Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Фэнтези
Показать все книги автора:
 

«В тени короля драконов», Дж. Форд

Диане — моей лучшей подруге.

Ты всегда будешь в моем сердце и памяти

«Война — необходимое зло. Ни минуты не проходит для каждого из нас без борьбы с каким-то врагом. И характер проверяет миг, когда мы решаем, не обращать внимания или уничтожить то, что угрожает нам. Так и в нашем королевстве. И на долю Хирза выпадали битвы, и эта великая провинция жила на крыльях свободы много лет, и наступит день, когда ужасное зло будет угрожать всем здесь. И тогда рыцари замка Гиллен выступят за Хирз и защитят все, что дорого, — наши семьи, землю, наше право жить. Когда это время наступит, я буду биться с честью, отдам жизнь, если это позволит Хирзу жить в мире. И пока я буду знать, что врага одолеют, что моя смерть не будет напрасной, я не вижу ничего почетнее жертвы ради семьи, страны и… свободы».

Сэр Трогсдилл Домнал

Глава 1

Если бы Эрик знал, что принесёт ему день после его ночных кошмаров он бы остался в кровати, спрятав голову под одеяло.

Вместо этого он шел по лужам во дворе замка, каждый удар из башни с часами заставлял его сжиматься. Рядом с ним вдоль рядов фигурно выстриженных кустов и статуй хлюпал по лужам его лучший друг, опасного вида юноша с растрепанными волосами цвета грязи и бестолковой улыбкой.

— Не знаю, куда ты так спешишь, — сказал Сестиан, натирая рукавом яблоко. — Урок начался пятнадцать минут назад. Учитель Мафи нас не пустит, — он захрустел яблоком.

— Ты не понимаешь, Сес. Я должен попробовать, — Эрик ударил по тонким ветвям ивы. — Иначе я пропущу уже третий день. Если я не приду, весть дойдет до Трога, и он выпорет меня. Ты знаешь, каким он бывает.

— Ты слишком сильно переживаешь. Он тебя еще ни разу не бил. Но, должен признать, он довольно странный. Я видел, как он приходил около полуночи к фонтану. Он сидел там, сгорбившись, словно потерял лучшего друга, а потом встал, бросил в воду розу и ушел.

Мышцы Эрика напряглись под тонкой туникой, он нахмурился.

— Это странно даже для него.

— Хочешь услышать кое-что еще страннее? — Сестиан замолчал, доел яблоко и остатки спрятал в горшок с растением. — Я подслушал Трога и моего надоедливого учителя этим утром. И, уверен, Фарнсворс сказал: «Фолхоллоу атакуют».

Эрик застыл, глаза его стали огромными.

— Атакуют? Кто?

Сестиан пожал плечами.

— Не знаю, но члены Сената и Высшего совета магов прибыли час назад, включая Верховного. Они как раз сейчас встречаются с Орденом.

— Что? — пульс Эрика ускорился. — Джаред здесь? Ты его видел?

Великий маг никогда не связывался с людьми. Никогда.

— Нет, но это я исправлю, — глаза Сестиана опасно заблестели. — Ты в игре?

— Что? Ты хочешь… то есть… ты шутишь, да?

Ответом была озорная улыбка на лице Сестиана.

Эрик покачал головой.

— О, нет. Ты не заставишь меня подслушивать встречу. Лучше пусть меня ударит молния, чем я буду страдать от наказания от руки кого-нибудь из того зала.

— Ой, ладно тебе, Эрик. Ты всегда такой скучный? Где хоть капля любопытства?

— Такое любопытство приведет нас, в лучшем случае, к позорному столбу, — Эрик прошел мимо друга сквозь резные двери цитадели. Сестиан пробежал вперед него и остановился.

— А как ты думаешь?

— Я думаю, что ценю жизнь.

— А Фолхоллоу? Ты не ценишь наш дом?

— Конечно, ценю, но…

— Тогда чего ты ждешь? — Сестиан ударил Эрика по руке. — Идем.

— Сес, нет! — но протест Эрика никто не слушал. Его друг ушел.

