Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Современные любовные романы
Показать все книги автора:
 

«Доля дьявола», Дж.Р. Уорд

От автора

Для меня было большой честью написать этот роман о родине, ее славной истории производства бурбона и замечательных, непростых, иногда сломленных людях, которые живут и работают в Истерли. Эта серия родилась из моей давнишней школьной любви к сериалу «Династия», подпитываемая моим глубоким почтением к штату Кентукки и направленная на мое увлечение спецификой характеров определенной семьи, их изменениям в стрессовых ситуациях.

Как житель и уроженец Новой Англии, переехавшая из одного государства в другое, поначалу я с трудом привыкала ко всему. Сейчас, после более десяти лет, могу сказать, что не могу себе даже представить жить где-нибудь еще. Например, прямо сейчас идет баскетбольный турнир NCAA, и у меня в фойе стоит огромный телевизор с шестью диванами и кофейными столиками, расположенными вокруг. Вчера наш весь дом был разгромлен, собралась большая толпа друзей, которая кричала, визжала, смотрев игру (также боксерский поединок на цокольном этаже, один тайм, что привело к разбитой губе, а также к высказываниям претензий по поводу игры отдельных игроков, почти таким же кровавым, как и сам бокс). Такого рода преданность спорту, который я люблю еще с колледжа, для меня было немыслимо раньше, пока я не переехала сюда и какая радость и одновременно горе! лично для меня (мои любимые «Кардиналс» не продвинулись вперед).

Для производства бурбона требуется время и температура. Зарождающийся спирт помещается в обожженные бочки и хранится в неизолированных условиях на стеллажах на складе, взаимодействуя с карамелизированным сахаром среди дуба, которые нагреваются и остывают в зависимости от сезона. Этот танец и алхимия и придают бурбону его красивый цвет и является именно той частью, как он получает особый вкус. Я часто приходила к выводу, что такой же процесс протекает и с людьми — мы проходим различные вехи нашей жизни, которые тем или иным образом влияют на нас, закаляя, выявляя определенные черты характера, показывая наши сильные стороны или же слабости.

Два моих любимых термина искусства получения бурбона и то, что я узнала о нем — «доля ангелов» и «доля дьявола». Другими словами, около пятидесяти трех галлонов «самогона» заливаются в каждую бочку, но в конце процесса вызревания получается значительно меньше, чем на самом деле должно быть Эта потеря может достигать двух процентов в год и списывается на испарения — «доля ангелов», а то, что поглощают дубовые бочки — «доля дьявола». Что это означает на самом деле? Если ваш бурбон вызревает в течение, скажем, десяти лет, вы можете получить около сорока трех галлонов, и чем дольше вы будите его хранить, тем меньше вы получите в конце. Например, одни из самых старых бурбонов Pappy van Winkle, который выдерживается в течение двадцати трех лет, дает только четырнадцать галлонов.

«Доля ангелов» звучит очень романтично, «Доля дьявола» что-то более зловещее из-за слова на букву «д». В обоих случаях эти два термина относятся к окружающей среде, которая забирает принадлежащее ей. В моей ситуации, когда я приехала сюда, я никоим образом не ожидала увидеть что-то похожее на Кентукки, и, конечно, совершенно была не заинтересована каким-то образом так или иначе влиять на среду. А сейчас? Если, не дай Бог, мне когда-нибудь придется вернуться в Бостон? Я обязательно оставляю часть своей души на земле Блуграс.

И знаете, это справедливо, учитывая все хорошее, что пришло ко мне здесь, и те замечательные люди, с которыми я познакомилась и то, какое наслаждение я получила, общаясь с ними.

Но, опять же, я не собираюсь никуда в ближайшее время, а там, как Бог даст.

Я с несказанной, абсолютной любовью писала эту трилогию, и я благодарю вас за то, что вы потратили свое время читая ее, прогуливаясь, как и я, по огромному поместью Истерли, входя через парадные двери и передвигаясь по красивым комнатам. Я так благодарна, что завершила эту серию!

Ох, и вперед, «Кардиналс»!

