Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Любовная фантастика
Показать все книги автора:
 

«Занесённый клинок», Хлоя Нейл

Благодарности

Одиннадцать лет назад я понятия не имела, что написала роман, который будет опубликован, а тем более, что «Некоторые девушки кусаются» станет первым в серии из тринадцати книг. Тогда я бы даже не подумала так обнадеживаться, но сейчас я благодарна и восхищена.

Написание книги — это одновременно командная работа и индивидуальная — и все это с перерывами. Я очень благодарна всем, кто внес свой вклад в этот процесс, особенно моему редактору, Джессике Уэйд, которая вытащила Мерит из самотеков много лет назад, и моему агенту, Люсьенне Дайвер, которая поставила на что-то безызвестное. Моей ассистентке, Кристе, за то, что подстегивала меня писать дальше, и моим мальчикам, Джереми, Бакстеру и Скауту, за оказанную поддержку и разрядку смехом. Моей семье и друзьям, включая наших с Джереми матерей, распространявших экземпляры «Некоторые девушки кусаются» по всей стране, надеясь привлечь читателей к продолжению серии. И моим друзьям и коллегам по работе, которые невероятно помогли мне сбалансировать два странных мира, в которых я живу. Спасибо всем за вашу поддержку и любовь.

Читателям, которые оставались верными мне и Мерит — угощениям и сарказму, неудачным шуткам и выгибанию брови — на протяжении тринадцати романов. Слов недостаточно, чтобы выразить, как я благодарна вам за то, что вы предоставляете нам столько своего времени. Я надеюсь, что вы получили наслаждение, читая эти книги, так же, как и я, когда писала их.

Думаю, больше всех благодарность заслужила Мерит. Она — это я и не-я, подруга и, как мое создание, в некотором роде ребенок. Изначально она была Кейт, одно время состояла в группе и в конечном итоге погрузилась в мир, который обескураживал даже самых смелых людей. Прости за это, Мер, и удачи тебе и твоему возлюбленному.

Не могу дождаться, чтобы посмотреть, что же будет дальше.

Глава 1

СИГНАЛ ОТЛИЧНЫЙ

«Теперь как раз тот колдовской час ночи…»

— Уильям Шекспир, «Гамлет»

 

Конец августа

Чикаго, штат Иллинойс

 

В Чикаго была полночь, и все было хорошо.

Я стояла перед Домом Кадогана, величественным и роскошным трехэтажным каменным домом на покатом участке газона в чикагском Гайд-Парке. Он был окружен внушительным забором, предназначенным для того, чтобы не подпускать наших врагов, охраняемым мужчинами и женщинами, которые рисковали своими жизнями, чтобы защитить Дом от нападения.

Сегодня вечером, когда лето подходило к концу, и прохладный ветерок просачивался сквозь безмолвную тьму, тут было мирно.

Повесив на бок катану и завершив патрулировать обширную территорию, я кивнула охраннику у ворот и побежала к лестнице, ведущей к светящемуся портику. Один последний взгляд, чтобы убедиться, что в королевстве все спокойно, а затем я открыла дверь… и вернулась в хаос.

Прелестное фойе Дома Кадогана — полы из твердой древесины, стол-тумба, богато украшенный душистыми цветами, мерцающая люстра — было переполнено людьми и шумом. За столом для регистрации сидел вампир, а трое других — просители, добивающиеся встречи с Этаном Салливаном, Мастером Дома — ждали на скамейке вдоль стены. Вампиры переносили коробки к лестнице в подвал для дальнейшей погрузки под пристальным взглядом Элен, наставницы Дома.

Там были такая суматоха и активность, потому что Мастер Дома Кадогана завтра женится.

На мне.

Из-за угла фойе вышел вампир с темной кожей и бритой головой. Это был Малик, правая рука Этана. На нем был темный облегающий костюм — официальная форма Дома Кадогана — его кожа заметно контрастировала с белоснежной рубашкой и бледно-зелеными глазами. Он окинул взглядом помещение, нашел меня и двинулся в мою сторону.