Эрик прошел мимо синих колонн в мраморном вестибюле в главный зал, просторное место превращалось в купол, и потолок был так высоко, что его украшения терялись в темноте. Знать и слуги ходили вокруг, посещали комнаты, смех отражался эхом от стен, увешанных массивными гобеленами и масляными картинами. Стайка девушек в богатых одеждах стояла у красивой лестницы, они щебетали, как канарейки. Одна из них, леди Эмелия, прекрасная девушка с рыжими волосами, помахала ему и подмигнула. Эрик закатил глаза и прошел в зал мимо лестницы. Ему только не хватало девушки, что лишит его свободы.

Он прошел несколько роскошных залов, а потом заметил друга в дальнем конце музыкального зала, он прислонялся к арфе.

— Чего ты так долго? — улыбнулся Сестиан, а потом отодвинул гобелен и исчез за потайной дверью.

— Черт, Сес. Как ты это находишь? — Эрик оглянулся через плечо и пошел за ним. Внутри Сестиан чиркнул спичкой о каменную стену и зажег факел, что вытащил из железного держателя. Они прошли по узким ступенькам. Огонь факела Сестиана отбрасывал тени на стены. Проход повернул несколько раз, они поднимались.

— Уверен, что знаешь, куда идешь? — спросил Эрик.

Сестиан рассмеялся.

— Мы в сердце замка, и ты задаешь такие вопросы?

Они шли наверх. Казалось, прошла вечность, и ступеньки превратились в площадку темного коридора, полного паутины. Сестиан остановился и протянул факел Эрику.

— Подержи, — он повернул держатель на стене, пока засов не щелкнул, открылась потайная дверь, ведя в комнатку, набитую деревянными бочками.

— Что за…? — Эрик прошел внутрь, раскрыв рот.

Сестиан прижал палец к губам и поманил его к неровной трещине размером с кулак в стене.

Любопытный Эрик вгляделся сквозь занавеску из шелка, висевшую на другой стороне.

— Дыхание дракона, — прошептал он. — Это комната переговоров короля! — он взглянул на Сестиана. — Как ты это нашел?

— Я плохо сплю, помнишь?

— Дыхание дракона, ты чокнутый.

Кресло чиркнуло по деревянному полу. Четыре мага, узнаваемые по золотой коже, бирюзовым глазам и сапфирово-голубым одеждам сидели с одной стороны у овального стола. Четыре сенатора в похожем одеянии лилово-золотого цвета сидели напротив них. Во главе стола с одной стороны были Трог и Фарнсворс. С другой — человек в черном с серебряными кольцами на пальцах и татуировками на руках. У одного из пяти изящных окон стояла волшебница Славандрия, ее густые лавандовые волосы были заплетены в косу, достающую до пола.

— Джаред, — сказал едва слышно Эрик, давая посмотреть и Сестиану.

— Ага, — сказал Сестиан. — Я так и думал, — он сел у стены, колени оказались у груди.

Трог склонился вперед, сцепил огромные руки и обратился к фигуре в плаще напротив него.

— Мы прислушаемся к вашим словам, господин Джаред, и отправим легион к Их Величествам. Говорили, что они покинули королевство Бэннинг и прибудут в Гиллен завтра вечером. Я думаю, что стоит сообщить соседям на севере о грядущей опасности. Если враг хочет увидеть, как падет Хирз, он нападет сначала на наших союзников, чтобы королевство осталось беспомощным.

— Согласен, — низкий голос Джареда разнесся по комнатам и пронзил Эрика. — Господин Камден, убедитесь, что королевства Трент и Бэннинг узнают об угрозе. И пусть границы Хирза укрепят шимами.

— Это необходимо? — ответил лысый мужчина в синем. — Нет доказательств, что королевство Хирз или Фолхоллоу под атакой. Там было несколько отдельных случаев кровопролития, но это не считается войной.