Дж. Р. Уорд

Действующие лица

Вирджиния Элизабет Брэдфорд Болдвейн, также известная как Маленькая ВЭ, вдова Уильяма Болдвейна, мать Эдуарда, Макса, Лейна и Джин Болдвейн, прямой потомок Илия Брэдфорда, основателя «Брэдфорд бурбон». Затворница с лекарственной зависимостью, имеющая множество причин в оправдание своему пристрастию, некоторые из которых ставят под угрозу саму основу семьи.

Уильям Уайетт Болдвейн: умерший муж Маленькой ВЭ, отец Эдварда, Макса, Лейна и Джин Болдвейн. Также отец сына ныне покойного главного бухгалтера семьи — Розалинды Фриланд. Также отец еще не рожденного ребенка скоро-бывшей жены его сына Лейна — Шанталь. Главный исполнительный директор при жизни компании «Брэдфорд бурбон». Человек с низкими моральными устоями, большими амбициями, совершенно не сомневающийся в своих действиях, чье тело недавно нашли на берегу водопадов Огайо.

Эдвард Вестфорк Брэдфорд Болдвейн: старший сын Маленькой ВЭ и Уильяма Болдвейна. Формально наследник мантии компании «Брэдфорд бурбон». Теперь живет в темноте своего прошлого, ставшей результатом его похищения и пыток, организованное его собственным отцом, отвернулся от всей семьи и удалился в конюшни Red & Black.

Максвелл Прентисс Baldwine: второй по старшинству сын Маленькой ВЭ и Уильяма Болдвейна. «Черная овца» в семье, находящийся вдали от Истерли, истории Брэдфордов и всех владений в Чарлмонте, штат Кентукки на протяжении многих лет. Сексуальный, скандальный, неуправляемый, его возвращение в лоно семьи приносит множество проблем не только близким, но и многим людям за пределами семьи.

Джонатан Тулейн Болдвейн, известный как Лейн: младший сын Маленькой ВЭ и Уильяма Болдвейна. Бывший плейбой и непревзойденный игрок в покер, переживает развод со своей женой. Судьба семьи пошатнулась, и процветает казнокрадство в «Брэдфорд бурбон», он теперь он вынужден взять на себя роль главы семейства, полагаясь больше всего на свою единственную истинную любовь — Лиззи Кинг.

Вирджиния Элизабет Болдвейн, известная как «Джин»: самый молодой отпрыск семьи и единственная дочь Маленькой ВЭ и Уильяма Болдвейна. Ранее проявляющая повстанческие взгляды и действую вопреки всем правилам и нормам, требующая к себе повышенного внимания, являлась сущим наказанием семьи, особенно после рождения ребенка вне брака в свои студенческие годы, с трудом закончив колледж. Она только что вышла замуж на Ричарда Пфорда III, наследника дистрибутивной компании и огромного капитала.

Амелия Франклин Болдвейн: дочь Джин и ее истинной любви Самюэля Ти, хотя Амелия н Самюэль Ти не знают о своей связи. Бывшая студентка в «Хитчкисс», но сейчас возвращается Чарлмонт, чтобы быть ближе к семье.

Лиззи Кинг: Дизайнер-садовод, работающая в Истерли почти десять лет, создала совершенно неповторимые сады, ставшие известны на всю страну, за счет редких видов растений и цветов. Находится в любовных отношениях с Лейном Болдвейном и полностью предана ему, и их отношениям, хотя не имеет никакого отношения к драме семьи.

Самюэль Теодор Лодж III: адвокат, стильный, сексуальный джентльмен Юга, породистый, привилегированный плохиш. Единственный мужчина, который так и не смог достучаться до Джин, понятия не имеет, что Амелия его дочь.

Эндикотт Саттон Смайт: вновь избранный генеральный директор корпорации «Ликеро-водочные заводы Саттон», крупнейший конкурент «Брэдфорд бурбон» на рынке. Любит Эдварда, сделала прекрасную профессиональную карьеру за эти годы, но испытывает полный застой в личной жизни — в значительной мере из-за того, что никто не может сравниться с Эдвардом.

