Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Детские остросюжетные
Показать все книги автора:
 

«Тайна бронзовой статуи», Фиона Келли

— Я ужасно рада, что мы приехали сюда, — призналась Белинда. — Когда собор наконец-то достроят, он будет удивительно красивым.

— По-моему, он уже и сейчас красивый, даже в строительных лесах и всем прочем! — возразила Трейси.

— По-моему, тоже, — поддержала ее Холли. — Да, кстати, в путеводителе сказано, что посетителей пускают в одну из башен, по ее лестницам можно подняться на верхнюю площадку и полюбоваться оттуда видом на город. Там около четырехсот ступенек! Впрочем, можно купить билеты и поехать туда на лифте, — добавила она, заметив недовольную гримасу на лице Белинды.

Но их подруга лишь покачала головой.

— Такие удовольствия не для меня, благодарю, — торопливо заявила она. — Лучше я подожду вас здесь, на твердой земле.

Холли и Трейси с усмешкой переглянулись. Бедная Белинда вообще не переносила высоты и с прохладцей относилась к спортивным нагрузкам. Единственный вид спорта, которым она занималась с неописуемым энтузиазмом, была верховая езда. Белинда обожала кататься верхом на своем любимом жеребце Мелдоуне.

Когда девочки уходили от собора Святого Семейства, Холли предложила не возвращаться и гостиницу на метро, а немного прогуляться пешком и посмотреть эту часть Барселоны. Так они прошли по людной Каталонской площади оказались на Рамблас, главной улице города, путеводителе про нее говорилось, что это одна из самых знаменитых в мире улиц. Холли прочла вслух:

— «Целый день и большую часть ночи по улице гуляют толпы людей. Рано или поздно сюда приходят все туристы и горожане — перекусить и выпить в многочисленных кафе, что-то приобрести в маленьких ларьках, побродить под тенистыми платанами, послушать уличных Музыкантов или просто повидаться с друзьями и обменяться последними новостями».

Широкая мостовая была полна людей. Три девочки неторопливо пробирались среди оживленной толпы. Внезапно Холли увидела, как столкнулись двое мужчин. Один из них явно был туристом из Англии, поскольку держал в руках такой же путеводитель, что и она сама. Другой — испанец.

Испанец разразился потоком быстрых речей, прося прошения у иностранца, он все время старался отряхнуть пиджак англичанина, словно чем-то его испачкал.

Через мгновение Холли заметила, что испанец не так безобиден, как хотел казаться.

— Господи, вы видите, что происходит? — испуганно воскликнула она.

— Что такое? — удивилась Трейси. Холли показала на мужчин:

— Я абсолютно уверена, что их столкновение произошло не случайно. Точно не случайно! Испанец нарочно налетел на этого туриста, а когда его отряхивал, то вытащил что-то из его пиджака!

— Ты хочешь сказать, что он вор-карманник, как нас предупредил папа? — спросила Белинда.

Холли молча кивнула и все еще не отрывала взгляда от туриста. А тот, не понимая, что произошло, вежливо принимал извинения карманника и всем своим видом показывал, что он не в претензии — такое столкновение может случиться с кем угодно.

Карманник тоже улыбался и начал потихоньку пятиться.

— Какой ужас! Сейчас он скроется с чужим кошельком! — воскликнула Белинда.

— Ну, нет, ему это не удастся! — заявила Трейси. — Слушайте, я вот что предлагаю…

Она поскорей рассказала про свой план и направилась за вором, как только тот смешался с толпой. Вскоре Трейси догнала испанца и с самой невинной улыбкой попросила его показать ей дорогу до ближайшего банка, потому что ей нужно обналичить несколько дорожных чеков.

Карманник остановился с большой неохотой и принялся торопливо объяснять девочке, как пройти к нужному месту.

Трейси тряхнула головой и попросила:

— Извините, возможно, я ужасно глупая, но ничего не поняла. Повторите, пожалуйста, еще раз!

На этот раз ее невольный гид стал проявлять нетерпение, и Трейси даже испугалась, что испанец заподозрит неладное, однако он скрипнул зубами и повторил все сначала. В этот момент, к облегчению Трейси, из толпы появились Колли с Белиндой, выполнив свою часть плана, — они уже поговорили с жертвой карманника и убедили его пойти с ними.

Англичанин шел злой, с красным лицом. Он ужасно расстроился, когда понял, что у него пропал бумажник. Запыхавшись от быстрой ходьбы, он направился прямиком к Трейси и Карманнику.

— Это тот самый мужчина, который украл ваш бумажник? — спросила его Холли.

