лицах становились концом света, что заставляло ее думать о том, что красота являлась своего рода проклятьем.

— Так ты считаешь, что Колтон, один из Чудовищ? — хихикнула Айрис.

— Он, безусловно, сексуальное животное, — захихикала Зои, поправляя очки.

— И ты думаешь, что я ужасна, — вновь хихикнула Айрис. — Но я не это имела в виду. Ты знаешь, о чем я говорю.

Зои пожала плечами и отодвинулась от Айрис. Хотя они и были лучшими подругами, было странно, что Зои пыталась держаться подальше от неприятностей. — Он не может быть Чудовищем, — прошептала она и ее глаза вновь метнулись по сторонам. — Никто никогда не видел Чудовищ. Никто, кроме Совета.

— Ты действительно в это веришь? — Айрис удивилась, почему они шептались. Разве у Чудовищ есть глаза и уши в небе? — Я имею в виду, возможно, Чудовища хотят, чтобы мы думали что они невидимы. Возможно, они живут среди нас, переодетые в красивых парней, как Колтон.

— Невозможно, — покачала головой Зои. Не смотря на то, что она любила следовать правилам, противиться разговорам о загадочных Чудовищах, которые правили Вторыми Соединенными Штатами, было выше ее сил. На самом деле, большинству подростков было любопытно. Но лишь немногие как Айрис, общались на эту тему без страха. — Если бы Чудовища могли изменять свой облик, они бы не стали то и дело забирать у нас девушек. Это же очевидно, что они выглядят отвратительно. Да, у них есть технологии, которые спасли нашу планету и удовлетворяют все наши потребности, но мы ведь не зря называем их Чудовищами. — Ответила Зои.

— Вот это моя девочка, — улыбнулась Айрис. — Только вот я не уверена, что согласна с тобой, в смысле, то, как ты преподносишь это, но хочу сказать, что теперь я люблю тебя еще больше. Тебе почаще нужно прикидываться вредной и настойчивой.

Зои поправила очки.

— Ты, действительно, так думаешь? — поинтересовалась она.

Айрис кивнула.

— Боюсь, парни вроде Колтона не любят тех, кто самовыражается, — произнесла Зои. — Мне так сказала моя мама.

— Парни вроде Колтона, — вздохнула Айрис. — на нас все равно не посмотрят.

Айрис и Зои посмотрели на Колтона и Еву, которые целовались прямо посреди школьного двора. Глядя на них, две лучшие подруги вздохнули в унисон. Айрис завидовала тому, как Ева дегустирует губы Колтона, и представляла себя на ее месте. Она отвлеклась, бросив взгляд на Зои, которая была готова расплескаться в рукоплесканиях и возгласах восторга, реагируя тем самым на поступок Колтона. Поцелуй был долог и лишь слепой мог его не увидеть. Чарующая сцена.

Неожиданно, произошло нечто ужасное. Округу огласил громкий рог.

2

Рев рога был чрезвычайно громким. Он был слышен по всему городу, словно в небесах рычал великан. Но его громкость была не единственным устрашением. Один лишь звук рога вызывал мурашки на коже любой семнадцатилетней девушки.

Айрис наблюдала за тем, как Колтон отстранился от Евы. Ее лицо побледнело от ужаса. Она вновь взглянула на Зои с широко раскрытыми глазами. Зои, в свою очередь, выглядела так, словно вот-вот упадет в обморок, а пульс Айрис, казалось, подскочил выше крыши. Это был рог, которого они все боялись. Его прозвали Зов Чудовища. Прямо сейчас, всем предстояло узнать имя той самой несчастной, которой суждено было исчезнуть навсегда.

Рог всегда сопровождался звуковым сигналом на всех телефонах. Айрис зачарованным взглядом наблюдала, как дрожат руки Зои, пока достает вибрирующий телефон. Звуковой сигнал оповещал сообщение с идентификационным номером одной из девушек. Той самой, которой суждено сегодня попасть к Чудовищам. Поговаривали, что Чудовища любили называть их Невестами.

Зои, вздрогнув, поднесла телефон к самым глазам. Айрис услышала сигналы на телефонах остальных девушек на школьном дворе. Сообщения приходили не сразу. Между сигналами всегда существовал некий интервал, для того, чтобы держать всех в постоянном напряжении. Наконец, телефон Айрис издал сигнал. Девушка не собиралась нажимать кнопку. Она всегда позволяла Зои сделать это вместо нее, а уж потом сообщить результат ей. Айрис не могла заставить себя это сделать. Что если бы идентификационный номер принадлежал ей?