— Господин Камден, — сказал Джаред, — несколько семей барбегази, табун из девяти единорогов, около сотни человек мертвы, и это всего за четыре дня. Утром патрули спали группу пикси из клетки для ворон в болоте Эльмвизиан. Они были в крови дракона. Не мне напоминать вам, что один жестокий поступок, особенно с использованием черной магии, судя по ингредиентам, ведет ко многим случаям. Наша работа — защитить этот мир, это королевств от любой грозящей темной магии. Если это не понятно, я буду более, чем рад объяснить вам важность роли защитника.

Холодок пробежал по спине Эрика.

— О, да расскажи ему уже, — тихо сказал Сестиан с широкой улыбкой.

Тяжелая тишина повисла в комнате. Господин Камден ерзал на стуле, вытирал капли пота со лба.

— В этом нет необходимости, Верховный мастер.

— Посчитаю это мудрым решением.

Эрик выдохнул.

«Я тоже».

Джаред встал и убрал капюшон плаща.

— Раз мы договорились, можно разойтись. Сэр Трогсдилл, если можно, я хотел бы поговорить с дочерью наедине.

— Конечно, — сказал Трог и встал. — Остальные, идите за мной в обеденный зал, где вы сможете поесть перед отправлением домой.

— Я не верю, — прошептал Сестиан, пока Трог уводил посетителей и закрывал за собой дверь.

— Тихо, — сказал Эрик.

А Славандрия сказала:

— Что вы задумали, отец?

Джаред прошел мимо нее, руки скрывались в широких рукавах.

— Я долго думал и нашел решение. Учитывая все случившееся, у меня нет другого выбора, кроме как приказать тебе призвать паладина.

Ее вскрик мог сорвать листья с веток.

— Отец, нет! Я не могу! Паладина можно призывать лишь в худшем случае. Эти нападения такими назвать нельзя.

— Дочь…

— Отец, прошу. Последствия будут кошмарными для всех вовлеченных. А вместе с полками мы найдем врага и вытащим на свет. Прошу. Не заставляйте меня так делать.

— Если это так, они это уже сделали бы. Так что твой спор не имеет смысла. Я принял решение. К закату через три дня ты, как королева Южного леса и защитница королевства, должна исполнить свой долг. Документ будет готов и запечатан. Мангус доставит его. Ясно?

Славандрия стиснула челюсти.

— Вы безрассудны.

— А ты напрашиваешься на наказание.

Эрик поежился от угрозы в голосе.

— Мы договорились? — спросил Джаред.

Славандрия выпрямила спину, ее голос стал ровным:

— Да, отец. Договорились. Так будет сделано, но я не обещаю, что не буду действовать по обстоятельствам, когда время придет.

— Ты всегда была мне испытанием, дитя. Я меньшего и не ожидал. А теперь, если простишь, мне нужно идти.

— Куда в этот раз?

— Домой в Фелиндил на день. А потом буду в уединении общаться с небесами, после чего отправлюсь к морю.

— Что? И оставите меня все исправлять после прибытия паладина?

Громкий смех Джареда наполнил комнату.

— Ты звучишь так, словно прибудет демон, изрыгающий пламя и пепел.

— Может, так и будет? — она замолчала, ее пальцы прижались к губам. — Прошу, отец. Все, чего я прошу, это раз в жизни послушать меня. Люди этого королевства и всего Фолхоллоу невинны. Им нужна наша защита. Боюсь того, что сделает паладин. Нельзя приносить такое разрушение и оставить меня разбираться с оставшимся.

— Я ничего в королевство не несу, тебе нечего убирать. Курс мира определен. События произойдут, как должны. Паладин не изменит того, что в движении.

— Ошибаетесь, отец, — Славандрия прошла мимо него.

— Можешь не соглашаться. Как и всегда. А теперь иди домой. Жди документов и готовься. Я приду к тебе в Халисдоун через три дня.

Джаред щелкнул пальцами. Вокруг него затрещали белые сгустки света, и он исчез.

Славандрия покачала головой.

— Вы не знаете, что наделали, отец, — она забрала плащ со стула и произнесла странные слова. Бледно-голубой туман поднялся с пола, кружась, он укутал ее. Воздух затрещал, и она тоже исчезла.

— Ого, — сказал Сестиан. — Это кошмарно.

— Точно, — Эрик встал и стряхнул пыль с колен, — и мне кажется, что будет еще хуже.

