Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Детские остросюжетные
Показать все книги автора:
 

«Тайна бронзовой статуи», Фиона Келли

Глава I

ШЕДЕВРЫ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА

Черный автомобиль затормозил на углу Кенсингтон-гарденс. Таксист отодвинул створку стеклянной панели, отгораживающую его от пассажиров.

— Вот и приехали! — объявил он. — Это отель «Ройал-Парк». Вам помочь с багажом?

— Нет, спасибо, — ответила за всех Трейси Фостер и тут же схватила свой рюкзак и нажала на ручку дверцы. Через пару секунд девочка уже спрыгнула с подножки на тротуар. Не отстали от нее и подруги, Холли Адамc и Белинда Хейес.

— Ого! Вот это красотища! — Белинда поглядела сквозь очки в тонкой металлической оправе на импозантное старинное здание из красного кирпича. — Па, неужели мы тут остановимся?

— Ты угадала. Мы переночуем именно в этом отеле, — отец Белинды расплатился с таксистом и подхватил свой чемодан. — Ну, что, пошли регистрироваться?

— Мне до сих пор не верится, что это не сон! — воскликнула Холли, когда маленькая компания поднялась по широким ступеням и вошла в обширный вестибюль с мраморным полом. — Какая роскошь!

— Ничего, это ненадолго, — пошутила Белинда. — Не забывай, завтра в это время мы уже будем в Барселоне!

С радостной улыбкой на лице Холли повернулась к Трейси. Все произошло так стремительно, что девочки никак не могли прийти в себя. Летние каникулы только-только начались, когда мистер Хейес объявил, что ему предстоит деловая поездка в Испанию. Отец Белинды работал в международном благотворительном фонде, занимавшемся помощью странам третьего мира, в которых из-за засух или неурожая голодало население. На этот раз он собирался в Барселону, чтобы убедить там знаменитого художника Оскара Мейкписа присоединиться к их акции и пожертвовать крупную сумму.

Сначала мистер Хейес намеревался взять с собой всю свою семью, но вскоре выяснилось, что миссис Хейес придется остаться в Йоркшире — у нее заболела престарелая тетка и нуждалась в уходе. Тогда находчивая Белинда пристала к отцу, чтобы он пригласил в их поездку ее лучших подруг, Холли и Трейси. Все три девочки увлекались детективными книжками и разгадкой всяких загадочных историй. Подруги даже создали Детективный клуб, настолько привилегированный и закрытый, что они решили больше никого туда не принимать. В конце концов Белинде удалось уговорить отца, однако он поставил девочкам условие — пока они будут в Барселоне, никаких загадок и всяких там расследований.

После того как путешественники сообщили о своем прибытии в регистрацию отеля, они поднялись на зеркальном лифте на самый верхний этаж и прошли в свой номер-люкс с гостиной, в огромные окна которой виднелись макушки деревьев в парке Кенсингтон-гарденс, и двумя спальнями. Одну занял сам мистер Хейес, а в другой, с тремя кроватями, разместились девочки.

Через пару минут отец Белинды заглянул к ним.

— Ну как, удобно вам здесь? — спросил он и тут же добавил: — Боюсь, что мне придется покинуть вас на время. Меня вызвали на срочное совещание и я не знаю, сколько оно продлится. Но вечером я вернусь, и мы вместе поужинаем. Спать ляжем пораньше, потому что завтра у нас в десять утра самолет. У вас уже есть какие-то планы на сегодняшний день?

Холли сунула руку в свой рюкзак и извлекла пухлую книжку в ламинированном бумажном переплете. (Надо заметить, что несколько лет назад родители Холли продали свое лондонское жилье и переехали в графство Йоркшир, в городок Виллоу-Дейл.)

— Вот путеводитель по Лондону, — объявила она. — Я нашла его в библиотеке и уже успела полистать. Как изменился город после моего переезда! Появилось столько интересного. Я, к примеру, с удовольствием побывала бы в художественной галерее «Тейт-Модерн». Там собраны лучшие произведения современного искусства. По-моему, это очень интересно!

— Прекрасная идея! — Мистер Хейес одобрительно кивнул. — Кстати, если вам попадется какая-нибудь работа, принадлежащая кисти Оскара Мейкписа, скажите мне потом ваше мнение о его творчестве!

— Па, что вообще за птица этот самый Оскар Мейкпис? — воскликнула Белинда. — И почему он такой знаменитый? Лично я никогда про него не слыхала!

