Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Эротика
Показать все книги автора:
 

«Изгнание беса», Джинни Бонд

By Сан вдруг злодейски ухмыльнулась и прищурила свои недобрые азиатские глаза.

Розине сразу вспомнилось, что мама предостерегала ее в юности от увлечения излишним фантазированием. «Не доведет это тебя до добра, дочка! — частенько говаривала она. — Твое необузданное воображение однажды обернется большой бедой!»

Китаянка наклонилась и, впившись в губы Розины, просунула свой проворный и длинный язык ей в рот.

Розина вывернулась, сплюнула и воскликнула:

— Не целуй меня, глупая сучка! Засунь лучше язык в щель между ног.

Но китаянка сжала ее запястье своими сильными пальцами и внезапно укусила ее в шею.

Розина взвизгнула и попыталась высвободиться. Однако обезумевшая By Сан накрыла ей лицо подушкой и стала ее душить, одновременно нажимая коленом ей на клитор и преддверие влагалища. Изо рта ее вырвался победный вопль. Она раздвинула ноги Розины и, вогнав свою коричневую руку в ее лоно едва ли не по локоть, другой рукой стала тискать ей грудь.

Охваченная противоречивыми эмоциями, Розина затрепетала. Раскаленная лава соков хлынула из лона на бедра, из пересохшего горла вырвался хриплый крик. Рука By Сан сновала по ее влагалищу не хуже, чем здоровенный мужской причиндал. Однако и этого Розине было мало, чтобы почувствовать настоящий — исступленный, ослепительный, умопомрачительный оргазм. А догадается ли By Сан засунуть ей пальчик в анус? Хватит ли у нее смекалки, чтобы заткнуть ей кляпом рот, привязать ее к кровати и отстегать ремнем?

То, что сделала в следующую секунду китаянка, затмило все ее фантазии.

Красотка из Гонконга проворно улеглась на ней, прижавшись своим сладострастным бутоном к ее аленькому цветочку, и принялась егозить, всасывая лоном трепетные лепестки ее розы. В мгновение ока эта китайская простушка перевоплотилась в жрицу лесбийской любви, похотливую тигрицу, не поддающуюся укрощению.

Уставившись на Розину блестящими от страсти миндалевидными глазами, осатаневшая малышка стала самозабвенно тереться низом своего живота о ее лобок. Вскоре промежность Розины охватило жаром, а в сосках грудей и клиторе возникло характерное покалывание. Издав томный вздох, Розина тоже начала ритмично работать тазом.

Войдя в раж, By Сан впилась ноготками в ее округлые груди и расцарапала ей кожу до пупка.

Розина взвыла и попыталась освободиться из ее цепких объятий. Но не тут-то было.

Злорадно ухмыляясь, китаянка сжала пальцами ее соски и начала их крутить и вертеть.

Розина выпучила от боли глаза и захрипела.

By Сан приподняла ее левую ногу, обвила ее своей ногой и стала тереться о бедро своим передком, бормоча что-то по-китайски. Терпеть это Розине, к счастью, пришлось не долго: китаянка кончила, по-кошачьи замяукав, и угомонилась, напоследок ошпарив своими соками бархатистую кожу своей жертвы.

Разъяренная Розина не преминула воспользоваться ее минутной расслабленностью. Что только было сил она саданула коленом By Сан в пах, а потом извернулась и впилась в ее передок зубами.

By Сан моментально очухалась и жалобно заверещала что-то на родном языке. Все смешалось у Розины в голове. Она смачно выругалась по-английски, бесцеремонно уложила девчонку плашмя на кровати и стала на ней елозить. К сожалению, вскоре она поняла, что этого ей мало.

Окинув By Сан плотоядным взглядом, Розина завела ей руки за голову и, сжав своей стальной хваткой ее запястья, уселась промежностью на ее грудь, так чтобы сосок соприкасался с ее трепетным бутоном. Поскакав на ней немного, Розина пересела на ее лицо. By Сан немедленно припала губами к ее пестику и начала его сосать. Соки хлынули из лона Розины ручьями и потекли по ее подбородку. By Сан просунула во влагалище свой длинный розоватый язычок и принялась облизывать внутренние стенки.

