Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Ужасы
Показать все книги автора:
 

«Месть гуру», Фрэнк де Лорка

Однажды, звездной октябрьской ночью, Джесси Хаскер вдруг проснулась, охваченная каким-то необъяснимым беспокойством.

Уверенно, как лунатик, девушка подошла к окну, отодвинула гардину и посмотрела на балкон виллы, находившейся рядом с домом ее отца. Она знала, что там много лет никто не жил, а совсем недавно въехал новый жилец.

Говорили, что это молодой перс, но это все, что было о нем известно, точно никто о нем не знал, потому что въехал он почти тайком и жил очень замкнуто, как будто опасался преследования. Никто не посещал этого загадочного азиата, к нему не приходила почта, и сам он никогда не наносил визиты соседям, как было принято в этом престижном лондонском районе.

Все необходимое для жизни ему покупал слуга. Хозяин был, похоже, родом с Тибета, не понимал обращенных к нему вопросов и с продавцами объяснялся всегда жестами. Но в эту ночь таинственный обитатель виллы номер семь без опаски показался милой белокурой девушке. Смуглый молодой человек стоял на балконе, скрестив руки на груди, и смотрел вниз с видом бесстрастным и отрешенным, как каменная статуя. Один из обрывков туч, летевших по небу, на мгновение заслонил луну, и в наступившей темноте казалось, что от неподвижной фигуры исходило какое-то сияние. Джесси Хаскер достала и поднесла к глазам свой театральный бинокль.

Она увидела молодое серьезное лицо с большими выразительными глазами, которые горели фанатическим огнем. Эти глаза говорили о несгибаемой воле и властолюбии. На лбу незнакомца Джесси увидела кроваво-красный магический знак, живший, как ей показалось, своей собственной жизнью. Причудливое пятно кружилось, пока Джесси не почувствовала, что ее как бы окутывает со всех сторон красная мантия.

В это время горящие глаза раскаленными стрелами вонзились в голову девушки. Этот взгляд как бы вынул ее собственное сознание и подчинил Джесси воле таинственного азиата. Она получила безмолвный приказ и подчинилась ему. Джесси неуверенно повернулась и медленно, как сомнамбула, вышла из родительского дома, так и — оставшись в прозрачной ночной рубашке. Она пересекла большой, хорошо ухоженный сад. Светлые, покрытые песком дорожки прорезали зелень, как сеть бледных вен. Мелкие камешки шуршали под босыми ступнями. Легкий ветерок трепал белокурые волосы Джесси. Ее глаза были неподвижны. Ничего не слыша и не замечая, Джесси толкнула калитку в поросшей мхом стене, разделяющей оба участка. Калитка отворилась бесшумно, словно ее совсем недавно смазали маслом. Мягко ступая босыми ногами, девушка поднялась по лестнице. Огромная жаба, сидевшая возле цветочной клумбы, совершенно не испугала ее.

Слуга-тибетец приветствовал Джесси поклоном, но девушка смотрела сквозь него, как будто он был прозрачным. Она не замечала ни кривого кинжала у него за поясом, ни коварной ухмылки, зловеще исказившей его лицо.

Джесси пересекла прихожую, осторожно прошла по китайскому ковру и, как робот, повернула влево, чтобы выйти на галерею.

Войдя в комнату своего повелителя, девушка упала в кресло. Она сидела в нем, выпрямившись, безвольная, как марионетка, с напряженным вниманием ожидая новых приказов.

В комнату бесшумно вошел чужеземец.

— Меня зовут Мирзахан.

Некоторое время он внимательно рассматривал гостью, как исследователь, изучающий объект под микроскопом.

— Хотя я перс по национальности и имею персидский паспорт, но родом я из Пакистана, точнее, из той части Индии, которая после вывода британских войск приняла мусульманство. Моему отцу вследствие некоторых обстоятельств пришлось бежать в Персию. Об этом вам, конечно, рассказывал лорд Уинстон.

— Мой отец часто рассказывает об Индии, но я не помню, чтобы он упоминал о вас или вашем отце, — ответила Джесси Хаскер с доверчивой улыбкой.

— Вполне возможно, — сказал Мирзахан. — У него были все основания постараться вычеркнуть этот эпизод из своей памяти. Тогда я сам расскажу вам мрачную тайну, которая уже почти тридцать лет гнетет вашего жизнерадостного и всеми любимого отца.

Мирзахан замолчал, собираясь с мыслями. Крылья его носа подрагивали от сильного душевного напряжения.