Сестиан забрал факел, они вышли, и он закрыл дверь.

— Ты ведь понимаешь, что нам нужно узнать, кто такой паладин, да?

Эрик спускался по ступенькам.

— Это еще зачем?

— Ладно тебе. Ты такой глупый? Как еще нам доказать Трогу и Фарнсворсу, что мы заслуживаем быть рыцарями? Пока что мы для них пара идиотов, что могут лишь чистить броню и прислуживать.

— Мы оруженосцы, Сес. Такая у нас работа.

— И будет такой навеки, если мы себя не проявим. Не понимаешь? Когда в последний раз был бой при замке Гиллен или в Хирзе?

— Ты будто хочешь войны.

— Нет, но я учился всю жизнь быть рыцарем не для того, чтобы закончить ленивым толстым слугой.

Эрик завернул за угол и пошел вниз, его голос был пустым в полумраке.

— Не думаю, что ты станешь ленивым и толстым.

— Эрик, перестань. Зачем такие сложности? Без пары проделок, подвиги ограничены спасением дам от пьяниц и защитой королевского обеда от собак во дворце. Я хочу большего. Я не хочу, чтобы потом меня помнили за то, как хорошо я полировал меч, а не за что-то героическое. Ты этого не хочешь?

— Конечно, хочу, но я не раздумываю постоянно о том, что останется после меня.

— Врешь. Ты все время говоришь, как хочешь быть рыцарем, похожим на Трога, — Сестиан прошел мимо Эрика и преградил путь. — Подумай. Ты знаешь, как и я, что нас отправят седлать лошадей и собирать сумки, если начнется сражение. Они не пустят нас на поле боя, особенно, тебя. Кому там нужен оруженосец?

— Знаю, но…

— Никаких но. Не понимаешь? Это наш шанс проявить себя. Если мы объединимся с этим паладином, то сможем показать себя. Трог и Фарнсворс заметят.

— Ага, а потом изобьют нас. И почему ты думаешь, что паладин возьмет нас с собой? Он, наверное, сильный маг, как Джаред.

— Нет никого сильнее Джареда, но я готов спорить на петуха или утку, что этот спаситель связан не только с белой магией, но и с черной. Потому он нужен Джареду.

— Потому нам нужно держаться подальше.

— Нет! Потому нужно найти его. Ему нужны проводники по нашим землям. Мы будем героями Фолхоллоу, спасшими всех от врага. Король Гильдор наградит нас. О нас будут сочинять песни.

Эрик закатил глаза.

Сестиан фыркнул.

— Не думай, что я не слышу, как ты закатываешь глаза. Ты знаешь, что я прав. Мы знаем каждую трещинку на землях Фолхоллоу. Нас учили лучшие рыцари в мире. А еще у меня есть умение проводить и выводить незамеченными. А ты шикарен с мечом. Вместе мы опасны. Мы можем быть его глазами и ушами. И когда мы одолеем врага, Трог и Фарнсворс признают наши старания и сделают рыцарями.

Поза Сестиана и его взгляд выдавали уверенность, которой Эрик восхищался, которую боялся. Он громко вздохнул.

— Хорошо. Ты победил, но мы будем молчать. Если Трог и Фарнсворс узнают, они закатают нас в помет дракона и сожгут.

Сестиан игриво стукнул Эрика по руке и широко улыбнулся.

— Ха! Я знал, что сломаю тебя.

Они спешно покинули музыкальный зал и пошли за другими учениками, вышедшими из классов. В залитом солнцем дворе Эрик замер. Сестиан врезался в него.

— Что такое?

Эрик процедил:

— Ты не видишь, кто перед нами?

Сестиан посмотрел на учителей, их руки были скрещены, они ждали.

— О, я справлюсь с этим.

Трог выпрямился и поправил меч на бедре, на руке виднелись шрамы от боев. Он шагнул вперед, порыв ветра отбросил темные волосы с его обветренного загорелого лица, открывая высокий лоб, квадратную челюсть и пронзительный взгляд. Эрик сглотнул, как мышь, увидевшая сову.