— Конечно, он! — тут же ответил англичанин. — Эй, ты, негодяй, отдавай мои деньги.

Карманник побледнел и начал лепетать по-испански, что тут какая-то ошибка и что он никогда в жизни не видел этого человека. Трейси, поняв, что он сейчас попытается убежать, выхватила из его рук сумку и открыла ее. Как она и предполагала, там лежал не только украденный у английского туриста бумажник, но еще и несколько других кошельков.

К этому времени вокруг Трейси, крепко державшей вора, собралась маленькая кучка любопытных. Тут же появился и полицейский.

— Что здесь происходит? — спросил он по-испански.

Трейси торопливо объяснила все полицейскому и протянула сумку с краденым. К счастью, служитель порядка немедленно понял ситуацию и быстро вызвал по рации подкрепление. Бумажник был возвращен его законному владельцу, а карманник отправился в полицейский участок.

Английский турист горячо поблагодарил девочек и снова скрылся в толпе, крепко сжимая в руке свой бумажник.

— Предлагаю отпраздновать нашу маленькую победу в каком-нибудь кафе, — сказала Белинда. — Мы ничего не ели с самого ленча, и я умираю — так мне хочется полакомиться мороженым.

— Мы зайдем в первое же кафе, — заверила ее Холли. — Потому что я хочу присесть у столика и достать наш красный блокнот. Детективный клуб только что провел свое первое криминальное расследование в Барселоне!

Глава III

«ТАЙНА ЖИЗНИ»

— И так, начало у нас получилось хорошее! — заявила Трейси. Теперь по крайней мере мы можем твердо сказать твоему папе, чтобы он за нас не беспокоился. Мы нашли способ, как справляться с карманниками!

Однако Белинда с сомнением покачала головой:

— Не стоит ничего ему говорить. Не забывайте, ведь я дала слово, что у Детективного клуба не будет в Барселоне никаких приключений! Если мы расскажем папе о сегодняшнем происшествии, он решит, что нас одних выпускать слишком рискованно. И тогда будет ужас. Вы только представьте себе — вдруг нам придется торчать в отеле каждый раз, когда он уйдет на свое очередное совещание или деловую встречу!

Холли вздохнула и покачала головой.

— Ничего не поделаешь, — сказала она. — Я согласна с Белиндой. Лучше нам помалкивать Об этом случае… Иначе нам придется сказать прощай всем другим загадкам, которые, возможно, уже ждут нас здесь! — добавила девочка с усмешкой.

Пока Холли говорила, подруги завернули за угол и, пройдя под аркой, оказались на узкой, мощеной булыжником улочке, которая привела! их в небольшой дворик. Там стояло в широкой кадушке апельсиновое деревце с высоким стройным стволом. В темно-зеленой блестящей листве горели на солнце подобно оранжевым фонарям зрелые апельсины. На пороге дома сидел парень и играл на гитаре какую-то народную мелодию. Девочкам показалось, что они уже где-то ее слышали.

Холли была очарована этой сценой, и она бросила в лежавшую возле парня легкую кепку несколько монет. Гитарист сверкнул ослепительно белой улыбкой и пробормотал: «Грасиас!»

 

К вечеру подруги вернулись в отель. Мистер Хейес уже ждал их, и настроение у него было явно испорчено.

— Надеюсь, вы провели сегодняшний день) более успешно, чем я! — проговорил отец Белинды с невеселой усмешкой и сделал большой глоток минеральной воды из стеклянного стакана.

— Что, твоя деловая встреча прошла неудачно? — спросила Белинда.

— Мягко сказано. — Мистер Хейес тяжело вздохнул. — На самом деле время было потрачено впустую по милости этого великого Оскара Мейкписа. Конечно, за ним прочно держится репутация трудного и неприятного человека — я был к этому готов, — и все-таки я не ожидал, Что он вообще не явится!

— Может, он не знал, что ваша деловая Встреча назначена на сегодня? — поинтересовались Холли.

Мистер Хейес нахмурился еще больше:

— Нет, он все прекрасно знал. Просто позвонил мне по телефону и сообщил, что неважно себя чувствует и его доктор запретил ему покидать дом. Так что завтра мне придется ехать к нему домой, а это невесть какая даль, у черта на куличках.

— А я думала, что он живет в Барселоне, — удивилась Трейси. Она налила минеральную воду в три стакана и протянула два из них Белинде и Холли.

