Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Любовная фантастика
Показать все книги автора:
 

«Песня сирены», Элла Саммерс

Глава 1

Война силы воли

— Стэш, дай мне еще одну, — сказала я, со звоном резко опуская стопку на барную стойку. Было два часа дня, и эта вечеринка только начиналась.

В данный момент любой разумный человек задался бы вопросом, что я в такой ранний час делаю в «Магической формуле», ведьмовском баре Нью-Йорка, опрокидывая в себя стопки светящегося алкоголя, смешанного с магией. Меня привела сюда не депрессия, не разбитое сердце, не оплакивание никчемной жизни. Все дело было в моем обучении в Легионе Ангелов, элитном подразделении сверхъестественных солдат с силами, дарованными им самими богами.

Стэш посмотрел на меня, в задумчивом молчании поглаживая темную щетину своей двухдневной бороды, как будто подумывая отказать мне. Но вместо этого он налил мне еще одну стопку окрашенного магией розового алкогольного напитка.

— Умный мужчина, — сказала я.

Он фыркнул.

— Я могу с этим справиться, — заверила я его, опрокидывая в себя стопку. Напиток обжигал как жидкость для розжига — как и должен был.

Его глаза проследили за стеклянной стопкой, которую я изящно поставила на барную стойку. Моя рука даже не дрогнула. В сравнении с тем, к чему я привыкла, эта розовая газированная штука была детской забавой.

— Ничуть не сомневаюсь, сладенькая. Ты ешь яд на завтрак.

Стэш был прав. Нектар, напиток богов, по сути, являлся ядом, магической субстанцией, которая или убивала тебя, или поднимала твой магический уровень. Вот что они давали нам в Легионе Ангелов, когда нам предстояло повышение — тест типа «сделай-или-умри». Весь Легион был одним большим «сделай-или-умри».

Стэш оперся локтями на барную стойку, уголки его губ приподнялись.

— Итак, что девушка вроде тебя делает в таком месте?

Я рассмеялась над его фальшивой попыткой флиртовать. За пределами Легиона и семьи Стэш, наверное, был самым близким к другу, что у меня было. Оборотень, которого вышвырнули из одной из городских стай, теперь перебивался случайными подработками на сверхъестественных существ в городе. Мы встретились в фейри-баре несколько месяцев назад. Он зарабатывал деньги армрестлингом с постоянными клиентами бара. Он не рассчитывал на мой статус Легиона и то, что я сильнее большинства сверхъестественных существ — сильнее даже такого большого крутого оборотня как он.

— Извини, приятель, этот визит исключительно по делу, — сказала я, поворачивая голову к сцене, где живая группа играла в крутящемся световом шоу искусственных цветов.

Как по заказу, из ванной комнаты выскочил вампир и кинулся голым на сцену, зигзагами носясь между инструментами и членами группы, красные и зеленые огни прожекторов освещали его бледную голую задницу. Смех и улюлюканье донеслись от толпы у бара, люди салютовали своей выпивкой в знак благодарности вампиру за кратковременное развлечение.

Они благодарили не того человека. Вампир не сам придумал гениальную идею дать этим людям повод для веселья. Это все я. Я вложила эту идею ему в голову — буквально, с помощью магии. У этого было много названий: внушение, колдовство, харизма, песня сирены. Это довольно хитрое заклинание, и последние четыре месяца я без остановки практиковалась в нем. Это обязательная тренировка для следующего уровня в Легионе.

— Неплохо, да? — сказала я, поворачиваясь к Джейсу.

— Ты убедила пьяного мужика-вампира расстаться с одеждой. Браво, — сухо ответил он.

Джейс был моим напарником по тренировкам эти четыре месяца. Он был мальком Легиона — уменьшительно-ласкательный термин для солдат Легиона с родителем-ангелом. Они обладали всей магией, дисциплиной и высокомерием, которых можно было ожидать от людей с таким почтенным наследием, но Джейс был не так уж плох, если пропустить с ним пару стаканчиков. Настоящей выпивки с добавлением капель Нектара. Эти ведьмовские шоты и коктейли, казалось, вообще на него не влияли.

— Это неважно. Я преуспела, так что ты должен пить, — сказала я ему.

Джейс выпил стопку своего шипучего синего напитка и поставил стакан перед Стэшем.

— О да, я вижу, как упорно ты работаешь, Леда, — сказал мне оборотень.

Я широко улыбнулась.

— И работа, и удовольствие. Убиваю двух птиц одним камнем[?], друг мой.

— И много камней ты собралась здесь бросить, сладенькая?