— В то время ваш отец был командиром отряда гурков. Он получил задание со всей жестокостью подавить одно из многочисленных тогда восстаний. Местные жители сопротивлялись с необычайным упорством. Борьбу их возглавлял гуру — мой отец. Ему уже удалось нанести англичанам чувствительное поражение.

Когда лорд Хаскер занял нашу деревню — она была центром сопротивления, он отдал ее гуркам на разграбление. Отец успел бы уйти в горы, но моя мать они поженились совсем недавно — была схвачена и опознана как жена руководителя восстания. Ее приволокли к полковнику Уинстону Хаскеру. Тот попытался этим шантажировать моего отца. Он велел передать сообщение, что моя мать будет отдана солдатам, если отец в течение двух дней не прекратит свою борьбу и не распустит по домам своих соратников. Кроме того, отец должен был покинуть родину и уйти в соседнюю Персию.

Мой отец согласился на всё. У него не было выбора — ведь он хотел спасти свою жену. Он торжественно поклялся выполнить все условия вынужденного договора. Хаскер поверил ему.

Был произведен обмен пленниками. Обе стороны соблюдали соглашение, пока мой отец не пересек границу с Персией.

— Значит, все закончилось хорошо, — облегченно вздохнула Джесси.

— Вовсе нет, — быстро ответил перс, и в его голосе прозвучала ненависть.

— Моя мать, а она была очень красивой женщиной, покончила с собой. Ваш отец, мисс Хаскер, тогда еще не был женат. И он не смог противостоять искушению. Это произошло накануне того дня, как мою мать отпустили на свободу. Никто не мог передать моему отцу сообщение об этом, он ничего не узнал, но это изнасилование имело свои последствия.

— Тогда вы… — пролепетала в смятении Джесси Хаскер.

— Ни слова больше! — прошипел Мирзахан. Его лицо стало маской ярости и отчаяния.

Прошло не меньше минуты, пока он взял себя в руки.

— Отец воспитал меня в духе ненависти к англичанам вообще и к лорду Хаскеру в особенности, — сказал наконец Мирзахан. — Я не общался со сверстниками. Вся моя жизнь была подготовкой к мести. Такой мести, которой мир еще не видел. Отец передал мне все оккультные тайны Востока, он обучил меня гипнозу, телепатии, медитации и телекинезу. В программу обучения он включил и современные науки. Таких, как я, в вашей стране называют универсалами. Конечно, мы достаточно богаты. Это было естественным следствием сверхъестественных способностей моего отца. Он умел лечить больных, изгонять демонов, избавлять от неприятностей. Отец объединил вокруг себя группу последователей и правил ими из своей каменной пещеры, как шахиншах. Скоро слава о нем докатилась до Тегерана. Но отец не стремился извлечь выгоду из своего положения. Он жил только ради мести, к которой последовательно готовил меня. Теперь это время пришло.

— Что вы собираетесь делать? — спросила с ужасом Джесси.

— Чтобы вы поняли, что ожидает вашего отца и всю вашу семью, я сейчас покажу вам, что я сделал с человеком, который преследовал нас по приказу полковника Хаскера. Этот человек хотел убить моего отца и меня, — сообщил перс с дьявольской ухмылкой. — Добрый лорд Хаскер не хотел, чтобы ему напоминали о совершенном преступлении. Он беспокоился о своем престиже. Агенты тайной службы, перебежчики и предатели из пограничных областей приносили ему сообщения, заставлявшие его постоянно быть начеку.

Мирзахан кивнул.

Пытаясь возразить, Джесси приподнялась. Все ее существо восставало, но у нее не было сил противостоять воле перса. Она была беспомощна в руках человека, поставившего целью заставить страдать лорда Хаскера и его семью сильнее, чем когда-нибудь страдал кто-либо из людей.

Мирзахан повел свою пленницу в темную комнату. Он стоял рядом с молодой девушкой, вдыхая запах ее волос. Его радость удваивалась от предвкушения того, что он собирался показать девушке.

Джесси молча ожидала. Самые мрачные предчувствия наполняли ее душу леденящим ужасом, но у нее не было сил бежать.

Мирзахан нажал на потайную кнопку. Широкий зал осветился голубоватыми огнями, излучавшими таинственный неопределенный свет, достаточно яркий, чтобы можно было читать.

Посреди комнаты зажужжал механизм ужасного фонтана. Медная трубка заканчивалась в человеческой голове, глаза которой печально глядели на посетителей. Лежащее рядом сердце непрерывно подкачивало в голову кровь. Эта кровь стекала из широко открытого рта и падала в зеленую чашу. Электрическая система обеспечивала поддержание жизни законсервированных органов.

