Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Короткие любовные романы
Показать все книги автора:
 

«Ночь чудесных грёз», Джанин Мейнард

1

Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США, 2003 год

— Сандра, дорогая, ваша последняя коллекция — это нечто потрясающее. Мы с Мелиссой специально прилетели из Лондона, чтобы присутствовать на показе, — Пола Тейт, супруга известного певца, не скрывала восхищения от увиденного шоу.

Та, к кому были обращены эти слова, сдержанно улыбнулась.

— Рада видеть вас, Пола. Надеюсь, Эйнджел позволит вам приобрести пару вещей, несмотря на то, что вы скупили почти всю предыдущую коллекцию.

Ее собеседница звонко рассмеялась и сказала:

— Он шутит по этому поводу, сообщая всем знакомым, что в нашем доме помимо членов семьи живет еще и Сандра Монтегю, «весна-лето нынешнего года»…

— Сандра, Ванда просто умрет от зависти, когда прочтет завтрашние рецензии. — Мелисса Трой-Ларк не отставала от подруги. — Что до меня, я собираюсь выпустить о вас передачу, как о женщине, которая сама сделала себе имя. Обещайте, что британский Третий национальный канал получит эксклюзивное интервью.

— Ох, Мелисса, вы хоть иногда забываете о работе? — спросила, уклонившись от ответа, Сандра. — Кроме того, вы несколько преувеличиваете мой успех. Уверена, Ванда Шорт даже не замечает моего присутствия в городе.

— Шутите?! — воскликнула миссис Трой-Ларк. — Оглянитесь, сегодня весь Нью-Йорк у ваших ног. Среди тех, кто восторженно аплодировал вашим творениям, я заметила Линду Спейси, а она не очень любит посещать подобные мероприятия.

— Сдаюсь, сдаюсь. — Сандра шутливо вскинула изящные руки, покрытые идеальным загаром, несмотря на декабрь. — Но все же я предпочитаю не торопиться с выводами.

Посмотрим, что скажут завтрашние газеты…

«Неожиданная, ошеломляющая Сандра Монтегю вновь потрясла мир моды…» «Нью-Йорк таймс».

— Весьма польщена. Впрочем, кто бы сомневался?

«У Ванды Шорт появилась достойная соперница в лице Сандры Монтегю…» «Нью-Йорк трибьюн».

— Не имеет смысла лицемерить. Ведь это и было моей целью, не так ли?

«В современной моде появилось новое лицо: смелое, дерзкое и немного загадочное. Именно таким показала его нам Сандра Монтегю…» «Нью-Йорк обсервер».

— Гмм… Дерзкое и немного загадочное… Мне это нравится.

«Линда Спейси призналась нашему журналисту, что не смогла устоять и заказала костюм от Сандры Монтегю сразу же после показа…» «Нью-Йорк геральд».

— А вот это уже кое-что! Даже если в «Геральд» немножко и приврали.

Сандра отбросила стопку утренних газет в сторону и выбралась из кровати. Еще никогда она не чувствовала себя столь великолепно. Мелисса Трой-Ларк трижды оказалась права: весь Нью-Йорк у ее ног, а сама она возвышается над ним подобно статуе Свободы.

От такого неожиданно возникшего в голове сравнения Сандра хихикнула. Уж с кем-кем, а со знаменитым монументом у нее ровным счетом не было никакого сходства.

В тридцать четыре года Сандра Монтегю восхищала окружающих изящным телосложением, свойственным скорее юным девушкам. Кроме того, все знакомые не уставали восхищаться редким сочетанием ее синих глаз и черных волос.

Глаза… Это было наследство, доставшееся ей от матери-шведки. Огромные, завораживающие, они подобно бездонным озерам заставляли трепетать сердца многих мужчин. Именно глаза в приступе самокритичности Сандра признавала основным своим достоинством.