— Пока птицы не начнут швыряться в ответ.

В конце концов, это произойдет. У меня закончатся силы, или я выберу неверную цель — кого-то достаточно сильного, чтобы сопротивляться моей все еще слабой магии. Внушение людей было сложной работой, так что мне пришла идея перенести все в бар и устроить из этого игру с выпивкой. Всякий раз, когда Джейс или я успешно внушали кому-нибудь что-нибудь, другой выпивал порцию алкоголя. Однако я не рассчитывала, что у моего оппонента будет иммунитет к алкоголю.

Я посмотрела на Джейса.

— Твоя очередь.

Его глаза пробежались по клубу, наконец, остановившись на женщине-фейри с мальчишеской стрижкой из розовых как жвачка волос. Поставив бокал со своей выпивкой, она скользнула рукой к ножам в кожаных ножнах на бедре. В баре для сверхъестественных существ было нормой приходить вооруженным до зубов. Пальцы фейри затанцевали над ножами, быстро и уверенно бросая их в противоположную стену. Хоть толпа была густой, как патока зимой, она не зацепила ни одну живую душу. Зато написала своими ножами на стене имя «Джейс».

— Неплохо, — сказала я ему, смеясь. Я выпила стопку, которую Стэш уже подготовил для меня.

— Это самая странная игра с выпивкой, которую я видел в своей жизни, — сказал мне оборотень. — А я видел немало странного дерьма.

Вампир на другом конце бара таращился на меня, его зачарованные глаза не отрывались от моих светлых волос. Он смотрел так, будто больше всего на свете ему хотелось запачкать мой платиновый конский хвост моей же кровью. Вампиры питали слабость к моим волосам. Я никогда этого не понимала, но что-то во мне заставляло их желать укусить меня, распаляя жажду даже в сытом вампире.

Вампир поднялся, серебристо-голубые глаза светились первобытной нуждой. Он вот-вот потеряет контроль. Если он нацелится на мою шею, мне придется в него выстрелить, а мне очень не хотелось бы этого делать. Не его вина, что мои странные волосы были спусковым крючком для вампирской жажды крови.

Мне просто нужно было найти этой энергии лучшее применение. Я сосредоточилась на его разуме, на этой искорке сознания, погребенной под огненной бурей инстинкта — и ухватилась за нее изо всех сил. Его сознание отступило еще дальше, ища убежища в глубинах его разума. Я не отпускала. Я влила в него свою силу воли. У меня не было много магии, но этого было достаточно, чтобы проникнуть внутрь. И как только я проникла, его разум стал принадлежать мне. Внушение — это игра ментальной гимнастики, война силы воли. И очень немногие люди могли сравниться со мной в неукротимом упрямстве.

Вампир остановился передо мной, серебристо-синее сияние его глаз померкло. Он пялился на меня отсутствующим взглядом. Я широко улыбнулась ему. Со вспышкой сверхъестественной скорости он внезапно очутился на баре, закрутившись на стойке в серии трюков, от которых первоклассный гимнаст позеленел бы от зависти.

— Ты действительно вестница хаоса, — сказал мне Стэш и побежал за вертевшимся вампиром, пытаясь скинуть его с бара.

Я пририсовала еще одну отметку под моим именем на салфетке, которую мы с Джейсом использовали для ведения счета.

— Это было… эффектно, — сказал Джейс.

— Кто бы говорил. Ты заставил фейри написать твое имя ножами на стене.

— Это было испытание безупречного контроля над разумом.

— Ага, ага, скажи это нашей доске учета, — я показала ему салфетку. — Я впереди, златовласка.

— Ты выбирала пьяных, которые и так сделали бы все, что ты им сказала. Учитывая то, как ты одета, долго уговаривать тебе не приходится.

На мне было темно-красное мини-платье и черные туфли, так что возможно в его словах был смысл.

Я усмехнулась.

— Где-то под этими обвинениями похоронен комплимент?

— Боги, нет. У меня хватает ума не клеиться к девушке полковника Уиндстрайкера.

— Я не его девушка.

Джейс бросил на меня снисходительный взгляд.

— Продолжай повторять себе это, Леда.

— Мы еще даже не были на свидании.

— Еще, — подчеркнул Джейс.

— Ладно, да. Он пригласил меня, но в последнее время он чаще находится вне офиса, чем в нем, так что на самом деле мы не были на свидании.

— Это не помешало тебе обжиматься с ним в библиотеке.