— Ох, чему вас только учат в школе! — вздохнул ее отец. — Ведь он один из самых знаменитых современных художников, да еще, пожалуй, самый эксцентричный. Например, он любит, когда о нем пишут в газетах, когда вокруг него пресса поднимает шумиху. Если мне удастся его убедить, чтобы он дал свое имя нашей новой благотворительной акции, об этом будут кричать крупные заголовки всех ведущих газет, именно это нам и требуется.

— Ладно, тогда мы обязательно поищем в галерее свежие шедевры этой знаменитости, — с усмешкой пообещала Трейси. Мистер Хейес поднял с пола свой дорогой портфель.

— Ну ладно, тогда я пошел, — сказал он и взялся за ручку двери. — Желаю приятно и с толком провести время. Да, и помните, о чем мы с вами условились: занимайтесь чем угодно, пределах разумного, конечно, но только никаких детективных расследований, никаких тайн! Понятно? Белинда, ты мне дала слово! Он скрылся за массивной лакированной дверью. Белинда недовольно нахмурилась.

— По-моему, папа просто не понимает, что мы вовсе не ищем никаких загадок, — проворчала она. — Они сами нас находят!

— Но ведь мы их ждем! Мы каждый раз хотим, чтобы они появились! — напомнила ей Холи. — Вот потому я и захватила с собой наш блокнот, просто так, на всякий случай.

Она вытащила из своей сумки довольно потертый блокнот в красной обложке. С самого начала деятельности их Клуба Холли скрупулезно записывала каждое расследование, и блокнот был заполнен почти до конца.

— Вот только в художественной галерее нас едва ли ждут какие-нибудь тайны, — заявила Белинда разочарованным тоном. — Наша экскурсия скорее напоминает мне школьное мероприятие.

— Заранее никогда ничего нельзя знать, — возразила Трейси. Она сидела в мягком кресле, перелистывая путеводитель. — Вон какие там интересные картины выставлены. Просто посмотрим на современные шедевры — от этого уже польза. А дальше будет видно.

С этими словами она вскочила и направилась к двери.

Вскоре девочки вышли из подземки на станции «Блэкфрайерс» и перешли по мосту через Темзу на Бэнксайд. При виде галереи поразилась даже искушенная Белинда.

— Вы уверены, что мы не ошиблись и пришли в нужное место? — спросила она. — Какое огромное здание! Оно совсем не похоже на художественную галерею. Скорее на какую-нибудь фабрику!

— Все в порядке, это и есть «Тейт-Модерн», — успокоила ее Холли. — В путеводителе говорится, что в этих стенах прежде размещалась электростанция — вот почему тут такая выкая труба. Но потом здание много лет пустовало, пока кому-то не пришло в голову превратить ею в художественную галерею.

По мере приближения к галерее она казалась им все огромней и огромней, а уж когда они вошли внутрь, у девочек просто дух захватило. Наклонная эстакада привела подруг в огромное Пустое помещение — бывший турбинный цех. В дальнем его конце виднелся высокий мост с гигантскими скульптурами. И вообще, здание было настолько огромным, что девочки не удивились бы при виде облаков, проплывающих под потолком.

— Неужели тут все экспонаты такие же большие, а? — поинтересовалась Трейси. — Я думали, что здесь и маленькие тоже есть.

— Я уверена, что в галерее найдутся работы разной величины, в том числе и маленькие, — заверила ее Холли. — Давайте поднимемся наверх и отыщем другие выставочные помещении.

С левой стороны, за высоченной стеклянной стеной виднелись длинные эскалаторы, которые вели на семь этажей выставочного комплекса. На каждом этаже были выставлены тысячи произведений искусства, созданных в течение всего двадцатого века.

Трейси, самая спортивная из членов Клуба, поднялась наверх и пробежала рысцой зал за залом, отыскивая какую-нибудь картину Оскара Мейкписа. Потом вернулась к Холли и Белинде, которые неторопливо разглядывали экспонаты, и объявила, что ей так ничего и не удалось обнаружить. Белинда тут же пришла в ужас при мысли о предстоявших им долгих часах безуспешных поисков и предложила обратиться за помощью к одному из смотрителей залов, одетых в особую униформу.

— Мейкпис вам нужен? — широкоплечий мужчина на секунду задумался. — Ах да, я понимаю, что вы хотите посмотреть — большую статую русалки. Что ж, вы идете правильно. Она на этом этаже. Вот так и ступайте в дальний коней этого этажа — мимо не пройдете.

Девочки последовали совету смотрителя, и Холли вскоре увидела русалку. Правда, экспонат оказался не совсем таким, как они себе представляли.

Трейси прочла на постаменте табличку с названием.