Шелби Лэндис: дочь легендарного тренера чистокровных лошадей, чей отец Джеб был наставником Эдварда, собственно и привел его к лошадям. Трудолюбивая, сильная девушка заботится об Эдварде, даже когда он не хочет, но она все равно это делает.

Мисс Аврора Томсом: Шеф-повар Истерли вот уже на протяжении многих десятилетий, способна приготовить здоровую пищу, также как и кордон-блю, имеет доброе сердце и сильные руки, страдает от рака. Заменяла мать Лэйну, Эдварду, Максу и Джине, прививала детям настоящие, истинные нравственные ориентиры для жизни.

Эдвин «Мак» Макаллан: Мастер-дистиллятор компании «Брэдфорд бурбон». Вырастил новый штамм дрожжей, участвует в проблемах, связанных с компанией, выступает против закрытия производства. Недавно встретил любовь всей своей жизни, но также беспокоится о будущем компании ББ.

Шанталь Блэр Стоу Болдвейн: в ближайшем будущем бывшая жена Лейна. Беременна от Уильяма Болдвейна. Королева красоты, с каменным сердцем, угрожала разоблачить отцовство ее будущего ребенка, чтобы получить больше денег в бракоразводном процессе.

Розалинда Фриланд: бывший главный бухгалтер компании «Брэдфорд бурбон», а также и самой семьи. Покончила жизнь самоубийством в своем кабинете особняка, выпив болиголов. Мать Рэндолфа Дамиона Фриланда, восемнадцати лет, чьим отцом является Уильям Болдвейн.

Глава 1

Истерли, родовое поместье Брэдфордов, Чарлмонт, Кентукки

 

Кто-то был в саду.

В расслабляющей, подернутой дымкой южной ночи под цветущими фруктовыми деревями, между чайной розой размером с блюдце и подстриженной изгородью самшита, вырисовывалась фигура, у стены с плющом, двигающаяся по кирпичным дорожкам, направляющаяся к противоположной части особняка, словно сталкер.

Джонатан Тулей Болдвейн прищурился и припал к окну своей спальни. Кто бы это ни был… фигура передвигалась чуть ли не на корточках, стараясь держаться в тени, и учитывая, как она свободно двигалась, можно было предположить — человек знал, что он делал и куда направлялся. Опять же, ее было не так сложно обнаружить на двадцати тысячах квадратных футов, имеющихся словно белый торт на день рождения, в темноте.

Отвернувшись от пузырчатого старого стекла, он посмотрел на кровать. Лиззи Кинг, любовь всей его жизни, глубоко спала, ее светлые волосы блестели в лунном свете на подушке, а загорелое плечо выглядывало из шелковых простыней.

Смешно, но в этот момент он совершенно ясно понял, натягивая шорты боксерки, раздумывая кто бы это мог быть, и ничего не придумал хорошего, как ощутив полную уверенность, что без сомнения сможет убить любого, защищая свою женщину. Хотя его женщина могла спокойно с таким же успехом позаботиться о себе сама, и он поймал себя на мысли, что в сложившейся ситуации он больше опирался на нее, нежели она… но если кто-то попытается причинить ей вред?

Он представил себе эту ситуацию быстрее, чем раздался стук его сердца.

Полный решимости, он молча прошел по ковру к старинному бюро, которое было его семейной реликвией, сделанное в 1800-х годах. Его пистолет находился в верхнем ящике слева, под аккуратно сложенными парами носков, которые он одевал под смокинг. Девятимиллиметровый пистолет был компактным и имел лазерный прицел и был полностью заряжен.

Он отключил сигнализацию.

Выскользнул в длинный коридор, который напоминал городскую улицу и был оборудован всеми ценностями и удобствами, как коридор в Белом доме, придерживая пистолет на бедре. Под огромной крышей Истерли было двадцать гостевых спален плюс личные покои членов семьи, и когда он проходил мимо двери, он понимал, кто находился за теми или иными дверями… здесь должна была быть его младшая сестра Джин, хотя и без своего нового мужа, Ричард был в отъезде по работе, потом шла комната Амелии, шестнадцатилетней дочери Джин, которая до сих пор не вернулась в «Хотчкисс», чтобы сдать экзамены; Джефф Стерн, его давнишний сосед по институту и новый назначенный генеральный директор «Компании Брэдфорд Бурбон». И последней, конечно, была мать Лейна и Джин — маленькая Вирджиния Элизабет.