Для того чтобы выделить, подчеркнуть их красоту, она позволила парикмахеру обрезать длинные светлые волосы и выкрасить их в жгучечерный цвет, справедливо согласившись, что блондинок и так бесчисленное множество, а Сандра Монтегю должна быть одна.

И добилась своего. Образ женщины невысокой, стриженной под мальчика, с ниспадающей на глаза челкой, прочно ассоциировался с безупречным вкусом в мире капризной моды.

Довольно потянувшись, Сандра запахнула яркий шелковый халат, который купила прошлой весной в Китае, и прошла на залитую солнцем застекленную террасу. Это было ее самое любимое место в квартире. Откровенно говоря, она и приобрела этот пентхаус именно из-за террасы. Ей нравился открывающийся с нее великолепный вид. Здесь она работала над эскизами своих коллекций, здесь завтракала в утренние часы, составляя планы на предстоящий день.

Вот и сейчас на небольшом столике ее ожидал обязательный кофе и свежеиспеченные вафли.

— Спасибо, Перла! — крикнула Сандра домработнице-мексиканке, которую искренне ценила за заботу.

В ответ из кухни донесся голос пожилой женщины:

— С добрым утром, детка!

Это был их ежедневный ритуал, и Сандра теперь просто не представляла, что бы делала, если бы однажды они не столкнулись на улице.

Как и многие ее соотечественники, Перла нелегально перебралась через мексиканскую границу, надеясь найти на американской земле лучшую жизнь.

Но как выяснилось, для одинокой немолодой женщины не нашлось места в «стране всеобщего благополучия». Сандра приютила ее, помогла выправить вид на жительство, получив взамен полный набор обожания, преданности и любви. Перла стала для нее кем-то вроде семьи. Семьи, которой у нее не было. Барон Эдуард Монтегю в счет не шел…

Встряхнув челкой, Сандра избавилась от внезапно нахлынувших на нее невеселых мыслей и назидательным тоном сказала себе:

— Эй, крошка, что это ты вздумала хандрить? Ведь сегодня у тебя праздник! Пожалуй, стоит развлечься и съездить куда-нибудь отдохнуть недельки на две. Что ты думаешь по этому поводу? Филиппины или Таиланд?

В это время в дверях возникла Перла с очередной порцией горячего кофе. Ей было известно, что Сандра чувствует себя окончательно проснувшейся лишь после второй чашки ароматного напитка. Добродушно улыбаясь, она произнесла:

— Я читала утренние газеты и горжусь тобой, детка. Ты заставила этот город говорить о своей победе.

— Ох, Перла! Я понимаю, что должна радоваться успеху, но что-то мешает мне сделать это. — Сандра не стала скрывать печали в голосе.

— Это все одиночество, детка. — Пухлая рука Перлы нежно коснулась ее волос. — Тебе не с кем поделиться радостью.

— Но у меня есть ты…

— Тебе прекрасно известно, о чем я говорю, — мягко перебила ее Перла. — Рядом с тобой нет мужчины, который бы любил тебя и заботился о тебе.

— Вспомни, я была уже замужем, — улыбнувшись, возразила Сандра, второй раз за сегодняшнее утро мысленно представив Эдуарда Монтегю.

— Барон не в счет. Это не мужчина, а ходячий экспонат из музея древностей. — Перла никогда не скрывала своей неприязни к Эдуарду. Более того, она предпочла бы, чтобы его не существовало вовсе. — Я говорю о человеке, который смог бы сделать тебя счастливой, человека, которому ты родила бы детей…

— Ох, нет! Только не детей. Я панически боюсь ввязаться во что-либо подобное. Моя жизнь вполне устраивает меня, и я не желаю ничего в ней менять.

Перла лишь покачала головой. Раздавшийся телефонный звонок помешал ей высказать все, что она думает по этому поводу.

Звонок повторился.

— Это наверняка кто-нибудь из журналистов. Мне сказать, что тебя нет? — Экономка вопросительно взглянула на Сандру.