Внизу на школьном дворе, некоторые девушки уже начали поздравлять друг друга. Не смотря на то, что сегодня все же не повезло очередной бедняжке, остальные не могли не порадоваться, по крайней мере, до следующего вызова.

Разглядывая девушек, Айрис заметила, как Колтон смотрит в ее направлении. Она решила, что должно быть, звуковой сигнал ее телефона привлек его внимание. Несмотря на расстояние, ей все же удалось увидеть, как искрятся его голубые глаза. Его же, казалось, забавляла девушка, которая болтала босыми ногами на крыше. На краткий, неловкий момент, их взгляды встретились. Все произошло слишком быстро, Айрис решила, что для нее это уже слишком. Страшный звук рога и прекрасные голубые глаза Колтона, который смотрел на нее, словно на падающую с небес звезду. Черт возьми, она всегда ждала, что он ее заметит. Почему же он выбрал такой неподходящий момент?

Айрис разорвала зрительный контакт с Колтоном из-за вскрика Зои. Та всегда делала подобное в случае печали или сильнейшей радости.

— Это не я! — Закричала Зои. — Это не я!

Айрис радовалась и хотела одновременно убить подругу. Тогда чей же это номер?

— Но… — Зои приподняла голову, чтобы встретиться взглядом с подругой. Взгляд Зои был полон сочувствия, она молча покачала головой.

— Что такое? — Айрис встряхнула подругу за плечи. Зои помрачнела, глядя на Айрис, словно та была призраком.

Это все не по- настоящему, подумала Айрис. Это не могу быть я. Я к этому не готова. Я не хочу к Чудовищам.

Айрис убрала руки от Зои и поспешно ткнула кнопку на собственном телефоне, чтобы самой просмотреть сообщение, но телефон упал на колени. Руки дрожали. Это не может быть она. Она протянула руку, чтобы вновь взять телефон. Бессмыслица какая-то. Она этого не заслуживала. У нее были свои планы на жизнь. Большие планы, в надежде, что Колтон станет их частью. Айрис планировала стать художницей, незаурядной и одной из великих. Ей ведь не зря дали имя Айрис. Ее отец говорил, что у нее своеобразное видение, способность видеть все насквозь, умение запечатлеть моменты и ощущения, а затем переносить их на холст. И даже если не это было и не так, она всегда знала что она особенная, только не знала чем именно. Если Чудовища заберут ее сегодня, как она узнает, в чем ее предназначение? И почему только все это происходит сразу же после того как ее впервые заметил Колтон? Это было так несправедливо.

Мысли были тяжелыми словно камни. Она вновь попыталась взять телефон, но он выскользнул у нее из рук. Снова. На этот раз он упал вниз с высоты, прямо на школьный двор. Ее сердце практически упало вслед за ним. Она изогнулась всем телом, готовая сигануть за телефоном вниз. Если Зои боится сказать ей, как теперь она узнает об этом?

Она снова бросила взгляд на Колтона, тот наблюдал за падающим вниз телефоном. Он вновь поднял глаза на девушку, чьи босые ноги свисали со школьной крыши. Глаза Колтона задержались на ней вновь на тот краткий и неловкий момент. Вдруг для Айрис все замерло на мгновение. Она больше не слышала радостные восклицания девушек. И даже если Зоя решилась бы заговорить, она все равно не слышала бы ее. Весь мир сузился до одного лица. Лица парня, который раньше никогда не знал о ее существовании. Теперь он знал о ней, и ей, казалось, что он выглядел заинтересованным. Его это забавляло, и широкая улыбка появилась на его губах. Если прыжок за телефоном был не лучшей идеей, то она не возражала прыгнуть вместо этого в объятья Колтона. В этот момент ее жизнь закончилась, и она вновь почувствовала себя тринадцатилетней. Тринадцатилетней дуррой. Бессмысленно. Когда девушка хочет любви, она ставит весь мир на беззвучный режим.

Наконец, Колтон отвел взгляд и звуки внешнего мира ворвались в ее сознание. Словно некто прервал ту невидимую связь, что образовалась между ними. Почему он отвернулся?

Взгляд Айрис упал на кричащую и плачущую девушку. В конце концов, она поняла, захлопав в ладоши. Стало ясно, почему Зои выглядела столь испуганной и безмолвной. Крики принадлежали девушке, которую только что официально избрали Чудовища. Айрис наблюдала, как девушка бросилась в объятья Колтона. Бедный парень был в шоке, однако совершенно безжалостен к тому, как несчастная стучала кулачками по его груди, проклиная всех и вся вокруг.