Откуда ему вообще об этом известно? Неро нашел меня в библиотеке, тянущейся к книге из списка к прочтению, который он дал мне для подготовки к следующему уровню в Легионе. Книжные шкафы в библиотеке Легиона были слишком высокими, явно строившимися в расчете на ангелов. Это создавало проблемы для тех из нас, чьи ноги все еще оставались на земле.

Неро достал для меня книгу с верхней полки. Одно к другому, и прежде чем я успела это осознать, я уже прижимала его к книжным полкам, а книги сыпались на нас градом.

С моих губ сорвался вздох. Целовать Неро было опасным времяпровождением — зависимостью, вратами к темным и смертоносным искушениям. И я слишком глубоко в этом погрязла.

— Когда ты его в последний раз видела? — спросил у меня Джейс.

— В тот день в библиотеке, в прошлом месяце.

И то небольшое рандеву определенно оставило свой след. Он целовал меня так, будто я единственная женщина во всем мире, а потом просто ушел. Этот ангел играл со мной в игру, правил которой я даже не знала, и я начинала осознавать, что проиграла эту игру еще до ее начала.

— Ты втюрилась в него по уши, Леда, — сказал Джейс, хихикая.

— Ох, заткнись, — я бросила в него попкорном. — Кто бы говорил. Ходят слухи, что вы с Миной в последнее время сильно сблизились.

Улыбка увяла на его губах.

— Мы с Миной просто друзья.

— Продолжай повторять себе это.

Джейс стиснул зубы.

— Нам нужно вернуться к тренировкам.

— Тогда сделай одолжение, удиви меня.

— Внушение сводится к контролю личности, изнутри и снаружи, тела и разума, каждой капли самоконтроля, каждой мысли. Там, — он указал на две группы мужчин, стоящих лицом друг к другу. Они выглядели так, будто находились на волосок от драки. — Что ты видишь?

— Оборотни против ведьм, эпичные разборки.

Он не рассмеялся.

— Одно дело внушить кому-то что-то, что они и так могли сделать. Настоящий вызов — внушить им сделать то, чего они делать не хотят.

Оборотни и ведьмы внезапно остановились, восемь мужчин абсолютно неподвижно замерли во времени. Мгновение спустя они хлопнули в ладоши, синхронный хлопок эхом прокатился по клубу, приглушая музыку. За ним последовал топот. Поворот. Вращение. Они двигались в скоординированном танце, как будто очутились в мюзикле. Крутясь, вращаясь, кружась, поднимаясь. Снова и снова они двигались не как враги, а как партнеры. Вертелись, выписывали кренделя, подпрыгивали, отбивали чечетку.

— Это было круто, — сказала я Джейсу, когда оборотни и ведьмы закончили свой музыкальный номер. Их лица покраснели, они прятали глаза и разошлись в разные стороны, слишком смущенные, чтобы драться. — Столько контроля. Каждый шаг идеален. Тебе стоит организовывать выступления.

— Песня Сирены — это не трюк для вечеринок. Это важный навык. Он помогает Легиону поднимать моральный дух. Рассеивает проблемы. И владение этой способностью дает солдату устойчивость к ментальному контролю.

— Ты проглотил справочное пособие по Легиону? — поинтересовалась я.

Джейс бросил на меня недоумевающий взгляд.

— Ты опять это делаешь.

— Делаю что?

— Дразнишься.

— И это плохо?

— Я… правда не могу решить, нравится ли мне это.

— Так когда ты был ребенком, твоя семья не дразнила друг друга.

— Мой отец не дразнится. Он дисциплинирует тебя для твоего же блага.

Я фыркнула.

— Звучит как типичный ангел. Готова поспорить, эта речь о Песне Сирены — цитата его слов.

— Да.

Я добавила еще одну отметку под его именем на салфетке.

— Что ж, думаю, я доказала, что мы можем работать над этим важным навыком и одновременно веселиться.

Я поймала за руку проходящую мимо вампиршу. Она остановилась, в глазах появилось то самое отдаленное голодное сияние, когда взгляд скользнул по моим волосам к шее. Губы изогнулись, обнажая клыки.

— Божечки, какие у тебя длинные зубы, — сказала я, завладевая ее разумом.

Вампирша оттолкнулась от пола, с шелковистой грацией перескакивая через бар.

— Эй, тебе сюда нельзя, — сказал Стэш, когда она спрыгнула рядом с ним.

Вампирша похлопала блестящими ресницами в фальшивом смущении. А потом схватила Стэша и крепко поцеловала его в губы. Ее выкрашенные темно-красным лаком ногти вцепились в его волосы, царапали бороду. Стэш целовал ее в ответ, и он тоже не нежничал. Видимо, он все же решил, что ей можно там находиться.