— Я тоже так думал, — ответил мистер Хейес. — Но теперь выясняется, что он живет далеко за городом в собственном имении под названием «Кастелло». Мейкпис заверил меня, что так будет лучше всего, поскольку там чистый Воздух и все заботы улетают прочь. Что ж, может, у него они и улетают, а для меня это лишние препятствия! Он живет где-то в стороне дороги на Жерону, и его имение даже не отмечено на карте. Когда я поинтересовался, как же его там отыскать, он просто посоветовал спросить у первого встречного. Мол, там все знают, где живет Оскар Мейкпис! — хмыкнул отец Белинды с горькой усмешкой.

— Раз уж он такой капризный, неужели вы не можете подыскать кого-нибудь другого для вашей благотворительной акции? — предложила Холли.

— Все не так просто, — ответил мистер Хейес. — Понимаете, девочки, дело вот в чем. Я надеюсь уговорить его, чтобы он сделал для нашей акции какой-нибудь рисунок — что-нибудь такое, что мы сможем использовать как постер или как логотип. Как я уже говорил, он любит, когда его имя появляется в газетах, а как раз это нам сейчас и нужно. Так что в кандидатуре Мейкписа много плюсов, и завтра я должен его как-нибудь уговорить. — Помолчав, отец Белинды добавил: — Кстати, вы трое тоже может поехать со мной. Я полагаю, что у Мейкписа есть художественная галерея, доступная для широкой публики, где выставлены его картины и скульптуры. Поскольку вы уже побывали в «Тейт-Модерн», возможно, вам будет интересно взглянуть и на другие его работы.

— Но только мы не должны ведь говорить мистеру Мейкпису о том, что нам не очень нравится его «Русалка», да, папа? — напомнила Белинда.

— Что вы! Ни в коем случае! — испугался ее отец. — Вы не обязаны любить современное искусство, но в любом случае вы должны называть его «очень интересным»!

 

На следующий день, ранним утром, все четверо выехали на красном автомобиле из Барселоны, держа курс на Жерону. Через некоторое время путешественники приехали в этот маленький городок и не обнаружили ничего, что помогло бы им отыскать дом Оскара Мейкписа.

Поравнявшись с маленькой повозкой, запряженной в ослика, невозмутимо трусившего по пыльной дороге, мистер Хейес притормозил автомобиль и попросил Трейси узнать по-испански у крестьянина, как проехать в «Кастелло». Девочка вскоре вернулась, удрученно качая головой.

— Вот и верь после этого утверждению, будто «там все знают, где живет Оскар Мейкпис»! — воскликнула Трейси и вернулась на свое место. — Этот старик поглядел на меня как на больную. Он никогда даже не слыхал про Мейкписа!

Проехав еще немного, мистер Хейес и девочки остановились в маленькой деревне возле местной парикмахерской. Трейси снова отправилась на разведку.

На этот раз она вернулась с улыбкой на лице.

— Ну вот, теперь я узнала, где живет Мейкпис, — радостно объявила она. — Парикмахер знает про него все, но говорит очень неодобрительно! По его словам, этот художник вызывает раз в месяц из Парижа лучшего стилиста, чтобы тот подстриг его и подровнял бороду — очевидно, он страшно гордится своей бородой. Кажется, местный парикмахер убеждал меня, что у Оскара Мейкписа денег намного больше, чем здравого смысла.

Трейси подсказала мистеру Хейесу, куда ехать, и минут через десять впереди замаячило необычное сооружение с двумя внушительными башнями, напоминающее бастион.

— Я уже слышала от вас, что Мейкпис назвал свой дом «Кастелло», то есть «Замок», — прокомментировала увиденное Холли, — но совсем не ожидала, что он выглядит как настоящая крепость!

«Кастелло» стоял на большом частном земельном участке, окруженном электрической оградой. У ворот висели два щита с объявлениями, где на пяти языках было написано «Вход запрещен» и «Осторожно! Злые собаки».

— Жалко, что вокруг участка нет рва с водой, иначе Мейкпис мог бы пользоваться еще и Подъемным мостом! — пошутила Белинда, когда их автомобиль подъехал к воротам.

Мощные ворота были наглухо закрыты, и единственный путь к замку проходил через дом привратника — одноэтажное каменное строение, на котором висел еще один щит, Скромно возвещавший «Мир Оскара Мейкписа».

Трейси выбралась из раскаленного автомобиля и направилась к домику. За ней последовали Холли и Белинда. Девочки тут же поняли, что этот домик служил одновременно и художественной галереей — каждая стена в нем была увешана картинами, а каждый дюйм пола наполняли скульптуры, расставленные на узких белых постаментах.

За столом со скучающим видом сидел мужчина в синем пиджаке с медными пуговицами и читал газету. Когда посетители вошли в домик, он поднял голову и подозрительно взглянул на них.