У подножия фонтана в пластиковой чаше, наполненной прозрачным раствором, находилось искусственное туловище. Обе части организма пульсировали.

— Никаких чувств, только сознание, — сказал перс, указывая на череп. — Все функции мозга сохранены. Этот человек понимает, что с ним происходит. Его сознание сигнализирует ему о безнадежном положении, но посылает сигналы, чтобы заставить тело искать выход из него.

Словно в ответ на его речь, глаза несчастного наполнились слезами, которые медленно потекли по щекам. Синеватого оттенка губы дрожали от немой муки, пока не поступила очередная порция крови. Тогда нижняя челюсть откинулась, обнажив язык и гортань.

— В этом мире можно добиться всего, — с дьявольской усмешкой заговорил перс, — как хорошего, так и плохого.

Джесси попыталась ответить, но была так оглушена ужасом, что не смогла вымолвить ни слова. Ее мутило, хотелось на что-нибудь опереться.

Перс легко, как перышко, подхватил девушку на руки и понес в свою спальню. Ощущение близкого триумфа пьянило его. Сегодня лорд Хаскер начнет плачь за нее. Его дочь — лишь первая ступенька будущей мести. Мирзахан бросил беспомощную Джесси на широкую кровать под шелковым балдахином и связал ей руки и ноги. Он уже готов был наброситься на нее, когда она вдруг широко раскрыла глаза:

— Но разве мы не…

— Тогда я не договорил до конца, — перебил ее Мирзахан. — Изнасилование не прошло без последствий для моей матери, это правда. Но мой отец устранил это. Он не дал вырасти выродку. Он препарировал его точно так же, как и человека, пытавшегося убить нас. Возможно, вы еще увидите потомка добродетельного лорда Хаскера. Только феноменальное искусство моего отца позволило так удачно препарировать ребенка и сохранить его на удивление всему миру.

— Вы дьявол, — беспомощно всхлипнула Джесси Хаскер.

Мирзахан рассмеялся страшным смехом. Он не думал сейчас ни о чем, кроме мести, обдумывал путь к достижению полной власти и над самим лордом.

Роджер Уайтмур и Джесси Хаскер познакомились в минувший бальный сезон. И Роджер старался, насколько позволяла его профессия, поддерживать с ней отношения.

Он работал ведущим инженером в фирме, выполняющей работы за границей. Поэтому ему редко удавалось провести в Лондоне хоть несколько дней подряд. Но каждый раз прямо с аэродрома Роджер непременно заезжал к Джесси Хаскер, заранее отправляя ей телеграмму, чтобы, как он выражался, предостеречь.

На этот раз Уайтмур прибыл без телеграммы. Он остановил свой белоснежный «Мерседес» у дома номер семь по Импрогейт-Кинсингтон, взял с заднего сиденья букет чайных роз и быстро направился через парк к дому.

Роджеру Уайтмуру было тридцать пять лет. Это был высокий широкоплечий человек. В число его любимых занятий входили и такие экзотические, как прыжки с парашютом и плавание с аквалангом. Он представлял тот тип пользующихся успехом трезвых людей, которым любые препятствия кажутся лишь случайной помехой на пути вперед. Роджер мало доверял чувствам, во всем и всегда полагаясь на разум. Он был одним из немногих англичан, не веривших ни в привидения, ни в Лох-Несское чудовище, ни в другие необъяснимые вещи.

Роджер Уайтмур вошел в салон, где лорд Уинстон Хаскер задумался над шахматной партией, а леди Сара раскладывала пасьянс. До обеда оставалось еще немного времени.

— Как мило, что вы нас снова посетили, мой мальчик! — приветливо улыбнулся гостю лорд Хаскер, в то время как гость обратил к небу безмолвную молитву, чтобы старый вояка не завел одну из бесчисленных историй о тех временах, когда он служил в Индии.

— А где же Джесси? — спросил Роджер. — Я был в Бахрейне и привез для нее очень красивую жемчужную цепочку.

— О ком вы говорите? — осведомилась леди Сара. Она оторвалась от своих карт и улыбнулась. Инженер удивленно посмотрел на нее.

— Кто такая Джесси, черт побери? — спросил лорд Хаскер и подмигнул. — Она хорошенькая?

— Я говорю о вашей дочери.

Роджер был поражен. Его недоуменный взгляд переходил от лица сэра Уинстона к лицу пожилой леди.