— Напряженная ночь, — произнес он.

— Ага.

— Снаружи Дома толпа?

Я покачала головой.

— Нет, но Люк сказал, что они уже занимают места на тротуарах возле библиотеки. ЧДП пришлось привлечь дополнительных людей, чтобы контролировать ситуацию.

Мы с Этаном поженимся в Библиотеке Гарольда Вашингтона[?], главном здании города в центре Чикаго. Жители города выстраивались, чтобы за этим наблюдать.

Малик ухмыльнулся.

— Кажется, «Трибьюн» назвал это «свадьбой десятилетия».

— Я просто хочу свадьбу без сверхъестественной драмы, — сказала я. Чикаго, и особенно Дом Кадогана, кажется, ее привлекают.

— У Люка все под контролем, — высказался Малик о капитане охраны Кадогана. — И все мы делаем то, что можем.

С этим я поспорить не могла. Весь Дом поддерживал нас, с восторгом помогая отпраздновать женитьбу их любимого Мастера, человека, который даровал им бессмертие. Вампиры Кадогана гладили скатерти, полировали серебро, засовывали приглашения в конверты, обтянутые алым шелком.

— Я очень ценю их усилия, — сказала я. Их помощь давала Этану больше времени, чтобы руководить Домом, а мне больше времени, чтобы обеспечивать его безопасность.

Комната погрузилась в тишину, все разговоры и активность остановились, когда Мастер Дома Кадогана вошел в помещение. Все взоры обратились к нему, включая мой.

То, что мы знали друг друга чуть больше года, не вызывало у него ни малейшего волнения. И тем не менее — то, что он мой, а я всенепременно его, оказывало еще более мощное воздействие.

Он был высоким и поджарым, с телом человека, который когда-то был солдатом. Даже сейчас, будучи лидером вампиров, он сохранял ту же рельефную форму. Его волосы были золотисто-светлыми и длинной до плеч, глаза зеленее изумрудов. Его челюсть была квадратной, нос прямой, губы обычно либо кривились в порочной усмешке, либо вытягивались в серьезную линию — выражение лица Мастера с грузом на плечах.

На нем также была форма Кадогана — элегантный черный костюм, который шел ему как дорогой, сшитый на заказ наряд, которым он, вероятно, и был. На нем была белая рубашка на пуговицах, верхняя расстегнута, чтобы было видно блестящую серебряную каплю медальона Кадогана, которая висела у него на шее. Это был знак солидарности, единства среди вампиров Кадогана. И он носил его так же, как делал все остальное.

Рядом с ним стояла невысокая женщина с загорелой кожей и темными волосами. Она была вампиром, во всяком случае если судить по невидимому гулу магии вокруг нее. И учитывая напряженность ее лица, она была вампиром, который чем-то обеспокоен.

— Мы будем на связи, — пообещал Этан, и она, сцепив пальцы вместе, склонила к нему голову.

— Огромное спасибо.

— Всегда пожалуйста, — ответил он, и мы смотрели, как она направляется к двери.

Но когда я снова посмотрела на Этана, его взгляд был устремлен на меня.

«Страж», — произнес он посредством нашей телепатической связи, осматривая кожу и сталь моего костюма. «Мне нравится, как ты выглядишь».

«Это хорошо», — ответила я. «Потому что завтра ты на мне женишься».

Его улыбка была немного порочной.

«Да».

Мы с Маликом подошли к нему.

— Миссис Блай? — спросил Малик.

— У нее есть племянник-человек, и она подумывает ввести его в Дом. Его родители не в восторге от этого, и она хотела, чтобы мы с ними поговорили.

Малик улыбнулся.

— Она хочет, чтобы мы уговорили их на Дом.