Это немного подняло Розине настроение, но не более. Оргазм упорно не приходил к ней, что ее бесило. Она слезла с китаянки и начала нервно расхаживать по комнате, перебирая в уме всевозможные способы сексуального удовлетворения. Но вожделение ее было так велико, что голова абсолютно ничего не соображала. И тогда Розина встала у кровати на коленях, раздвинула By Сан бедра и уткнулась в ее ароматную расселину ртом и носом. Китаянка оцепенела в тревожном ожидании.

Опьянев от ее пряных запахов, Розина просунула язык между ее половыми губами.

By Сан сладострастно застонала, лопоча что-то на гонконгском диалекте. Это не мешало Розине вылизывать из ее лона сладкий нектар. Пестик By Сан начал стремительно расти, лепестки ее экзотической орхидеи набухли и побагровели.

Розина сглотнула слюну и легонько прикусила ее клитор.

By Сан пронзительно взвизгнула и вцепилась в ее волосы.

Не обращая на нее внимания, Розина продолжала сосредоточенно дегустировать на вкус ее китайские деликатесы. Вскоре в матке у Розины возникло покалывание, клитор начал вибрировать, а в грудях все явственнее ощущалась приятная тяжесть. Розина еще шире раздвинула смуглые ноги китаянки и принялась работать языком так, что By Сан затряслась в припадке истерического хохота. Внезапно она резко хлопнула бедрами Розину по ушам и, треснув ее кулаком по макушке, начала тереться передком о ее рот и нос, впадая в безумный экстаз.

Розина уперлась грудью в матрац, но колени ее заскользили по шелковому коврику, ноги разошлись в стороны, и она села на шпагат. Холодный воздух, тотчас же устремившийся в ее темный горячий тоннель, вызвал судорогу в промежности. В следующий миг кто-то огрел ее по спине кнутом. От резкой боли Розина взвизгнула. Китаянка сильнее сдавила ей голову бедрами. У нее перехватило дух и вылезли из орбит глаза. Второй удар, пришедшийся по ягодицам и промежности, окончательно привел Розину в чувства и заставил ее задуматься: кто ее избивает? Если это делает китаянка, то как у нее в руках оказался кнут? By Сан больно дернула ее за волосы и прижалась своим горячим передком к ее губам так плотно, что Розине стало уже не до размышления.

Следующий удар поразил ее точно в анус. Розина восторженно охнула и больно укусила китаянку за половую губу. Это не осталось для нее без последствий: удары посыпались на нее градом. С раннего детства, испорченная шлепками своих нянечек, Розина восприняла это как подарок небес. Упорно не возникавший оргазм немедленно заявил о своем приближении пульсацией в клиторе и судорожными сокращениями мышц влагалища. Об одном только сожалела Розина в эти сладостные мгновения избиения — о тягостной пустоте в своем темном тоннеле. Желая утешиться, она принялась с удвоенным рвением сосать клитор китаянки.

Внезапно чья-то сильная рука ухватила ее сзади за промежность и ввела ей в анус большой палец. Он никак не мог принадлежать хрупкой азиатке. От страха Розина взвыла, но разбухший клитор у нее во рту заглушил изданный ею утробный звук. По спине Розины поползли мурашки. By Сан, однако, продолжала прыгать на кровати, сжимая ей голову своими натренированными ногами и что-то мяукая по-китайски.

Глава 3

Розина поняла, что очутилась в ловушке. Рука незнакомца, бесшумно прокравшегося в ее спальню, пока они с By Сан предавались неистовым лесбийским ласкам, крепко держала ее за оттопыренный зад. Большой палец, воткнутый в ее задний проход, служил своеобразным якорем, мешающим ей совершать какие-либо маневры. Бедра азиатки сдавливали ее голову. В таком пикантном положении Розине никогда бывать еще не доводилось.

Рой вопросов вихрем закружился в ее голове. Кто этот бес, сумевший бесшумно проникнуть в ее спальню? А вдруг это один из агентов злодея Вань Ху? Зря она не приняла всерьез слова By Сан! Если в дом пробрались головорезы из наркомафии, им обеим настал конец. Свирепые азиаты свяжут их по рукам и ногам, поглумятся над ними и перережут им глотки.