— Вы опоздали, — сказал Трог, бросив Эрику сверток с ножами в ножнах. — Где ты был? — он говорил мягко, но голос дрожал в холодном утреннем воздухе.

— Слушали лекцию магистра Тимана о церемониальной магии, — ответил Сестиан. — Вы знали, что есть порталы, что позволяют путешествовать между королевствами?

— Ты знаешь, что у меня есть волшебная нога, что пнет тебя, если ты не отправишься в конюшни сейчас же? — спросил Фарнсворс. Он хмурился под кудрявыми соломенными волосами. Он прошел к Сестиану, рукава зеленой туники натянулись на его плечах, его карие глаза были хищными, как у волка.

— Я слышал. Несколько раз, — улыбнулся Сестиан и похлопал Эрика по руке. — Мы соберемся позже и обсудим, что выучили сегодня, да?

Эрик кивнул, переминаясь под тяжелым взглядом Трога. Он ждал, пока Сестиан и Фарнсворс уйдут подальше, а потом поднял голову и встретился взглядом с Трогом. Рыцарь вскинул брови.

— Расскажешь мне, где вы были, или будешь сочинять дальше, что слушал лекцию, которая проходила вчера?

— Какой вариант принесет меньше проблем?

Трог положил ладонь на спину Эрика и повел его по каменным ступеням во двор ниже.

— Правда, Эрик. Всегда правда.

— А если я обещал не рассказывать?

— Секреты хранить тяжело.

— Я не могу предать его, сэр. Я обещал.

Трог кивнул.

— Тогда в наказание будешь ночевать в конюшнях.

— Что? Как так?

— Ты знаешь мои правила, но все равно скрываешь правду. Потому будешь наказан.

— Но правила рыцарства требуют не раскрывать никому секретов, даже если угрожают смертью.

— Хорошая попытка, но в этот раз, я погляжу, ты не пойман, смертью тебе не грозят, — Трог надавил на плечо Эрика. — Я дам тебе еще шанс. Что сделаешь?

Эрик сжимал и разжимал кулаки.

— При всем уважении, я не могу предать друга.

Трог убрал руку.

— Я хвалю верность, сынок, но ты сам сделал выбор. И будешь страдать от последствий. А теперь за работу. Я хочу, чтобы все эти клинки были заточены и начищены к утру…

— Но, сэр…

— И за возражения будешь точить и чистить и клинки сэра Фарнсворса. Я распоряжусь, — Эрик открыл рот, но передумал, когда Трог опасно нахмурился. — Мне добавить сэра Говрана и Крона?

Эрик подавил недовольство, кипящее внутри.

— Нет, сэр.

— Хорошо. Оставишь клинки к восьми утра у кузнеца. Заодно сможешь поговорить с отцом.

Трог замолчал на миг с задумчивым видом, а потом развернулся и пошел по двору. Он прервал игру в камешки юного пажа и отчитал его за трату времени. Эрик фыркнул, увидев потрясенный вид мальчика и скорость, с которой он улепетывал.

«И я таким был, — он едва слышно выругался. — О чем я? Я все еще такой же».

Сапоги Эрика стучали по камням, пока он шел к мастерским. Он прошел арку, соединяющую здание рыцарей с собором, и повернул налево в тени деревьев к королевским конюшням. Сообщив смотрителю, что он будет там ночевать, Эрик пошел обратно. На развилке он развернулся и пошел к кузнецу. Лошади топали, телеги стучали по камням, а сверху собирались тучи, закрывая солнце. Моросило, когда он вошел в каменное здание, отмеченное железной табличкой с молотом и наковальней. Кузнец вытер пот со лба и поманил Эрика к столу, где стояли масла и точильные камни.

Эрик вздохнул. Как мило.

Он принялся за монотонную работу, точил и полировал, а через несколько часов принесли и клинки Фарнсворса. Он закончил трудную работу после заката. Кривясь из-за затекших мышц, он завернул клинки и пошел к конюшням, где его ждали тарелка с хлебом и сыром и кружка козьего молока.

«Отлично. Он меня еще и голодом морить будет?».