— Как мы убеждаем комиссию, — сказал Этан с ответной улыбкой и взглянул на меня. — Ты скоро уходишь?

Сегодня мой девичник, организованный Линдси, подругой в Доме и охранницей, и Мэллори, моей старой подругой и свидетельницей. Малик и Люк, бойфренд Линдси, отвечали за мальчишник Этана. Я понятия не имела, что они запланировали, и не уверена, что хотела бы знать.

— Через час.

— Пойдем в мой кабинет, — сказал Этан, кивнув Малику, и положил руку мне на спину, ведя меня через вампиров и коробки дальше по коридору.

— От начальника охраны до свадебного мула, — проговорил вампир с копной кудряшек, его руки были напряжены от усилий, пока он нес огромную коробку по коридору.

— Я почти уверена, что мулы жалуются меньше, Люк, — сказала вампирша с раскачивающимся белокурым хвостиком, которая шла за ним с намного более легким грузом — связкой длинных, спиралевидных веток.

— Палки, — произнес Люк, осторожно положив коробку на пол и одарив нас кривой усмешкой, его лицо было обрамлено взъерошенными светлыми волосами. — Зачем тебе на свадьбе палки?

— Это не палки, — ответила Линдси. — Это ивовые ветви, и они для обстановки.

Люк сочувственно покачал головой и взглянул на Этана.

— Твой приказ, Сир?

Этан улыбнулся.

— Свадебные декорации находятся вне моей компетенции, а еще я подозреваю, что Мерит тоже не имеет к ним никакого отношения.

Тут не поспоришь. Технически я была общественным представителем, но скорее относилась к категории Ворвись на Вечеринку с Мечом, нежели к Спланируй Вечеринку. Я передала подготовку моей матери и Элен, наставнице Дома, они обе мастерски планировали вечеринки. А когда Мастер вампиров женится на дочери магната недвижимости, вечеринка неизбежна. Я сказала им «просто и элегантно» и «белые пионы», и вложила бразды правления им в руки. Это означало, что за прошедшие четыре месяца они задавали мне как минимум по двадцать пять вопросов за ночь.

— Хэштег свадьба, — произнес Люк с улыбкой.

Линдси покачала головой, плотно сжав губы.

— Ты все еще неправильно его используешь.

— Хэштег притеснение, — проговорил Люк. Не из-за недостатка попыток, но Люк никогда не вставлял сноски правильно. Вероятно, не так уж неожиданно для столетнего вампира.

— Я уверен, что Элен сегодня высоко оценит ваши усилия, — сказал Этан. — А мы завтра.

Я взглянула на Люка.

— Ты сегодня удержишь его подальше от неприятностей?

— Слово скаута, — ответил Люк, его лицо было изумительно льстивым. Поскольку вампиры были экспертами в блефе, я не могла сказать, была ли это на самом деле правда или же прикрытие для ночного кутежа и смутьянства.

— Если мне позвонят из ЧДП, — проговорила я, поочередно глядя на Люка и Этана, — неприятностей не оберетесь.

— Точно, — произнесла Линдси, шлепнув Люка по руке.

Этан сунул руки в карманы и забавляясь поднял подбородок.

— Поскольку с нами будет Катчер, шансы на арест невелики.

Я прищурила глаза.

— Потому, что он работает в офисе Омбудсмена или потому, что он может при помощи магии отвадить неприятности?

— И то, и другое.

Пока это работало.

— А что ты запланировала на свою вечеринку? — спросил Этан. — Полагаю, она не включает в себя чаепитие и чтение серьезных книг.

Я сделала вид, что поправляю невидимые очки.

— Ну, мы будем читать вслух «Энциклопедию Британнику»[?] и смотреть на «YouTube»[?] видяхи с Нилом Деграссом Тайсоном[?]. Еще мы могли бы найти время для макраме.

— Не сомневаюсь, — произнес Этан. — И поскольку ты вернешься на рассвете…

— Вернусь.