— «Русалка» — Оскар Мейкпис, Испания, 1993. Обже труве. — Девочка нахмурилась: — Хм, что значат два последних слова?

— По-моему, по-французски это означает «найденные предметы», — сообщила ей Холли. — Ну, к примеру, некоторые художники и скульпторы любят поднимать с земли всякие там причудливые камни и прочее, а потом слегка обрабатывать, обтесывать, более четко проясняя образ, который им померещился.

Скульптор, по-видимому, подобрал валявшиеся на морском берегу ведра, лопаты, рваные спасательные жилеты, сети для ловли креветок, бейсбольные мячи, доски для серфинга, даже два сломанных шезлонга, потом скрепил их между собой и получилась весьма приблизительная женская фигура трехметровой высоты.

— Ну, если уж это шедевр современного искусства, тогда извините! — презрительно фыркнула Белинда. — На мой взгляд, эта скульптура Польше напоминает кучу старого хлама, упавшего с грузовика, когда тот ехал на мусорную свалку.

— Может, если мы посмотрим подольше, до нас дойдет замысел скульптора и вообще ценность этого произведения, — неуверенно предположила Холли, разглядывая «Русалку» с разных ракурсов.

— Вот еще! Больно нужно, чтобы он доходил до меня, этот самый замысел, — огрызнулась Белинда.

— Ага, вот теперь уже теплей. «Русалка» начинает мне нравиться, — заявила Трейси, когда отошла к дальней стене зала.

Она прошла мимо другого экспоната — неясной, динамической фигуры молодого животного, может, жеребенка, а может, и птицы. Это существо привстало на задних ногах, словно собиралось куда-то прыгнуть. Эта скульптура очень сильно отличалась от «Русалки». Трейси прочла вслух название:

— «Тайна жизни» — Ганс Дорфман, Мюнхен, 2000. Бронза. — Трейси медленно обошла вокруг этой выразительной скульптуры и с удовлетворением покачала головой. — Вот это в самом деле прекрасная работа, ничего не скажешь. — Трейси, с ее пристрастием к спорту, всегда нравилась динамика, и тут ее поразило, с каким мастерством немецкий скульптор сумел передать в застывшем движении такое ощущение рвущейся вверх энергии.

Холли согласилась с ней.

— Честно говоря, эта «Русалка» мистера Мейкписа меня тоже не впечатлила, — сказала она. — Куча хлама и есть куча хлама. Не скульптура, а пляжная помойка! А этот жеребенок — совсем другое дело. Сколько в нем жизни, потрясающе!

— Забавно слышать, — произнес за ее спиной чей-то низкий бас.

От неожиданности Холли вздрогнула и повернулась на голос. Неподалеку от нее стоял тот самый смотритель галереи, который подсказал им дорогу к «Русалке». Оказывается, он шел за ними через все залы.

— Несколько недель назад у нас побывали посетители, которые сказали приблизительно то же самое, — продолжал он. — Двое туристов. Судя по их произношению, они приехали из Испании. Их очень заинтересовала «Тайна жизни». Причем у одного из мужчин была новая видеокамера, и он снимал жеребенка с разных точек. Разумеется, мне пришлось остановить его. Ведь посетителям не разрешено тут ничего снимать фотоаппаратом или на видеокамеру. — Смотритель пожал плечами и возмущённо фыркнул, словно те два посетителя, не уважавшие правила галереи, своим поведением на несли ему личную обиду.

— Но я все-таки понимаю, почему им захотелось снять на память скульптуру Дорфмана. — дипломатично заметила Трейси. — Ведь приятно вернуться домой с таким сувениром: гораздо лучше, чем эта «Русалка»!

— В ней уж точно нет никакой загадки! — с ядовитой усмешкой добавила Холли.

 

В шесть часов, когда девочки вернулись в отель «Ройал-Парк», их уже ждал мистер Хейес. Белинда позабавила отца своим язвительным описанием «Русалки» Оскара Мейкписа. Мистер Хейес тут же нахмурился.

— Возможно, ты права, дочка, — проговорил он. — Но если ты встретишься в Испании с мистером Мейкписом, то держи, пожалуйста, при себе свое мнение: едва ли он будет счастлив, если ты начнешь критиковать его шедевры!

— Не беспокойся, па, я не скажу ни слова. Однако, честно говоря, эта его старуха «Русалка» — просто бред собачий! — решительным тоном заявила Белинда и достала из мини-бара баночку кока-колы.

Трейси улыбнулась и поддержала подругу:

— Да, я абсолютно согласна с оценкой Белинды! Но вот «Тайна Жизни» — нечто совершенно иное. Если бы она продавалась, я бы хотела купить эту скульптуру! Вот где настоящий шедевр, ничего не попишешь.