Он съел все и устроился на соломе, желудок ворчал. Он вздохнул. Кто этот паладин и от кого он спасет королевство? Был лишь один способ узнать. Завтра они с Сестианом составят план, и он будет достоин рассказа рыцаря. Когда все будет сделано, Трогу придется признать его достойным рыцарем, а не дураком. Представив, как Трог просит прощения, Эрик устроился удобнее и уснул с широкой улыбкой на лице.

Глава 2

Твое время почти настало. Будь смелым.

Дэвид стоял, закрыв глаза, прижимая ладони к стенам душа. Постепенно слова, что проникали в его сны, растаяли, их смыла вода. Он ударил кулаком по ручке, выключил воду и вышел в полную пара ванную. Он украдкой взглянул на себя в зеркало и встревожился.

Он выдохнул ругательство и вытер тонкий слой влаги со стекла. Он уставился на свое отражение, смятение и сонливость играли с ним. Он провел пальцами по груди, по темной татуировке быка на задних ногах, на его голове был орел, расправивший крылья. Кельтский узор переплетался с плющом и окружал животных, рисунок напоминал щит. Ему стало не по себе. Татуировки не было еще перед сном.

— Что это такое? — Дэвид намочил мочалку и попытался оттереть рисунок, но он не поддавался. Его сердце бешено стучало.

В гардеробной он рылся в кедровых шкафах, в стороны летели вещи и вешалки.

— Черт! Где они? — Дэвид развернулся и бросился к корзине, стоявшей на кожаном кресле. Он рылся в ней, как собака. Через миг он вышел в комнату в джинсах, белом свитере с голубыми буквами, сложившимися в слова «Air Force».

«Телефон, телефон… Где я его оставил?».

Он разглядывал комнату, в которой вырос. Игрушки, баскетбольные мячи и светящиеся в темноте звезды заменили плакаты истребителей «F-22 Raptor», награды за стрельбу из лука и бег, а еще зона развлечений, которой позавидовал бы любитель игры, фильмов и музыка.

«Куда я положил его? Думай!».

Он убрал с глаз упавшие темные пряди. Он напрягал мозги. Он отправлял в полночь сообщение. Он запрыгнул на резную кровать и откопал телефон среди складок бордового одеяла. Он рухнул на кровать и позвонил на первый номер.

Сонный голос ответил после четырех гудков.

— Ал-ло?

— Шарлотта?

— Дэвид? Ты на часы смотрел?

— Ага, полвосьмого. Мне нужно, чтобы ты пришла. Что-то случилось. Я открою тебе дверь, но тихо. Лили еще спит.

— Что? Нет. Спи. Я позвоню тебе позже.

— Нет, Шар! — Дэвид вскочил. — Не бросай трубку! Это важно. Клянусь. Прошу.

Последовала долгая пауза.

— Хорошо, — сказала она. — Буду через минуту, но лучше бы тебе меня зря не будить.

Он провел ладонью по груди.

— Ты даже не представляешь. Жду тебя. Код от ворот помнишь?

— Ага, — она вздохнула. — Будешь должен, Дэвид Хейланд.

— Зн…

Щелк.

Дэвид сунул телефон в карман и потянулся к часам «Rolex» на запястье.

Снаружи тревожно каркали вороны. Шум был продолжительным и громким.

— Да что с ними такое?

Он скатился с кровати и пересек комнату, половицы скрипели под его ногами. Холодный январский воздух ударил в него, когда он открыл двойные двери балкона. Над ним на заснеженной ветке сидел десяток ворон, они махали крыльями, а смотрели на что-то за домом. Дэвид повернул голову, чтобы понять, от чего они такие шумные, но увидел лишь голые ветки дерева и крышу со снегом.

— Глупые птицы. Прочь отсюда, — он бросил в их сторону пару снежков. Птицы разлетелись, возмущаясь, и устроились на дубах у дороги. За железными вратами выстроился ряд из пяти домов вдоль восточной стороны Честнат Серкл, и окна выходили на разросшийся лес Чероки. Дом Шарлотты был там третьим, но ее видно не было.

«Быстрее, Шар».