— Си? — прошипел он.

— Доброе утро, — заявил мистер Хейес. — У меня договоренность с мистером Мейкписом.

— Сеньор Хейес? — Мужчина медленно поднялся со стула, прошел несколько шагов по бледному каменному полу и отворил другую дверь, в задней стене. — Сеньор Мейкпис ожидает вас. Пожалуйста. Сюда.

Придерживая дверь, мужчина жестом показал, что мистер Хейес может пройти.

— Благодарю. Кстати, ничего, если моя дочь и ее подруги подождут меня здесь? — спросил мистер Хейес.

Мужчина неопределенно пожал плечами.

— Си, сеньор, — ответил он, всем своим видом показывая, что ему наплевать на то, где будут ждать посетителя девочки.

— Прекрасно. — Мистер Хейес улыбнулся дочери и ее подругам. — Надеюсь, вам не придется долго ждать. Я постараюсь вернуться как можно скорей.

— Все в порядке, папа, нам тут есть что посмотреть, — заверила его Белинда, хотя в душе надеялась, что ей не придется слишком долго глядеть на творения Оскара Мейкписа.

В открывшуюся перед посетителем дверь Холли увидела сад с зелеными лужайками: на траве лежали пестрые узоры солнечного света, который просачивался сквозь цветущие ветви деревьев. Но служитель быстро захлопнул дверь, и тогда девочка отвернулась и окинула взглядом экспонаты галереи.

— Ой, глядите! — внезапно воскликнула Белинда. — Как забавно! Нужно было проделать такой долгий путь, чтобы снова это увидеть!

Она показывала пальцем на скульптуру, очень знакомую девочкам. Только поменьше, всего лишь треть от величины оригинала. Уменьшенную версию той «Русалки», которую подруги видели в галерее «Тейт-Модерн».

— У меня появились подозрения, что у великого Оскара Мейкписа давно и решительно поехала крыша. Вы заметили, что у всех людей, которых он изображает на своих картинах, есть бороды? Даже у женщин и детей!

— Я скажу тебе кое-что еще, — ответила Холли. — Это вовсе не галерея, а лавка! Картины, висящие на стенах, вовсе не оригиналы, а типографские копии. Думаю, что и эти скульптуры тоже все копии, и на каждой висит бирка с ценой.

Цены были указаны в песетах, и когда Холли произвела быстрые арифметические расчеты, она ахнула:

— Ого! Не могу их назвать выгодными покупками! Если такие цены за обычные типографские копии считаются разумными, тогда сколько же Мейкпис заламывает за оригиналы? Неудивительно, что твой папа назвал его очень богатым.

Трейси позвала подруг к дальней стене, где на почетном месте висел в золоченой раме автопортрет художника — мужчина средних лет с безумными глазами, красными волосами до плеч и раздвоенной красной бородой.

— Мы угадали, — засмеялась Трейси. — У него явное пристрастие к бородам — особенно рыже-красным!

Возле портрета виднелась еще одна дверь, чуточку приоткрытая.

— Похоже, здесь еще одна комната, — сказала Холли. — Спорим, что там тоже на всех картинах нарисованы бороды?

Она распахнула дверь, но тут же остановилась и воскликнула:

— Нет, это просто невозможно! Не верю!

— Чему ты не веришь? — спросила Трейси. — Что ты на этот раз увидела? Кого-нибудь без бороды?

— Нет. Это просто… невозможно. Заходите сюда и посмотрите сами.

Когда Трейси и Белинда остановились рядом с ней в дверях, они тоже не поверили своим глазам. Комната за дверью явно не была продолжением галереи. Она выглядела скорее как мастерская. Повсюду там лежали куски дерева и металла различной формы, которые могли рано или поздно послужить основой для новой скульптуры. Стояли там также мешки с гипсом, а на длинной деревянной скамье лежали различные кисти, резцы, молотки и прочие инструменты.

Впрочем, Холли едва ли заметила такие детали. Ее глаза неотрывно смотрели на один предмет. В середине комнаты находилась фигура, вылитая из блестящей бронзы — неясный, динамический силуэт молодого животного, скажем, жеребенка, а может, и птицы. Это существо привстало на задних ногах, словно собираясь прыгнуть куда-то. Она смотрела на «Тайну жизни» Дорфмана.

Внезапно позади Холли раздался мужской бас, от которого девочка вздрогнула.

— Не позволяется. Это частная мастерская. Посетителям сюда нельзя! — проговорил привратник. Он протиснулся мимо подруг и решительным жестом захлопнул дверь.

— Но ведь там скульптура! — выпалила Холли. — Мы видели ее в Лондоне два дня назад!