Старый лорд, видимо, ничего не понял из его слов, а леди Сара игриво погрозила Роджеру пальцем и сказала:

— Джентльмен не должен пить до восьми часов вечера.

От неожиданности ноги у Роджера подкосились, я он упал на стул, хотя ему не предложили присесть.

— Вы что, хотите мне сказать, что у вас нет дочери по имени Джесси, блондинки двадцати лет с голубыми глазами и маленькой родинкой за правым ухом?.. — Роджеру Уайтмуру все еще казалось, что все это лишь какая-то абсурдная шутка, разыгрываемая стариками.

— Ты что-нибудь понимаешь, Сара? — неуверенно спросил лорд Хаскер и пригладил свои, усы, придающие ему сходство с моржом.

— Конечно, — кивнула леди. — Либо он запутался в своих бесконечных любовных приключениях, либо постоянные изменения климата не пошли ему на пользу. Роджер, обещайте мне, что вы непременно обратитесь к врачу. А теперь садитесь поближе и расскажите о вашём последнем путешествии. Только, пожалуйста, не нужно больше таких шуток. В моем возрасте я не могу больше слышать ни о каких дочерях.

«Или это мне снится, или я попал в сумасшедший дом», — думал Роджер, пока леди Сара звонила дворецкому, чтобы он принес гостю чай.

Когда дворецкий вошел, Роджер порывисто встал и подошел к нему.

— Джон! Вы знаете меня, знаете ваших хозяев. Знаете ли вы также и их дочь — Джесси Хаскер? Джон помедлил с ответом.

— Это имя я слышу впервые, сэр, — наконец ответил дворецкий с достоинством. Он никогда не позволял себе шуток с гостями.

В отчаянии Роджер провел рукой по своим коротко остриженным волосам. Его смуглое лицо побледнело.

— Перестаньте наконец говорить ерунду, — вмешалась леди Хаскер. — Садитесь ко мне поближе и будьте хорошим мальчиком, Роджер.

— Здесь помогут только доказательства, — в отчаянии простонал Уайтмур. Вы не хотите пройтись со мной?

— Куда? Зачем? — осведомился лорд Уинстон Хаскер.

— Мы должны сделать ему приятное, — решила леди Сара. — Иначе молодой человек может разволноваться еще сильнее.

Инженер ринулся по лестнице на второй этаж, пробежал по коридору и распахнул дверь в комнату Джесси. Здесь все оставалось по-прежнему. Только ее шкаф был пуст, и ничего больше не напоминало о девушке. Все выглядело так, словно Джесси никогда и не существовала. Даже трофеи за ее многочисленные теннисные победы, которыми она так гордилась, не висели на стене.

— Наша гостевая комната, — сказал спокойно лорд Хаскер. — Ну и что вы пытаетесь доказать?

— Пусть Джон принесет семейный альбом, — опустошенно попросил Роджер. Там должны сохраняться снимки девушки.

— Да перестаньте же наконец придумывать нам какую-то дочь! запротестовала леди Сара.

Через десять минут дворецкий принес альбом и с совершенно невозмутимым лицом положил его перед инженером.

Уайтмур перелистал его страницу за страницей. Нигде не было ни одного снимка Джесси.

— Вот здесь, здесь и еще в нескольких местах фотографии недавно были заменены снимками пейзажей, — сказал Роджер. — Я могу точно сказать, что здесь было раньше. Здесь была Джесси в тринадцать лет верхом на своем первом пони. Там — Джесси с королевским пуделем.

Роджер Уайтмур замер.

— Собака! — воскликнул он. — Она всегда лежала перед дверью на кухню.

— Да, она всегда там лежит, — пожала плечами леди Сара.

— Но это собака Джесси!

— Нет, это моя собака! — энергично запротестовала леди.

Роджер Уайтмур был близок к тому, чтобы схватить ее за горло.

— Пойдемте, — попросил он, с трудом овладевая собой. — Дайте мне еще один шанс.

— Роджер, — холодно сказал лорд, — вы знаете, ради вас я готов на многое. Но вам не следует больше испытывать мое терпение.

— Перестань, Уинстон! — с упреком сказала леди. — Ты же видишь, как это важно для него. — Она успокаивающе дотронулась до руки мужа.

Между тем Роджер сбежал по лестнице вниз и отвязал собаку. Джойс радостно завилял хвостом, приветствуя его. Он был постоянным спутником Роджера и Джесси в их прогулках и признавал их обоих.