Впрочем, это мог быть и хитрый Хиггинс: он обожал делать ей сюрпризы такого рода. Сколько раз ему уже удавалось изнасиловать ее, застав ее врасплох в ванной или в спальне! Он грубо срывал с нее одежду и овладевал ею, выкрутив ей за спину руки, в самых неприличных позах. Правда, иногда ей тоже улыбалась удача, и она либо кусала его за головку члена, либо отшибала ему ногой мошонку.

Розина попыталась высвободиться, но сильные мужские руки крепко ухватили ее за сиськи, потискали их и, сжав ей запястья, вывернули ей руки за спину. После этого произошло самое ужасное: их крепко связали ремнем. Хиггинс так никогда не поступал. По спине Розины побежали мурашки.

— Отпусти меня, идиотка! — прошипела она, задыхаясь.

Но китаянка продолжала сдавливать ей голову своими натренированными ногами. От отчаяния Розина завертела задом.

И тотчас же почувствовала своей обнаженной кожей, что незнакомец прижимается к ней своими голыми ногами. Вероятно, он разделся, пока стоял в дверном проеме и наблюдал, как By Сан облизывает своим длинным розовым языком ее дрожащий клитор. Вид раскрытого лона не мог его не возбудить, не говоря уже о прочих дамских прелестях, представших его изумленному взору. Любой мужчина, окажись он на его месте, наверняка воспользовался бы такой редкой возможностью овладеть сразу двумя лесбиянками, разгоряченными взаимными ласками. Сильный шлепок по заднице вернул Розину из мира фантазий в суровую реальность.

Розина подалась всем корпусом назад.

И получила второй шлепок по мягкому месту.

На этот раз он вызвал в ней неземной восторг.

Тепло распространилось от ягодиц и лона по животу и бедрам. Соски грудей, набухших, словно спелые дыни, отвердели и начали зудеть. В анусе возникло легкое жжение. А половые губы распухли и требовали к себе немедленного внимания. Даже щечки Розины стали пунцовыми, что случалось с ней только в минуты сильного волнения.

— Убирайся, негодяй! Или я вызову полицию! — хрипло крикнула Розина, неожиданно для самой себя.

Ответом ей был издевательский смех.

Розина умудрилась приподнять голову и втянуть ртом и носом воздух. К специфическим ароматам промежности китаянки примешался острый запах, свойственный мужчинам, когда у них возникает эрекция. Он всегда мгновенно приводил Розину в экстаз. Что ж, подумала она, если окажется, что это Хиггинс, ему несдобровать. Но что ей делать, если это китаец?

Она попыталась высвободиться из плена коленок By Сан, оцепеневшей то ли от ужаса, то ли от избытка впечатлений, и, поднатужившись, покосилась на зеркало в дверце платяного шкафа. В нем отразилась смуглая китаянка, с открытым ртом и зажмуренными глазами, и она сама, скрючившаяся в невероятной позе, с мужской рукой в ее промежности и с его большим пальцем, засунутым ей в задний проход.

Но едва лишь Розина задалась вопросом, когда незнакомец успел изменить местонахождение своего пальца, как ее внимание отвлек его фаллос. Судорожно сглотнув слюну, она уставилась на длинный искривленный банан, торчащий из черных курчавых волос на его лобке. И подтянутый волосатый живот, и кривой член были ей хорошо знакомы. Вопль негодования вырвался из ее горла, но был заглушен By Сан: китаянка схватила ее за уши и уткнула носом в свою промежность.

Тем временем Хиггинс усердно орудовал большим пальцем в анусе Розины. Очевидно, это занятие доставляло ему огромное удовольствие. Он сжал рукой влажные и горячие половые губы и вогнал ей в задний проход большой палец до упора. Розина взбрыкнула и хрипло, сдавленно застонала, почувствовав перемену в своем настроении. Сердце гулко застучало у нее в груди, предчувствуя знакомое развитие событий.