Привратник сердито потряс головой и повторил:

— Частная мастерская. Посетителям нельзя. С этими словами он поспешно вернулся на свой пост и снова уткнулся в газету.

— Вероятно, это копия, как и остальные, — предположила Белинда.

— Но ведь она точно такой же величины, как и та, которую мы видели в Тейт-галерее, — возразила Трейси.

— И вообще, — добавила Холли, — почему Оскар Мейкпис захотел сделать копию с работы другого скульптора?

В этот момент появился мистер Хейес. Он выглядел чуточку веселей. Когда все сели в автомобиль, отец Белинды с облегчением вздохнул.

— Ну вот, кажется, у меня наметился небольшой прогресс, — сообщил он. — Бородатый гений еще не решил окончательно, помогать нам или нет, но по крайней мере обещал подумать над моим предложением. За ответом я приеду к нему завтра.

— Вот и хорошо, — заявила Трейси. — Потому что у нас появился к нему вопрос. Спросите его про «Тайну жизни», когда увидите.

— Про что? — мистер Хейес наморщил лоб, крутя руль и выводя машину на шоссе. — О чем ты говоришь?

— Так называется бронзовая статуя, которую мы видели в «Тейт-Модерн», — напомнила ему Холли. — Она нам очень понравилась.

— Ах да, я припоминаю. Ну и что?

Но когда Холли объяснила ему, что они видели ее только что в домике привратника, мистер Хейес только улыбнулся.

— Нет, такого не может быть! — ответил он ей. — Статуя не может быть той же самой. Возможно, она просто немного похожа на лондонскую…

— Нет, они просто до жути похожи! — настаивала Холли. — И вообще, ее сделал скульптор Ганс Дорфман, а не Оскар Мейкпис! Белинда и Трейси подтвердят вам это. Мы все видели сейчас!

— Я уже начинаю подозревать, что вы решили провести детективное расследование и тут! Но на этот раз, боюсь, ничего не выйдет. — Мистер Хейес тряхнул головой. — И вообще, я могу вам объяснить, почему вы ошибаетесь. Оскар Мейкпис никогда не позволит, чтобы в его доме появилась работа другого мастера. Ведь он абсолютно убежден, что на свете нет других мастеров, кроме него! Так что, уверяю вас, — это совершенно исключено!

Глава IV

ГОРОД НОЧЬЮ

Всю обратную дорогу до Барселоны пассажиры красного автомобиля провели в унылом молчании. Подъезжая к отелю, Мистер Хейес попытался хоть немного развеселить девочек.

— Вот что! — отрывисто буркнул он. — Не шлю еще, имеются ли у вас какие-либо планы на нынешний вечер, но мне захотелось пригласит! вас в мой любимый здешний ресторан. Ведь у меня наметился небольшой прогресс, и я хочу это отпраздновать.

— Что «это»? — поинтересовалась Белинда.

— Ну, теперь я знаю Оскара Мейкписа чуточку лучше, и у меня появились основания надеяться, что наши переговоры могут закончиться успехом. Шансы на это есть, — объявил мистер Хейес, въезжая на подземную автостоянку под отелем.

— И ты хочешь, чтобы мы надели что-нибудь соответствующее? — с неохотой спросила Белинда. — Ведь это какой-нибудь шикарный ресторан?

Холли наклонила голову, пряча сочувственную улыбку. Она прекрасно знала, как трудно Белинде расставаться с ее скромными майками и шортами.

— Не беспокойся, дочь, — ответил мистер Хейес. — Ты и так выглядишь нормально.

Быстро приняв душ, путешественники снова вышли из отеля. Холли решила выбросить на этот вечер из головы загадочную «Тайну жизни», чтобы в полной мере насладиться изысканными блюдами. Трейси перевела для них меню, и Холли стала уговаривать Белинду, чтобы та попробовала какое-нибудь новое блюдо.

— Что ты мне предлагаешь? — спросила Белинда.

— Ну, к примеру, осьминога, — с широкой усмешкой ответила Трейси.

— А что, почему бы и нет? — заявила Белинда, пожимая плечами.

Мистер Хейес рассмеялся:

— Ладно, девчонки, берите, что вам хочется, Но лично я закажу паэлью — фирменное блюдо этого ресторана.

В ожидании заказов девочки разглядывали и внутреннее убранство ресторана. Холли показали на ряды фотографий, украшавших дубовые панели, которыми были обиты стены.

— Похоже, тут побывали многие знаменитости, вон сколько портретов с автографами! — проговорила она, вглядываясь в лица звезд кино, и шоу-бизнеса, и политики.