Айрис не знала, что и чувствовать, ведь Невестой была выбрала никто иная, как Ева Вашингтон.

3

Девушки наблюдали, как Ева Вашингтон бредет к собственной смерти. Она шлепала босиком по красной ковровой дорожке, едва дыша от страха. Морщины на лице выдавали ее напряжение, портя юную красоту. Айрис видела, как взгляд Евы затуманивают слезы, а, быть может, это было всего лишь освещение, падавшее с сияющего космического корабля Чудовищ.

Не смотря на то, что безучастные солнечные лучи заливали сцену действия, неземной свет корабля Чудовищ был еще ярче. Как всегда. Айрис подумала, что Чудовищам просто глупо прятаться за этим сиянием. Вместо того, чтоб носить металлические доспехи или использовать новейшие голографические технологии, они прятались за свет, который был ярче солнечного.

— Кто-то же ведь должен ей помочь, — пробормотала Айрис, Зои по-прежнему, стояла рядом. — Не могу видеть, как Ева плачет. — Айрис не понимала, как ей стоит относиться ко всему этому, ведь всего лишь пару минут назад она хотела, чтобы Еву забрали Чудовища. Вроде бы она никогда не обладала даром телепатии или даже чем-то близким к этому. Это было за пределами ее понимания, и она вовсе была не рада тому, что Колтон теперь остался один. На самом деле, Айрис подозревала, что с этого момента ей придется жить с необоснованным чувством вины относительно Евы, на протяжении всей своей жизни.

— Моя мама говорит, что лучше умереть, чем заглянуть в глаза Чудовищу, — обронила Зои, не сводя глаз с Евы.

— А твою маму, что, забирали Чудовища? — бросила на нее взгляд Айрис. Зои пожала плечами, да так громко, что Айрис услышала. Ей просто хотелось, чтобы люди перестали судачить, и делать выводы о вещах, о которых они сами ни сном, ни духом.

Откуда могла мать Зои знать хоть что-нибудь о Чудовищах, если никто ни разу их не видел? Так или иначе, Чудовища были чем-то вроде богов во Вторых Соединенных Штатах. Люди говорили с ними, но те никогда не отвечали, тем не менее, они излагали свои приказы, которые необходимо было выполнять. Айрис ненавидела, когда старшие рассказывали истории, которые даже не могли подтвердить доказательствами.

Старший преподаватель, стоявший рядом, велел Айрис и Зои замолчать, прижав палец к поджатым губам. Стоит только упомянуть Дьявола, подумала Айрис и умолкла, глядя на церемонию.

Никому из девушек не разрешалось говорить во время Церемонии Чудовища. Они стояли по обе стороны от красной ковровой дорожки, ведущей к кораблю, молча наблюдая за жертвоприношением одной из них. Церемония служила напоминанием остальным, мукой в их памяти. Айрис всегда удивлялась, как Чудовище выбирало себе Невесту? Нечто вроде лотереи? Или по списку? Может быть, какое-нибудь пророчество? Или они выбирали самую красивую из них?

Айрис была уверена, что последний вариант можно исключить. В прошлый раз девушка была не так красива как Ева. Даже близко. Но кто знал, в чем заключалась красота для Чудовища.

Ева направлялась к кораблю Чудовищ. Любое промедление было под запретом. Каждый неохотный шаг Евы приближал ее к кораблю, девушки по обе стороны изо всех сил пытались сдержать крик. Некоторые утирали следы слез со своих румяных щек. Наказание за сочувствие к Невесте было так же ужасно, как и неизбежная участь Евы. Для Чудовищ это был счастливый день. Он праздновался и приравнивался, чуть ли не к священному. Многих это наталкивало на мысль, что Чудовища действительно женились на Невестах. Тревожное предположение, всегда думала Айрис.

Внезапно облако заслонило солнечный свет, отбрасывая на свадебное платье Евы серую тень. Девушка выбрала дорогое дизайнерское платье для встречи с величественными Чудовищами. Как на любую обычную свадьбу каждая девушка делала лучший макияж и прическу. Это был болезненный процесс: готовиться, зная о своей ужасной участи. Но никто не смел протестовать. Таков был Закон Чудовищ.

Каждой девушке давали по прекрасному букету роз, которые, не смотря на свою искусственность, пахли, словно настоящие цветы. По какой-то причине, большинство вещей во Вторых Соединенных Штатах было искусственными. Розы, трава в парке и высокие стальные небоскребы — все было мертво.