Хиггинс опустился у нее за спиной на колени и шире раздвинул ее ноги. Теплая волна приятных ощущений окатила Розину с головы до кончиков пальцев. Влагалище распахнуло свои гостеприимные двери. В клиторе возникла пульсация. Пальцы, впившиеся в ее напрягшиеся ягодицы, ослабили хватку и, скользнув по росистой расселине, нежно погладили кратер ануса. На мгновение Розине показалось, что зашевелились ее золотистые мокрые волосики на лобке. Влагалище стало лихорадочно сжиматься и разжиматься, словно бы приглашая пенис войти хотя бы в его преддверие. Головка этого солидного мужского инструмента упорно терлась именно об анус, а тяжелая мошонка снисходительно похлопывала Розину по ягодицам, как бы говоря ей, что все закончится благополучно.

Однако томительная пауза подозрительно затягивалась, и Розина начала повизгивать, выражая этим свое нетерпение. Воображение рисовало ей восхитительную сцену группового совокупления. Но желанный миг введения мужского члена в какое-то из ее потайных отверстий все не наступал.

Неожиданно что-то твердое и весьма объемистое резко и грубо заполнило собой ее задний проход. Розина взвыла, но не от радости, а от ярости, сообразив, что ее коварно обманули и затолкнули ей в зад фаллоимитатор. Прибор стал вибрировать. Розина жалобно заскулила, и кнут вновь рассек ей кожу ягодицы. Она обреченно уронила голову и впилась ртом в лоно By Сан. Удары кнутом продолжались. Окончательно перестав соображать, Розина разрыдалась и укусила китаянку за клитор: ведь только так она могла выразить все скопившиеся в ней эмоции — злость, отчаяние, стыд и чудовищную похоть. Ее тело, охваченное жаром, дрожало, голос охрип, а перед глазами плыли красные круги.

Китаянка замяукала что-то по-китайски, очевидно, выражая ей свою признательность, и сдавила ногами ей уши так, что в них возник звон. Розине показалось, что тысячи раскаленных игл впились в ее нервные клеточки. Удары хлыста приходились порой и на ее руки, вывернутые за спину и связанные ремнем, и на спину, и на икры, и на ляжки. Все ее тело охватило адским огнем. Между тем вибратор все глубже и глубже погружался в ее задний проход, издавая тихое урчание.

Нектар капал из ее лона на пол. Железные пальцы раздвинули ее ягодицы еще шире, до предела растянули стенки лона, и поток прохладного воздуха, устремившегося туда, слегка остудил ее пыл. Розина почувствовала, что во влагалище проникает наконец и толстая головка пениса, и замерла, приготовившись к удару члена по шейке матки.

Однако его не последовало. Пенис предательски вышел из влагалища и заскользил по поверхности половых губ. Это было форменное издевательство! Сейчас Розине было совершенно не до игр, ей требовалось полноценное совокупление, жесткая, грубая случка без малейшей передышки, такая, чтобы внутри ее все хрустело, хлюпало и чавкало.

Но вместо этого она почувствовала в лоне тягостную пустоту, усугубляющую боль в заднем проходе.

Не в силах сдержать досаду, Розина промычала:

— Или трахай меня, или убирайся, подонок!

От отчаяния она впилась зубами в нежную китайскую киску так, что By Сан завопила и огрела ее кулаком по спине. Зад Розины оттопырился, половые губы разошлись в стороны, как бы приглашая пенис поскорее проскользнуть в образовавшееся отверстие. В комнате снова зависла тишина.

Глава 4

Хиггинс туже стянул кожаные узлы на ее запястьях.

— Довольно! — прохрипела, извиваясь между бедрами китаянки, Розина. — Убирайся! Но сначала развяжи меня!

— У тебя весьма оригинальные шутки, крошка! — пробасил ее мучитель. — Потерпи немножко, ты останешься довольна.

Он провел головкой пениса по щели между половыми губами, и Розина заскрежетала зубами. Этот негодяй отлично изучил все ее слабые места. By Сан больно дернула ее за волосы, и она снова уткнулась носом в ее клитор, оттопырив зад. Влагалище болезненно заныло. Не зная, как облегчить свои страдания, она опять куснула китаянку за клитор. By Сан непроизвольно разжала ноги, и Розина завопила во весь голос:

— Немедленно развяжи мне руки, Хиггинс! И убирайся вон!

Хиггинс наконец-то вогнал пенис в ее лоно, приговаривая:

— Тебе ведь именно этого хотелось, плутовка? Сейчас я оттарабаню тебя в оба отверстия так, что ты надолго это запомнишь! Стой спокойно!