— Еще не закончила? — спросил у меня Джейс.

Я хихикнула.

— Теперь они делают это добровольно.

В его глазах мелькнуло удивление. Он перевел взгляд с целующейся парочки на меня.

— Неплохо, да? Внушение укоренилось даже после того, как я перестала ее активно контролировать.

— Едва ли это удивляет, — сказал Джейс, приходя в себя. — В конце концов, это же вампирша.

Я вздохнула.

— Что нужно сделать, чтобы удивить тебя?

Джейс осмотрел танцпол.

— Там, — сказал он, показывая на ведьмака, который сидел на диване на возвышенной платформе, глядя на всех и вся сверху вниз, как будто он был королем. — Зачаруй его. Убеди его спеть «В лунном свете», и тогда я буду впечатлен.

— Это песня оборотней, — сказала я ему.

«В лунном свете» — это гимн оборотней, их тематическая песня. Ее они пели перед тем, как стать пушистенькими и выть на луну. Внушить ведьме спеть эту песню — все равно что внушить вампиру перейти на бескровную диету. В наши дни оборотни и ведьмы в Нью-Йорке ладили друг с другом так же хорошо, как маринованные огурчики и шоколад.

— Ну, если ты боишься провала… — Джейс умолк на полуслове.

— Ничего я не боюсь, по крайней мере, уж точно не ведьмака в пурпурном парике и золотом костюме.

Я налила себе очередную стопку и выпила ее залпом. У ведьмовского короля были телохранители, два здоровых ведьмака, которые выглядели так, будто свалились со страниц журнала для бодибилдера. Я опрокинула в себя еще одну стопку.

— Если не боишься, тогда зачем тебе столько выпивки? — спросил Джейс.

— Просто подпитываю свою магию.

В какой-то мере это правда. Ведьмовские напитки несли в себе капельку магии. Конечно, ничего похожего на Нектар, но капли Нектара можно получить только в барах Легиона. В конце концов, это яд, так что смертность от него шокировала. А убивать посетителей — не очень хорошо для бизнеса.

— Он лидер, — сказала я, бросая взгляд на ведьмовского короля, надежно скрытого за стеной телохранителей. — Лидерам внушать сложнее. Качества, которые заставляют других следовать за ними, также делают их устойчивыми к ментальным атакам.

— Вот почему это называется вызовом, — ответил Джейс. — Разве ты не хочешь подстегнуть себя?

Я хотела. Как и у всех, у меня были свои причины присоединиться к Легиону. Некоторые просто хотели принадлежности к чему-то, другие жаждали власти или отчаянно хотели магии, дарованной богами. Вот она я. Отчаянная. Когда шесть месяцев назад мой брат Зейн бесследно пропал, я отправилась в Легион с намерением пробиться вверх по карьерной лестнице и получить магию, необходимую для его спасения. Подвох? Магия, которая позволит мне связаться с ним, называемая Чары Медиума, являлась способностью девятого уровня Легиона. Мне предстоял длинный путь, и это при условии, что я вообще выживу. Я нуждалась в этой тренировке. Мне нужно было подстегивать себя.

Легион тоже проделывал неплохую работу по подстегиванию меня. Благодаря Первому Ангелу я оказалась на кратчайшем пути, ускоренной дорожке напряженных жесточайших тренировок. И не одна я.

— Айви говорила, что нас несколько дюжин в этой ускоренной программе среди всех офисов Легиона, — сказала я.

— Откуда она это знает?

Я пожала плечами.

— Она говорит с людьми. И ты же знаешь Айви. Люди ей все рассказывают.

— Возможно, она смогла бы убедить короля ведьм спеть «В лунном свете».

— Я сделаю это. Просто дай мне минутку, — я провела пальцем по краю пустой стопки.

Джейс вскинул брови.

— Надо добавки?

— Думаю, что справлюсь без этого, — сказала я, постукивая пальцами по барной стойке. — Многих из нас подталкивают быстрее развивать свою магию. Должно быть, Легион к чему-то готовится.

— Ты задаешь слишком много вопросов. Это и доставляет тебе проблемы.

— Твой отец рассказывал тебе что-нибудь?

— Вот об этом я и говорю, — ответил Джейс, хмурясь. — Проблемы.

Я усмехнулась. Джейс вздохнул.

— Нет, он ничего мне не говорил. Полковник Файрсвифт не очень-то любит делиться.

— Прямо как ангел, — прокомментировала я, разминая плечи и вставая. — Ладно, думаю, я достаточно долго прокрастинировала.