Мистер Хейес улыбнулся и поднял брови:

— Что ж, если ты подумываешь о том, чтобы вложить деньги в работу Дорфмана, я должен тебя предупредить, чтобы ты начала их копить.

— Да, я догадываюсь, что «Тайна жизни» стоит достаточно дорого, — начала было Трейси.

— Мягко сказано, — перебил девочку отец Белинды. — Если бы эта фигурка жеребенка была выставлена на продажу — хотя, разумеется, это невозможно, ведь она уже принадлежит галерее Тейт, — ее цена потянула бы на половину миллиона!

Девочки дружно ахнули, а Трейси повторила:

— Полмиллиона? В самом деле, мистер Хейес? Неужели она столько может стоить?

Отец Белинды кивнул без тени улыбки:

— Да, полмиллиона, а то и больше, если бы она продавалась на аукционе! Крупные коллекционеры — люди богатые и готовы заплатить сколько угодно, лишь бы получить в свои руки подобную работу. И вообще, в наши дни современное искусство превратилось в большой бизнес. Вот почему в таких местах, как «Тейт-Модерн», приняты строжайшие меры безопасности. Некоторые коллекционеры готовы платить бешеные деньги за признанные всеми шедевры, даже если потом им придется демонстрировать свои сокровища под большим секретом.

— И я догадываюсь, что в этой области большой бизнес часто перешагивает через границы дозволенного и становится преступным, — задумчиво произнесла Холли.

— Увы, боюсь, что ты права, — согласился с ней мистер Хейес. — Самые отпетые мошенники не останавливаются ни перед чем, лишь бы удовлетворить запросы своих клиентов и заработать на этом огромные деньги! Тут речь идет о международной преступности.

Глава II

БАРСЕЛОНА!

Как только замигала и погасла надпись «Застегните ремни безопасности», Холли отстегнула ремень и сладко потянулась. Сидевшая рядом с ней Белинда шарила ногами по полу, отыскивая свою обувь, а Трейси, чье место находилось через проход, уже вскочила и вытаскивала свою сумку из шкафчика, висевшего над ее головой. Холли заглянула в иллюминатор и увидела ослепительно яркий солнечный свет, лившийся на темно-серый бетон аэродромной полосы. Трудно было даже поверить, что всего несколько часов назад девочки ехали по сырым, сумрачным и холодным улицам Лондона.

После того как они забрали свои рюкзаки с багажного транспортера и прошли паспортный контроль, мистер Хейес привел членов Детективного клуба к окошку проката автомобилей. Там он быстро уладил необходимые формальности, взял ключи, и через пару минут девочки уже складывали свои вещи в багажник крошечного красного автомобиля, а еще через несколько минут мчались к городу в потоке других машин. Мистер Хейес уже не раз бывал в Барселоне и хорошо знал дорогу к их отелю.

Сидевшая на переднем сиденье Холли извлекла из сумки еще один путеводитель и пыталась отыскать на карте дорогу, по которой они ехали. Трейси и Белинда просто глазели по сторонам и с удивлением обнаруживали много знакомых названий баров и кафе, и даже два или три филиала крупных английских магазинов. Впрочем, большинство зданий выглядели совсем по-другому.

— Вы только поглядите! — воскликнула Трейси. — Какой необычный дом. Стоит в центре современного жилого квартала, а выглядит он будто его перенесли из старинной сказки!

Пока она это говорила, загорелся красный свет и машина затормозила. Холли и Белинда вытянули шеи, чтобы получше рассмотреть этот дом.

Он и в самом деле выделялся среди других построек: крыша, покрытая черепицей яркой расцветки, странно изгибалась и закручивать вокруг верхней части стен, под каждым I окном выступали фантастически красивые резные балконы из желтоватого камня.

— Если этот дом перенесен из сказки, в нем должна обитать какая-нибудь ведьма! — заявила Белинда. — На мой взгляд, он выглядит достаточно странно!

— Но он такой красивый и прикольный! — возразила Холли. — Вот, я нашла в путеводителе снимок этого дома. Тут написано, что его построил человек по фамилии Гауди.

— Совершенно верно, — подтвердил со своего сиденья мистер Хейес. — Вы увидите его проекты по всему городу. Гауди — один из героев Барселоны.

Тут зажегся зеленый свет, и красный автомобиль помчался дальше. Через несколько минут их взорам предстало еще одно удивительное творение Гауди: на этот раз дом стоял на развилке двух дорог.