Он шлепнул ладонью по основанию вибратора, и тот вошел в задний проход целиком и довольно заегозил там. Хиггинс вонзил ногти в бока Розины и до упора вогнал член в ее влагалище. Глаза у Розины вылезли из орбит. Раскрыв рот, она отчаянно завертела задом. Но Хиггинс продолжал ее немилосердно драить, шлепая по попке мошонкой. От каждого нового толчка его лобка фаллоимитатор проникал все дальше и дальше в темные закоулки ее заднего прохода.

Рискуя вывернуть шейные позвонки, Розина обернулась и прохрипела:

— Тебя за это повесят!

Он расхохотался и шлепнул ее ладонью по заднице.

В знак протеста, а скорее, более не в силах сдерживать свой восторг, Розина завизжала. Хиггинс сдавил руками ее крутые бока и принялся сосредоточенно совершать с ней половой акт. Скосив глаза, Розина с замиранием сердца наблюдала, как его толстенный член то выходит из ее тела, то вновь стремительно погружается в него, распространяя по ее бедрам огонь страсти. Ей вспомнилось, какой бурный финал был у первого их совокупления, как она рыдала от счастья, когда он впервые безжалостно оттарабанил ее в задний проход, поставив на карачки на кровати.

Хиггинс пыхтел и сопел, стараясь засадить ей член как можно глубже. С него уже струился пот, смешиваясь с соками ее хлюпающего лона. Яички смачно шлепались по ее взмыленной заднице, аккомпанируя урчанию вибратора в анусе и повизгиванию китаянки, ошалевшей от всего происходящего. Розина впала в невероятный экстаз, суливший ей ослепительный оргазм. Хлопотун-вибратор распространял по всему ее дрожащему телу горячие волны. Клитор пульсировал, все громче чавкало лоно, все тверже становились соски.

Безумный взгляд By Сан, наблюдавшей эту картину, привел Розину в неистовство. Стоило лишь ей посмотреть в миндалевидные глаза азиатки, как она начала содрогаться.

By Сан перевела взгляд на мужчину, и зрачки ее расширились при виде его шестидюймового пениса, погружающегося в розовую мякоть лона Розины. Его глаза озорно сверкали, как капли пота и брызги соков, разлетавшиеся в разные стороны. Мышцы его живота напряглись, влажная прядь темных волос упала ему на лоб, а рот искривился в чувственном оскале.

На Розину нахлынули воспоминания об их знакомстве, и она уронила голову и уперлась лбом в матрац. Перед ее мысленным взором возник винный бар, за стойкой которого сидел Хиггинс, излучавший самоуверенность, мужественность и сексуальность. Плененная его разбойничьей внешностью, Розина пригласила его к себе домой, где он и овладел ею, как дикий кот.

— И кто же эта милая крошка? — спросил Хиггинс, вынув из ее ануса вибратор и вставив туда вместо него свой большой палец.

Розина взвизгнула, и он просунул палец глубже, размеренно работая торсом.

— Она не для таких, как ты! — прошипела Розина.

Он расхохотался и вогнал в нее пенис с нечеловеческой силой. Переведя дух, Розина прохрипела:

— Она — воплощение наивности! Не смей ее развращать!

— Однако сама ты с удовольствием вкушала ее нектар, — саркастически заметил Хиггинс, продолжая двигать тазом и массировать пальцем ее задний проход.

Дыхание Розины стало прерывистым.

Хиггинс впился ногтями в ее ягодицы и вогнал ей пенис в лоно с такой чудовищной силой, что у нее потемнело в глазах.

— Это не твое собачье дело, грязный кобель! — придя в чувство, огрызнулась Розина. — Тебя сюда не приглашали!

Она резко подалась назад, надеясь ударить его ягодицами по мошонке.

— Это сделали твои обнаженные срамные губы и ягодицы, которые я увидел, случайно проходя по коридору, — язвительно ответил Хиггинс и больно ударил ее кнутом.

Влагалище Розины стиснуло пенис. Она запрокинула голову и увидела, что By Сан смотрит на Хиггинса словно завороженная и судорожно сглатывает слюну.