Когда его взгляд опустился на мои губы, Линдси прочистила горло и переложила ивовые ветви, чтобы поглядеть на часы.

— Мы уезжаем ровно через час, — сказала она, а затем указала на меня. — Приготовься зажигать.

Люк, прищурившись, посмотрел на нее.

— Ты говорила, что стриптизеров не будет.

— Не будет. Незамужняя женщина может позажигать и без стриптизеров. И, смею сказать, она имеет на это право за ночь до того, как подпишется на вечность… — Она с опаской взглянула на Этана. — Того, что, я уверена, будет верным и покорным союзом.

Этан с сомнением фыркнул.

— Верным, да. Покорным? — Он обвел меня задумчивым взглядом. — Изредка.

— Я бываю покорной, когда это того требует.

— И это сигнал нам сваливать из этой комнаты, — сказал Люк. — Пойдем, Блонди.

— Час, — повторила Линдси, кинув мне еще один взгляд. Они ушли, а мы с Этаном остались в его кабинете.

Когда мы остались наедине, я скользнула в его объятия, наслаждаясь устойчивым звуком его сердцебиения, свежим запахом его парфюма, теплом его тела.

— В последнее время таких моментов было не так много, — произнес он, крепко обняв меня и положив свою голову на мою. — Не с планировкой свадьбы, просителями и Николь.

Николь Харт — глава Дома Харт в Атланте и основательница Ассамблеи Американских Мастеров, новой организации Мастеров двенадцати вампирских Домов страны. Чикаго недавно прошел через многое, связанное со сверхъестественным, большей частью потому, что колдунья по имени Сорша Рид, чикагская версия Малефисенты[?] из высшего общества, обрушилась на центр Чикаго. Мы приструнили ее — и не позволили создать армию сверхъестественных существ — после чего мэр осталась нами очень довольна. Она сбежала от ЧДП, но спустя четыре месяца так и не было никаких ее следов, и мэр по-прежнему оставалась нами довольна. Николь хотела извлечь выгоду из этой доброжелательности, что подразумевало множество телефонных звонков и интервью для Этана.

— Я как раз подумала о том же, — сказала я. — Я буду рада, когда закончится завтрашний день.

Он выгнул одну золотистую бровь, его коронный прием.

— Ты уже готова к тому, что наша свадьба окончится?

— Более того, я готова к началу нашей совместной жизни и окончанию свадебной подготовки. И, — добавила я, — уже хочется узнать, что же там подготовили Мэллори и Линдси.

— Сегодня ты будешь вести себя хорошо. — Словно скрепляя соглашение, Этан приподнял мой подбородок пальцем, затем опустил свои губы на мои. Поцелуй был нежным, дразнящим. Намек на будущее. Обещание и вызов.

— Для прощального поцелуя, — проговорила я, когда снова смогла формулировать слова, — это было неплохо.

— Само собой, я экономлю часть своей энергии на завтра. — Его глаза сузились. — Ты же знаешь, что они хотят, чтобы мы спали раздельно.

Вампиры, как правило, не суеверны, но им нравятся их правила. Одно из которых, как нам сообщили, заключалось в том, что жених и невеста спят в разных комнатах, чтобы не увидели друг друга, даже случайно, в брачную ночь.

— Я видела записку Элен. — Еще одна причина, почему ее не было в списке моих любимчиков. — Она хочет, чтобы я осталась в моей старой комнате.

Этан улыбнулся.

— Это едва ли справедливо, так как наши апартаменты остались мне.

— Ты Мастер, — произнесла я монотонным голосом Элен.

— Это подозрительно хорошая пародия.

— Знаю. За последние несколько недель я этого наслушалась. — Часы на противоположной стене начали отбивать полночь. — Мне нужно одеться. Линдси специально подбирала нам наряды.

Его взгляд сузился.

— Неужели?

Я погладила его по груди.