— Нет, пожалуй, я отвечу сама. — Она подошла к продолжающему настойчиво трезвонить телефону и сняла трубку. — Сандра Монтегю. Я слушаю.

Перла не слышала, о чем говорил звонивший. Но увидела, как по лицу хозяйки разлилась мертвенная бледность, а в глазах показалась ничем не прикрытая боль…

Нажав на тормоза, Сандра остановила машину и сверилась с картой. Уже два часа как Энфилд остался далеко позади. Если верить указателю, то ей следует через тридцать миль свернуть вправо, по направлению к городку под названием Олдем, штат Массачусетс.

Городку настолько крошечному, что он даже не удостоился быть обозначенным на карте.

Если бы не четкие инструкции, полученные Сандрой по телефону, она ни за что бы не нашла его.

Ее мысли вновь вернулись к тому, о чем сообщил ей звонивший. Кассандра умерла и оставила для нее письмо. Странно, что после стольких лет молчания сестра дала о себе знать.

Оказывается, все годы, что Сандра безуспешно пыталась ее разыскать, Кассандра жила совсем рядом, всего в нескольких часах езды. Почему она не давала о себе знать, если ей был известен нью-йоркский адрес Сандры? Именно за ответом на этот и многие другие вопросы она и ехала в Олдем.

Ей все еще не верилось, что Касси больше нет в живых. Она не могла представить сестру мертвой. В памяти молодой женщины та навсегда осталась такой, какой запомнилась.

Это было много лет назад. Тогда они жили в Ривер-Спрингсе…

Ривер-Спрингс, штат Мэриленд, США, 1986 год

— Ну же, Касси, почему ты так поздно? — шепотом спросила Сандра у старшей сестры, когда та влезла в окно спальни. Часы показывали далеко за полночь. — Если бы ты только знала, скольких усилий мне стоило, чтобы отец не заметил твоего отсутствия. Однажды он поймает тебя и убьет.

— Не беспокойся, малышка. Нашего папочку давно волнует только одна вещь: где взять деньги на выпивку, и, пока я их приношу ему, он меня не тронет.

— И все же мне непонятно, как тебе не страшно встречаться с парнями в такое позднее время.

— Ты многого еще не понимаешь, милая. — Кассандра бросила печальный взгляд на младшую сестру. — Эти парни дают мне денег. А деньги помогают нам выжить и позволяют надеяться на то, что когда-нибудь мы выберемся из этой дыры, начнем новую жизнь…

— Такую, как тогда, когда была жива мама?

— Да, детка. Возможно, даже гораздо лучшую. Кассандра стянула через голову пахнущее табачным дымом платье и отбросила в сторону. Она выстирает его утром вместе с вещами Сандры. Сестры забрались в кровать под старенькое лоскутное одеяло и, обнявшись, принялись мечтать о будущем.

— Знаешь, — задумчиво произнесла Кассандра, — когда-нибудь мне встретится действительно стоящий парень. Я выйду за него замуж и буду жить далеко-далеко отсюда, в огромном городе…

— А я? — взволнованно спросила Сандра. — Я тоже буду жить в огромном городе?

— Конечно, глупышка. Я заберу тебя с собой, ты поступишь в колледж. А однажды, я верю, так будет, ты станешь богатой, знаменитой и еще очень, очень счастливой.

— Счастливой… — мечтательно пробормотала Сандра, сонно закрывая глаза и улыбаясь.

Через минуту до слуха старшей сестры донеслось ее ровное дыхание. Кассандра поправила на ней одеяло и прошептала:

— Спи, малышка. Спи и мечтай. Твоя Касси сделает все для того, чтобы эти мечты стали явью. Ты никогда не узнаешь, какой ужасной может быть жизнь. Я добуду для тебя счастье любой ценой.

Кассандра тяжело вздохнула. Сон не шел к ней. Ей вспомнилась мама. Какой счастливой была их жизнь до того, пока смертельная болезнь медленно не убила ее.