Вполне возможно, что любой из них мог бродить по саду в два часа ночи. За исключением его матери, конечно. В течение последних трех лет маленькая ВЭ не выходила из своей комнаты, единственный раз несколько дней назад, когда были часы прощания и посещения общественности с их отцом, … и от Лейна потребовались определенные усилия, увидеть ее одетой, стоящей на верхней площадке лестницы, способного пережить этот шок.

Так что вряд ли там была она.

А что по поводу персонала? Дворецкий уволился, никто из служанок не оставался на ночь… горничные тоже уходили рано по домам.

По идеи никто не должен был ходить по саду.

Пройдя полпути по коридору, он прошел через гостиную второго этажа и остановился, решив направиться к парадной лестнице.

Охранная сигнализация внизу не зазвенела… но ои не включил ее, когда вернулся с Лиззи домой из больницы.

Тупой баран.

Черт, он похоже даже не потрудился запереть тысячи дверей на нижнем этаже, да? Он не помнил закрывал двери или нет. Сейчас была почти полночь, и его мозг соображал не ясно, беспорядочные образы мисс Авроры в реанимации, закручивали его в узел. Господи… эта афро-американка была его матерью намного больше, чем в нео Дэйзи Бьюкенен, которая родила его… и мысль о том, что рак не жалея поедал мисс Аврору, делала его агрессивным.

Спускаясь по огромной лестнице, которая напоминала кадры Тары из фильма «Унисенные ветром», он ступил на черно-белый мраморный пол фойе. Было темно, поэтому он снова остановился и прислушался. Как и во всех старых домах, Истерли жил своей собственной жизнью, когда человек выходил из своей комнаты, начинал потрескивать балками и досками, петлями дверей, как бы беседуя с ним.

Тишина.

Жаль. Закон Кентукки оправдывал хозяина, защищающего свое имущество от нарушителя, если ты ненароком убил его в своем собственном доме… а так как он собирался убить кого-нибудь сегодня, Лейн предпочел бы сделать это внутри дома, а не снаружи. Чтобы потом не пришлось перетаскивать тело через дверной проем и создавать видимость, что этот сукин сын вломился в его дом.

Лейн продолжил свое движение по дому, проходя через темные комнаты, куда мог заходить и обслуживающий персонал днем, двигаясь мимо антиквариата и старинных картин, чувствуя себя охранником, проверяющим музей после закрытия. Его окружали окна и французские двери, заключенные в широкие старинные рамы, но при выключенном свете на первом этаже, он был таким же призраком, как и тот, кто находился в этот момент в саду.

Он подошел к задней части особняка, к одной из дверей и посмотрел на огромную террасу, высматривая какое-либо движение поверх шезлонгов, кресел и стеклянных столиков, выискивая любую движущуюся тень. Ничего. По крайней мере, не было и никакого движения вдоль стены дома.

Тем не менее, в саду рыскал человек, выслеживающий что-то у его семьи.

Повернув латунную ручку, он осторожно открыл дверь и наполовину высунулся в майскую ночь, его окутал теплый, влажный воздух, ароматный, как букет. Он посмотрел налево. Посмотрел прямо перед собой. Газовые фонари, стоявшие у задней части особняка, бросали мерцающий свет, но у бассейна не было подсветки.

Прищурившись, он всматривался в темноту, потом решил выйти из дома, тщательно закрыв за собой дверь.

Как и во всех домах такого типа, дворцовый ансамбль, имеющий национальное значение, богатых семей включал в себя обширные сады, раскинувшиеся вокруг, различных планировок и уникальный ландшафт, отличающиеся в разных городах своими особенностями. Что же было общего? Элегантность на каждом шагу, будь то римские скульптуры в своеобразных позах посреди миниатюрных живых оград или фонтаны, которые струятся кристально чистой водой в пруд с карпами, или бассейн у дома, увитый крытой беседкой из глициний.