— Да, и мой будет полностью соответствовать девичнику.

— Это-то меня и пугает. Ты будешь осторожна?

— Буду, но там не о чем беспокоиться. Не сейчас.

Объединение колдунов, наконец, осознав, что разрушения Сорши отчасти были их ошибкой, установили защитные заклинания вокруг города. Мы не сможем помешать ей пробраться в город — это работа ЧДП — но если она попытается использовать магию в пределах этого барьера, мы об этом узнаем.

И за четыре месяца от Сорши ничего не было слышно. Не считая стычки с аморальными охотниками за привидениями и кровожадным призраком пару месяцев назад, Чикаго приспособился к прекрасному и золотистому лету.

Это было странно. И замечательно.

— Ты будешь хорошо себя вести, — произнес Этан, покусывая мое ухо. — Или я буду плохо.

Я практически уверена, что это взаимовыгодная сделка.

Глава 2

КРАСИВЫЕ СЛОВА

— Что ж, — произнесла я, глядя на белый лимузин, который стоял у обочины, — по крайней мере, вы не стали заказывать тот, что с джакузи.

— Только потому, что его уже забронировали, — ответила Линдси. Она уложила волосы небольшими волнами и втиснулась в коротенькое черное бандажное платьице, которое смотрелось просто феноменально. Она поглядела на меня, подняв в воздух палец. — Это было правильное решение.

На нас на всех были черные платья — это правило для нас установила Линдси — на мне было надето длиной до колен с квадратным вырезом и короткими рукавами. Материал был облегающим и эластичным, и оставлял очень мало простора для воображения. Спасибо тебе Господи за устойчивый вампирский метаболизм, так как работа с Элен и моей матерью, которые создали единый фронт, заставила меня совершать набеги на шоколадный тайник на кухне гораздо чаще, чем обычно.

Также в лимузине с нами находилась Марго, шеф-повар Дома. У Марго были темные волосы, завитые в множество кудряшек, и она остановила выбор на платье с облегающим верхом и широкой юбкой.

— Простите! Простите! — По тротуару к нам бежала миниатюрная женщина с голубыми волосами. — Я опоздала!

МЧП[?] Мэллори было длиной до колен, без рукавов и развивающимся, и оно отлично облегало ее миниатюрную фигурку. Она уложила свои голубые волосы, окрашенные в стиле «омбре»[?] так, чтобы они вились по ее плечам, и надела огромные серебряные сережки в форме цветков.

Она протянула руки и сжала меня в объятиях, от нее слегка чувствовался запах лаванды и пряностей. Наверное, она состряпала эти духи в своей ремесленной-слэш-магической комнате.

— С кануном миссис Дарт Салливан!

Я невольно фыркнула.

— Это официальный титул?

— Да, — заверила меня Мэллори и вытащила атласную ленту из своего маленького клатча. На ней блестящими буквами было написано: «БУДУЩАЯ МИССИС ДАРТ САЛЛИВАН».

Я была готова отказаться от всяких там «Будущая миссис» и «Невеста» лент, но решила, что не могу обойти вниманием тандем блестяшек и подколки, поэтому позволила ей надеть мне ее через голову.

— О, как миленько получилось, — сказала Линдси, уперев руки в бока, пока осматривала ее, а затем улыбнулась Мэллори. — У тебя теперь весь дом в блестках?

Мэллори отошла назад, аккуратно поправив мою ленту.

— Они везде, черт возьми. Пожалуй, они идеальный переносчик для всемирной заразы, злодеям следует узнать об этом.

Высокий, стройный, одетый в ливрею водитель обошел машину и поднял два пальца к своим пшеничным волосам.

— Дамы, сегодня я буду вашим шофером.

— Привет, Броуди, — сказали те из нас, кто состоял в Доме Кадогана, охраннику, который также временами служил нам перевозчиком. Он довольно неплохо управлялся с рулем.

Взгляд Линдси сузился.