Вспомнился скромный деревянный гроб, за которым она шла вместе с отцом. Сандра была еще слишком мала и осталась дома с няней. Вспомнились многочисленные переезды из города в город, связанные с поисками работы отца. Он стал пить, и его нигде долго не держали.

Вспомнился парень-старшеклассник, предложивший ей денег за быстрый секс на заднем дворе школы, а она была так голодна, что не нашла в себе мужества отказаться.

Он оказался не слишком требовательным и сделал все сам, даже не заставил ее открыть глаза… Сколько их еще было после, разных Джонов, Рики, Майклов… Все они прошли мимо нее безликой чередой.

Кассандра уже не зажмуривалась при виде их возбужденных тел. Она стонала, мастерски имитируя наслаждение, извивалась под ними, думая лишь о том, сколько денег ей удастся выручить на этот раз.

Ей было плевать, что девушки из порядочных семей при встрече со стыдливым возмущением сторонятся ее, а их матери сквозь зубы шипят вслед «шлюха». К чему злиться, если так оно и есть. Кассандру волновало лишь одно, чтобы Сандра ни в чем не нуждалась.

Как радовалась она, когда, одетая в новое платье из белого шелка, ее младшая сестренка нежно выводила «Аве Мария» в церковном хоре по воскресеньям. В эти мгновения Сандра напоминала ангела, и даже самые черствые души смягчались, забывая, что это сестра «шлюхи».

Однако Кассандру никогда не покидало волнение. Что будет с ее милой крошкой, когда она немного подрастет? Уже сейчас семнадцатилетняя Сандра выглядела слишком оформившейся для своего возраста. Мужчины начинали оборачиваться ей вслед, а парни заигрывать, надеясь, что она окажется не менее сговорчивой, чем ее старшая сестра.

Кассандра ненавидела этих наглых ублюдков и готова была убить их голыми руками.

Но что толку? Что она могла предложить Сандре взамен той жизни, какая ее неизбежно ожидала?..

Бросив беглый взгляд на часы, Кассандра прислушалась к храпу пьяного отца, доносящемуся из соседней комнаты. Свинья! Не мог удержаться от выпивки даже в такой день!

Сегодня Сандра получала диплом об окончании школы. С самого утра она вертелась перед зеркалом, рассматривая красивое голубое платье, отделанное тонким серебристым кружевом по лифу и подолу. Кассандра сама уложила ее светлые волосы перед тем, как отправить на торжественную церемонию, и теперь с нетерпением ожидала возвращения сестры.

Сандра умоляла Кассандру пойти с ней и разделить ее радость, но та была непреклонна.

Она не хотела омрачать праздник зловещими перешептываниями, неизменно возникающими везде, где бы она ни появилась.

Кроме этого, у Кассандры имелась еще одна причина оставаться дома. Она всячески скрывала от младшей сестренки свою ставшую уже заметной беременность. Ей было неизвестно, кто отец ребенка, им мог оказаться любой из парней, с которыми она встречалась в последнее время. Кассандра знала лишь одно: это дитя обязательно появится на свет.

Она даже и не думала об аборте. Как и многие девушки, «сбившиеся с пути», Кассандра была ревностной христианкой и ни за что бы не отважилась отнять жизнь у невинного создания.

Последние несколько дней она провела в раздумьях о своей судьбе и пришла к выводу, что, видимо, ей уже никогда не выбраться из той зловонной дыры, которая именуется Ривер-Спрингс. Однако в отношении Сандры у нее возникли определенные планы…

— Касси!

Звонкий голосок Сандры заставил Кассандру поспешить ей навстречу.

— В чем дело, милая? Как все прошло?

— О! Просто великолепно! — Сандра обняла сестру и завальсировала по комнате. — Нам вручили дипломы, а потом, ты не поверишь, директор поручил мне сказать речь, как лучшей выпускнице школы.

Девушка разжала объятия и грациозно опустилась в кресло, отчего нижние юбки платья вспенились, подобно морской волне.