Я обошла танцпол, держась на небольшом расстоянии от горячего запаха потных подмышек и бушующих гормонов. Иногда обладать обостренными чувствами вампира — это скорее бремя, нежели бонус. Я с важным видом направилась прямиком к королю ведьм, уверенно подняв глаза и громко стуча каблуками по полу. Настрой решал все, этому я научилась, еще будучи охотницей за головами.

Я добралась до стены наемных мышц. Король ведьм жестом приказал телохранителям отойти. Очевидно, мой настрой его впечатлил. Или же это все мое красное мини-платье.

— Иди сюда, — роскошно промурлыкал он, похлопывая по свободному месту справа от себя. Место слева было уже занято ведьмой с волосами цвета воронова крыла, одетой в крошечный комплект черного кружевного белья, маскирующийся под платье.

— Думаю, я постою. Мне отсюда открывается отличный вид на трусики твоей очаровательной спутницы.

Тишина заполнила пространство между мной и королем ведьм. Секунды медленно капали. Затем внезапно он запрокинул голову и расхохотался.

— Фантастика, — он вытащил вышитый носовой платочек и вытер слезы веселья — осторожно, чтобы не размазать подводку под глазами. — Ты идеальна. Слишком идеальна. Тебя послал Константин?

— Константин Уайлдмен? — спросила я. Он был единственным знакомым мне ведьмаком с именем Константин.

— Да. Он всегда подсылает ко мне своих подпевал в попытке завербовать меня в его ковен. После последней шестерки я сказал ему, что следующим посланником должна быть хорошенькая девушка, иначе я не стану слушать.

— Я не из его подпевал.

Он переплел пальцы домиком.

— Тогда чем я обязан удовольствию этого визита?

— Ты говоришь так, будто наделен выдающимся певческим голосом.

Его улыбка сделалась еще шире.

— Продолжай, сладкоречивая сирена.

— Я надеялась, что этим вечером ты удостоишь нас своей песней, — я потянулась к нитям его разума. — Что-нибудь эмоциональное. Что-нибудь глубокое.

— Что у тебя на уме?

Вот он, момент истины. Сколько же магии сирены уже присутствовало во мне?

— «В лунном свете».

Его улыбка скисла. В глазах полыхнула ярость, он вскочил на ноги. Монотонное пение — или это были проклятья? — полилось с его губ. Он схватил со своего пояса сосуд и швырнул его к моим ногам. Мои плечи тут же придавило невидимым грузом. Мне казалось, будто я оказалась поймана в герметичную бутылку и медленно задыхалась от собственного дыхания. Что-то твердое ударило по мне, и заклинание ведьмака снесло меня с платформы. Спина ударилась о пол танцпола с сухим треском. Я перекатилась, хватая ртом воздух и приподнимаясь на дрожащих руках.

Один из здоровенных телохранителей ждал меня. Его кулак замахнулся на меня как молоток. Я увернулась — едва-едва — и его рука проломила пол. Он стряхнул деревянные щепки и попытался еще раз. Я откатилась в сторону, вскакивая на ноги. Телохранитель схватил ближайший столик и дернул так сильно, что болты, которыми он был прикручен к полу, выскочили. А потом он дружелюбно метнул стол в мою сторону.

Я пригнулась.

— Это невежливо, — сообщила я ему.

Вокруг его тела присутствовало странное слабое свечение, какая-то магия. Заклинание, умножающее силу, осознала я. Он бросил на себя блестящую золотистую пудру. Я увернулась от второго летящего столика. Одна из моих книг по колдовству упоминала, как противостоять этому заклинанию. Так как там говорилось?

Я полезла в свои мешочки, смешивая Флору и Прах Единорога. Затем бросила в телохранителя получившуюся бело-розовую пудру. Он замер, зависнув во времени. Не такое заклинание я хотела получить, но и это сгодится. Я собиралась найти кресло, чтобы закончить работу, когда в спину телохранителя ударило облачко темно-синей мерцающей пыльцы. Его рот сложился в удивленное «О», а потом он упал на пол, открывая мне вид на стоявшего за ним Джейса.

— Я тут подумал, что тебе не помешает помощь, — сказал он, глядя на валявшегося без сознания ведьмака.

— Я прекрасно справлялась.

Джейс демонстративно обвел взглядом клуб. Сезон боевых действий объявлен открытым. Оборотни и ведьмы дрались друг с другом, вампиры пустились в погоню, охотясь на летающих фейри.

— Ну ладно, возможно, все прошло не лучшим образом, — сказала я.