— Ты не был указан в списке в качестве водителя. Ты засланный казачок?

Броуди поднял руки, а его лицо выглядело довольно невинным.

— Я здесь лишь для того, что вести машину. Я не стукач.

Линдси подошла к нему и одарила его самым безжалостным взглядом. Он действительно был довольно безжалостным.

— Если хоть кто-нибудь узнает о том, что произойдет сегодня вечером, я буду знать, что узнали они это от тебя.

— И это будет плохо.

Глаза Линдси замерцали серебром.

— Это будет самым ужасным, что можно только представить. Я говорила, что мы с Мерит занимаемся метанием ножей?

Броуди сглотнул.

— А вы в этом хороши?

Она улыбнулась, показывая клыки.

— Очень.

Броуди уже не был новичком, кем считался раньше, и не выглядел таким же встревоженным запугиванием Линдси, каким когда-то был. Но она все же превосходила его по званию, поэтому он кивнул.

— Ты босс.

— Чертовски верно, — ответила она с дерзкой усмешкой и указала на дверь. — Дамы, если вам так нравится, мы можем продолжить это шоу по дороге.

Поскольку она была боссом, я с большой осторожностью прошествовала на тонких шпильках от обочины до машины и забралась в лимузин.

Марго села рядом со мной.

— Спасибо, что пригласила. Приятно выбраться с кухни.

— Как там обстоят дела? — Марго не разрешила нам на свадьбу нанимать поставщика, к большому огорчению моей матери. Так как выбор моей матери привел бы к появлению креветочного крема на нашей свадьбе, я была полностью «за» Команду Марго.

— Дела идут, — ответила она. — Тотальная обстановка Брайдзиллы[?]. «Я не хочу креветочного крема. Не давайте мне креветочный крем».

— Ты можешь меня за это винить?

— На самом деле не могу. И вот почему мини-сэндвичи с говядиной по-итальянски будут иметь громадный успех. — Она хорошенько меня осмотрела. — Как ты себя чувствуешь? Нервничаешь?

Через окно я наблюдала, как Линдси и Мэллори что-то очень серьезно обсуждают. Я не слышала, о чем они говорят, но Мэллори проверила время. Возможно, вечеринка задерживалась.

— По поводу того, что на сегодня запланировали Линдси и Мэллори? — спросила я, пытаясь читать по их губам. Оказалось, у меня отсутствует данный навык. На лице Линдси я распознала воодушевление, а на Мэллори беспокойство, но она мне ничего не говорила о том, что ее что-то беспокоит. И теперь, когда я присмотрелась получше, у нее под глазами были темные круги. Мне придется спросить ее об этом позже; я надеялась, что причиной этому не свадьба.

— По поводу свадьбы, — ответила Марго со смешком.

Я улыбнулась и поглядела на нее.

— Относительно брака — нет. Относительно свадьбы — немного, — призналась я.

Она подмигнула и похлопала меня по коленке.

— Куда мы едем? — спросила я, когда Линдси и Мэллори устроились у задней стенки, и Мэллори начала раздавать бокалы с шампанским.

— Праздновать твою последнюю ночь свободы! — ответила Мэллори. — А теперь прекрати задавать вопросы и расслабься. Все в наших руках.

— Именно этого я и боюсь.

 

*  *  *

 

Я провела последний месяц — когда не патрулировала территорию Дома и не занималась примеркой — пытаясь выяснить, что же запланировали Мэллори и Линдси. Я отмела все стереотипные идеи — стриптизеры, кутеж в баре, раунд полупьяного караоке. Ничто из этого мне не подходило, и не думаю, что подходило хоть кому-нибудь из нас. Но это завело меня в тупик. Линдси была полна кокетливой бравады, Мэллори озорной креативности, а я оказалась в центре этого всего, надеясь, что мой вечер не будет включать в себя визжание, перья боа и вылизывание алкоголя с тела стриптизера.