— Дорогая, я так горжусь тобой. — Кассандра не смогла сдержать слез. Она стремительно подошла к столу и, приподняв скатерть, вытащила из-под него большую дорожную сумку. — Вот.

— Что это? — Сандра вопросительно взглянула на сестру.

— Твои вещи, милая. Я подумала и решила, что сегодня ты уедешь из Ривер-Спрингса.

— Но почему? Я не хочу оставлять тебя. — В глазах Сандры промелькнул испуг, и Кассандра торопливо прижала ее к своей груди.

— Тсс! Малышка, ты должна! Это твой шанс вырваться отсюда, начать новую жизнь на новом месте. Посмотри на меня, посмотри, во что я превратилась! Неужели ты хочешь повторить мою судьбу? Ради меня, ради памяти нашей матери уезжай отсюда!

Пораженная страстной речью сестры Сандра молчала. Господи, она никогда не задумывалась над тем, что в их общие ночные фантазии Кассандра вкладывала такой смысл.

Она отстранилась и с каким-то смиренным отчаянием спросила:

— Куда я поеду, Касси?

— В Нью-Йорк, милая. — Кассандра заторопилась. — Я уже купила для тебя билет. Твой автобус отходит через два часа…

— Два часа! — не сдержала вскрика Сандра. — Так мало! Позволь мне еще хоть день побыть с тобой! — В ее глазах, обращенных на сестру, вспыхнула мольба.

— Нет! Ни минуты, ни секунды ты не должна оставаться в этом забытом Богом месте, — шептала Кассандра как одержимая, словно это она готовилась совершить столь тщательно продуманный побег. — Ты не поверишь, но мне будет тем спокойнее, чем дальше ты уедешь от Ривер-Спрингса.

— Мне страшно, Касси! Страшно оказаться одной в большом городе! Что я там буду делать?

— Жить! Ты будешь жить, а не существовать подобно всем нам. Запомни, милая, что бы ни случилось, никогда не опускай головы. Обещай мне, что обязательно будешь счастливой и за меня тоже. Никогда не забывай, что я люблю тебя, и знай, куда бы ни забросила тебя жизнь, я всегда буду рядом, я буду следить за тобой…

— О, Касси! — Сандра разрыдалась. — Я не могу вот так вдруг оказаться одна. Поехали со мной! Да-да, поехали!

— Нет, милая. Поверь, в одиночку ты справишься лучше. — Кассандра печально покачала головой, а затем извлекла из кармана брюк тугой сверток. — Вот, возьми. Здесь тысяча долларов. Это все, что мне удалось скопить, но тебе должно хватить этих денег на первое время, пока… Пока ты не подыщешь какую-нибудь работу.

Она ненадолго задумалась, затем продолжила:

— Тебе необходимо поторопиться, иначе можешь опоздать на автобус. Думаю, джинсы и твоя блузка в горошек более подойдут для путешествия, чем это платье. Я упакую его с остальными вещами…

Спустя некоторое время Сандра сидела в нью-йоркском экспрессе и, прижавшись лицом к окну, смотрела, как быстро удаляется стоящая на опустевшей дороге хрупкая фигурка Кассандры. Она так и осталась в ее памяти навсегда — со вскинутой в прощальном жесте рукой.

2

Олдем, штат Массачусетс, США, 2003 год

— Благословенна будь запоздавшая зима и отсутствие снега на дорогах. Иначе мне ни за что не удалось бы добраться в эту глушь, — пробормотала Сандра, въезжая на специально арендованном для этой поездки «шевроле» на центральную улицу, судя по всему единственную в Олдеме.

Она медленно двигалась вперед, разглядывая надписи на домах по обе стороны дороги.

Магазинчик из разряда «все в одном флаконе», где можно купить как чайный сервиз, так и сапоги для рыбной ловли… Отделение национального банка… Небольшая больница, если это определение применимо к одноэтажному строению, весьма удачно прилепившемуся к бару…

Заметив вывеску «Нотариус», Сандра облегченно вздохнула. Она прибыла на место.