— Как странно! Дом стоит на углу, а у него самого вообще нет ни единого угла: сплошные изгибы, словно большая волна из камня, — удивилась Белинда.

— В нем на каждом этаже расположены офисы и квартиры, — сообщила подругам Холли, быстро заглянув в свою книжку. — Еще тут сказано, что во всем здании не найдется ни единой прямой стены.

— Он напоминает мне огромный утес, — сказала Трейси. — Окна словно пещеры, а те красивые кованые балконы кажутся морскими водорослями, прилипшими к стенам.

— Как забавно, что ты это говоришь, — ответила Холли. — Потому что он называется «Ла педрера». Знаешь, что это означает?

— Вроде бы что-то, связанное с камнями? — припомнила Трейси. Прежде она знала много испанских слов, когда жила в Америке.

— Ты почти права, это слово означает «Груда камней», — ответила Холли. — Гауди в самим деле умел создавать неповторимые здания, правда?

Подъехав к отелю, мистер Хейес поставил автомобиль в подземный гараж. Потом они забрали у портье ключи от своего номера и пошли (след за одетым в аккуратную униформу носильщиком. Снова девочки оказались в большой комнате с тремя кроватями и великолепный видом на город.

— Боже, что это такое? — удивилась Трейси, Показывая на нагромождение высоких остроконечных крыш, возвышавшихся над окружающими постройками.

— Саграда Фамилья, собор Святого Семейства, еще один из шедевров Гауди, — пояснил ей мистер Хейес. — Если вы соберетесь побродить по городу, непременно загляните туда. Не пожалеете.

— Пожалуй, мы погуляем сегодня по Барселоне, — ответила Холли за всех подруг. — Я уверена, что с моим путеводителем и испанским языком Трейси мы не заблудимся.

— Ну что ж, если вы соберетесь в город, желаю приятной прогулки, — с улыбкой проговорил отец Белинды. — Обязательно посмотрите собор Святого Семейства. Между прочим, он строится до сих пор. С того времени, как были заложены первые камни фундамента, прошло уже больше ста лет! — Тут мистер Хейес взглянул на часы и схватил свой портфель. Уже в дверях он вспомнил о чем-то и остановился. — Кстати, я должен вас предостеречь, Барселона пользуется неважной репутацией из-за множества мелких воришек. Так что не хлопайте ушами и следите за своими карманами. Ну ладно, извиняюсь, что бросаю вас одних, но мне пора бежать. Через двадцать минут у меня важная деловая встреча. Пока!

С этими словами отец Белинды торопливо ушел, а три девочки уже склонились над картой Барселоны, вложенной в путеводитель.

— С чего начнем? — спросила Трейси. — Думаю, что с этого интересного храма. Ведь твой папа посоветовал нам непременно его посмотреть.

Белинда уныло вздохнула:

— Может, не надо, а? В конце концов, ведь папа сказал, что он все еще строится. Лучше приедем сюда еще раз, когда его наконец достроят. Тогда и осмотрим!

— Сомневаюсь, что тебе представится такая возможность! — засмеялась Холли. — Ведь в книге сказано, что строительство продолжается уже больше ста лет. С такой скоростью собор будет готов только лет через триста. Так что лучше поглядим на него сегодня.

Хотя собор Саграда Фамилья стоял довольно далеко от отеля, в котором остановились девочки, оказалось, что до него удивительно просто доехать на метро. Когда подруги снова вышли на поверхность, их ослепил солнечный свет, и девочкам пришлось загородить глаза ладонью, чтобы хоть как-то разглядеть огромную постройку, которая возвышалась перед ними, взмывая в голубое небо.

— Боже! Я и не ожидала, что у собора могут быть восемь шпилей! — ахнула Белинда.

— Кажется, строители не собираются останавливаться на восьми, — сообщила Холли, успевшая прочитать про собор, пока девочки ехали в метро. — Гауди планировал двенадцать шпилей — по одному на каждого из апостолов, так что работы еще очень много.

— Это сразу видно, — согласилась Белинда. — Вон, только некоторые части собора выглядят вполне завершенными, но остальные больше походят на строительные площадки!

Незаконченные места были закутаны в брезент или загорожены дощатыми щитами. Над Ними маячил гигантский кран, поднимавший рабочих на самый верх новых башен, которые Сейчас облицовывали разноцветными декоративными каменными плитами с растительным орнаментом.

— Странная штука. Ведь многие части собора пока еще совсем никакие, а все-таки в целом он выглядит… ну… — Холли замолчала, подыскивая точное определение. — Величественно? Потрясающе? Так, что дух захватывает?