Мать-природа покорилась, таким образом, воле человека, давая рост растениям со скрупулезной точностью, посаженных в соответствующем порядке, растения, подходящие для любого богатого, изысканного интерьера. И впервые за всю свою жизнь, Лейн задумался о стоимости содержания всей этой красоты, о человеко-часах и количестве растений, которые бесконечно пополнялись, о постоянном подстригании газонов, прополке и обрезке, приведении в надлежащий вид двухсотлетней стены и дорожек из кирпича, а также о чистке бассейна.

Дурдом. Такой счет, что только супербогатые могут позволить себе… семья Брэдфордов больше не относилась к этому уровню «стратосферы».

Спасибо, отец, ты сукин сын.

Вернувшись к своей миссии, Лейн направился вдоль стены дома, превратившись в охотника на оленей. Вдруг на полпути он замер, едва дыша. Тихо поджидая, когда покажется его цель.

«Может это Макс?» — задался он вопросом.

Несмотря на родительский брак без любви, они смогли произвести четырех детей… на самом деле, это, вероятно, был шок для всех, учитывая, что его мать и отец вообще редко находились в одной комнате вместе, даже перед тем, как она окончательно слегла в постель три года назад. Но родился Эдвард, золотой старший сын, который был ненавистен их отцу-государю; Макс — черная овца; Лейн — плейбой, который своего рода обладал определенным искусством в игре в покер, по крайней мере, пока он не поумнел, чтобы жить с правильной женщиной; и, наконец, Джин — неразборчивая в связях бунтарка.

В настоящий момент Эдвард находился в тюрьме за убийство своего ужасного отца. Джин влезла в ненавистный брак ради денег. Макс после нескольких лет отсутствия вернулся домой, никто не знал, где он обитал, бородатый, весь в татуировках, от него, того бывшего парня, осталась только тень, но по-прежнему презирая всех, включая собственную семью, поэтому и остановился в одном из коттеджей для сотрудников в глубине отеля, отказываясь находится под одной крышей Истерли.

Может, это Макс решил зайти в главный дом… Бог его знает за чем. Может за сахаром? Бутылкой бурбона. А может, чтобы украсть столовое серебро?

Но как он смог попасть в сад? Как вообще кто-то туда попал? С двух сторон сад был защищен кирпичной стеной, двенадцать футов высотой и колючей проволокой сверху, а также воротами, которые запирались. Третья сторона со стороны сада была вообще неприступной, поскольку отец в свое время реконструировал старые конюшни, превратив их в самый современный бизнес-центр, откуда последние пару лет и управлялась компания «Брэдфорд бурбон». Даже Бог знал, что вы не сможете проскочить через этот оплот, если у вас нет пропуска или кода…

Вдруг фигура метнулась вправо по алее с цветущими яблонями.

«Есть!» — подумал Лейн, и его сердце пустилось вскачь. Быстро передвигая вперед босыми ногами по каменным плитам, Лейн бросился через террасу и спрятался за кадку, достаточно объемную, что в ней можно было даже купаться.

Это был определенно мужчина. Слишком широкие плечи для женщины.

И этот ублюдок шел своим путем.

Лейн вскинул пистолет, крепко держа двумя руками, взвел курок. Он стоял совершенно неподвижно, выжидая, когда злоумышленник свернет на дорожку и направится прямо к нему.

Он ждал…

…и ждал…

…и вдруг ему пришла на ум в скором времени его бывшая жена Шанталь. Может, это она наняла частного детектива и послала сюда, чтобы он смог добыть компромат в связи с финансовым скандалом, связанным с КББ, информацию о том, настолько ли правдой была его финансовая несостоятельность, как сообщали СМИ, чтобы потом эту информацию использовать против него, так как их несуществующие отношения превратились в пыль.

Или, возможно, это был Эдвард, вырвавшийся из тюрьмы, и возвращающийся домой.

Сомнительно.

Злоумышленник повернул на дорожку и направился прямиком к Лейну. Его голова была опущена, и бейсболка низко надвинута на лицо.