Припарковав машину неподалеку от входа, женщина вошла внутрь.

Полусонная секретарша, пухленькая блондинка, словно сошедшая с рекламной картинки пятидесятых годов, подняла на нее вопросительный взгляд.

— Я Сандра Монтегю. Мы договаривались с мистером Финли о встрече, — пояснила вошедшая.

— Одну минуту. Я узнаю, сможет ли он вас принять, — медленно произнесла секретарша, не спуская изучающего взгляда с посетительницы. Затем встала из-за стола и скрылась за дверью, обитой синтетической кожей.

Конечно же этот Финли примет ее. Клиенты отнюдь не толпятся в его приемной.

Однако если он хочет набить себе цену, Сандра снисходительно позволит ему это сделать.

В приемной было душно от обогревающей помещение «голландки». Распахнув норковый полушубок, молодая женщина с любопытством рассматривала старинное устройство. А она-то считала, что подобное можно встретить лишь среди музейных экспонатов.

— Мистер Финли ждет вас, — произнесла секретарша, неслышно материализовавшись за ее спиной.

Сандра прошла в кабинет.

По внешнему виду Финли можно было смело отнести к диккенсовским персонажам.

Маленький, худощавый, с бегающим взглядом, он совершал множество лишних движений, отчего казалось, что в комнате снуют целых пять Финли вместо одного.

— Миссис Монтегю, я рад, что вы так скоро откликнулись на мое приглашение. Чай, кофе? — Видимо истосковавшись по общению, он решил продемонстрировать гостье весь сервис своей конторы.

— Спасибо, но я предпочла бы перейти сразу к делу, — остудила его энтузиазм Сандра. — Насколько мне стало ясно из телефонного разговора, речь пойдет о последней воле моей сестры… — Она выжидающе замолчала.

— Совершенно верно.

Мистер Финли, осознав, что произвести впечатление на гостью ему вряд ли удастся, сел за стол и, надев очки, придвинул лежащую на углу папку.

— Незадолго до своей смерти миссис Кассандра Райт изъявила желание, чтобы я выступил в качестве ее душеприказчика. Она поручила мне, в случае определенных обстоятельств, связаться с вами и передать это письмо.

Мистер Финли достал из папки небольшой голубой конверт и вручил Сандре. Женщина торопливыми движениями вскрыла его и обнаружила внутри сложенный вдвое лист бумаги, исписанный знакомым крупным почерком.

Сандра, милая, если ты читаешь эти строки, значит, мне не удалось выкарабкаться и я обрела свое последнее пристанище. Впрочем, моей душе лишь радостно оттого, что ее земной путь завершен. Единственное, о чем я сожалею, так это о том, что мне уже не суждено обнять тебя.

Я знаю, на протяжении многих лет ты пыталась разыскать меня, и поверь, мне стоило огромных усилий укрыться от твоих детективов. Возможно, если бы не сложившая ситуация, я предпочла бы навсегда раствориться в прошлом.

Наш отец умер вскоре после твоего отъезда из Ривер-Спрингса, а я родила дочь. Имя ее отца так и осталось для меня тайной, но я никогда не придавала этому факту особого значения. Стремясь оградить ребенка от злобных сплетен, я переехала в соседний город, а затем сменила еще несколько.

Сандра, не думай обо мне дурно! Клянусь, я стремилась жить как порядочная женщина, однако все мои попытки рано или поздно сводились к нулю. Хотя нет, неправда!

После Даниэллы в моей жизни появились Сэм и Эмми. Даже в самые трудные времена я ни разу не пожалела о том, что у меня есть дети. Они и только они не позволяли мне опускать руки перед лицом очередной неудачи.

Увы, идеальный мужчина, о котором я так мечтала, когда мы были вдвоем, так и не встретился. Мне не слишком везло в любви…