Лорд Уинстон недоверчиво посмотрел на молодого инженера.

— Вы что, вдвоем с собакой собираетесь доказать, что мое место в сумасшедшем доме? — насмешливо осведомился он. — Я был бы счастлив иметь дочь. Я люблю детей.

Роджер ничем не мог объяснить это загадочное происшествие. Интуиция подсказывала ему, что произошло нечто совершенно невероятное. Дядя Роджера со стороны матери был главным инспектором Скотланд-Ярда и не раз поражал его воображение рассказами о таинственных случаях из своей практики.

— Джесси и я часто играли с собакой, — объяснил Уайтмур, — один из нас прятался, а другой отыскивал его с помощью Джойса.

— Интересно, — пробормотал лорд Хаскер без всякого энтузиазма. Он многозначительно посмотрел на жену и сунул руки в карманы куртки.

— Слушай меня внимательно, — приказал Уайтмур пуделю. — Ищи хозяйку, Джойс. Ищи!

Собака заскулила, затем сорвалась с места и принялась царапать входную дверь. Инженер торжествующе посмотрел на лорда и отпер дверь скулящей собаке. Джойс бросился в парк. Роджер Уайтмур побежал за ним.

— Может быть, пес зарыл тут где-нибудь кости? — пошутил лорд, оставшись стоять у двери.

Пудель уверенно пробежал по засыпанной песком дорожке и стал скрести лапой калитку, соединяющую этот участок с соседним. К нему подбежал запыхавшийся инженер. Помедлив мгновение, Роджер решительно нажал вниз щеколду, но калитка была заперта. Через буйно разросшуюся зелень Роджер увидел перса, который стоял на балконе и курил сигарету, вставленную в мундштук из слоновой кости. Перс рассматривал его пренебрежительно, словно надоедливое насекомое.

— У вас есть ключ от калитки? — крикнул Уайтмур. Азиат молча покачал головой.

— Вы знаете Джесси Хаскер? — в отчаянии спросил инженер.

— Меня не интересуют мои соседи, — ответил Мирзахан спокойно, — но, насколько мне известно, лорд Хаскер не имел детей. Вы лучше спросите у него самого.

Словно оглушенный, Роджер пошел прочь. Пудель остался у калитки, громко скуля и царапая ее когтями.

— Пойдем, Джойс, — прошептал инженер, — нам них кто не верит.

Но собака не успокаивалась. Уайтмур присел на корточки рядом с ней, чтобы пристегнуть поводок, и вдруг застыл на месте.

В траве перед ним лежала тонкая золотая цепочка с пластинкой турецкой работы, в которую был вставлен драгоценный рубин. На маленькой пластинке были выгравированы слова: «Джесси. С любовью, Роджер».

— Вот доказательство! — воскликнул Уайтмур взволнованно и бросился со своей находкой к лорду Хаскеру. Старик только насмешливо улыбнулся.

— Но здесь не написано, что эта таинственная Джесси — моя дочь, — сказал он.

Уайтмур бросил взгляд на свои часы.

— Не будь сейчас обеденное время, можно было бы позвонить в городской магистрат. Хоть это вас убедило бы, не правда ли?

— Только в том, что и британские службы могут ошибаться, — иронически парировал лорд Хаскер. Леди Сара громко рассмеялась. Было очевидно, что обоим старикам уже надоела эта странная игра.

— Я понимаю, что здесь какая-то странная загадка, — сказал задумчиво Уайтмур. — И боюсь, что Джесси в опасности.

— Но ведь ваш дядя — сотрудник Скотланд-Ярда. Вы можете подключить его к охоте за мифической Джесси, — шутливо предложил Уинстон Хаскер.

— Он как раз принял руководство новым отделом, — согласился Роджер Уайтмур, — этот отдел называется ОБО — отдел борьбы с оккультизмом. Они расследуют преступления, выходящие за пределы обычного. Один из его сотрудников — некий Джо Бюргер — недавно расследовал удивительный случай на острове Роно. Вы можете прочитать об этом в газетах, сэр.

— Да, я читал об этом статью, — подтвердил лорд.

— Можно, я от вас позвоню? — спросил Роджер Уайтмур устало. Он зашел в тупик.

Мирзахан с растущим беспокойством наблюдал за действиями британской полиции, прибывшей по вызову Роджера Уайтмура. Работали три сотрудника Скотланд-Ярда и полицейский врач. Перс стоял за гардиной в своем кабинете и с ужасной улыбкой наблюдал за происходящим.